Содержание античной риторики (42257)

Посмотреть архив целиком














Реферат

по лингвистике

на тему:

"Содержание античной риторики"












2009


Согласно античному канону риторика включает в себя пять частей, соответствующих пяти необходимым этапам работы оратора над речью:

1) нахождение темы,

2) расположение материала,

3) словесное выражение,

4) запоминание,

5) произнесение.

Другими словами, классическая схема риторики состоит в следующем:

1) найти, что сказать,

2) найденное расположить по порядку,

3) придать ему словесную форму,

4) утвердить все это в памяти,

5) произнести. Таким образом, риторический процесс охватывает весь путь от замысла оратора к звучащему слову.

Инвенция. Перед оратором прежде всего стоит выбор темы и цели выступления. Он должен отчетливо представлять себе, о чем и для чего он будет говорить. Важно также, чтобы он помнил об этом в каждый момент речи.

Схема инвенции традиционно включает в себя три части: "нравы", "аргументы" и "страсти".

Под понятием "нравы" в риторике подразумеваются то качества, которые позволяют оратору установить контакт с аудиторией и утвердить свой авторитет. Аристотель называет три причины, вызывающие безоговорочное доверие к говорящему, - это рассудительность, добродетельность и доброжелательность. Если слушателям кажется, что оратор обладает всеми этими качествами, они непременно чувствуют к. нему доверие.

Главная задача оратора - представить аудитории убедительные "аргументы" в доказательство своей правоты. Изучение различных способов доказательств включает в себя описание собственно аргументов и так называемых общих мест. Аргументом в риторике называется форма рассуждения, имеющая целью из известных положений вывести новое.

Основные виды аргументов следующие.

Силлогизм. Более всего этот вид аргумента свойствен научному доказательству, принятому в логике. Например: Следует любить то, что облагораживает. Изящные искусства облагораживают. Следова тельно, надо любить изящные искусства. ",

Энтимема - один из видов силлогизма, в котором одна из посылок остается неявной и аргумент сводится к двум положениям. Этот вид силлогизма более подходит для использования в речи, где многие моменты остаются невыраженными. Приведенный выше пример собственно силлогизма в этом случае приобретает вид: Следует любить то, что облагораживает. Значит, надо любить изящные искусства. Ср. пример эн-тимемы из "Риторики" Аристотеля: Благоразумным кто рожден, тому не следует / Детей чрезмерно мудрыми воспитывать. I Таким присуща праздность, кроме этого /

Сограждан зависть возбуждают лютую.

Эпихерема - развернутый силлогизм. Так, приведенный выше собственно силлогизм можно развернуть в следующую цепочку умозаключений: Кто может не любить изящные искусства? Они обогащают наш ум, смягчают наши нравы; именно они совершенствуют род человеческий. Самолюбия и здравого смысла достаточно, чтобы понять их неоценимую пользу и необходимость развития.

Дилемма - разновидность сложного силлогизма. В качестве примера можно привести реакцию римского сената на уговоры Тарквиниев возвратить им имущество, блага и права: Не вернуть им их - дать предлог к войне; вернуть - представить им оружие и средства нападения.

Сорит - цепочка взаимосвязанных положений. Например: Верующий человек почитает бога; тот, кто чтит бога, чтит его заветы; один из заветов - милосердие к ближнему; милосердие предупреждает преступление, облегчая страдания и нищету; предупреждение преступлений служит интересам государства.

Кроме аргументов, различающихся по форме рассуждения, в риторике рассматривались также аргументы, учитывающие источник, происхождение. Таковыми признавались: пример - силлогизм, одной из посылок которого является исторический факт или интересное событие; индукция - общий вывод, проистекающий из различных частных примеров; "личный" аргумент - вывод, проистекающий из посылок, действий или слов оппонента, противопоставленных оратором своим собственным посылкам, действиям или словам.

