Зависимость семантики имени сложного речевого события от структуры события (42669)

Посмотреть архив целиком

1. Понятие «событие» в языке и науке о языке


Человек - существо социальное. Жизнь человека с рождения представляет собой постепенное включение его в общение разных уровней сложности, в разнообразные речевые события, освоение которых есть одна из необходимых форм социализации. События отражаются в языке, в том числе как событийные имена (event labels, event names), и в частности, - имена сложных речевых событий.

Термин «событие» широко используется в науке. Событию как философскому понятию посвящены специальные исследования различных школ и направлений. Лингвофилософский анализ события дается в [Арутюнова 1988; Переверзев 1998; Bennett 1988 и др.], событие изучается в рамках дискурсивного анализа и этнографии коммуникации [Грайс 1985; Хаймс 1975; Hymes 1961, 1971, 1972]. Существует и обычное, нетерминологическое, «наивное» понимание события, которое находит отражение в толковых и переводных словарях. Так, в словаре [Collins 1993] дается следующее толкование лексемы event:

event - 1.anything that takes place or happens, esp. something important; happening; incident 2.the actual or final outcome; result (esp. in the phrases in the event, after the event) 3.any one contest in a programme of sporting or other contests: the high jump is his event 4.Philosophy a) an occurrence regarded as a bare instant of space-time as contrasted with an object which fills space and has endurance b) an occurrence regarded in isolation from, or contrasted with, human agency. Compare act (sense 8) 5. at all events or in any event. regardless of circumstances; in any case 6. in the event of. in case of; if (such a thing) happens: in the event of rain the race will be cancelled 7. in the event that. if it should happen that 8. Verb to take part or ride (a horse) in eventing [C16: from Latin eventus a happening, from evenaire to come forth, happen, from venire to come]

В первом значении event толкуется как нечто, что имеет место или происходит. Подчеркивается, что чаще всего под событием понимается нечто важное, произошедшее случайно, происшествие. Во втором значении event - результат чего-либо, и используется в конкретных устойчивых выражениях. В третьем значении event обозначает вид спортивного состязания. В четвертом значении отражено философское понимание event как момента в пространстве и времени, противопоставленного объекту, заполняющему пространство и имеющему протяженность, а также как случай, происшествие, не зависящее от деятельности человека.

В [Oxford Complex 1993] обнаруживается сходная формулировка основного значения слова event: a thing that happens or takes place, esp. one of importance, то есть нечто, что происходит, чаще всего - важное. Второе значение соотносит event с фактом совершения чего-либо, результатом (ср. со значением 2 в словаре [Collins 1993]). «Спортивное» значение у слова event отмечается и здесь. Но в [Oxford Complex 1993] приводится не философское понимание event, а употребление лексемы event в языке физики. Наконец, последнее значение лексемы event, рассматриваемое в данном словаре, - нечто, на что делаются ставки.

В [НБС 1993] значений event выделяется больше. Приведем некоторые из них (знаком «…» мы обозначаем пропущенные примеры словоупотребления):

Event - 1. Событие, важное явление; значительный факт; international events международные события; the happy event счастливое событие (преим. рождение ребенка, свадьба); seismic event сейсмическое явление (…). 2. случай; in the event of в случае (чего-л.) (…); at all events о всяком случае (…). 3. мероприятие (прием, вечер, зрелище и т.п.); social event неофициальная встреча, встреча друзей; formal event официальное мероприятие (заседание и т.п.); musical and theatrical events музыкальные и театральные выступления; концерты и спектакли. 4. спорт. 1) соревнование; combined events комбинированные соревнования (…); 2) вид спорта; 3) номер в программе состязания. 5. исход, результат; in the event как оказалось (…). 6. кино эпизод. 7. тех. такт (двигателя внутреннего сгорания). 8. физ. Ядерное превращение (тж. nuclear event). 9. ком. распродажа по сниженным ценам. 10. авария или разрушение ядерного реактора (на атомной электростанции). 11. физ. событие, элементарный акт.

To be wise after the event - поздно догадаться = задним умом крепок.

Число приводимых значений event, как видим, гораздо больше, чем в английских одноязычных словарях. Это связано с несколькими причинами.

Во-первых, словарь [НБС 1993] - переводной и стремится отразить наиболее полно значение слова, базируясь на принципах интегрального описания языка.

Во-вторых, этот словарь описывает много специальных, терминологических значений слов, поскольку «то, что несколько десятилетий или даже десятилетие назад было на периферии этого мира даже у высокообразованных носителей языка, становится, благодаря распространению специальных знаний и внедрению технических достижений в быт, достоянием все более широких масс носителей языка. В результате периферийная лексика перемещается ближе к центру словаря» [Апресян 1993, с.9].

В-третьих, переводной словарь ориентируется сразу на две системы лексических представлений мира, устанавливает соотношение между ними, несовпадение этих систем приводит к дробности описания. Наконец, бывают расхождения системы и узуса, которые не всегда адекватно отражаются в словарях. Существуют явления как «выводимые в системе, но не узаконенные узусом», так и «возникшие в узусе, но не узаконенные языковой нормой» [Там же]. Поэтому распределение значений в составе словарной статьи, а также их количество могут различаться в лексикографических трудах, ориентированных на один и тот же тип пользователей.

Ср. с дефинициями в словаре [Longman 1992]: event - 1. a happening, esp. an important one: the programme reviews the most important events of 1985.| The article discusses the (course of) events which led up to his resignation.| a social / sporting event. 2. any of the races, competitions, etc., arranged as part of a day’s sports: The next event will be 100 metres race. 3. a (possible) case: in the event of rain, the party will be held indoors (…) 4. at all events - in spite of everything; at least: She had a terrible accident, but at all events she wasn’t killed. 5. in the event - esp. Br.E - as it happened; when it actually happened: We were afraid he would be nervous on stage, but in the event he performed beautifully.

Пять значений event дает и [Collins 1996]. Но в этом словаре, который по замыслу составителей толкует слова предельно доступно, понятно, второе значение выражает не отраженный специально в других англо-английских словарях смысл: событие - это организованное общественное мероприятие (ср. со значением 3 в [НБС 1993]): 1.an event is something which happens, especially something important. The news has been dominated by events in Russia. 2. An event is an organized social occasion. The event is in aid of Cancer Research. 3. In sport, an event is one of the competitions in a sporting programme. 4. You say in the event when you are describing what actually happened, as distinct from what people expected to happen or were afraid might happen. In the event, both candidates gained a similar share of the votes. 5. You say in any event when you are mentioning something which is true regardless of what you have just said. In any event, there will be political repercussions.

Русское слово «событие» как наиболее употребительное выражение общего представления о событиях имеет более простую структуру толкования. В толковом словаре русского языка [ОШ 1996] дается следующее определение: Событие - то, что произошло, то или иное значительное явление, факт общественной, личной жизни. Историческое событие. Неожиданное событие. Международные события. //прил. событийный (книжн.). Событийная линия пьесы (последовательность описываемых событий). В отдельную словарную статью выделяется толкование лексемы события (мн.ч.). События - 1. перипетии (книжн.). 2. в романе, пьесе, фильме: действие.

