9



Содержание


Введение 2

1. Язык и сопредельные с ним понятия 3

1.2. Понятие языка 3

1.2. Языковые диалекты 4

1.3. Язык как система знаков и символов 6

2. Речь и ее особенности 14

2.1. Понятие речи 14

2.2. Индивидуальный характер речи 16

2.3. Употребление языка в речи 18

Заключение 21

Список литературы 22



Введение


Общаясь, действуя с помощью языка, каждый из коммуникативных партнеров осуществляет ту или иную речевую деятельность. Что же можно назвать речевой деятельностью? Это деятельность, орудием которой является язык и у которой есть свой мотив, цель, конечный результат. Человек действует, когда говорит, пишет и читает, когда слушает другого. Таким образом, различают четыре вида речевой деятельности. Два из них производят текст это говорение, письмо, и два из них осуществляют восприятие текста это слушание и чтение. Как видим, язык здесь воплощается в письменной форме (когда мы пишем и читаем) и в устной (когда мы говорим и слушаем).

Когда люди встречаются, они разговаривают. Не всегда, не везде, но в большинстве случаев. Они могут вступать в контакт, даже находясь далеко друг от друга, используя письменную речь. Речь это то, что составляет саму суть социального взаимодействия, а самые разнообразные виды разговоров от повседневной болтовни до эмоциональных признаний, от деловых совещаний и переговоров до выступлений в средствах массовой информации становятся предметом теории речевой коммуникации.

В данной контрольной работе описываются некоторые важные особенности языка, его соотношение с речью, даны характеристики речевого поведения в межличностном и социальном взаимодействии.



1. Язык и сопредельные с ним понятия


1.2 Понятие языка


Относительно природы и сущности языка имеется несколько точек зрения. Одни считают его наподобие растениям биологическим явлением, наследуемым человеком от своих родителей. Другие рассматривают язык как психическое явление, как проявление «духа божьего и человеческого» (вспомним библейскую легенду о сотворении мира: «Вначале было слово»). Третьи признают язык социальным явлением, возникшим и развивающимся в силу потребности людей в общении.

Сам термин язык обычно употребляется в двух значениях:

1) язык вообще как абстрактное представление о едином человеческом языке - определенном классе знаковых систем; 2) какой-либо конкретный язык как реальная знаковая система, используемая для общения в определенном социуме в определенном пространстве и в определенное время, как одна из реализации свойств языка вообще. В имеющихся словарях лингвистических терминов более конкретные определения языка неодинаковы. Для целей нашего изложения наиболее приемлемым представляется определение, данное в «Кратком словаре лингвистических терминов» Н.В. Васильевой и др. (М., 1995): «Социально обработанная, исторически изменчивая знаковая система, служащая основным средством общения и представленная разными формами существования, каждая из которых имеет по крайней мере одну из двух форм реализацииустную или письменную».

Язык, как бы мы его ни понимали, представляет собой полифункциональную систему, имеющую дело с информацией с ее созданием, хранением и передачей. Функции языка связаны с его сущностью, природой, назначением в обществе и в то же время взаимосвязаны в большей или меньшей степени между собой. Главнейшей функцией языка является коммуникативная, так как язык служит прежде всего средством человеческого общения. К базовым (или первичным) функциям языка относят также познавательную (когнитивную), имея в виду, что с его помощью происходит в значительной степени познание, изучение окружающего мира, и эмоциональную, проявляющуюся в способности выражать чувства и эмоции говорящих, их оценки.

Общественные функции различаются объемом, т.е. охватом населения, говорящего на данном языке. Наибольший объем присущ языкам национальностей и народностей независимо от того, существуют они только в устной форме или как в письменной, так и в устной.


1.2 Языковые диалекты


В национальных языках могут иметь место территориальные и социальные диалекты. Под территориальным диалектом, понимают разновидность данного языка, которая употребляется лицами, проживающими на определенной территории, и обладает определенными чертами, противопоставленными особенностям других диалектов. Например, такими чертами могут быть фонетические; ср.: северорусское оканье и южнорусское аканье, взрывное [г] и фрикативное [у], различение [ц] и [ч] и их неразличение. Различия в диалектах могут быть и грамматические; так в одних случаях употребляют форму родительного падежа единственного числа существительных женского рода у жене, у сестре, в других у жены, у сестры. Между диалектами имеются и лексические различия; например, одну и ту же домашнюю птицу на севере России называют петухом, а на югекочетом.