Среди общих способов убеждения Аристотель уделяет основное внимание примеру и энтимеме. При этом предпочтение он оказывает энтимеме как собственно риторическому средству: "Примерами следует пользоваться в том случае, когда для доказательства нет энтимем, ибо убеждают с их помощью, когда же энтимемы есть, то примерами следует пользоваться как свидетельствами после энтимем в виде эпилога, тогда как в начале они похожи на индукцию, а ораторским речам индукция не свойственна, за исключением немногих случаев, когда же они помещены в конце, то похожи на свидетельства, а свидетель всегда вызывает доверие. Поэтому если поместить их в начале, необходимо говорить много, а в конце - достаточно одного примера, ибо свидетель, заслуживающий веры, полезен даже один".

Правила применения аргументов:

1) доказательства - основа ораторской речи;

2) доказательства следует не столько умножать, сколько взвешивать;

3) отбрасывать аргументы, которые могут быть отвергнуты.

В основе классического учения о "страстях" лежит представление о двух главных человеческих страстях - Любви и Ненависти. Именно они формируют все другие, второстепенные чувства. По определению Аристотеля, "страсти - это все то, под влиянием чего изменяется состояние людей и принимаются различные решения, а также то, с чем связано огорчение или удовольствие: например, гнев, сострадание, страх и всем им подобные и противоположные им чувства". Аристотель дает подробную характеристику чувству гнева, пренебрежения, милости, любви, страха, стыда и другим человеческим свойствам, используемым оратором в "искусстве* убеждать" аудиторию. Он описывает также возможное воздействие речи на людей различных возрастных и социальных групп.

Соотношение между "нравами", "аргументами" и "страстями", т.е. тремя основными разделами инвенции, можно выразить следующей формулой поведения оратора: привлечь нравом, убедить аргументом, тронуть чувством.

Общие правила инвенции, обязательные для любого оратора:

1)"нравы", "аргументы" и "страсти" должны взаимодействовать для достижения единой цели - убеждения;

2) один из трех подходов должен быть выбран в качестве доминирующего;

3)"нравы" и "страсти" более всего подходят для сочинений, адресованных "слабым, чувственным людям и молодежи";

4) аргументы должны преобладать в речи, обращенной к людям степенным и разумным;

5) злоупотребление нравами и страстями легко высмеивается;

6) использование опыта предшествующих поколений ораторов.

Кроме собственно доказательств к инвенции относятся также "общие места" аргументов. Античные риторы подчеркивали, что все сюжеты, темы, объекты ораторского выступления имеют определенное сходство и могут рассматриваться под общим углом зрения. Такое сходство может быть внутренним, исходящим из самого предмета - внутренние общие места и внешним, представляющим собой дополнительную аргументацию не обязательно логического характера - внешние общие места.

Таким образом, инвенцию можно назвать этапом упорядочивания мысли о предмете речи. Она предполагает выбор определенной стратегии аргументации. Эта стратегия может быть обусловлена тем образом, который оратор предполагает создать у аудитории, либо той реакцией слушателей, на которую рассчитывает оратор, либо потенциальной возможностью раскрытия темы сообщения.

Классическая инвенция обращена к анализу трех сторон акта коммуникации, которые ныне принято называть: отправитель речи - получатель речи - сама речь. В современной лингвистической теории этим составляющим акта коммуникации уделяется значительное место.

Диспозиция. Основное назначение диспозиции - членение тематического материала, полученного в результате инвенции, и определение порядка следования частей.

Огромное внимание, с которым античные ораторы относились к данному этапу работы над речью, нагляднее всего демонстрируют следующие слова Платона: "Всякая речь должна быть составлена, словно живое существо, - у нее должно быть тело с головой и ногами, причем туловище и конечности должны подходить друг к другу и соответствовать целому" - цит. по. Оратор должен ясно представлять себе общий принцип и частные задачи речи и в соответствии с этим строить свою аргументацию.