Дефиниции в других толковых словарях русского языка (см.: [БАС 1963; МАС 1984; Даль 1995]) чрезвычайно близки приведенному и отличаются числом выделяемых в них оттенков. Как видим, значение русского слова «событие» менее дробно, менее специализировано, но важно то, что нетерминологические толковые словари обоих языков фиксируют известные всем говорящим на этих языках общие, родовые обозначения того, «что происходит», особенно для случаев, когда происходящее значимо.

Уточнение содержания понятия «событие» в научных текстах (нас интересуют собственно лингвистические и лингвофилософские трактовки) происходит при включении его в систему «ситуация» - «событие» - «факт». Но важно подчеркнуть значительные расхождения в понимании этих терминов разными исследователями. Сложность определения данных терминов связана как с многообразием философских, логических и лингвистических школ, так и с их тесной взаимосвязью, взаимовлиянием.

В отечественной лингвистике понятия «ситуация» и «событие» широко используются при описании конкретного языкового материала. Термин «ситуация» обычно выступает как родовой по отношению к «событию» и позволяет охватывать более широкий круг явлений [Арутюнова 1976, 1988; Николаева 1980; Булыгина, Шмелев 1997]. Поэтому-то, с точки зрения Л.О. Чернейко [1997], во многих случаях предпочтительнее использование термина «ситуация». Как пишет К.А. Переверзев, «термин ‘ситуация’… покрывает несколько частных категорий, сформировавшихся на пересечении мира “сырой” действительности и ментального мира человека, - “возможный мир”, “ситуация (в узком смысле как часть возможного мира)”, “событие”, “факт”. Последние возникли в разное время и в разных системах в результате осмысления способов существования и устройства мира сквозь призму обращенных к миру языковых выражений с непредметными значениями» [Переверзев 1998, с.51].

Логико-семантические категории ‘событие’ и ‘факт’ различаются по ряду признаков. В частности, факт представляет собой логическую абстракцию, имеющую материальное воплощение в языке. Факты определяются, прежде всего, планом смысла, в них больше “ментального”, чем “реального” [Переверзев, 1998]. Но при этом и события, и факты являются таковыми только с точки зрения человека, смысл терминов ‘событие’ и ‘факт’ «конвенциализован», а мир следует рассматривать «в модальности субъекта» [Переверзев 1998, с.26-27].

По Н.Д. Арутюновой, событие принадлежит к числу онтологических объектов, таких как ситуация, процесс, происшествие, случай [Арутюнова 1988], в то время как факт принадлежит к числу объектов эпистемического плана, наряду с пропозицией, суждением, утверждением, мнением, предположением. Такие объекты выражают отношение к мнению и знанию. События составляют «среду погружения человека в мир», а факты - «то, что есть результат погружения мира в сознание человека». «Жизнь человека складывается из событий, но ее анкетное представление превращает события в факты» [Арутюнова1988, с.103]. Мы считаем, что любое событие может стать фактом, но не всякий факт есть событие (ср.: [Bennett 1998]).

Существует набор параметров, по которым различаются событийные категории, и особый набор параметров для категорий фактообразующего семантического типа. Для фактов возможны различия по признакам реальности / гипотетичности, верифицируемости / неверифицируемости, истинности / ложности, утвердительности / отрицательности (логическому качеству). Для событий это такие параметры, как статичность / динамичность, градуированность / неградуированность, кульминативность / некульминативность, результативность / нерезультативность, гомогенность / негомогенность, счетность / несчетность [Арутюнова 1988]. (В дальнейшем мы рассмотрим некоторые из параметров в связи с характеристикой сложных речевых событий.)

Признаки событийности и фактуальности проявляются в номинациях. По Н.Д. Арутюновой, событийный семантический тип отражен в обобщающем значении слов событие, состояние, свойство, действие, поступок, изменение, процесс и в конкретном значении таких имен как адвербативы прощание, встреча, отъезд, краснота, работа, хождение. Фактообразующий семантический тип отражен в обобщающем значении таких слов, как суждение, мнение, утверждение, сообщение, факт, и в конкретном значении соотносительного с ними придаточного изъяснительного [Арутюнова 1988].

Н.А. Самойленко особое внимание уделяет разграничению событийных и процессуальных имен. «На уровне семантики событиям свойственны однократность, результативность, глобальность, предельность, однонаправленность; процессам – повторяемость, градуированность, динамичность, длительность, разнонаправленность, типичность (Ср.: ходьба – приход, стрельба – выстрел, езда - приезд)» [Самойленко 1991, с.9]. Ср.: [Булыгина, Шмелев 1997].

Понятие «событие» оказывается актуальным для разработки теоретических представлений о свойствах и взаимодействии когнитивных и коммуникативных единиц «в их единстве и нетождественности», которая осуществляется как с позиций когнитивно-психологических [Fiske, Taylor 1984], когнитивной прагматики [ван Дейк 1989], искусственного интеллекта [Barwise & Perry 1984; Georgeff et al. 1993; Минский 1979], экспериментальной психолингвистики [Шабес 1989, 1990; Герман 2000]. Событие используется как единица анализа в грамматике, коммуникативном синтаксисе, семантике.

Если «ситуация» – это некое положение дел, то «событие» в самом широком смысле понимается как любое изменение положения дел. К событиям относят изменения положения человека в пространстве, а также любые действия (и деятельность) [Николаева 1980; Булыгина, Шмелев 1997; Slobin 1982]. Под событием понимают «полное описание некоторого явления во всей совокупности актуализирующих его темпоральных и спациональных локализаторов» [Николаева 1980, с.199].

В [Самойленко 1991] исследуется референтное событие, фиксирующее изменение в той или иной сфере действительности, включая инициальное и завершающее состояние. Поэтому событие понимается очень широко, без выделения поступка и факта из событийной семантики, предлагаемого в [Арутюнова 1988]. «Под событием мы понимаем результат какого-то действия, поступок, явление, факт, обладающие личной или общественной значимостью, нечто новое, изменение ситуации, положения дел» [Самойленко 1991, с.8].

В то же время событие противопоставляется случайным отдельным фактам, так как событие обладает системностью, закономерностью, значительностью. «События могут характеризоваться некоторой протяженностью и происходить мгновенно, включать другие события и быть причиной последующих. Событие может быть спонтанным и интенсиональным, облигативным и необязательным» [Там же].

В качестве рабочего определения события мы используем определение, предложенное в работе О.К. Ирисхановой: «Событие представляет собой целостный фрагмент картины мира, отражающий локализованное во времени и пространстве изменение, важность и уникальность которого отмечены социумом и индивидом» [Ирисханова 1997, с.6].


2. Соотношение сложного речевого события (СРС) и коммуникативной ситуации


В этнографии коммуникации социокультурное знание рассматривается как реализация речевых событий. Такие события состоят из актов, связанных в реальном времени и пространстве, и характеризующихся культурно-специфичными ценностями и нормами, ограничивающими форму и содержание сказанного [Gumperz 1982]. То есть речевое событие есть компонент коммуникации, при этом более крупный, чем коммуникативный (речевой) акт. События как общественные мероприятия являются социально значимыми, во время таких событий осуществляется общение людей.

