Я-пространство как компонент коммуникативного поведения и национальной семантики (42535)

Посмотреть архив целиком







Реферат


по лингвистике


на тему:


"Я-пространство как компонент коммуникативного поведения и национальной семантики (русско-немецкие параллели)"
















2008


Содержание


Введение

1. Уровень общественного коммуникативного поведения

2. Уровень текста

3. Уровень высказывания (иллокутивный аспект)

4. Уровень высказывания (пропозициональный аспект)

5. Уровень семантики слова

Литература


Введение


Одно из существенных различий между русским и немецким менталитетом заключается в том, что русские и немцы по-разному ощущают себя в пространстве и в социуме. Объект, который по-разному интерпретируется представителями двух разных культур, можно условно назвать Я-пространством.

Я-пространство - это физическое тело и психика говорящего, а также физическое тело и психика другого человека, которого видит или представляет себе говорящий.

Будучи атрибутом русского сознания, Я-пространство имеет зыбкие границы, оно склонно сливаться с другими Я-пространствами и проницаемо для последних. Немецкое Я-пространство, напротив, имеет жесткие границы, дистанцируется от других Я-пространств, склонно обнаруживать себя в единственном числе.

Области проявления названных различий могут быть представлены в виде шкалы, состоящей из пяти уровней. Это: 1) уровень общественного поведения; 2) уровень текста как речевого произведения, состоящего из ряда высказываний; 3) уровень высказывания (иллокутивный аспект); 4) уровень высказывания (пропозициональный аспект); 5) уровень семантики слова.

Между уровнями нет четких границ. Уровни 1, 2 и 3 относятся к сфере коммуникативного поведения. Здесь человек как член общества и как носитель языка относительно свободен в выборе экстралингвистических и языковых средств для осуществления своих коммуникативных намерений. Уровни 4 и 5 представляют сферу национальной семантики (Ю.Д.Апресян). Национальная семантика обнаруживает себя в тех случаях, когда говорящий сообщает не только то, что хочет, но и то, что входит в значения употребляемых им языковых единиц.


1. Уровень общественного коммуникативного поведения


Каждый человек нуждается в физическом пространстве, не занятом другими людьми. Судя по имеющимся данным, для немецкой культуры наличие «своего» пространства вокруг тела человека важнее, чем для русской.

Так, представитель немецкой культуры И. Вольф, размышляя о том, как можно преодолеть трудности межкультурного общения, приходит к выводу, что начинать следует с охраны границ личного пространства. Ссылаясь на данные научных исследований, И. Вольф приводит точные размеры личного пространства для четырех типов общения. Автор ясно говорит о том, что нарушение личных границ вызывает естественный протест "хозяина" пространства (Wolff, с. 10-13).

Представитель русской культуры С. Г. Тер-Минасова, анализируя ту же проблему, считает первостепенно важным не соблюдение дистанции между людьми, а изучение иностранных языков. Правда, в ее книге приводится пример несовпадения дистанционных норм как причины частного культурного конфликта между украинцами и хасидами (Тер-Минасова, с. 21).

И. Вольф и С.Г. Тер-Минасова рассматривают проблемы межкультурного общения в разных ракурсах, однако не это обстоятельство, а, видимо, национальный менталитет определил приоритеты в их подходах. Любопытно, что общие принципы успешного межкультурного общения у обоих авторов практически совпадают: «Toleranz, Akzeptanz, Rьcksichtnahme und Hilfsbereitschaft)) (Wolff, c.7) и «Терпение, Терпимость, Толерантность» (Тер-Минасова, с. 260).

Психологические особенности Я-пространства, влияющие на поведение человека в обществе, пока не изучены, однако личные беседы с представителями двух культур позволяют выдвинуть гипотезу: русские признают, что они склонны многократно воспроизводить в памяти эмоционально значимые эпизоды общения или предвкушать такие эпизоды; для немцев такое явление не характерно. Если психологический эксперимент подтвердит данное психологическое различие, это поможет объяснить многие особенности быта и социального устройства двух обществ.


2. Уровень текста


На этом уровне несовпадение свойств Я-пространства в русском и немецком сознании обнаруживается в формах обращения, присущих бытовому диалогу и письменной речи.

В русском бытовом диалоге собеседники (особенно собеседницы) для придания беседе большей доверительности то и дело называют друг друга по имени и отчеству (Вы знаете, Мария Петровна... - Да что вы, Анна Ивановна..^). Я собеседника вынуждено многократно откликаться на реплики говорящего и, видимо, делает это охотно, поскольку в результате такого речевого поведения возникает доверительность. Немцы в ходе диалога, напротив, избегают частого обращения друг к другу по имени.