Под социальным диалектом (его чаще называют жаргоном) понимают разновидность данного языка, употребляемую лицами, принадлежащими к одной социальной или профессиональной группе. Социально диалекты различаются обычно только лексикой. Исторически известны в России дворянский, купеческий жаргоны, жаргоны различных групп ремесленников, нашедшие отражение в русской классической литературе. В настоящее время чаще говорят о молодежном жаргоне (студенческом и школьном), воровском, который называют также арго деклассированных элементов. Например, у молодежи модны сейчас такие слова и выражения, как бабки (деньги), баксы (доллары), залететь (забеременеть), лох (простак), сесть на иглу (пристраститься к инъекции наркотика). В преступном мире употребительны авторитет (член организационной преступной группы, находящийся на более высокой ступеньке иерархии), катала (игрок, пользующийся нечестными приемами в карточной игре), кидала (член преступной группы, специализирующийся на обмане лиц), поставить на счетчик (требовать с должника под угрозой расправы возвращение долга с процентами к определенному времени). Слова и словосочетания жаргонной речи, употребляемые за ее пределами, называют жаргонизмами.

Различают несколько основных социальных форм существования конкретных языков (например, русского):

а) индивидуальный язык, присущий тому или иному человеку независимо от его общественного положения;

б) говор, представляющий множество близких по структуре индивидуальных языков, которые обслуживают одну локально ограниченную, замкнутую группу людей, имеющих местные языковые различия;

в) диалект, образуемый множеством говоров, которые характеризуются внутриструктурным единством;

г) язык, включающий ряд диалектов, между которыми могут быть некоторые различия в фонетике, лексике, грамматике, но они незначительны по сравнению с имеющейся общностью.

На определенном этапе национального и социального развития общенародный язык может приобрести высшую форму своего бытия форму литературного языка. Последний характеризуется наличием функциональных стилей и нормированностью.


1.3 Язык как система знаков и символов


Внутреннюю структуру языка невозможно наблюдать непосредственно, о ней можно судить только косвенно на основании анализа продуктов использования языка человеком, какими являются тексты независимо от формы их представления, устной или письменной. Анализ показывает, что язык имеет знаковую сущность, которая состоит в установлении соответствия между всем множеством значений, а также между всем возможным мыслительным содержанием известных высказываний и множеством звучаний, являющихся внешними знаками этих значений и содержательных единиц (смыслов).

Лексические (вещественные) значения отражаются в знаменательных словах, называющих предметы, их действия и признаки или указывающих на них: аудитор, акционерный, приватизировать. Слово является наиболее простым средством называния (номинации) окружающих нас реалий. Именно оно осуществляет связь означаемого и означающего воспринимаемого нами звукового комплекса, т.е. знака. Процессу номинации (называния) способствует грамматика, представляющая собой как бы механизм, который состоит, с одной стороны, из грамматических средств (например, суффиксов, окончаний) с присущими им значениями, а с другой из грамматических правил. Словарь и грамматика два взаимосвязанных компонента языка, которые действуют вполне согласованно, чем и обеспечивают выполнение всех присущих языку функций. Различие между словарем и грамматикой состоит не только в их структуре, но в способе хранения смысловых единиц, а грамматические формы и конструкции образуются для реализации конкретных коммуникативных задач по определенным правилам.

Грамматические правила по конечному результату их применения могут быть двух типов:

1) предписывающие, когда выполняются определенные условия. Например, в русском языке предписывающим является правило согласования, в соответствии с которым прилагательные ставятся в том же роде, числе и падеже, что и существительные, к которым они относятся (альтернативная служба, альтернативное голосование, альтернативные выборы);

2) разрешающие, при наличии возможностей выбора, когда говорящий имеет право на употребление одного из нескольких вариантов грамматического оформления высказывания.

Имеется большое количество моделей описания языка, его устройства. При всех различиях в подходах к такому описанию и несовпадении их между собой, а то и открытой противоположности существуют некоторые общие позиции.