В настоящей работе мы используем понятие «коммуникация» в узком смысле - вербальное человеческое общение. Для нашего исследования разграничение терминов коммуникация и общение не существенно, поэтому мы используем их как синонимы. Под общением понимается «деятельность, по крайней мере, двоих с помощью языка по обмену разного рода информацией для достижения внекоммуникативных и коммуникативных целей, для осуществления социальной жизни людей, их взаимодействия в обществе» [Формановская 1998, с.6].

Основными характеристиками коммуникации в современной науке являются, в частности, следующие: 1) коммуникация представляет собой процесс; 2) язык и коммуникация культурно обусловлены; 3) языковая форма коммуникации зависит от коммуникативной ситуации; 4) существует тесная связь между отношениями коммуникантов, их жизненными ценностями и поведением в коммуникативной ситуации [Speech Communication Behavior 1971].

Осуществление речевой деятельности – это создание и интерпретация высказываний и текстов, основных единиц речевого общения. По определению, общение предполагает наличие, по крайней мере, двух участников, адресанта и адресата, то есть оно представляет собой не линейный процесс построения высказываний или текстов, а интеракцию, коммуникативное взаимодействие.

Наиболее абстрактная форма коммуникации - культурная коммуникация, построенная на взаимодействии культур и влиянии культуры на индивидуума. Полярной формой коммуникации является коммуникация «внутриличностная» (intrapersonal communication) - оценка и реакция на внешние и внутренние стимулы. Этот вид коммуникации - основа для межличностной коммуникации [Barker, Kibler 1971].

В [Hymes 1961] выделяются три уровня коммуникации: общественный (societal), групповой (group), индивидуальный (individual) (ср. с выделением межличностного, публичного и массового типов общения в [Формановская 1998]).

Для нашего исследования важным является подразделение коммуникации на групповую коммуникацию (group communication) и коммуникацию в малых группах (small-group communication), характеризующуюся особым типом дискурса [Barker, Kibler 1971; Макаров 1998; Крысин 1989]. Особый тип коммуникации - массовая коммуникация (mass communication), к которой относят коммуникацию с помощью средств массовой информации, книг, кино. Они воздействую как на систему ценностей личности, так и на внешние формы поведения людей.

Перечисленные типы коммуникации можно рассматривать с точки зрения формальности - неформальности общения. Общение в малых группах относят к одному из видов межличностной коммуникации, и оно чаще рассматривается как неформальное. Групповая коммуникация может быть как формальной, так и неформальной, но чаще оценивается как более формальная, чем коммуникация в малых группах. Массовая коммуникация также обычно помещается на формальном полюсе шкалы формальности - неформальности.

Нас интересуют события, которые являются формой организации общения в группах и малых группах и могут носить формальный, официальный характер.

Для общения в малых группах характерно ограниченное число участников (3-15), разные типы взаимодействия между участниками общения, а не полярное взаимодействие - индивидуум <=> группа [Barker, Kibler 1971]. Такой тип взаимодействия характерен для групповой коммуникации (например, во время публичного выступления). «С точки зрения социализации личности выделяют группы первичные (формальная – семья, неформальная – игровые группы детей и подростков) и вторичные (учебные, производственные, служебные, спортивные, воинские коллективы)» [Крысин 1989, с.80]. В [Гамперц 1975] противопоставляется деловое (transactional) и личное общение.

Характер общения формируется не только культурой (субкультурой), но и конкретными условиями коммуникативной ситуации. При этом речь играет важнейшую роль в социализации, а значит и в определенной ситуации общения, и, следовательно, в некотором социально значимом событии.

В коммуникативной семантике события изучаются через анализ номинаций событий, структуры событий, взаимосвязи их компонентов.

Вслед за Д. Хаймсом [Hymes 1971 и др.], А. Дюранти [Duranti 1990] и В.Е. Гольдиным [Гольдин 1997] мы считаем необходимым выделять речевые события как особый тип событий. Но наше понимание речевого события несколько отличается от понимания речевого события в [Hymes 1971; Duranti 1990; Saville-Troike 1994, 1996], где speech event является инструментом анализа человеческого поведения в коммуникации через речевой компонент общения. Речевые события рассматриваются как состоящие из речевых актов, и поэтому их структура оказывается более простой, чем структура ситуации общения. Мы придерживаемся точки зрения В.Е. Гольдина [1997], который считает необходимым разграничивать простые и сложные речевые события. Важность такого разграничения подтверждается недостаточностью понятия “speech event” для изучения групповой коммуникации.

Например, И. Гофман [Goffman 1981] предлагает термин stage event (сценическое событие) для обозначения событий, в которых ораторы и актеры играют центральную роль. В частности, игра актеров на сцене состоит не только из речевого компонента - говорения. Они могут петь, танцевать, показывать фокусы и т.п. При этом различные типы аудитории, слушателей во время таких событий также не соответствуют типичному разграничению ролей в speech event (в терминологии Д. Хаймса).

Другой пример - церковная служба. В этом случае возможность использования термина этнографии коммуникации speech event еще более ограничивается. Здесь мы не находим не только обычного речевого взаимодействия, «разговора, беседы», но и свойств stage event. В некоторых религиозных общинах такая служба состоит в вопросах и ответах священника и прихожан, при этом служба организуется вокруг одного говорящего, играющего главную роль.

К числу событий, отличающихся от других речевых событий, И. Гофман относит судебные заседания, аукционы, брифинги. Мы не можем говорить о том, что такие события закончились, опираясь на принятые в этнографии коммуникации параметры границ речевого события [Saville-Troike 1996].

На наш взгляд, сущность этих событий состоит в постоянном переключении фокуса события и внимания аудитории, при этом коммуникативная роль аудитории меняется с активной на пассивную, то есть слушатели могут в ходе события стать говорящими, и наоборот. Такие события имеют сложную структуру и состоят из более простых речевых событий. Например, событие судебное заседание может состоять из речевых событий речь прокурора (обвинителя), речь адвоката (защитника), допрос свидетелей, чтение приговора, и т.п.

Следовательно, необходимо выделять простые и сложные коммуникативные события и, в свою очередь, простые и сложные речевые события.

Объектом нашего внимания в данной работе являются сложные речевые события. Вслед за В.Е. Гольдиным под сложными речевыми событиями (СРС) мы понимаем события, которые являются особой формой организации социальной жизни человека. Речевые события общественного характера обычно планируются, назначаются, организуются, частично контролируются. В них принимает участие некоторая группа людей, связанных социально-коммуникативными отношениями. Такие события обладают сложной структурой, многокомпонентны, часто ритуализированы. «Строение таких событий имеет общественно закрепленный, институционализированный, даже в значительной мере ритуализированный характер (часть из них вообще - ритуалы)…» [Гольдин 1997, c.33]. В них обязательно присутствует вербальное общение, причем речь играет важную роль. Эти события структурируют процесс коммуникации, являясь формой речевого общения.

В [Saville-Troike 1996] выделяются структурные компоненты событий, которые связаны единой общей целью коммуникации, общей темой, участниками, языком общения, тоном общения, правилами взаимодействия, а также местом и условиями коммуникации. Событие заканчивается, когда происходит смена главных участников общения, их ролевых отношений, фокуса их внимания. Если нет смены участников и обстановки общения, границей события служит период молчания или изменение положения коммуникантов в пространстве. Контекстом общения является коммуникативная ситуация. В коммуникативной лингвистике принято говорить о ситуации как о форме структурирования коммуникации. В качестве дискретных единиц анализа процесса коммуникации выделяются коммуникативная ситуация, коммуникативное событие и коммуникативный акт [Gardiner 1951; Hymes 1972; Saville-Troike 1994].

