Развитие русской орфоэпии (42097)

Посмотреть архив целиком

Содержание


Введение

  1. Орфоэпия как наука

  2. Развитие русской орфоэпии

  3. Разноместность ударения (акцентологический аспект)

  4. Акцентологические варианты

Заключение

Список использованной литературы



Введение


Актуальность данной темы заключается в развитии и формировании современных направлений русского языка и языкознания. Современные технологии позволяют изучать данную тему с применением новых подходов.

Историческое развитие орфоэпии, как одного из направлений языкознания позволяет искать ответ на долго бытовавшие выражения (их правильность и неправильность произношения).

Нашествие врагов на Русь было причиной резких изменений в произношении и написании слов и словосочетаний. Многое за исторический период развития было стерто временем и неактуально, реформы русского позволили наиболее актуализировать русский язык и унифицировать его состав.

Современный русский язык, имеющий давнюю историческую основу должен отражать как слова из европейских языков, так и историческую основу.

Цель данной работы – проследить развитие орфоэпии и акцентологии; а также определить какие проблемы изучают данные дисциплины.



1. Орфоэпия как наука


Каждый литературный язык существует в двух фор­мах — устной и письменной — и характеризуется нали­чием обязательных норм — лексических, грамматических и стилистических. При этом письменная форма языка подчиняется еще и орфографическим и пунктуационным нормам (т. е. правилам правописания), а устная — про­износительным, или орфоэпическим, нормам.

Слово орфоэпия — греческого происхождения: orthos — правильный, epos — речь. Оно обозначает и со­вокупность правил произношения, и науку, изучающую эти правила. Орфоэпия — это учение о нормах устной речи: о правилах произношения отдельных звуков и их сочетаний, о закономерностях постановки ударения.

Хорошее литературное произношение — один из важ­ных показателей общего культурного уровня современно­го человека. «Правильное произношение слова имеет не меньшее значение, чем верное написание. Известно, что неправильное произношение отвлекает внимание слуша­теля от содержания высказывания, затрудняя тем самым обмен информацией... Роль правильного произношения особенно возросла в наше время, когда устная публич­ная речь на собраниях и конференциях, по радио и теле­видению стала средством общения между тысячами и миллионами людей».

Особенно важно распространение правильного рус­ского литературного произношения, так как русский язык является не только языком русского народа, но и средством межнационального общения всех народов, России и одним из международных языков современности.

Этому способствуют специальные справочные и учеб­ные пособия, научные и научно-популярные издания, регулярные радио- и телепередачи. Однако центральной фигурой в распространении орфоэпических навыков был и остается школьный учитель. Поэтому студент педагоги­ческого вуза сам должен овладеть нормами орфоэпии, отчетливо представлять себе, в каком направлении раз­вивается языковая норма в области ударения и произно­шения, уметь отличать варианты нормы от ненорматив­ного, неправильного произношения.


2. Развитие русской орфоэпии


Русское литературное произношение складывалось постепенно, преимущественно на основе московских про­износительных норм. В XIV в. центром Русского государ­ства стала Москва, поэтому произносительные и многие другие нормы складывавшегося русского литературного языка формировались на базе московского говора. Мо­сковская орфоэпическая норма окончательно сложилась к концу XIX в. Это было произношение коренной москов­ской интеллигенции.

Ко второй половине XIX в. сформировалось также петербургское произношение. Если московское произно­шение основывалось на характерных чертах живого на­родного языка и поддерживалось театральной традицией (наибольшим авторитетом в области московского произ­ношения был Малый театр), то петербургское произно­шение характеризовалось сохранением в устной речи осо­бенностей написания, книжностью, «буквализмом». К то­му же на петербургском произношении сказались некоторые особенности северно-великорусских говоров, в том числе так называемое эканье. Петербургское произ­ношение не было признано театром, не стало литератур­ной нормой, однако некоторые его особенности впослед­ствии оказали заметное влияние на развитие русского литературного произношения.

До Великой Октябрьской социалистической револю­ции заметно было также влияние на устную литератур­ную речь произносительных навыков таких крупных культурных центров, как Казань и Нижний Новгород. Поэтому существовали произносительные варианты, местные различия в произношении, которые препятство­вали унификации орфоэпических норм.

После Октября изменение социального состава рус­ской интеллигенции вызвало временное расшатывание культуры устной литературной речи. Однако по мере того как массы говорящих овладевали литературным языком, по мере повышения их общей культуры они постепенно усваивали и произносительные нормы литературного язы­ка. В настоящее время орфоэпические нормы стали более единообразными, более унифицированными, чем в доок­тябрьскую эпоху. Сократилось количество произноси­тельных вариантов. Исчезли или постепенно исчезают всякого рода произносительные «идиомы», т. е. особое произношение отдельных слов или их форм, не соответ­ствующее общим орфоэпическим нормам языка. Стерлись наиболее существенные различия московского и петер­бургского (ленинградского) произношения. Это про­изошло вследствие утраты многих специфических черт дореволюционного московского произношения.