Это, во-первых, признание уровневой структуры языка, куда входят: фонетика, морфология, синтаксис, словообразование, лексика, семантика;

во-вторых, наличие специфических единиц на каждом уровне, к которым относятся: фонема, морфема, словосочетание, предложение. Дадим определение этих языковых единиц.

Фонема неделимая и сама по себе незначимая звуковая единица языка, служащая для опознавания, различения или разграничения минимальных значимых единиц морфем, а через них и слов. Например, глагольные словоформы пал, пел, пил отличаются только одной (второй) фонемой [а, э, и], которая различает корневые морфемы =па=, =пе=, =пи=, а через них глаголы в форме прошедшего времени. В то же время фонема является обобщенной звуковой единицей, абстрагированной от возможных конкретных звуков, которые могут произноситься на ее месте в потоке речи. Так, [о] под ударением, т.е. в сильной позиции, произносится как [о] [стол], а в слабой позиции, т.е. в предударных и заударных слогах, изменяется. В первом предударном слоге [о] произносится как [а] звук, близкий к [а] (ста[а]лица), во втором предударном и заударных слогах как [ъ] нечеткий, ы-образный звук: по-столичному (п[ъ]-ст[а]личн[ъ]му); следовательно, фонема [о] реализуется в звуках речи [о, а, ъ], которые в данном случае выступают как варианты фонемы [о].

Морфема минимальная часть слова, которая может иметь какое-либо значение. Например, в слове москвичка четыре морфемы: москв=, =ич, =к=, =а: морфема москв= (корень) содержит как бы указание на местность; =ич= (суффикс) имеет значение лица мужского пола жителя этой местности; =к= суффикс, означающий лицо женского пола жительницу той же местности; наконец, =а (окончание) указывает, что данное слово является существительным женского рода единственного числа именительного падежа. В составе русского слова возможны шесть типов морфем: корень, приставка (префикс), суффикс, окончание, соединительная гласная (интерфикс) и постфикс (частица =ся, =сь).

Слово важнейшая единица языка, служащая для наименования предметов, процессов, признаков или указывающая на них. В структурном плане оно состоит из морфем, от которых отличается свободным воспроизведением, и представляет собой строительный материал для словосочетаний и предложений. Слово обязательно принадлежит к какой-либо части речи: существительным, прилагательным, глаголам и т.д.

Словосочетание два или несколько слов, объединенных по смыслу и грамматически. Оно состоит из главного слова и зависимого. Например: бартерная сделка, баланс интересов, выразить недоверие, заведомо ложный (главные слова выделены разрядкой). Словосочетание, подобно слову, называет предметы, их действия и признаки, но только более конкретно, так как зависимое слово уточняет смысл главного; ср.: общество и акционерное общество, акционерное общество открытого типа.

Различают свободные и несвободные словосочетания. В свободном словосочетании все слова сохраняют свое лексическое (вещественное) значение: неотъемлемое право, получить грант. В несвободном словосочетании (их называют еще устойчивыми, фразеологизмами) семантическая самостоятельность всех или одного из компонентов ослаблена или утрачена; такое словосочетание по характеру значения приближается к отдельному слову: генная инженерия, встреча «без галстуков», плыть по течению.

Предложение основная синтаксическая единица, которая содержит сообщение о чем-либо, вопрос или побуждение. Предложение имеет грамматическую основу, состоящую из главных членов (подлежащего и сказуемого) или одного из них. Предложение может иметь одну грамматическую основу и в этом случае называется простым:

Степь. Начинает светать. Над лесом появился краешек солнца. Предложение может иметь не одну грамматическую основу, а две и более, и в этом случае называется сложным: Светает, начинается клев.

Наконец, современные исследователи признают наличие парадигматических, синтагматических и иерархических отношений между единицами языка. Парадигматическими являются отношения между формами единиц одного уровня, отличающие эти единицы. Например, в системе склонения формы существительного поле (поля, полю и т.д.) отличаются от форм существительного путь (пути, пути и т.д.); в системе спряжения формы глагола везти (везу, везешь, везет и т.д.) отличаются от форм глагола бежать (бегу, бежишь, бежит и т.д.). Все грамматические формы одного слова образуют парадигму.