Соотношение понятий «ситуация» и «событие» необходимы для определения адекватности описания имен СРС в языке, анализа значений номинаций СРС в словарях. Кроме того, данные категории связаны с экстралингвистическими факторами, оказывающими влияние на наличие или отсутствие в языке имен определенных событий.

Согласно теории когнитивных моделей [Дейк, ван 1989], из действий и событий состоит ситуация. Так, вечеринка по случаю дня рождения по Т. ван Дейку - это ситуация, создающая фон для различных действий и событий, какими могут являться вручение подарков, ссора, беседа с кем-то из гостей, драка. Событие отличает от ситуации его обязательная темпоральная ограниченность. Если мы говорим о ситуации, то мы всегда находимся как бы «внутри» ситуации, в ее настоящем времени. В событии важно то, что оно началось в определенный момент и закончилось; мы можем говорить не только о том, что то или иное событие регулярно имеет место, но и о том, что оно состоялось. По окончании события мы можем анализировать его «извне». Сложные речевые события чаще всего ограничены четкими временными рамками. Например, урок начинается в определенное время и продолжается сорок пять минут. По окончании урок - уже совершившееся событие.

Таким образом, понятие речевой ситуации и речевого события отражают разные стороны одного явления. Можно говорить о «ситуации – событии». Например, в [Китайгородская, Розанова 1999] используется этот термин: «За темой как параметром КА [коммуникативного акта - О.Д.] всегда стоит ситуация (со своим набором участников, их действий, мотивов и целей), т.е. коммуникативная тема - это своего рода «имя» ситуации-события. Например, «Пробуждение», «Обед», «Приход врача», «Семейный праздник», «Отход ко сну» и мн. др. Любой тип ситуации развивается по собственному сценарию, т.е. речевое взаимодействие ПК [партнеров коммуникации - О.Д.] «отливается» в соответствующие данной ситуации жанры.» [Китайгородская, Розанова 1999, с.32].

Связь и структурная близость событий и ситуаций позволяет прилагать к понятию «событие» некоторые характеристики ситуации. И в семантическом синтаксисе, и в лексической семантике при анализе событий принимают во внимание участников события, границы события, внутренние отношения между компонентами одного события, отношения между событиями.

Так, Т.М. Николаева связывает семантику неопределенных местоимений с понятием «событие». В высказывании употребление того или иного местоимения (-то или -нибудь) свидетельствует о ситуации, в которую входит событие определенного типа. При этом делаются выводы, которые затрагивают систему сложных речевых событий. Многие из событий, относимых нами к СРС, регулярны. Они имеют определенные пространственные и временные характеристики.

В [Николаева 1980] говорится о существовании основного события, описывающего фрагмент действительности и связанного с реальностью, и основной ситуации, для которой важны темпоральные, а не пространственные локализаторы. Такая ситуация точечна. Регулярная, повторяющаяся ситуация - континуальна. Наряду с оппозицией основная - регулярная ситуация (-то, -нибудь), возникает оппозиция основного - регулярного события, связанного с оппозицией реального - виртуального.

СРС - в основном события континуальные, повторяющиеся, регулярные. Введение понятия «сложное речевое событие» не только оправданно, но и необходимо, поскольку позволяет разграничить языковое и речевое, индивидуальное и повторяющееся.

Событие и ситуация тесно связаны в процессе коммуникации. При этом сохраняются параметры их разграничения. Понятие ситуации более широкое, чем понятие события. Ср., например, понятия «политическая ситуация», «кризисная ситуация в стране», «экономическая ситуация». В этом случае ситуация «стоит над событиями», объединяет множество участников коммуникации, связывает речевое и неречевое, человека и средства и продукты производства. Ситуации объединены понятием «событие». События не существуют вне ситуаций. При этом события (events) - это не только конкретные отдельные действия или мысли (см. в этой связи понятие event в [Gardiner 1951; Firth 1964], где события - элементы речевых актов и ситуаций). Мы стремимся к рассмотрению событий, отталкиваясь не только от речи, но от общего контекста коммуникации и языковой фиксации событийных имен. Поэтому особую важность для понимания коммуникативной ситуации представляют именно сложные речевые события, а также составляющие их простые речевые события в том виде, как они понимаются в [Гольдин 1997].

Использование понятия «событие» для обозначения мыслей, действий, процессов и поступков и т.д. требует, на наш взгляд, введения событийной иерархии, подразумевающей не только разграничение событий разной степени сложности, но и особого выделения элементарных событий, более «мелких» по сравнению с простыми событиями.

При таком подходе, если использование понятий «действие», «процесс» или «акт» для обозначения «чтения книги» оказывается недостаточным, то «чтение книги» может быть рассмотрено как элементарное событие, а коммуникативный характер этого события может дискутироваться.

Разграничивая ситуацию и событие, мы опираемся на идеи, изложенные, в частности, в [Hymes 1972]. Коммуникативная ситуация является контекстом коммуникации. В качестве примеров коммуникативной ситуации приводятся a religious service, a court trial, a cocktail party, an auction, a train ride, a class in school и др. (ср. с соответствующими именами в русском языке: религиозная служба, судебное заседание, коктейль, аукцион, поездка в поезде, урок в школе). Коммуникативная ситуация не зависит от пространственной локализации. Например, поезд можно заменить на автомобиль или автобус, но коммуникативная ситуация «поездка», «путешествие» останется неизменной.

С другой стороны, в зависимости от условий коммуникации в одном и том же месте в разное время могут складываться разные коммуникативные ситуации. Например, помещение, где проходит аукцион, может использоваться для других целей. Или, например, одно и то же место может использоваться как для cocktail party, так и для семейного торжества. Каждый раз будут складываться новые коммуникативные ситуации.

Мы полагаем, что разграничению понятий сложное речевой событие и коммуникативная ситуация способствует выделение приоритетов для каждого из компонентов коммуникации. Ситуация более «склонна» к изменениям структуры, чем событие. Сохранение темы ситуации, например, «день рождения», сохраняет саму ситуацию, и неважно, где, кто и как отмечает этот день рождения. Для СРС важно то, что оно назначено, запланировано, соответствует определенной модели (pattern), в которой реализуются все структурные компоненты события. Ситуация является контекстом, в котором реализуется событие. Тогда «день рождения» - это ситуация, а вечеринка по случаю дня рождения - событие. Так СРС birthday party есть форма реализации ситуации «вечеринка» в контексте ситуации «день рождения».

Ситуация «обучение, учеба в школе» («школа») реализуется в виде целого ряда повторяющихся событий (уроки, экзамены, собрания, совещания и др.). В контексте ситуации «урок», в свою очередь, мы выделим события - тест, контрольная работа, письменное задание, выполнение упражнения, ответ у доски, которые носят речевой характер, но не являются сложными событиями.

Тесная взаимосвязь событий и ситуаций проявляется в том, что события могут совпадать с ситуациями. Это проявляется и на уровне номинации событий, так как их имена могут совпадать с именами ситуаций. Разграничение событий и ситуаций становится особенно важным при сопоставлении культур, страноведческом изучении языков, изучении языкового наполнения коммуникативных ситуаций.