Согласно античному канону речь делится на шесть частей: введение, предложение, повествование, подтверждение, опровержение и заключение. Для менее значительных тем диспозиция может быть ограничена тремя основными частями: вступлением, подтверждением и заключением.

Главным общим правилом диспозиции является следующее: оратор должен помнить о цельности сочинения и с этой целью кратко, в одной фразе, резюмировать и держать в уме свое мнение по поводу излагаемого сюжета. Я думаю, что это правило могло бы сослужить добрую службу многим современным публичным сочинителям.

Введение. Главная цель введения - расположить в свою пользу аудиторию. Для достижения этой цели применяются три типа введения: простое, косвенное и внезапное - резко эмоциональное начало, применяемое в редких случаях. Классическим примером внезапного начала может служить одна из знаменитых речей Цицерона Катилине: "Quousque tandem abutere, Catilina, patientia nostra? Quam diu etiara furor iste tuus nos eludet? Quem ad finem sese effrenata jactabit auda-cia?" "Доколе же, наконец, Катилина, ты будешь злоупотреблять нашим терпением? До каких пор твое бешенство будет ускользать от нас? Где предел твоей необузданной дерзости?".

Античные риторы придавали вступлению исключительно важное значение. Аристотель учил: "Итак, вступление есть начало речи, то же, что в поэтическом произведении - пролог, а в игре на флейте - прелюдия. Все эти части - начало, они как бы прокладывают путь для последующего".

Правила работы над введением:

1) обратить особое внимание на введение, от которого в значительной мере зависит успех всего сочинения в целом;

2) во введении использовать "нравы";

3) сочинять введение, исходя из существа рассматриваемой темы, не допуская "забегания" вперед;

4) писать введение последним;

5) избегать как банального, так и излишне экстравагантного введения;

6) стиль введения прежде всего должен быть доступным.

Предложение - этап, в некотором смысле дублирующий инвенцию. Предложение состоит из разложения темы на составные части и представления ее в резюмированном виде. Необходимость включения этого этапа в общий цикл обусловливается сложным и неочевидным характером темы.

Повествование включает в себя прежде всего изложение основных фактов, составляющих композицию темы: описание предметов, мест, лиц.

Правила наррации:

1) повествование должно затрагивать только основные факты, имеющие непосредственное отношение к теме;

2) факты должны находиться в соответствии с действующими лицами, т.е. должны быть правдоподобными;

3) повествование должно быть кратким и четким;

4) интерес ко всей речи в значительной мере зависит от эффекта, вызванного изложением фактов;

5) наррация должна сопровождаться описанием, оживляющим сухие факты;

6) для описания следует выбрать наиболее выгодную точку зрения;

7) при описании следует избегать расплывчатости и излишних деталей;

8) место описания - в начале повествования.

Подтверждение - основной этап диспозиции. Именно на этом этапе оратору предстоит развернуть аргументацию, от которой зависит успех речи. Основная задача подтверждения - доказательство истинности посылок, выдвинутых в предложении.

Правила конфирмации:

1) в подтверждении должны быть собраны воедино все замечания касательно применения необходимых доказательств;

2) с этой целью необходимо осуществить ревизию всех "общих мест", рассмотренных в инвенции;

3) при выборе аргументов менее заботиться об их количестве, нежели их качестве;

4) наилучшим признается так называемый Гомеров порядок следования аргументов: вначале сильные аргументы, затем несколько доказательств средней силы, в конце - один наиболее мощный аргумент;

5) тщательно избегать нисходящего порядка аргументов;

6) сильные аргументы следует изолировать и преподносить в самой простой форме, слабые - группировать по нескольку, для того чтобы они поддерживали друг друга.

Заключение - последний этап диспозиции. По Аристотелю, "заключение преследует четыре цели: расположить слушателя доброжелательно к себе и недоброжелательно к противнику; усилить или умалить значение дела; разжечь страсти у слушателя; напомнить, о чем шла речь".