К синтагматическим (сочетаемостным) относятся отношения между единицами одного уровня в речевой цени, в тексте. Так, звук [э] после мягких согласных под ударением произносится как [э][л'этъ] -лето, в первом предударном слоге как звук, близкий к [и], хотя и с небольшим призвуком [э] [висной] весной, в остальных предударных слогах как такой же звук, но еще более ослабленный, обозначаемый в транскрипции знаком ь [ерь] [п'ьр'эп'искъ]переписка. Еще один пример синтагматических отношений. Различия между суффиксами =изм и щин-а, образующими наименования общественных течений и явлений, состоит в том, что =изм образует слова, которые не имеют каких-либо эмоциональных и экспрессивных оттенков (сталинизм - Сталин, брежневизм - Брежнев), а =щин-а образует наименования с оттенком неодобрения (сталинщина - Сталин, брежневщина - Брежнев).

Иерархическими признаются отношения между единицами разного уровня. Так, взаимодействие словообразовательного значения суффиксов с лексическим значением производящих слов при формировании семантики производного может быть прямолинейным и непрямолинейным. К прямолинейным относят такое соотношение указанных языковых единиц (производящего слова и суффикса), из которого непосредственно выводится лексическое значение нового слова. К суффиксам с четким словообразовательным значением, которые способны программировать семантику вновь образуемых слов, относится большинство суффиксов с личным или абстрактным значением. Например, суффикс =льщик, обозначая лицо и прямолинейно соотносясь со словами, обозначающими действие, образует названия соответствующих профессий: паяльщик, носильщик, клепальщик - тот, кто паяет, носит, клепает.

При непрямолинейном взаимодействии словообразовательного значения суффиксов и лексического значения производящих слов семантика образуемого слова не выводится непосредственно из значений его составляющих, а представляется в определенной степени условной, закрепленной общественной практикой. Например, змеевик — трубка, обычно изогнутая спиралью, используемая при перегонке жидкостей в различных тепловых установках. Значение этого существительного прямолинейно не складывается из значений производящего слова змей и суффикса = овик, используемого для называния любого носителя признака, указываемого производящей основой, и человека и предмета; ср.: фронтовик, подберезовик.

В целом иерархические отношения между языковыми единицами разных уровней могут быть представлены так: из фонем складывается морфема, из морфем слова, из слов предложения.

Однако язык это не перечень единиц разного уровня, а их система, предполагающая их внутреннюю организацию. Каждая единица языка входит в систему как часть в целое и связана с другими единицами и частями системы или непосредственно, или опосредовано через различные категории (рода, одушевленности неодушевленности, вида, переходности непереходности и т.д.). Языковая система является сложной, многоаспектной и в плане строения, и в плане функционирования, т.е. использования и развития, а также открытой и динамичной. Язык как структура состоит из подсистем, которые называются, как уже отмечалось, уровнями языковой системы. Поэтому иногда говорят, что язык есть система систем (относительно самостоятельных), но система особого рода. Говоря точнее, язык есть знаковая система.

Язык состоит из единиц, которые являются по существу знаками для передачи внеязыковой информации. Языковой знак основной вид из всех существующих в природе и обществе знаков. Он, с одной стороны, имеет способность быть воспринятым, а с другойнесет информацию. Различают первичные и вторичные языковые знаки. Первичными являются, например, слова, предложения. Вторичные замещают первичные, например, формулы; они могут обособляться, образуя особые знаковые системы. Это искусственный международный язык (эсперанто), научная символика (алгебраическая, физическая, химическая, лингвистическая и т.д.), используемая в метаязыках.

Языковая знаковая система является всеобъемлющим средством передачи и хранения информации, а также оформления самой мысли, выражения эмоций, оценки и волеизъявления, тогда как специальные знаковые системы служат для передачи ограниченной информации, перекодировки уже известного. Сфера употребления языка универсальна он используется в общении во всех областях человеческой деятельности, а специализированные знаковые системы имеют ограниченную сферу употребления. Язык как знаковая система создается постепенно и развивается в процессе функционирования, а специальные средства общения, передачи и хранения информации являются результатом разового соглашения людей, имеют продуманный и искусственный характер.

