Теоретические проблемы лингвокогнитивного анализа лексики (42367)

Посмотреть архив целиком

План работы


1 Возникновение и развитие когнитивной лингвистики

2 Когнитивная лингвистика как научное направление

3 Сознание как предмет изучения в когнитивной лингвистике

Библиография



1 Возникновение и развитие когнитивной лингвистики


Рождение когнитивной лингвистики официально было провозглашено весной 1989 года в Дуйсбурге на симпозиуме, организованном Рене Дирвеном и другими европейскими учеными. На этом симпозиуме было запланировано создание Международной ассоциации когнитивной лингвистики, издание журнала «Когнитивная лингвистика» и серии монографий «Исследования по когнитивной лингвистике». В первом номере журнала «Когнитивная лингвистика» его главный редактор Дирк Герэртс следующим образом определил задачи нового лингвистического направления – исследование языка как средства организации, обработки и передачи информации. При этом когнитивная лингвистика опирается на изучение концептуальной и эмпирической (основанной на опыте человека) базы языковых категорий и понятий. Языковые формы изучаются не сами по себе, автономно, а с позиций того, как они отражают определенное видение мира человеком и способы его концептуализации в языке, общие принципы категоризации и механизмы обработки информации, с точки зрения того, как в них отражается весь познавательный опыт человека, а также влияние окружающей среды.

Когнитивная лингвистика возникает как научное направление, которое отвечает на те же вопросы, что и когнитивная наука, но только в их непосредственной связи с языком. Давая определение когнитивной науки, можно было бы сказать, что это наука, которая изучает соотношение когнитивных и языковых структур.

Когнитивная наука – это наука, которая занимается когницией, а когнитивная лингвистика занимается когницией в ее языковом отражении.

Когниция – это англоязычный термин (cognition), который по своему содержанию отличается от наиболее близкого ему русскоязычного термина «познание». В соответствии с определением, которое приводится в Краткой философской энциклопедии, «когниция» – это «знание, познание». Иными словами, в отличие от термина «познание», «когниция» означает и сам познавательный процесс – процесс приобретения знаний, и результаты этого процесса – знания. Поэтому этот термин используется наряду с термином «познание».

При анализе ментальных, или когнитивных, процессов обращение к лингвистике неизбежно: языковые данные обеспечивают наиболее очевидный и естественный доступ к когнитивным процессам и когнитивным механизмам; само их появление можно рассматривать как следствие определенного процесса и действие определенных механизмов, связанных с ментальной и когнитивной деятельностью человека. «Возможность объективировать ментальную деятельность, вербализуя ее результаты, описывая ее в «ословленном» виде, делает показания языка бесценными свидетельствами человеческого разума и человеческой неразумности».

Сегодняшний этап когнитивной науки отражает такую стадию в ее развитии, когда разрешение массы насущных проблем концептуального анализа видится в последовательном изучении языковых проявлений деятельности человеческого сознания и связывается главным образом с познанием той инфраструктуры мозга – когнитивной системы, которая обеспечивает всю эту деятельность. Язык же рассматривается как ведущий когнитивный механизм человеческого сознания. Признается, что когнитивный мир человека изучаем по его поведению, по осуществляемым видам деятельности, подавляющее большинство которых протекает при участии языка. Акцентируется, что язык не просто «вплетен» в тот или иной тип деятельности, но, как бы образуя ее речемыслительную основу, объективируя замысел деятельности, ее установки, разные компоненты деятельности образуют ту эмпирическую область данных, на базе которой могут далее изучаться такие когнитивные феномены человеческого сознания, как память, правила логического вывода и умозаключений и т.п. Поэтому лингвист вынужден строить предположения не только о том, какая система собственно лингвистических форм стоит за речемыслительной деятельностью, но и о том, как языковые выражения, категории, единицы связаны с восприятием мира и как они отражают его познание. Про эту ипостась языка и говорят, что он (язык) позволяет осуществить доступ к ненаблюдаемому когнитивному миру человека, структурам его сознания.

Именно лингвистические эксперименты обнаружили доказательства существования среди структур сознания разных форматов знания – начиная от единичных представлений и кончая сложными пропозициональными структурами, фреймами, сценариями и т.п., выявили существование упорядоченных способов хранения и переработки информации, способствующих легкости операций с нею, например, ее извлечения. Дискурсивные и текстовые данные выступают для когнитолога в троякой роли: с одной стороны, они существуют как данные, позволяющие судить о языке и его употреблении в особых целях, в определенных ситуациях; с другой стороны, они позволяют судить об обмене информацией, ее получении и осмыслении в актах коммуникации, и, наконец, они существуют и как косвенные данные о мыслительной, интеллектуальной, ментальной деятельности человека, о его сознании и мышлении.