Правила работы над заключением:

1) заключение должно содержать резюме аргументации, развернутой в подтверждении, и вызывать эмоции публики;

2) заключение требует точности изложения и разнообразия в стиле;

3) из подтверждения отбираются наиболее сильные места;

4) при использовании "страстей" следует помнить об умеренности;

5) стиль заключения должен быть живым и эмоционально насыщенным.

Диспозиция является следующим этапом работы автора над речью, этапом, предшествующим непосредственной вербализации замысла. Необходимость этого этапа диктуется двумя фундаментальными свойствами речи - линейностью и дискретностью. В результате инвенции тема оказывается расчлененной на несколько частей, позволяющих наглядно представить себе содержание речи. Таким образом, если инвенция является этапом конкретизации и упорядочивания мысли, то основное содержание диспозиции сводится к синтагматической аранжировке темы. Но тема как набор субконцептов не имеет линейной конфигурации, она не может быть сразу, единовременно обрушена на аудиторию. Дело в том, что если при зрительном восприятии пейзажа или картины, как отмечает Ватте, "мысли входят в наше сознание толпой" - цит. по), то при восприятии речи "мысли, привязанные к... словам, появляются друг за дружкой, достигая таким образом сознания слушающего".

Таким образом, с одной стороны, линейность речи диктует необходимость линейного представления субконцептов, составляющих тему. С другой стороны, дискретность речи, возможность вычленения отдельных фрагментов сообщения облегчает автору концептуальное построение речи в соответствии со своими коммуникативными намерениями.

Античные авторы обращали внимание на многие особенности речи, которые в современной науке являются предметом специального изучения. Вспомним, например, известный в психологии "закон первого и последнего места", согласно которому при прочих равных условиях лучше запоминается та информация, которая расположена в начале и конце сообщения. Этот закон прекрасно согласуется с античным правилом расположения аргументов в речи, когда наилучшим признается так называемый гомеров порядок. Располагая наиболее важные элементы доказательства в начале и конце речи, античные авторы добивались высшей убедительности своих выступлений.

Элокуция - это словесное выражение того, что уже содержательно определено и расчленено, а также расположено в определенном порядке.

Именно на этом этапе замысел автора получает свою конкретную словесную форму. Элокуция как центральная часть риторики, как учение о словесном выражении в дальнейшем стала основой для выделения стилистики в качестве самостоятельной лингвистической дисциплины.

Содержание элокуции составляют общие наблюдения над различными грамматическими формами и конструкциями, описание и классификация риторических фигур, учение о стиле и его разновидностях, учение о "формах" стиля и "формах" речи.

Еще Аристотелем были выделены три вида конструкций: предложение, или выражение простого суждения, фраза, или связка суждений, образующая умозаключение; период, или связка умозаключений, служащая полному раскрытию развернутой концепции. По мнению Н.А. Безменовой, именно в риторике была выдвинута гипотеза об уровневой организации текста: "Если природа создала определенные законы для взаимной аранжировки слов, то они должны сохраняться и для частей в периоде, и для периодов в целой речи". Идея аналогии, касающаяся взаимного расположения и отношений между мелкими и крупными языковыми единицами, была, как известно, популярна в античные времена; популярна она и в наши дни).

Предметом особой заботы риторов было описание различных фигур речи. Согласно традиции, идущей от Цицерона, фигуры делятся на два больших класса: фигуры мысли и словесные фигуры. Основное различие между этими двумя большими классами состоит в том, что фигуры мысли зависят исключительно от воображения или изменения мысли: фигура остается одной и той же, даже если в ней заменить все слова. Словесные фигуры зависят от выбора слова, они могут исчезнуть при замене слов. Например, при замене в фигуре "сто парусов" слова "парус" на "парусник", мысль сохранится, но фигура исчезнет.