Сложное речевое событие служит моделью построения определенного коммуникативного акта (коммуникативных актов) в конкретной ситуации общения независимо от уровня сложности такой ситуации. Модель структуры СРС закреплена в сознании и языке, и каждый раз при определенных коммуникативных условиях эта модель реализуется, наполняясь конкретными признаками конкретной коммуникативной ситуации. Таким образом, ситуация создает обстановку коммуникации, внутри которой возможны самые разные типы интеракций.

Речевые структуры содержат в своем значении культурные и личностные характеристики, относящие их к той или иной ситуации общения (коммуникативной ситуации). Коммуникативная ситуация определяет основные черты речевого общения и коммуникативное поведение участников общения [Крысин 1976, 1989, 1989а; Левкович 1976; Родионова 1979; Бобнева 1979; Шорохова, Бобнева 1979; Гройсман 1979; Кэмпбелл 1979; Байбурин 1985; Бернштам 1985; Громыко 1986; Винокур 1993; Карасик 1992, 1998; Седов 1998].

Таким образом, мы исходим из факта теснейшего взаимовлияния ситуации и речи в процессе коммуникации. Коммуникативная ситуация, в которой реализуются различные виды речевого общения, определенным образом структурируется, при этом выделяются конкретные факторы коммуникации [Hymes 1971; Coulthard 1985; Seville-Troike 1994, 1996], определяющие характер речевого общения. Влияние могут оказывать несколько факторов одновременно или только один из них. К таким факторам относятся:

  • обстановка (место и время или культурно обусловленная ситуация - сцена (scene));

  • характеристики участников общения;

  • последовательность форм и тем дискурса (последовательность речевых актов);

  • тон или настроение (тональность);

  • средства передачи сообщения (устные, письменные, пение и т.д.);

  • нормы общения, интеракции, существующие для участников общения и ситуаций (является ли выбор типа речи, наиболее характерного для данного собеседника, обязательным, проявлением вежливости или оскорбительным (в случае, если он не знает более престижной разновидности));

  • нормы интерпретации (верования и ценности, народная логика, например, интерпретация детской вокализации как отдельного кода);

  • жанр [Hymes 1971, p.66]. См. также [Эрвин-Трипп 1975; Крысин 1989а]

В зависимости от факторов ситуации общение может быть контактным / дистантным, непосредственным / опосредованным, устным / письменным, диалогическим / монологическим, межличностным / публичным / массовым, частным / официальным, свободным / стереотипным, кооперативным / конфликтным, речевым / текстовым, информативным / фатическим, с нарративным / коммуникативным режимом речи [Формановская 1998].

Анализируемые в [Hymes 1972] ситуации общения являются событиями, если мы можем говорить о них как состоявшихся актах. Переход из одной ситуации в другую осуществляется посредством событий. Динамический аспект событий [Bennett 1988; Шабес 1990; Ирисханова 1997], изменение положения дел в мире требуют использования понятия сложное событие.

С точки зрения Т. Ван Дейка, общие культурные свойства социальных ситуаций отражаются в социальных сценариях. Например, сценарий вручения подарков на вечеринке по случаю дня рождения не будет содержать частных пространственных характеристик или свойств участников вечеринки. Частные модели конкретного речевого общения могут значительно отличаться от социальных сценариев [Дейк, ван 1989]. Возможно, структура сложных речевых событий фиксируется в сознании именно благодаря четко выраженному сценарию, фрейму, согласно которому строится и реализуется событие.

Для нас общая информация будет соответствовать ситуации, а конкретная частная модель - описанию события. В данном случае вручение подарков мы рассматриваем как простое речевое событие, входящее в состав СРС вечеринка по случаю дня рождения, в рамках ситуации «день рождения».

Границы события определяются несколькими признаками. Об окончании одного простого речевого события и начале другого могут свидетельствовать как вербальные, так и невербальные компоненты коммуникации [Saville-Troike 1996].

Существуют и так называемые прерываемые события, когда один из говорящих был прерван, а затем опять продолжил говорить. Важно, чтобы основные компоненты события остались при этом неизменными. Например, телефонный звонок мог прервать беседу преподавателя со студентом. Преподаватель принимает участие в другом событии (разговор по телефону), а затем продолжает беседу со студентом [Saville-Troike 1994]. Возможность «прерывания» события связана с временными характеристиками событий.

СРС планируются на определенное время, многие из них имеют четкие временные границы (урок в российских школах может длиться, например, 45 минут и 40 минут, в то время как в американской школе уроки имеют продолжительность, например, 52 минуты). Сложные речевые события также могут прерываться. Это связано, прежде всего, с их ограниченными временными рамками. Например, урок может быть еще не закончен с точки зрения учителя, но уже звенит звонок, свидетельствующий о его окончании, прошли отведенные на урок 45, 40 или 52 минуты. Другой пример - телевизионные шоу-викторины. Победители переходят из передачи в передачу, при этом СРС такого типа прерывается часто из-за ограниченности эфирного времени. Ср. также прерывание телевизионных и радиопередач рекламой.

Одним из важнейших компонентов, определяющих целостность события, является его коммуникативная заданность, цель. Если события различаются по цели, то в одной и той же обстановке, одни и те же люди могут стать участниками разных событий.

Представляется интересным пример из [Coulthard 1985]. У якан (the Yakan), живущих на о. Калимантана и о. Мадагаскар, есть четыре речевых события, состоящие исключительно из разговора между участниками: mitinдискуссия”, qisum “конференция”, mawpakkat “регистрация” и hukum “судебный процесс”. Для этих событий не свойственны никакие особые атрибуты, они происходят в идентичной обстановке. Они отличаются только целями и ролями участников.

Речевое событие mitin является наиболее общим: у беседы нет одной определенной цели, участники имеют равные права. Участники имеют равные права и в ходе речевого события qisum. Но это событие посвящено обсуждению какого-то конкретного вопроса. Окончание этого события определяется достижением какого-то решения. Деление участников на две спорящие партии происходит во время речевого события mawpakkat, которое заключается в переговорах по какому-то вызывающему несогласие вопросу. Его цель - достичь урегулирования конфликта. Наконец, hukum - событие, посвященное разбору конфликта, вызванного правонарушением. Решение такого конфликта осуществляется юридическим путем на основе прецедента. Это требует введения в событие нескольких нейтральных судей.

Заметим, что Д. Хаймс [Coulthard 1985] обращает внимание на возможное различие в понимании цели одного и того же события у языкового коллектива (общины) и конкретных участников события. Следовательно, мы можем говорить о целях, присущих тем или иным событиям в силу свойственного им фрейма, и о целях каждого индивидуума - участника события. Последние коммуникативные цели субъективны и могут отличаться от общих, глобальных целей события в целом.

Сложность и разнообразие характеристик события обусловили несколько подходов к интерпретации событий в лингвистике. Событие может интерпретироваться с точки зрения ролевых отношений участников события. Выделяется «деятель», и его действия рассматриваются в связи с поставленной целью. Ролевая структура включает в себя различного рода «сферы ответственности» для участников события.