Основным знаком языка считается слово. Оно способно входить в модель предложения, в состав высказывания. Слово это звуковой или письменный знак, воспринимаемый органами чувств, как бы замещающий нечто другое понятие или предмет. Слово принципиально отличается от иных знаков: оно обладает собственным значением, структурно и социально мотивировано (условным является лишь его материальная сторона, идеальная отражает объективный мир и знания говорящих). Слово не только фиксируется в словарях, оно входит в состав предложения и при необходимости может самостоятельно оформлять предложения однословные номинативные и безличные: Ночь. Не спится.

С лингвистической точки зрения, коммуникативную функцию слова выполняют именно в предложении. Поэтому последнее является полноценным коммуникативным знаком. В предложении, как в высшей знаковой единице, приводятся в движение все знаки и сигналы языка, а сами предложения вступают в связь друг с другом, с контекстом и ситуацией речи. Предложение обеспечивает языку возможность передавать любую мысль, информацию.

Меньшую роль в знаковой системе языка играют фонемы и морфемы. Фонемы как типовые звуки не являются в собственном смысле знаками, поскольку они непосредственно не участвуют в формировании и передаче языковой информации. Однако им свойственна функция различения; ср.: вон, дом, лом, сом, том; дома, тома. Поэтому некоторые ученые включают фонемы в число знаков языка, мотивируя это соответствием такого подхода принципу иерархии уровней языковой структуры.

В отличие от фонемы морфема (корень, приставка, суффикс и окончание) признается языковым знаком, хотя и минимальным.

Морфему, даже состоящую из двух или нескольких букв (звуков), например, корень москв= в слове москвичка, далее нельзя разделить на такие части, которые имели бы какое-либо значение. В ней можно выделить только отдельные буквы (на письме) или звуки (при произношении), которые в изолированном виде никакого значения не имеют. Последние именно в силу этого, как уже говорилось, не причисляются к языковым знакам. Однако значение, которым потенциально обладают другие морфемы (корень, приставка и суффикс), не служит и не может служить для передачи информации. Оно только способствует оформлению лексического значения производного, в данном случае слова москвичка, которое несет в себе уже известную информацию. К тому же морфемы не могут употребляться в речи отдельно. Исключения редки. Приведем несколько примеров: «Термином «супер» ученые обозначают лишь вычислительную машину с большими, по сравнению с предыдущими, скоростью операций и памятью» (Рос. газета. 1997. 30 июня); «В настоящее время изучены останки восьми древнейших особей человекоподобных, живших от 1 до 4 миллионов лет назад. Но кто из них является нашим пра-пра-пра... пока неясно» (Рос. газета. 1997. 16 мая).

Участвуя в образовании новых слов, морфемы, как и фонемы, не являются единицами, из которых строится основная коммуникативная единица предложение. Говоря иными словами, предложение можно признать полным знаком, слово частичным, морфемуполузнаком, необходимым для структурной организации языковых знаков.

Таким образом, понимание языка как знаковой системы акцентирует внимание и на знаковость, и на системность его.



2. Речь и ее особенности


2.1 Понятие речи


Если язык это система знаков и символов, то речь это процесс пользования языком. Речь является реализацией языка, который и обнаруживает себя только через речь.

В лингвистике под речью понимают конкретное говорение, протекающее во времени и облеченное в звуковую форму (в том числе внутреннее проговаривание внутренняя речь) или письменную. К речи относят также продукты говорения в виде речевого произведения (текста), фиксируемого памятью или письмом. Отличия речи от языка состоят в следующем.

Во-первых, речь конкретна, неповторима, актуальна, развертывается во времени, реализуется в пространстве. Вспомним о способности некоторых ораторов, например, кубинского лидера Ф. Кастро или советского Президента М. Горбачева, говорить часами. Собрание сочинений многих писателей насчитывает десятки томов.

Во-вторых, речь активна, линейна, стремится к объединению слов в речевом потоке. В отличие от языка она менее консервативна, более динамична, подвижна. Так, с объявлением гласности и свободы слова в нашей стране заметно изменилась манера изложения информации, особенно о политических лидерах, общественных процессах. Если раньше сообщения выдерживались строго в официальном стиле, то сейчас без легкой иронии об этих процессах и лидерах редко кто пишет. Приведем пример из официоза Российской газеты (от 16 апреля 1995 г.).

