Казанская лингвистическая школа. Лингвистические взгляды И.А. Бодуэна де Куртенэ. Учение о фонеме (42624)

Посмотреть архив целиком

Вятский государственный гуманитарный университет

Кафедра русского языка и методики обучения русскому языку











Р е ф е р а т


на тему



«Казанская лингвистическая школа. Лингвистические взгляды И.А. Бодуэна де Куртенэ. Учение о фонеме»




Студентки 5 курса

заочного отделения

Микрюковой С.А.


Преподаватель:

к.ф.н. Жигулина Н.А.








Киров

2003


СОДЕРЖАНИЕ



ВВЕДЕНИЕ 3


1. Общая характеристика казанской лингвистической школы 4


2. Лингвистические взгляды И.А. Бодуэна де Куртенэ 8


3. Учение о фонеме 14


ЗАКЛЮЧЕНИЕ 16


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ



ВВЕДЕНИЕ



В течение 80-х годов XIX века определеннее обрисовываются три школы среди наших представителей сравнительного языкознания:

1) петербургская, с И.П. Минаевым во главе, выпускавшая преимущественно индианистов-филологов (С.Ф. Ольденбург, профессор санскрита на восточном факультете Петербургского университета, Д.Н. Кудрявский, профессор Юрьевского университета);

2) московская, с Ф.Ф. Фортунатовым во главе, учениками которого являются такие ученые, как профессор Ульянов, академик А.А. Шахматов;

3) казанская, основанная И.А. Бодуэном де Куртенэ, учениками которого являются Н.В. Крушевский, преемник Бодуэна на казанской кафедре В.А. Богородицкий, А.И. Александров, профессор славистики в Казанском университете, С.К. Булич, профессор Санкт-Петербургского историко-филологического института и другие.

Из этих трех школ петербургская не имеет определенного направления в смысле грамматическом. Казанская школа близко стоит к европейской новограмматической, хотя и сложилась в значительной мере самостоятельно. Московская школа занимает более обособленное положение, вообще также обнаруживая прогрессивное направление.

Обратимся к подробному описанию казанской лингвистической школы, обратив особое внимание на лингвистические взгляды ее основателя – И.А. Бодуэна де Куртенэ.



Общая характеристика казанской лингвистической школы


Казанская лингвистическая школа сложилась в конце 1870-х – начале 1880-х годов в Казанском университете. Два главных ее представителя – И.А. Бодуэн де Куртенэ и Н.В. Крушевский. Поскольку оба были поляками, принято считать Казанскую лингвистическую школу направлением польской науки. Однако существовала она в России, ее представители писали по-русски (работы И.А. Бодуэна де Куртенэ на польском и немецком языках относятся к более позднему времени), а в состав школы входили и русские ученые, ученики И.А. Бодуэна де Куртенэ, прежде всего В.А. Богородицкий (1857–1941).

И.А. Бодуэн де Куртенэ был создателем и многолетним руководителем Казанской лингвистической школы (1875—1883), в состав этой школы входили Н.В. Крушевский, Василий Алексеевич Богородицкий, А.И. Анастасиев, Александр Иванович Александров, Н.С. Кукуранов, П.В. Владимиров, а также Василий Васильевич Радлов, Сергей Константинович Булич, Кароль Ю. Аппель.

К основным принципам Казанской школы относятсяследующие: строгое различение звука и буквы; разграничение фонетической и морфологической членимости слова; недопущение смешивания процессов, происходящих в языке на данном этапе его существования, и процессов, совершающихся на протяжении длительного времени; первоочередное внимание к живому языку и его диалектам, а не к древним памятникам письменности; отстаивание полного равноправия всех языков как объектов научного исследования; стремление к обобщениям (особенно у И.А. Бодуэна де Куртенэ и Н.В. Крушевского); психологизм с отдельными  элементами социологизма.

Наиболее выдающимся среди представителей Казанской школы был крупный русско-польский учёный Николай Вячеславович Крушевский (1851—1887). Короткая, но плодотворная научная деятельность принесла ему мировую известность. Он состоял в переписке со многими языковедами, в том числе с Ф. де Соссюром. Ему была присуща устремлённость прежде всего к глубоким теоретическим обобщениям, к открытию законов развития языка. Основной закон языка он усматривал в “соответствии мира слов миру мыслей”. Н.В. Крушевский следовал основным принципам естественнонаучного подхода к языку и сочетал этот подход с индивидуально-психологическим. Он верил в непреложность фонетических законов, призывая к изучению в первую очередь современных языков, дающих больше материала для открытия разнообразных законов. Ему принадлежит разработка бодуэновской идеи о переинтеграции составных элементов слова в результате процессов переразложения и опрощения основы. Словообразование он квалифицирует как стройную систему одинаково организованных типов слов, соотносящихся с типами обозначаемых ими понятий, Им различались два вида структурных отношений между языковыми единицами — ассоциации по сходству и ассоциации по смежности (ассоциативные и синтагматические отношений у Ф. де Соссюра, парадигматические и синтагматические отношения у Л. Ельмслева, отношения селекции и отношения комбинации у Р.О. Якобсона). Его основные работы: “Очерк науки о языке” (1883), “Очерки по языковедению. Антропофоника” (1893, посмертно).

