Язык в антропоцентрической научной парадигме (42540)

Посмотреть архив целиком















Язык в антропоцентрической научной парадигме



План работы


1. Познавательно-коммуникативная деятельность человека

2. Виды компетенций в лингвистике общения

3. Соотношение "текст – дискурс"

4. Сущность дискурса

5. Типология дискурса

6. Жанры дискурса



1. Познавательно-коммуникативная деятельность человека


Человеческая жизнь – система сменяющих друг друга видов деятельности, включенных в систему отношений общества, что и представляет ее особое своеобразие (Леонтьев, 1977: 81–82). Деятельность – специфическая человеческая форма отношения к окружающему миру, содержание которой составляет его целесообразное изменение и преобразование в интересах людей. Можно выделить следующие основные виды деятельности: предметно-практическую, познавательную, коммуникативную и проектно-конструктивную (Лекторский, 1985: 4). Первые три вида деятельности взаимосвязаны и взаимообусловлены и очень часто протекают параллельно, совмещаясь во времени. Главное, что отличает одну деятельность от другой, состоит в различии предметов деятельности. Именно предмет деятельности придает ей определенную направленность. Однако человеческая деятельность не существует иначе, как в форме действий или цепи действий. Например, трудовая деятельность существует в трудовых действиях, учебная деятельность – в учебных действиях, деятельность общения – в актах общения и т. д. (Леонтьев, 1977: 102–104).

Говоря о коммуникативной деятельности, представляется целесообразным раскрыть ее основные понятия – коммуникация, функции коммуникации, коммуникативная деятельность и коммуникативный акт как единица коммуникативной деятельности.

Коммуникация (лат. communicativ, or communico – делаю общим, связываю, общаюсь) – общение, обмен мыслями, сведениями, идеями и т. д. – специфическая форма взаимодействия людей в процессе их познавательно-трудовой деятельности (ЛЭС: 233).

К. Менг определяет коммуникацию как вид деятельности, "состоящий в производстве и восприятии языковых знаков и обеспечивающий специфическую смену между экстериоризацией духовной деятельности и обратным превращением экстериоризованной духовной деятельности в содержании сознания" (Менг, 1983: 222).

Е.С. Кубрякова указывает, что "процессы передачи информации получили название коммуникации … Коммуникативное поведение – поведение общественное. Этим определяется специфика человеческой коммуникации" (Кубрякова, 1986: 14). Основная социальная функция коммуникации состоит в том, что она обеспечивает предметно-практическую деятельность либо как овладение этой деятельностью, либо как ее планирование и координацию (Каменская, 1990: 10).

Вполне очевидно, что человеческое общение многогранно и исследуется разными науками: лингвистикой, психо- и социолингвистикой, психологией, социологией, семиотикой и теорией коммуникации. Каждая из этих наук вносит определенный вклад в уточнение понятий "язык" и "речь", являющих собой основу общения между людьми.

В языкознании проблема разграничения понятия "язык" и "речь" вызвала многолетнюю дискуссию. Мнение по этому вопросу высказали в своих работах В. Гумбольдт (1984), Г. Штейнталь (1979), А.А. Потебня (1989), Н.В. Крушевский (1975), И.А. Бодуэн де Куртенэ (1963) и многие другие. Попытку теоретического разъяснения такого разграничения предприняли Ф. де Соссюр (1990) и Л.В. Щерба (1974).

Язык возникает на определенной стадии человеческого развития и становится источником особого вида деятельности, духовной по своим истокам, материальной по воплощению, речемыслительной по природе. Обретая язык и овладевая всеми его механизмами, люди получают в свое распоряжение мощное средство общения и абстрактного мышления; они развивают способность оперировать любыми идеальными объектами вне сферы их практического применения или наличия (Лурия, 1979: 12, 28).

Исходя из современных общепринятых определений, язык понимается как система звуковых знаков, стихийно возникшая в человеческом обществе для целей общения. К единицам языка относятся слова. За ними исторически закреплены не те или иные конкретные мысли и чувства, а общенародные значения, сочетая которые люди получают базу формирования и средство выражения конкретных мыслей и чувств. Думая, люди "сливают" определенные единицы языка со своими мыслями и чувствами. В результате и возникает речь, или язык в действии (Леонтьев, 1968: 30).