Президенты третьего тысячелетия. Референдумы о продлении полномочий глав постсоветских стран отнюдь не восточная хитрость.

Когда при яростной, иногда перехлестывающей через край поддержке местной общественности были пролонгированы президентские полномочия Туркменбаши Ниязова, явление это было описано на авторитарные нравы и тонкую восточную специфику. Референдум, продливший полномочия другого президента бывшей советской Средней Азии Каримова, объявлен специфическим обстоятельством, что, мол, если в Узбекистане и строится демократическая в общепринятом смысле государственная система, то у нее, родимой, уж очень восточное лицо с твердым властным подбородком и вежливой, скрывающей истинные намерения, улыбкой. Однако после начала подготовки аналогичного референдума в соседнем Казахстане, который по формальным признакам ближе других подошел к стандартному разделению властей с легальной и шумной оппозицией и свободными желтоватыми газетами, то многим сторонникам знаменитой киплинговской фразы о Востоке и Западе, которым вместе не сойтись, пришло время по-настоящему задуматься... Все предельно четко объясняется популярной русской поговоркой о конях, которых на переправе не меняют. Тем более на такой бурной.

В-третьих, речь как последовательность вовлеченных в нее слов отражает опыт говорящего человека, обусловлена контекстом и ситуацией, вариативна, может быть спонтанна и неупорядочена. С примерами такой речи мы сталкиваемся часто в быту и на производстве.

Речь, с одной стороны, используя уже известные языковые средства, принципиально зависит от языка. В то же время ряд характеристик речи, например темп, продолжительность, тембр, степень громкости, артикуляционная четкость, акцент, не имеют к языку прямого отношения. Особый интерес представляет использование в речи слов, отсутствующих в языке. Приведем несколько примеров таких авторских неологизмов:

«У нас же ежемесячно раскупается в «менялках» 1,8—2,1 млрд. долларов». «Придется расплачиваться за банковские кредиты в несколько десятков миллионов долларов, взятые областной администрацией под эту самую «ку-ку-ри-за-цию»;

«Если жители дальней провинции, проснувшись поутру, вдруг обнаружат совершенно незнакомые денежные знаки, где вместо привычного «1 рубль» будет значиться, скажем, «1 россель», или там «1 лебедь», не надо удивляться»;

«Алла Борисовна Пугачева записала себя в паспорт так: по мужу Филиппинка. Мэр Москвы Юрий Михайлович Лужков избрал уникальную национальность КЕПчак» (из газет).


2.2 Индивидуальный характер речи


В индивидуальных отклонениях в речи заложены истоки языковых изменений. Поэтому говорят, что язык творит речь и сам творится в речи.

Индивидуальный характер речи делает ее неповторимой. Долгой была дискуссия об авторстве «Тихого Дона», пока ученые не изучили индивидуальное словоупотребление М. Шолохова на основе сравнения речевых особенностей, нашедших отражение в разных его произведениях.

Л. Троцкий приложил немало усилий, чтобы доказать, что статья его заклятого врага И. Сталина «Марксизм и национальный вопрос» (1914) написана под влиянием идей В. Ленина и при его активном участии. Свое утверждение он аргументировал не только тем, что его идеологический противник до теоретических выкладок никогда не доходил, не только тем, что подготовка статьи совпала по времени с пребыванием Сталина в Кракове, где он имел длительное общение с вождем партии, но и наличием в статье прямых «ленинских» «лексических и фразеологических вставок типа «... чем же отличается тогда нация Бауера от мистического и самодовлеющего «национального духа» спиритуалистов», «... так себя опровергает сшитая идеалистическими нитками теория». По утверждению Троцкого, Сталин никогда ни раньше, ни позже таким стилем не писал и такие фразы не употреблял.

Говорящие метафоризируют речь, используя различные средства художественной изобразительности. Вот примеры из стихов бывшего Председателя Верховного Совета СССР, а ныне депутата Государственный Думы А. Лукьянова: «Ах, осень, я тебя прошу: уйми свой бег, свой желтый шум», «Ведь если что и помогло не растерять огня, то это все твое тепло, Смоленщина моя!»; «И холодная ясность зари обжигает деревьям сучья и кленовым костром горит». В приведенных стихотворных строчках нетрудно выделить собственно метафоры (не растерять огня; ясность обжигает; костром горит), олицетворения (Осень, уйми свой бег), эпитеты (желтый шум, холодная ясность).