Наиболее типичным представителем Казанской школы был крупный языковед Василий Алексеевич Богородицкий (1857—1941) Он определял язык как наиболее совершенное средство обмена мыслями и как орудие мысли, как показатель классифицирующей деятельности ума и в силу “одинаковости понимания” служащее объединению людей “к общей деятельности”, как “социологический фактор первейшей важности”. Исследовательская и преподавательская деятельность В.А. Богородицкого протекала в области общего, индоевропейского, романского и германского, тюркского языкознания. Он создал при Казанском университете первую в России лабораторию экспериментальной фонетики, начавшую свои исследования ещё до первых опытов аббата Руссло в Париже. Он уделял серьёзное внимание проблемам прикладной лингвистики. Им была продолжена разработка теории процессов переразложения, опрощения и др. В.А. Богородицкий осуществил первые в истории языкознания исследования в области относительной хронологии звуковых изменений. В исследованиях по тюркским языкам он синтезирует историко-генетический и типологический подходы.

В работах представителей Казанской школы предвосхищаются многие идеи структурной лингвистики, фонологии, морфонологии, типологии языков, артикуляционной и акустической фонетики. Они ясно представлляли себе проблему системности языка (И.А. Бодуэн де Куртенэ и Н.В. Крушевский). Идеи Казанской лингвистической школы оказали влияние на Ф. де Соссюра, на представителей Московской фонологической школы и Пражской лингвистической школы.

Исключительно плодотворной была деятельность И.А. Бодуэна де Куртенэ и многочисленных его учеников по казанскому, петербургскому и варшавскому периодам. Сам учитель и его продолжатели серьёзно воздействовали на формирование языкознания 20 в. Переписка И.А. Бодуэна де Куртенэ и Ф. де Соссюра, широкий обмен идеями между ними позволяют говорить о несомненном приоритете И.А. Бодуэна де Куртенэ в решении большого ряда вопросов, связанных с утверждением структурализма, в формировании исследовательских программ Пражской школы функциональной лингвистики, Копенгагенской лингвистического кружка, в деятельности главы Массачусетской ветви американского структурализма (Р.О. Якобсон). Бодуэновско-щербовским направлением были заложены основы деятельностно-функционального языкознания второй половины 20 в.

И.А. Бодуэн де Куртенэ начал преподавать в Казанском университете с 1874 года. Активный период развития Казанской лингвистической школы продолжался чуть более десятилетия. После отъезда И.А. Бодуэна де Куртенэ из Казани в 1883, тяжелой болезни (1885) и ранней смерти (1887) Н.В. Крушевского традиции школы более полувека продолжал работавший в Казани до конца жизни В.А. Богородицкий. Однако продолжателей у В.А. Богородицкого не было. И.А. Бодуэн де Куртенэ позже основал Петербургскую лингвистическую школу, отчасти подхватившую традиции Казанской школы.

Казанская лингвистическая школа оказала влияние на русскую, польскую и чешскую науку о языке, однако ее роль в развитии мировой науки о языке оказалась меньше, чем она того заслуживала (хотя главная работа Н.В. Крушевского и была переведена на немецкий язык). Американская иследовательница Н.В. Крушевского Джоанна Уильямс-Радваньска назвала его концепцию «потерянной парадигмой».



Лингвистические взгляды И.А. Бодуэна де Куртенэ


Основные теоретические и методологические принципы языкознания ХХ в. начали складываться ещё в XIX в. В их формировании особую роль сыграли И.А. Бодуэн де Куртенэ, Ф.Ф. Фортунатов и Ф. де Соссюр.
Иван Александрович / Ян Игнацы Нечислав Бодуэн де Куртенэ (1845—1929), один из величайших языковедов мира, равно принадлежит польской и русской науке. Он обладал широким научным кругозором. Его длительная (около 64 лет) творческая деятельность началась ещё в домладограмматический период. Он поддерживал научные контакты со многими видными языковедами мира. Ему принадлежит более 500 публикаций на самых разных языках. Он получил степени магистра (1870) и доктора (1874) сравнительного языковедения в Петербургском университете и преподавал в университетах Казани, Кракова, Дерпта (Юрьева), Петербурга и Варшавы. В науку И.А. Бодуэн де Куртенэ вступил в период борьбы в историческом языкознании естественнонаучного и психологического подходов, будучи реально независимым по отношению к господствовавшим лингвистическим школам и направлениям. Вместе с тем он оказал  влияние на многих языковедов, объединив вокруг себя многочисленных учеников и последователей и сыграв существенную роль в созревании идей синхронного структурного языкознания. Он стремился к глубокому теоретическому осмыслению всех главных проблем науки о языке и объявил общее языкознание собственно языкознанием.


Случайные файлы

Файл
104604.rtf
136716.rtf
161484.rtf
14178.rtf
161299.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.