Речь вплетена в жизнь человека и существует как неотъемлемое звено ее многочисленных проявлений; как деятельность она нередко подчинена деятельности более высокого порядка (Леонтьев, 1968: 31). Если язык мы признаем исторически возникшим сложным знаковым механизмом общения, то речью надо называть последовательность знаков языка, построенную по его законам, из его "материала" и в соответствии с требованиями выражаемого конкретного содержания (мыслей, чувств, настроений и т. д.) (Рождественский, 1990: 21).

Введением в науку термина "речь" признается тот очевидный факт, что общее (язык) и частное (речь) едины и вместе с тем различны. Средства общения, взятые в отвлечении от какого бы ни было конкретного их применения, мы называем языком. Те же самые средства общения, конкретно примененные, т. е. вступившие в связь с конкретным содержанием (мыслями, чувствами), мы называем речью. Средства общения в возможности – язык. Те же средства в действии (реализации) – речь. Общее (язык) выражается и осуществляется в частном (речь). Отдельное, частное (речь) – это одна из многих конкретных форм общего (языка).

В процессе общения в соответствии с потребностями коллектива из речи отбираются такие ее элементы, которые могут служить всем, – они и становятся фактами языка. Такие элементы речи редко имеют одного автора – они возникают одновременно во многих "местах", потому что определенная общественная потребность улавливается сразу многими и язык многим же подсказывает, какие его средства могут быть по-новому введены в речь. Из речи отдельных людей очень немногое может попасть в язык, да и то в результате действия общей потребности в каком-то новом средстве языка.

В изучении круга вопросов, относящихся к различению языка и речи, многое уже сделано. Разграничение между языком и речью составляет главное содержание теоретических работ А. Гардинера. Так, он противопоставляет язык как явление внеиндивидуальное и "постоянное" речи как явлению, зависящему от субъективного фактора и, следовательно, меняющемуся. А. Гардинер рассматривает традиционные категории и единицы языка, а также теорию предложения. Отдельные единицы располагаются им в разных планах – языка или речи, и, в частности, предложение он относит к явлениям речи. "Предложение – пишет он, – есть единица речи" (Гардинер, 1932: 47). Эту же точку зрения разделял А.И. Смирницкий (Смирницкий, 1954: 18).

Л. Ельмслев посвятил проблеме языка и речи специальную работу полагая, что язык и речь можно рассматривать:

как схему, т. е. как чистую форму, определяемую независимо от ее социального осуществления и материальной манифестации;

как норму, т. е. как материальную форму, определяемую в данной социальной реальности, но независимую от деталей манифестации;

как узус, т. е. как совокупность навыков, принятых в данном социальном коллективе и определяемых фактами наблюдаемых манифестаций.

Л. Ельмслев предлагает заменить разграничение между языком и речью различием между схемой и узусом, что поднимает лингвистику до семиологического уровня (Ельмслев, 1996: 264–389).

В защиту тесной связанности языка и речи высказываются многие лингвисты. Так, Ф. де Соссюр считает, что "оба эти предмета тесно между собой связаны, и друг друга взаимно предполагают: язык необходим, чтобы речь была понята и производила все свое действие; речь, в свою очередь, необходима для того, чтобы установился язык; исторически факт речи всегда предшествует языку. …Явлениями речи обусловлена эволюция языка: наши языковые навыки видоизменяются от впечатлений, получаемых при слушании других. Таким образом, устанавливается взаимозависимость между языком и речью: язык одновременно и орудие и продукт речи" (Ф. де Соссюр, 1977: 99).

После этого доказательного рассуждения Ф. де Соссюр неожиданно высказывает мысль об абсолютном разграничении языка и речи: "Но все это не мешает тому, что это две вещи совершенно различные". Эти последние разграничения и противопоставления последовательно выводятся из основного – между языком и речью. Таким образом, получается замкнутый логический круг (Ф. де Соссюр, 1977: 99). Ф. де Соссюром вводится третий термин для обозначения этого единого по своей сущности явления – "речевая деятельность" (Ф. де Соссюр, 1977: 99).

Речевая деятельность является видом деятельности (наряду с трудовой, познавательной, игровой и др.). Понятие речевой деятельности в этом значении рассматривается в работах Л.С. Выготского и А.Н. Леонтьева (Выготский, 1996; Леонтьев, 1969). Согласно данной концепции, речевая деятельность психологически организована подобно другим видам деятельности, т. е. с одной стороны, характеризуется предметным мотивом, целенаправленностью, эвристическим характером, с другой – состоит из нескольких последовательных фаз (ориентировка, планирование, реализация плана). Применительно к речевой деятельности эти фазы и составляющие их операции впервые выделены Л.С. Выготским (ЛЭС, 1990: 412).






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.