Люди могут соотносить в речи слова, в языке не соотносимые, системно не связанные. Получаются текстуальные синонимы. «Магическое слово «инвестиции» стало синонимом «манны небесной». Ожидание денег откуда-то извне грозит превратить политиков и хозяйственников в старух у разбитого корыта» (Рос. газета. 1994. 15 сент.), антонимы («Этот человек никак не понимал и до сих пор не понимает ... что свобода это не вседозволенность, а сознательное и радостное самоограничение одного для того, чтобы другому, рядом с ним, было удобно жить» (Рос. газета. 1991. 29 мая), паронимы («Всегда [ошибочно] считала, что корнишоны и патиссоны это одно и то же», Рос. газета, 23 мая 1997 г.) и даже омонимы. Последние часто обыгрываются в прессе: «Главная примечательность соревнования в том, что с российскими военными разведчиками решили помериться силами знаменитые «морские котики» и «зеленые береты» Вооруженных Сил США» (Рос. газета. 1997. 17 июля); «О чем шипит аспирин» (заголовок). «Покупайте аспирин у ...пса!» Мой сосед-первоклассник просто давится от смеха, вновь и вновь пародируя известную телерекламу. Производители «Упсы» явно не учли своеобразие русской транскрипции и возможности «особачивания» их товара» (Подрастай-ка. 1998. № 2).

Приведенные синонимы, антонимы, паронимы и омонимы не лежат на поверхности имеющихся изобразительных средств русского языка, что подтверждает их отсутствие даже в специализированных словарях синонимов, антонимов и т.д. Авторы цитат обнаружили их в запасниках языка и впервые употребили как средства художественной изобразительности в своих произведениях.

О своеобразии речи в сравнении с языком свидетельствует и возможная игра слов, основанная на сознательном смешении созвучных слов или производных от них. Так, когда в августе 1991 г. гэкачэпистами была предпринята попытка государственного переворота, появился сатирический очерк В. Жука «Гадкие утята». Известно, что многие непопулярные постановления Высшего руководства СССР принимались со ссылкой на не существовавшие «многочисленные просьбы трудящихся». Перефразируя этот речевой стереотип, автор писал: «А ближе к ночи, по многочисленным трудящимся просьбам, дали, наконец, «Лебединое озеро»... Одетта... Одиллия... Идиллия, «Замок красоты», как сказал поэт. Безнадежно гадкие утята хотели прикинуться лебедями. Бессмертная музыка... Бессмертнова» (Независимая газета. 1991. 22 авг.). Автор очерка удачно обыгрывает здесь близость звучания имени героини балетного спектакля (Одиллия) и исполнительницы главной роли (Бессмертнова) к нарицательным словам идиллия, бессмертная, передающим попытку путчистов создать в стране путем неоднократной передачи по телевидению классического балета иллюзии благодушия, благородства намерения заговорщиков. «И в то же время нам напомнили, что мы-то смертны. Что, если мы не будем выполнять их утячих распоряжений, нам придется туго (Пуго)». Как мы видим, здесь обыгрывается попытка путчистов напугать народ, ассоциируя прямое значение этого глагола с фамилией одного из организаторов мятежа Пуго и используя в то же время созвучность этой фамилии с наречием туго.


2.3 Употребление языка в речи


Мы уже говорили, что человеческая речь возникает в ответ на необходимость вступить в общение с кем-либо или сообщить что-либо, и определяли речь как использование языка в коммуникативных целях. Может показаться, что выделение коммуникативной функции речи избыточно или тавтологично. Однако это не так. Собственно коммуникативный аспект рассмотрения речи позволяет сконцентрировать внимание как на закономерностях употребления языка в речи (внутриязыковая сторона), так и на социально-психологических условиях осуществления языковой деятельности (внеязыковое окружение).

Введем ряд понятий, каждое из которых задает разные ракурсы рассмотрения деятельностного аспекта языка.