Второй подход к интерпретации событий - темпоральный. В центре внимания находится деятельность субъектов в связи с временными рамками. Для некоторых событий темпоральные характеристики являются особенно важными. В одних событиях действия происходят одно за другим, в других - следующее действие начинается, когда предыдущее еще не завершено. Одно действие как бы накладывается на другое. Некоторые события связаны со временем особым образом. Например, завтрак и обед, ритуалы приветствия и прощания в течение учебного дня [Duchan 1991, с. 46]. Так, завтрак и обед происходят в определенное время дня, а также являются темпоральными ориентирами - в обед, до обеда, перед обедом.

Другой компонент структуры события - его акциональная сторона. Существуют события, в которых порядок действий обсуждается в ходе события его участниками. Так, в зависимости от результатов обсуждения определяется очередность во время некоторых игр. Некоторые события состоят из темпорально определенной последовательности действий, но порядок их может меняться от события к событию (например, смена первых блюд во время обеда).

Еще один аспект анализа событий - установление причинно-следственных связей между действиями в событии и между участниками событий и действиями.

Четвертый аспект интерпретации событий - изучение организации событий во времени и пространстве, а также выделение фокуса в связи с репрезентацией события. Понятие фокуса в репрезентации события аналогично понятию темы в разговоре. Таким образом, структурные элементы события интерпретируются как образующие фрейм и объединенные единой темой.

Мы исследуем имена не спонтанных и независимых от воли человека событий [Арутюнова 1988, с.173], а имена событий назначаемых, планируемых и до известной степени контролируемых, соответствующих значению 3 в [НБС 1993]: мероприятие (прием, вечер, зрелище и т.п.); social event неофициальная встреча, встреча друзей; formal event официальное мероприятие (заседание и т.п.); musical and theatrical events музыкальные и театральные выступления; концерты и спектакли.

Про события говорят, что они «совершаются», «происходят», «случаются», «имеют место», «развиваются», «начинаются», «завершаются» и «имеют последствия». Нас интересует особый тип событий, зависящих в той или иной степени от воли человека. Эти события могут назначаться, иметь место, о них говорят, что они «состоялись», «проведены». О таких событиях не принято говорить, что они случаются. Например, установление рекорда, защита диссертации - предполагаемые и планируемые, но не полностью контролируемые действия, которые мы относим к сложным событиям.

Таким образом, ситуация является формой события, а событие – изменением, реализацией ситуации. Ситуации могут носить национально-специфический характер, и, следовательно, сложные речевые события могут иметь национальную специфику. В [Китайгородская, Розанова 1999], со ссылкой на С.М. Эрвин-Трипп, говорится о необходимости разработки типологии ситуаций общения. Наше исследование посвящено построению типологии сложных речевых событий и выявлению их национальной специфики.

Понятие «сложное речевое событие» охватывает многие характеристики конкретных ситуаций. Например, мы можем говорить о событиях внутри ситуации: консультация врача в контексте макроситуации «болезнь». Или о микроситуациях, (например, запись на прием к врачу), которые могут реализовываться несколькими вариантами событий. Так, можно позвонить по телефону, прийти в поликлинику или больницу и записаться самому в специальную книгу или журнал или подойти к регистратору и продиктовать свои данные для записи. Таким образом, одна и та же ситуация может реализовываться разными способами.

Запись на прием к врачу - ситуация, обозначение которой включает имя события и роль одного из участников коммуникации. Такая ситуация может реализоваться только в коллективе, где есть врач и где есть необходимость записи на прием к врачу. Ср. с положением в племени, где, например, роль врачевателя играет шаман. Простота общественного племенного устройства, не имеющего разнообразных общественных институтов, приводит к отсутствию подобной коммуникативной ситуации в конкретном языковом коллективе. В то же время, сопоставляя языковые общества, имеющие сложную структуру общественных институтов, можно определить разнообразие или сходство речевых событий при реализации некоторой коммуникативной ситуации. Так, «заключение брака» может реализовываться через несколько сложных речевых событий, причем ситуация останется неизменной независимо от того, все ли события в каждом конкретном случае найдут реализацию. В то же время во всех языковых коллективах, где есть институт брака, можно найти разные типы событий, реализующих коммуникативную ситуацию «заключение брака».


3. Фреймовая структура СРС


Процесс коммуникации осуществляется при определенных условиях. Это место и время, которые могут быть характерными для некоторых ситуаций общения, а также культурно-обусловленные компоненты ситуации. Обстановка (scene) есть компонент не одной конкретной ситуации, а неопределенного числа ситуаций. Обстановка, в свою очередь, складывается из нескольких компонентов. Культурно-обусловленные свойства ситуаций позволяют выделить типы коммуникативных ситуаций, при этом описание такого типа и будет содержанием scene (минимум информации о ситуации) [Firth 1995].

Структурное описание регулярных, каждодневных событий человеческой жизни стало предметом изучения специалистов в области искусственного интеллекта. Эта информация должна быть организована в виде сценария, включающего сведения о людях и целях их деятельности. Такой сценарий есть средство для представления события в виде фрейма или для структурирования информации, которая необходима для того, например, чтобы понять, почему женщина, которая хочет есть, пойдет за телефонной книгой (why a hungry woman would go to get a telephone book) [Duchan 1991].

Подобные схемы, как установлено психологами и психолингвистами, существуют в сознании людей. Так, исследования показали, что дети могут лучше описывать, например, дни рождения вообще, чем конкретный вчерашний день рождения. Это объяснили тем, что дети освоили обобщенное представление о знакомых событиях, обобщенную репрезентацию таких событий, то, что называют сценариями (scripts). Это представление событий в виде сценариев дети использовали для продолжения беседы и в описании и воспроизведении в памяти («вспоминании») прошедших событий.

Сценарии называют динамическими фреймами. Они противопоставлены схемам - статическим фреймам. Фрейм любого вида - минимально необходимая структурированная информация, однозначно определяющая данный класс объектов. То есть фрейм является структурой данных для представления стереотипной ситуации.

М. Минский [1979] полагает, что человеческое мышление базируется на хранящихся в памяти материализованных структурах данных (фреймах), с помощью которых человек осознаёт зрительные образы, понимает слова, рассуждения, действия. Системы фреймов - иерархии, состоящие из субфреймов, фреймов и суперфреймов. М. Минский представляет фрейм в виде сети, состоящей из узлов и связей между ними. Совокупность заданных узлов-понятий образует основу для «понимания» любой конкретной ситуации из определённого для данного фрейма класса ситуаций.

При создании подобных структур для ЭВМ языковые единицы должны объединяться следующим образом: поверхностные синтаксические фреймы - структуры с глаголами и существительными; поверхностные семантические фреймы - группы слов, объединенные вокруг действий, причём необходимы определители и отношения для действующих лиц, инструментов, траекторий, стратегий, целей, последствий побочных явлений; тематические фреймы - сценарии для видов деятельности, окружающих условий, изображений кого-либо или чего-либо, наиболее важных проблем; повествовательные фреймы - скелетные формы для типичных рассказов, объяснений, и т.д. Здесь необходимы соглашения о формах построения повествований, развитии действий, главных действующих лицах, событиях.