Результатом явилось сближение московского и ленин­градского произношения. Когда в настоящее время гово­рят о «московской норме», то имеют в виду старое, до­октябрьское московское произношение. Оно сохранялось в Москве в речи старшего поколения москвичей еще в 20—30-х гг. XX в., но в послевоенный период подверглось усиленной переработке. Теперь даже актеры московских театров, дикторы радио и телевидения заметно отходят от специфически московских норм.

Некоторые незначительные расхождения в произно­шении москвичей и ленинградцев еще сохраняются, но они не являются регулярными и не определяют характе­ра произношения в целом: в Москве сильнее выражено иканье, в Ленинграде иногда еще встречается эканье, ср.: [р’ие]ка и [р’е]ка, [п’ие]редний и [п’е]редний; в Москве чаще наблюдается ассимилятивное смягчение согласных: [з'д'е]сь, [с'н'а]ть; более сильной является редукция глас­ных неверхнего подъема: [гъл^ва], [горът].

В речи жителей Поволжья и Севера может еще со­храняться окающее произношение.

Однако эти отклонения от литературной нормы нере­гулярны и на современную орфоэпию в целом не влияют.

Таким образом, основная закономерность развития довременной русской орфоэпии — устранение местных особенностей произношения, установление единых орфоэпических норм для всех носителей русского литератур­ного языка.

Унификация литературного произношения происходит в значительной степени под влиянием письма: произношение во многих случаях сближается с написанием. Это связано с усилением общественной роли письменной речи в условиях всеобщей грамотности, достигнутой в Совет­ском Союзе. Многие языковые факты мы познаем не из устной речи окружающих, а из книг и газет. Утрата спе­цифических черт старого московского произношения в первую очередь как раз и связана с влиянием графического облика слова. Таково произношение [л] после шипящих (ш] и [ж] в первом предударном слоге (жара, шалун, шаги); произношение мягких заднеязычных перед [и] в прилагательных и глаголах (тихий, гибкий, строгий; по­стукивать, отпугивать, размахивать); различение в про­изношении окончаний 3-го лица множественного числа глаголов 1-го и 2-го спряжений (скажут, вынут, стелют, кудахчут, но слышат, ходят, хвалят, любят); произноше­ние твердого долгого [ж:] в корнях слов (вожжи, дрожжи, визжать); произношение мягкого [с'] в постфиксе -ся(-сь) (решились, взялся, выкупался).


3. Разноместность удерения

(акцентологический аспект)


Разноместность и подвижность русского ударения со­здают значительные трудности при его усвоении. Однако эти особенности русского ударения позволяют с его по­мощью различать совпадающие в написании разные сло­ва (омографы): острота (лезвия) и острота (остроумное выражение), ушко (ласкательное к слову ухо) и ушко (отверстие), атлас (географический) и атлас (шелковая ткань), остро (наточить) и остро (остроумно), наголо (остричь) и наголо (держать шашки наголо), морщить (лоб) и морщить (об одежде): платье морщит в 'плечах; хаос (в мифологии) и хаос (беспорядок), кирка (проте­стантская церковь) и кирка (инструмент); валит (лесо­руб валит сосну) и валит (по улице валит народ, валит дым, снег); мука (страдание) и мука (размолотые в по­рошок зерна); трусит (боится) и трусит (бежит, едет трусцой), погруженный (на платформу) и погружённый (в воду) и т. п.

С помощью места ударения различаются также со­впадающие в написании грамматические формы слов (омоформы): анализ крови (Р. п.) — в крови (П. п.); руки не подаст (Р. п.) — чистые руки (И. п. мн. ч.); об­резать (совершенный вид) — обрезать (несовершенный вид); грузите (изъявительное наклонение) — грузите (повелительное наклонение); пальто мало (краткая фор­ма прилагательного)— спал мало (наречие); кругом (Тв. п. существительного круг) — кругом (наречие или предлог) - молча (наречие) — молча (деепричастие); стоять вольно (наречие, обстоятельство)—вольно ему было уезжать (категория состояния, сказуемое); мудрено говорит (наречие, обстоятельство) — мудрено в этом разобраться (категория состояния, часть сказуемого разобраться).


Случайные файлы

Файл
58245.rtf
Stal.doc
101271.rtf
72748-1.rtf
174011.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.