Предметом риторики являются прежде всего словесные фигуры. Фигуры дикции затрагивают звуковой состав слов: например, синкопа - это выпадение одного или нескольких звуков в середине слова. Фигуры конструкции представляют собой структуры, выражение смысла которых происходит за счет грамматической конструкции: например, силлепс - это объединение в синтаксическом построении двух или более однородных членов, так или иначе различающихся в грамматическом отношении. Выделяются также фигуры, в рамках которых слова сохраняют свое прямое значение, и фигуры с переносным значением слов - тропы.

Особое место в риторике отводится изучению фигур с переносным значением - тропов. Переносный смысл, создающий троп, возникает в результате определенной модификации прямого смысла. Квинтилиан дает следующее определение этому понятию: "Троп есть выразительная перемена или искусный перенос слова или речи от собственного значения на другое" - цит. по. Основными тропами в риторике признаются метафора, метонимия, синекдоха, эпитет, антономаза, катахреза, ономатопея, перифраза, аллегория, ирония, гипербола. Самым красивым и наиболее употребительным тропом с давних пор считается метафора. По словам Квинтилиана, она "дарована нам самой природой".

Античные авторы обращали внимание на то, что от выбора того или иного слова, того или иного образного выражения может зависеть весь смысл фразы. Аристотель, полемизируя с софистами, писал: "Неверно утверждение Брисона, что сквернословия нет, поскольку одно слово можно сказать вместо другого, если они значат одно и то же. Это ошибка, ибо одно слово более употребительно, более пригодно, чем другое, чтобы представить дело наглядно. Кроме того, разные слова представляют предмет не в одном и том же свете, так что и с этой стороны следует предположить, что одно слово прекраснее или безобразнее другого". Далее: "То же и в области эпитетов, можно образовывать их от худшего или постыдного, например эпитет "матереубийца", но можно и от лучшего, например "мститель за отца". Точно так же и Симонид, когда победитель состязания в беге на колесницах, запряженных мулами, предложил ему незначительную плату, отказался написать стихотворение под тем предлогом, что он затрудняется воспевать "полуослов"; когда же получил достаточное вознаграждение, написал: Привет вам, вихреногих кобылиц дщери, хотя эти мулы были по-прежнему дочерьми ослов".

Традиция уважительного отношения точному словесному воплощению авторского замысла передавалась античными риторами из поколения в поколение. Цицерон усматривал в выборе "точных и прекрасных слов" главную заботу всех ораторов и сочинителей, считая, что он "придает речи, как прекраснейшим статуям, величие и вместе с тем красоту, патину старины, значительность, силу и мощь и прочие качества, какие только возможны. Он как бы вкладывает в предмет некую говорящую душу".

Завершающий этап элокуции - учение о стиле и о жанрах речи. По мнению Аристотеля, "недостаточно знать, что следует говорить, но нужно также знать, как следует говорить". По Аристотелю, "речи написанные воздействуют более благодаря своему стилю, чем содержанию". Основное достоинство стиля заключается в его ясности, потому что только ясная речь достигает своей цели. Кроме того, стиль должен соответствовать предмету речи. Уже более 2000 лет назад Аристотель говорил о различном впечатлении, оказываемом на аудиторию письменными и устными текстами, т.е. затрагивал вопросы, по сей день составляющие предмет острейших дискуссий в науке. Он объяснял, почему "речи письменного стиля представляются сухими, а речи ораторов, даже произнесенные с успехом, - неискусными, когда их берут в руки для чтения".

Таким образом, триада "инвенция - диспозиция - элокуция" оказывается взаимосвязанной риторической схемой, охватывающей подготовку и собственно процесс текстообразования. Каждая из этих частей имеет смысл только в качестве составной части единого речетворческого процесса, начиная от зарождения авторского замысла вплоть до его реализации в речи.

Запоминание - совокупность мнемотехнических приемов, используемых для облегчения запоминания текста.