Фрейм состоит из терминалов, утверждений фрейма. Каждое значение включает большой набор фреймов, которые обусловливают правильное понимание и употребление знака, организуют лексикон человека и систематизируют его знания [Стернин 1985, с.118]. В качестве типичного фрейма М. Минский представляет «Американский день рождения» [Минский 1979, с.58-59].

Если лексико-семантическое поле есть проявление отношений между языком и мышлением, то фрейм - это связь действительности, мышления и языка. Фрейм предстаёт как некая модель наиболее типичных ситуаций, стереотип. Узлы фрейма - составляющие события. Семантические единицы в структуре фрейма неравноценны. Можно выделить обязательные и факультативные элементы.

Кроме основных участников события и элементов события, существует некое предсобытие - то, что происходило до него. Обычно любому событию предшествует предсобытие, а само событие вызывает некоторые изменения в мире – постсобытие (ср. предусловие, преситуация – ситуация - постситуация [Georgeff et al. 1993], «линейная триада во времени»: пресобытие – эндособытие – постсобытие [Шабес 1990], предсобытие – тип происшествия – постсобытие [Плешакова 1998]). В то же время событие может иметь место и «без удовлетворения его предусловия», но с непредсказуемыми результатами [Georgeff et al. 1993, p.122]. Таким образом, рассматривая СРС как организуемые и планируемые, мы относим это свойство к очень важным, но не абсолютным событийным характеристикам. Ср. стихийный митинг и приход в гости без приглашения, когда отсутствие плана и приглашения есть невыполнение предусловий событий митинг и визит, «гости». Несмотря на это, стихийный митинг и приход в гости без приглашения не утрачивают событийных характеристик.

В [Шабес 1990] пресобытие, эндособытие и постсобытие тесно связаны:

Используя принцип фреймовой организации, рассмотрим структуру некоторых СРС, например торжественной свадебной церемонии и заседания Российской Государственной Думы. Свадьбе скорее всего предшествовало официальное предложение жениха, затем - холостяцкая вечеринка. Непосредственно перед свадебной церемонией - «выкуп» невесты. Здесь тоже можно определить участников, их роли.

Заседанию Думы предшествовало другое заседание, на котором объявлялось о времени следующего заседания. Непосредственно перед началом заседания его участники - члены Государственной Думы - встречаются в зале заседаний, приветствуют друг друга. Этот же элемент выделяется и во фрейме «свадьба».

Ведущий свадьбы - тамада. В Думе подобные функции выполняются спикером. Председатель Думы, спикер и вице-спикер находятся в президиуме. Во время свадьбы во главе стола сидят невеста, жених, свидетели, родители. Заседание Думы проходит согласно повестке дня предлагаемой и утверждаемой в самом начале. Свадебное торжество проходит согласно принятым традициям, а последовательность поздравлений, развлечений и т.д. устанавливается тамадой.

Члены Государственной Думы принимают участие в обсуждении в очередности, определённой заранее или, если позволяет регламент, в порядке живой очереди. На свадьбе, согласно традиции, первыми говорят родители и родственники жениха и невесты, свидетели, а затем друзья и знакомые.

Основными речевыми событиями фрейма «Заседание Государственной Думы» являются выступления членов Думы по поводу обсуждаемых вопросов, вопросы к выступающим, ответы на вопросы, голосование. Если рассматривать фрейм «свадьба», то во время официальной части свадебной церемонии речевыми событиями являются: речь и поздравления представителя ЗАГС, устное согласие жениха и невесты вступить в законный брак, уже неофициальные поздравления присутствующих гостей. Во время неофициальной части свадебной церемонии - торжественного ужина - мы выделяем следующие речевые события: поздравления, пожелания, игры и конкурсы.

Таким образом, СРС свадьба и заседание Государственной Думы представляют собой определённую последовательность речевых событий, включённых во фреймы. Результатом заседания Государственной Думы являются, например, принятые членами Думы законы. Результатом официальной церемонии бракосочетания является объявление жениха и невесты мужем и женой. И в первом, и во втором случае итогом СРС является письменный документ.

Сравнивая фреймовую структуру СРС свадьба и заседание Думы, мы остановились на самых основных моментах и намеренно отмечали черты сходства между этими двумя, на первый взгляд, совсем непохожими событиями. Черты сходства свидетельствуют о типичном характере структурирования СРС - выделяются подсобытия, СРС локализуется во времени и пространстве, речевой характер события отражен в его акциональной стороне, выделяются главные и второстепенные участники события.

СРС могут «вкладываться» одно в другое. При этом внутри структуры СРС события могут происходить одновременно или последовательно, быть простыми или сложными. Ср. с положением о том, что если одно событие входит в состав другого события, их объединяет пространство и время, то мы имеем дело с ‘синхронными’ событиями (synchronous events). Им противостоят события, разделенные временными промежутками (time-spanning) [Bennett 1988]. См. также [Dayan, Katz 1992].


4. Ролевая структура СРС


Понятия scene и frame, а также schemata, script, plan (ср. «фрейм», «сценарий», «скрипт», «план») [Вежбицка 1985; Минский 1979; Филлмор 1988; Cohen 1996; Evans 1985; Gumperz 1982; Wierzbicka 1994] дают возможность структурировать общение и рассматривать акт коммуникации с точки зрения разных участников.

В групповом общении выделяются не только адресаты и адресанты, но и наблюдатели. Наряду с коммуникативными ролями, порождаемыми конкретным коммуникативным актом, участники привносят в ситуацию свои статусные и позиционные роли.

Социальные роли участников коммуникации могут меняться или фиксироваться в зависимости от обладаемой ими «власти». По мнению Т. ван Дейка, те, кто контролирует большую часть измерений дискурса (подготовку, обстоятельства, участников, темы, стиль, риторику, интеракцию и т.д.), пользуются наибольшей властью [Водак 1997]. Это проблема соотношения социального статуса языковой личности и социальной роли [Караулов 1987; Карасик 1992; Крысин 1976, 1989, 1989а; Ломов 1976].

По мнению Р. Водак, жизнь личности так или иначе связана с конкретным общественным институтом. «Институты - это анонимные образования; имена клиентов известны, имена сотрудников институтов часто неизвестны; письменные документы - формуляры, официальные сообщения, тексты законов, чаще всего написаны в пассивном залоге и характеризуются нечеткостью формулировок. Институты обладают специальными ритуалами - определенные языковые формы - обращения, приветствия, формулы, клятвы, утратившие свои специфические функции. Им свойственен военный характер - власть и иерархия - компоненты их развития…» [Водак 1997, с.23]. Общественные институты являются одной из форм реализации межличностного общения, характеризующегося формальными отношениями.

Общественные институты принадлежат конкретным коммуникативным сферам - сфере образования, экономики, здравоохранения и др., которым свойственны определенные ситуации межличностного взаимодействия [Koole 1997].

Межличностное общение является одним из средств реализции человека как языковой личности. «Термин «языковая личность» используется и для описания языковой личности конкретного человека, и для обобщенных характеристик, объединяющих какие-то группы людей…» [Сиротинина 1997, c.3]. Тип языковой личности связан с дискурсивными особенностями общения, речевой культурой, речевым поведением [Макаров 1998; Сиротинина 1997; Седов 1997].

В связи с таким влиянием языковой личности на общение, рассмотрим понятие собственно коммуникативных ролей.