Важнейшей стороной связи когнитивной науки с лингвистикой оказывается та часть лингвистики, которая приходится на исследование семантики, значения языковых форм и выражений. Ведь само значение определяется как когнитивный феномен, а любые данные об этом феномене – как проливающие свет на структуры сознания, их «форматы» и внутреннее устройство. И хотя среди этих структур выделяют как вербальные, так и невербальные, полагают, что наиболее существенные из представлений нашего мозга и имеющихся структур сознания – это те, которые уже сформировали значения языковых знаков, те, которые репрезентируют структуры сознания с помощью языковых знаков.

К началу 80-х гг. стало очевидным, что в когнитивной науке должен быть получен более аргументированный ответ на вопрос: 1) возможно ли вообще создание адекватной лингвистической теории без общей теории когнитивных процессов; 2) возможно ли построение общей теории когниции без лингвистики и без теории речевого поведения человека. Ответ очевиден: современные теории интеллекта и языка должны совместно прояснить отношения, существующие в триаде «когнитивные процессы – языковые структуры – языковое поведение». Когнитивная программа исследований ставит себе целью «достижение интегрированной картины языка, мышления и поведения». Предпосылкой осуществления такой программы становится положение о том, что поведение человека определяется в значительной мере его знаниями, точно так же как и его поведение – его языковыми знаниями. Кардинальной проблемой когнитивной науки становится в связи с этим усвоение языковых знаний, овладение родным языком, онтогенез речи. В формулировке Н. Хомского задача когнитивных исследований заключается в том, чтобы понять, как приходит знание вообще и знание языка, в особенности, к человеку. Ответ же его, касающийся языка, достаточно определен: поскольку ребенок за сравнительно короткий срок овладевает способностью говорить, причем делает он это на основе скудных «входных» данных, констатация этих факторов должна убедить ученых в том, что языковые способности носят врожденный характер. Изучить знания, компетенцию, языковую способность и значит – изучить внутренний механизм речи как часть биопрограммы человека.

В своей реальной деятельности человек оперирует сведениями о мире, и в его голове образуется постепенно некая база таких сведений. В банке знаний нуждается и машина. Если с целью создания банка знаний используется естественный язык, надо понять, как в самом языке оперируют знаниями. «Для этого, – подчеркивает один из крупных специалистов в области моделирования искусственного интеллекта Р. Виленски, – и надо знать, как функционирует язык. А поскольку функционирование языка есть, в конечном счете, выражение определенных значений, категория значения и анализ способов его выражения в языке становится тем главным, что изучают специалисты по искусственному интеллекту» (Кубрякова 1994:45).

Для когнитивной науки является чрезвычайно существенным подключение ее через лингвистическую семантику к семиотике, т.е. по крайней мере, учет семиотических аспектов такой единицы, как знак. Он всегда рассматривался как носитель значения, и сегодня он тоже может получить новую интерпретацию как носитель любого кванта информации, особой структуры знания – концепта.

По мнению З.Д. Поповой и И.А. Стернина, когнитивная лингвистика – новый этап изучения сложных отношений языка и мышления (Попова, Стернин 2001:3). Начало такому изучению положили нейрофизиологи, врачи, психологи (П. Брока, К. Вернике, В.М. Бехтерев, И.П. Павлов, И.М. Сеченов и др.). На базе нейрофизиологии возникла нейролингвистика (Л.С. Выготский, А.Р. Лурия), которая установила, что разные виды речевой деятельности (освоение языка, слушание, говорение, чтение, письмо и др.) связаны с разными отделами головного мозга.

Следующим этапом развития проблемы соотношения языка и мышления стала психолингвистика, в рамках которой изучались процессы порождения и восприятия речи, процессы изучения языка как системы знаков, хранящейся в сознании человека, соотношение системы языка и ее использования, функционирования (американские психолингвисты Ч. Осгуд, Т. Себеок, Дж. Гринберг, Дж. Кэррол, российские лингвисты А.А. Леонтьев, И.Н. Горелов, А.А. Залевская, Ю.Н. Караулов и др.).






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.