Многие античные авторы достигли известности, кроме всего прочего, также благодаря своей удивительной способности к запоминанию. Квинтилиан упоминает, например, о римлянине Гортезии, который однажды после завершения аукциона, длившегося целый день, сумел без ошибок и в правильной последовательности перечислить все выставленные на продажу предметы, их цены и покупателей.

В древней Греции обязательным атрибутом любого судебного заседания были водяные часы. С последней каплей воды в часах заканчивалось выступление оратора. Часы ставили оратора в жесткие временные рамки, заставляли его заранее планировать содержание и произнесение своей речи. Вся эта подготовительная работа производилась на этапе запоминания речи.

В основе античной мнемотехники лежит убежденность в том, что из всех органов чувств человека наиболее сильным и развитым является зрение. Поэтому искусство запоминания должно опираться на зрительную память. Аристотель полагал даже, что мышление невозможно без конкретных представлений, а сама память состоит из запечатленных образов.

Один из конкретных приемов, используемых при запоминании речи, опирается на так называемый принцип ассоциации. Он состоит в установлении связи между воспринимаемым сообщением и другой информацией, прочно утвердившейся в памяти на основе прошлого опыта. Эффективные ассоциативные связи между известной и неизвестной информацией оставляют в памяти человека более заметные следы, нежели изолированное заучивание новой информации. Именно на этом принципе основано искусство запоминания от античного времени до наших дней.

Знаменитые античные ораторы с успехом пользовались ассоциативным методом, соотнося отдельные части своих речей с известным зданием или известным предметом. Речи Цицерона основывались, видимо, на мысленной прогулке по своему дому. Так, вступление он связывал с входной дверью, первый тезис - с прихожей, дальнейшие части - с другими комнатами дома. Более мелкие положения могли ассоциироваться с различными предметами мебели и т.п. Во время выступлений он никогда не испытывал затруднений с воспроизведением речи, потому что "прогулка по дому" позволяла ему заглянуть во все укромные уголки и тем самым последовательно коснуться всех необходимых разделов речи. После V в. н.э. античная мнемотехника одновременно с падением Римской империи почти полностью попадает в забвение.

Произнесение - искусство произнесения речи. Успехи в красноречии, как полагали античные авторы, во многом связаны с огромной работой над техникой речи. Знаменитые ораторы древности работу над исполнением речи считали само собой разумеющимся делом. Ср. следующую мысль Цицерона: "Нужно ли мне еще распространяться о самом исполнении, которое требует следить и за телодвижениями, и за жестикуляцией, и за выражением лица, и за звуками и оттенками голоса?"

В произнесении речи основное внимание ораторы уделяли голосу, мимике и жесту. Аристотель называет три фактора, определяющих искусство владения голосом: "Декламационное искусство предполагает в основном использование голоса: как его следует применять для выражения той или иной страсти, например, когда нужно говорить громким голосом, когда тихим, когда средним, и как выбирать интонации, например пронзительную, глухую и среднюю, и какие ритмы употреблять для каждого данного случая. Ибо есть три вещи, на которые обращают внимание: сила, гармония и ритм". По словам Цицерона, существуют "два элемента, украшающие прозаическую речь: приятность слова и приятность размеров. В словах заключается как бы некий материал, а в ритме - его отделка".

Древние ораторы овладели искусством фиксации голосовых тонов, своего рода нотной записи декламации с помощью диакритических знаков, служащих для отметки просодии. В те времена существовала мелопея, или искусство создания определенных модуляций голоса. Так, например, Исократ советовал не допускать столкновения гласных, а также повторения одинаковых слогов на стыке слов. Квинтилиан предупреждал о том, что согласные так же, как и гласные, могут "враждовать" между собой, например, если на стыке слов встречаются конечный s и начальный х, еще худшая картина наблюдается при столкновении двух s, в результате чего, по его словам, получается "шипение".