Речевая деятельность это специализированное употребление речи в процессе взаимодействия между людьми, частный случай деятельности общения.

Речевая коммуникация единство информативной и коммуникативной сторон речевой деятельности.

Речевое общение процесс установления и поддержания целенаправленного, прямого или опосредованного контакта между людьми при помощи языка.

Речевой акт элементарная единица речевого общения, произнесение говорящим высказывания в непосредственной ситуации общения со слушающим.

Речевое поведение использование языка людьми в предлагаемых обстоятельствах, в многообразии реальных жизненных ситуаций, совокупность речевых поступков.

Интерес к коммуникативному аспекту речи это интерес к речи как форме поведения человека, в которой обнаруживаются проявления его характера, его отношения к другим людям, его жизненные позиции. При этом оказывается возможным говорить о речевых поступках, понимаемых как действия в речевой сфере: например, приласкать или обидеть словом, ввести в заблуждение, играть словами или бороться словами. Можно обнаружить типы людей, для которых характерны те или иные особенности речевой коммуникации: например, тип болтуна, брюзги или молчуна.

Именно в коммуникативном аспекте речи проявляется психологическое взаимодействие партнеров. Оно предполагает определенные позиции общающихся сторон, их отношение друг к другу, обмен средствами воздействия, реакцию на эти воздействия. В зависимости от того, что переживает по поводу своего собственного сообщения говорящий, по-разному воспринимается и то, что он сообщает. Более того, само содержание сообщения часто не доходит до сознания слушателя, если оно не окрашено психологическим отношением говорящего к содержанию своего сообщения сочувственным, отрицательным или каким-либо другим.

Таким образом, коммуникативная природа речевого поведения дает возможность увидеть принципиальные различия между языком и тем, как и зачем им пользуется человек.



Заключение


Термины и понятия «язык» и «речь» тесно связаны и взаимодействуют с терминами и понятиями «речевая деятельность», «текст», «содержание (смысл) текста». Поэтому желательно брать язык и речь не только в соотношении друг с другом, но и в соотношении с речевой деятельностью, текстом и смыслом текста.

  • язык знаковый механизм общения; совокупность и система знаковых единиц общения в отвлечении от многообразия конкретных высказываний отдельных людей;

  • речь последовательность знаков языка, организованная по его законам и в соответствии с потребностями выражаемой информации;

  • речевая деятельность совокупность психофизиологических работ человеческого организма, необходимых для построения речи.

Видимо, из различения и определения этих терминов и понятий следует, что можно (и нужно!) говорить не только о культуре речи, но и о культуре языка. Это будут очень разные «культуры». Культура языка окажется не чем иным, как степенью развития и богатства его лексики и синтаксиса, отточенностью его семантики, многообразием и гибкостью его интонации и т.д. Культура речи это, как было сказано ранее, совокупность и система ее коммуникативных качеств. Совершенство каждого из них будет находиться в зависимости от разных условий, в число которых войдут и культура языка, и незатрудненность речевой деятельности, и смысловые задания и возможности текста.

Чем богаче система языка, тем больше возможностей варьировать речевые структуры, обеспечивая наилучшие условия коммуникативного речевого воздействия. Чем обширнее и свободнее речевые навыки человека, тем лучше, при прочих равных условиях, он «отделывает» свою речь, ее коммуникативные качестваправильность, точность, выразительность.


Список литературы


  1. Баранов, М. Русский язык: Справ. материалы: Учеб. пособие/М.Т. Баранов. – М.: Просвещение, 1993. – 287с.

  2. Введенская, Л.А. и др. Русский язык и культура речи: Учебное пособие для вузов/Л.А. Введенская. - Ростов н/Д: изд-во «Феникс», 2002. – 544с.

  3. Николаева, В.В. Эстетика языка и речи/ В.В. Николаева– Л.: Наука, 1979. – 216с.

  4. Русский язык и культура речи: Учебник/Под ред. В.И. Максимова. – М.: Гардарики, 2003. – 413с.

  5. Формановская, Н.И. Речевой этикет и культура общения/ Н.И. Формановская. – М.: Высшая школа, 1989. – 159с.



Случайные файлы

Файл
dial.doc
70981.rtf
73296.rtf
95936.rtf
169593.rtf