Наряду с социальными или социально-коммуникативными ролями, в общении выделяются собственно коммуникативные роли, соответствующие месту индивида в коммуникативном акте [Гольдин 1987].

В СРС участники выполняют статусные и позиционные роли, которые не зависят от данного коммуникативного акта, и ситуационные роли, обусловленные ситуацией - коммуникативные. Например, председатель заседания, докладчик, содокладчик и под. Коммуникативные роли «создаются, распределяются и перераспределяются в самих КА [коммуникативных актах - О.Д.] и при этом не существуют отдельно от последних» [Гольдин 1987, с.28]. К ним относятся и собственно коммуникативные роли адресанта, адресата, наблюдателя. «В соответствии с типами ролевых отношений все ситуации общения можно поделить на симметричные и асимметричные» [Крысин 1989, с.137]. Симметричны такие ситуации, взаимодействующие участники которых имеют одинаковые социальные признаки: равное социальное положение, примерно одинаковый возраст, один и тот же пол (отношения одноклассников, сослуживцев). Асимметричны ситуации, участники которых различаются хотя бы одним из этих признаков (студент – преподаватель, спортсмен - тренер) [Крысин 1976].

Поскольку СРС - одна из форм коммуникативной ситуации, можно говорить о социальной симметрии и асимметрии распределения ролей в СРС. В большинстве СРС обнаруживается асимметричное распределение ролей. Например, в СРС можно выделить участников, играющих центральные роли, являющихся организаторами события или лицами, для которых или ради которых организовано событие: жених, невеста (свадьба); докладчик (совещание). Коллективный характер СРС предполагает наличие свидетелей и соучастников происходящего. Такие роли, как слушатель, зритель, гость не относятся к центральным, но и не являются факультативными. Главная их функция - участие в событии. Существуют типичные роли участников определённых СРС. Эти роли участники получают в данном событии и сохраняют лишь на время этого события: экзаменатор, интервьюер, истец, респондент.

Иногда значение коммуникативных ролей, распределяемых в СРС, выходит за пределы события: свидетель бракосочетания, председатель комиссии и др. Есть роли, имеющие одновременно коммуникативный и социальный характер. Они определяются не только отношениями в событии, но и функциями человека за пределами события: учитель, куратор, студент.

Роли участников СРС являются социально контролируемыми. Следовательно, исполнение той или иной роли в СРС ограничивает выбор используемых языковых средств и требует сужения стилистических рамок речи языковой личности. «С точки зрения социального контроля все ситуации общения можно разделить на 1) находящиеся в зоне жесткого социального контроля: это в основном ситуации с официальными ролевыми отношениями между участниками – ср. ситуации дипломатического приема, воинской присяги, выступления оратора, заседания ученого совета и др.; 2) находящиеся в зоне умеренного социального контроля: имеются в виду ситуации, регламентируемые социальным узусом, а не какими-либо специальными правилами, инструкциями и т.п., - такова, например, большая часть служебных ситуаций с ролевыми отношениями «начальник - подчиненный», «сослуживец - сослуживец», а также ситуация общения незнакомых и малознакомых людей в общественных местах – в магазине, на транспорте, на приеме у врача и т.п.; 3) находящиеся в зоне ослабленного социального контроля: ср. ситуации дружеского и интимного общения людей» [Крысин 1989а, с.139].

Многие виды человеческого общения облечены в форму ритуала (при рассмотрении типов имён СРС мы говорили о ритуализированном характере некоторых из них), а ритуал характеризуется чрезвычайно устойчивыми правилами поведения и речи.

Отметим, например, основные роли участников такого СРС, как свадьба, на материале русского и английского языков. Это событие носит ритуализированный характер, так как соблюдаются давние традиции. Во многом роли участников СРС свадьба в данных языковых общностях совпадают, но, безусловно, есть различия как в функциях участников, так и в названиях ролей, обусловленных выполнением определённой функции.

Так, в русском языке можно выделить следующих участников СРС свадьба: невеста, жених, свидетельница, свидетель, родители жениха и невесты, представитель ЗАГС (во время регистрации), ведущий праздника (тамада), гости. Если после регистрации происходит обряд венчания, то в этот список включаются священник и другие участники обряда в церкви. (О свадьбе в русской традиции см.: [Евтихиева 1991]).

На материале английского языка: bride, bridegroom (groom), the best man, the best girl, bridesmaids, parents, toastmaker, speechmakers, other guests, priest [Lansbury 1996].

Отличия есть не только в составе участников, но, самое главное, в их функциях. Подружки невесты в современной свадьбе в России уже не играют той роли, которая была им свойственна ранее в традиционной сельской свадьбе, хотя отдельные элементы старинных обрядов сохранились.

Несмотря на название роли, toastmaker в Англии не занимается произнесением тостов. Его обязанности заключаются в том, чтобы представить гостей друг другу, усадить за свадебный стол на отведённые им места и в нужной последовательности объявлять тех, кто будет поздравлять новобрачных.

В русской традиции тост за жениха и невесту произносят родители с каждой стороны, потом свидетели, обязательно произносится тост за родителей, а затем все гости могут поздравить “молодых”.

В Англии будущие жених и невеста или их родственники заранее просят нескольких гостей подготовить поздравление. Так, первый тост за жениха и невесту произносит по просьбе родителей один из гостей. Это обычно мужчина, не обязательно родственник. Чаще всего человек, занимающий высокий пост и пользующийся влиянием. На свадьбу всегда стараются пригласить кого-то, занимающего высокое положение. Таким человеком может быть даже министр или архиепископ. (Ср. с русским понятием “свадебный генерал”).

Подчеркнём, что в английской свадьбе есть особая роль - speechmaker, хотя тосты на свадьбах произносятся всеми главными участниками свадебной церемонии.

Значение свойств участников СРС для события действительно велико, поскольку именно в ролевой интерпретации процессы становятся событиями или ситуациями [Арутюнова 1988].

В речи события связаны с человеком как с лицом, сообщающим о событии, и как с лицом (лицами), участвующим в событии. Внешняя связь говорящего с событием не является существенной для нашего исследования.

Заметим лишь, что в сообщении о событии говорящий может информировать об отношениях между людьми, социальном статусе участников события, количестве участников. Говорящий может связывать или, наоборот, разделять, свой микромир и описываемое событие. Таким образом, структуризация событий известна всем членам языкового коллектива.

Н.Д. Арутюнова полагает, что «ни временной, ни пространственный параметр не определяет основную область локализации событий. События мыслятся как происходящие в сфере жизни личности, семьи, группы людей, коллектива, общества, нации, государства. Люди должны принимать участие в событиях» [Арутюнова 1988, с.171].

Итак, под ролью в коммуникативной ситуации мы понимаем относительно постоянную и внутренне связанную систему поступков и действий, которые являются реакцией на поведение других лиц. Роли обуславливаются постоянными и переменными социальными характеристиками человека, которые определяются свойствами ситуации.

СРС отличаются определенными наборами постоянных коммуникативных ролей, свойственных участникам. Некоторые из этих ролей приобретаются во время события и сохраняются после окончания события, но чаще всего, социальные роли участников превращаются в социально-коммуникативные роли на время события. Роли участников могут быть активными и пассивными. Для многих событий характерно асимметричное распределение ролей.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.