В античной риторике важное место отводилось мимике и жестикуляции. Изучение правил владения мимикой и жестом, по методу Демосфена, должно было сопровождаться комплексом упражнений перед зеркалом. Риторы полагали, что жест должен сопровождать мысль и голос шаг за шагом, не обгоняя их и не задерживаясь перед ними. По их мнению, жесты должны иметь между собой определенную связь: как не всякая мысль может находиться в непосредственной близости с другой, так и не всякий жест приличествует другому.

Существовало несколько общих положений о жестикуляции, например: жест правой руки должен идти с левой стороны и заканчиваться на правой; левая рука сопровождает правую; если левая рука идет одна, это означает, вместе с поворотом головы направо, презрение или отказ; кисти рук не поднимаются выше линии плеч, или, в крайнем случае, глаз, а также не опускаются ниже пояса даже в том случае, когда оратор говорит стоя и т.п.

В завершение краткого обзора античной риторики обратим внимание читателя на взаимосвязанность и взаимообусловленность всех пяти этапов работы ораторов древности над речью. В классическом каноне каждый из рассмотренных выше этапов признается обязательной и необходимой составной частью работы любого оратора над речью. В ходе исторического развития эти пять операций значительно видоизменились. Так, учение об элокуции стало основой современной стилистики, учение о запоминании пребывало в забвении несколько веков и по-настоящему возрождается только в современную эпоху.

Диалогический характер античного выступления. Исключительным предметом риторики был монологический текст. Однако из этого наблюдения не следует, что античные ораторы преуменьшали значение диалога с аудиторией. Они прекрасно умели устанавливать и поддерживать тесный контакт со слушателями. Многие выступления знаменитых ораторов представляли собой "свернутый" диалог, в рамках которого можно было реализовать интеллектуальное и эмоциональное воздействие на публику. Рассмотрим, например), одну из речей Цицерона. Цицерон, давно уже не державший речей в сенате, берет слово, чтобы поблагодарить Цезаря за прощение оклеветанного и впавшего в немилость Марцеллия. Оратор прекрасно осведомлен о крайнем недоумении, царившем среди сенаторов из-за его длительного молчания. Ср.: Долго я хранил молчание. Но не из-за страха. Мешала боль за друга. Пока существует сострадание, нет места клевете. Истина всегда торжествует.

Этот лаконичный текст вызвал овацию римских сенаторов. Однако он оказывается почти непонятным читателю, если не восстановить внутренний диалог, который Цицерон ведет с аудиторией.

"Долго я хранил молчание*. Эта фраза звучит как вызов на диалог для объяснения своего молчания, которое молва приписывала опасению Цицерона оказаться неугодным Цезарю. Эта фраза с неизбежностью провоцирует молчаливый вопрос аудитории:

"Почему?" В самом деле, почему оратор хранил столь долгое молчание?

Ответ Цицерона скор и лаконичен:

"Но не из-за страха". Оратор отвергает оскорбительное предположение публики о его страхе перед гневом Цезаря. Этот краткий ответ провоцирует новый, уточняющий вопрос аудитории:

"Почему же тогда?" Следующая фраза Цицерона ставит все на свои места:

"Мешала боль за друга*. Это уже почти вызов Цезарю, личным врагом которого был Марцеллий. Предположительно, следующий вопрос аудитории мог быть таким:

"Почему же сегодня заговорил?" Цицерон отвечает на это:

"Пока существует сострадание, нет места клевете*. Сильное слово клевета, брошенное как обвинение Цезарю, снимает неоднозначность трактовки этой фразы: о чьем сострадании идет речь - Цезаря, которого призван публично поблагодарить Цицерон, или самого Цицерона, страдавшего вместе с другом. Ответ прост: сострадание жертве собственного злодеяния не может быть заслугой тирана.

"Истина всегда торжествует*. Заключительная фраза говорит о том, что не сенат, не Цезарь, а высшая справедливость является подлинным мерилом человеческих поступков.



Случайные файлы

Файл
31483.rtf
8307-1.rtf
66387.rtf
30111.rtf
29414-1.rtf