Немецкое Я защищается от вторжения, и тенденция эта, видимо, укрепляется. Так, современные пособия по составлению писем рекомендуют ставить после обращения в начале письма запятую, а не восклицательный знак, как раньше (Duden 1997, с. 37), например: Sehr geehrter Herr Lang, es tut mir Leid, dass...

Склонность немецкого Я обнаруживать себя в единственном числе проявляется в способе оформления начала и конца письма, которое предназначено для нескольких адресатов или подписано несколькими отправителями. К каждому из адресатов нужно обращаться отдельно, каждое обращение обычно помещается в отдельную строку (Duden 1997, с. 52-59). Например:

Liebe Monika, lieber Hans,

Ср. обычное начало письма на русском языке: Дорогие Маша и Гриша!

Отправители, подписывающие немецкое письмо, не должны объединять себя друг с другом общим притяжательным местоимением, как это принято в русской традиции. Например, не следует подписывать письмо словами *deine Oma und Opa (твои бабушка и дедушка). Нужно: deine Oma und dein Opa (твоя бабушка и твой дедушка). Исключение делается только для супругов, имеющих общую фамилию. В этом случае возможны два варианта: Ihre Eva Mьller und Ihr Max Mьller или Ihre Eva und Max Mьller (Duden, c. 38). Имена тех, кто подписывает письмо, помещаются в одной строке, что объединяет их визуально.

Таким образом, авторы пособий по составлению писем подсказывают своим читателям такое коммуникативное поведение, при котором не будут нарушены границы Я-пространства.


3. Уровень высказывания (иллокутивный аспект)


В этом разделе рассматриваются языковые средства, которые позволяют говорящему в рамках высказывания учесть особенности Я-пространства, присущие его родной культуре. Видимо, учет этих особенностей не является отдельным речевым намерением говорящего, а входит в намерение действовать по шаблону и тем самым не нарушать общепринятых норм коммуникации. Это намерение можно назвать иллокутивным фоном успешной коммуникации, который остается неизменным при реализации любого речевого намерения - сообщения, просьбы и т. д. Таким образом, учет свойств Я-пространства входит в иллокутивный фон высказывания.

Примеры, относящиеся к этому уровню, показывают различные тенденции в употреблении личных местоимений. Например, наличие или отсутствие местоимения 1-го лица в высказывании по-разному влияет на состояние иллокутивного фона русской и немецкой речи.

Сравним два немецких письменных высказывания с их буквальными русскими переводами:

(1) Bitte zu entschuldigen, dass mein Sohn Peter gestern den Unterricht versдumt hat.

(Прошу извинить, что мой сын Петер вчера пропустил занятия)

(2) Ich bitte zu entschuldigen, dass mein Sohn Peter gestern den Unterricht versдumt hat.

(Я прошу извинить, что мой сын Петер вчера пропустил занятия)

Высказывание (1), еще возможное в немецкой письменной речи прошлого века, в настоящее время считается не только старомодным, но почти грубым, от него веет милитаризмом 19-го века. Высказывание (2), нормативное для устной речи и полностью соответствующее грамматической норме немецкого языка, теперь стало также нормой письменной речи (Duden 1997, с. 17). Это историческое изменение говорит о том, что немецкое Я-пространство укрепляет свои границы в письменной речи.

Буквальные русские переводы немецких высказываний (1) и (2) не являются их коммуникативными эквивалентами. Скорее наоборот, русское высказывание (2) в качестве записки к учителю звучит жестко и несколько вызывающе, а высказывание (1), не содержащее личного местоимения, обеспечивает успешную коммуникацию. Предпочтение варианта без личного местоимения в русской речи отмечается русскими грамматиками: "При наличии соотносительных конструкций в речи предпочитаются односоставные [определенно-личньге предложения]" (Современный русский язык, с. 293).

Сказанное относится к употреблению местоимений 1-го и 2-го лица. Очевидно, при отсутствии личного местоимения Я-пространство деятеля (одного из собеседников) теряет четкость границ и становится более доступным для контакта - так возникает эффект доверительности и мягкости общения. Например, во время прогулки под луной уместен вопрос Видишь ту звезду?, но не Ты видишь ту звезду?. Опущение личного местоимения - один из способов разрядить обстановку в конфликтной ситуации. Допишите отчет, после этого можете убираться ко всем чертям звучит все же лучше, чем Допишите отчет, после этого вы можете убираться ко всем чертям, а в ответ на просьбу Дай прикурить безопаснее ответить Не курю, чем Я не курю. По нашим сведениям, личные местоимения особенно малоупотребительны в языке улицы. Очевидно, такое коммуникативное поведение является средством самозащиты, так как отводит возможную агрессию.


Случайные файлы

Файл
64019.rtf
38564.rtf
82569.rtf
99588.rtf
116092.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.