Проблемы избыточного словоупотребления в современном русском языке (42068)

Посмотреть архив целиком


Отдел образования железнодорожного района

Гуманитарной гимназии №2 г. Витебска













Проблемы избыточного словоупотребления в современном русском языке





Подготовила

ученица 10 «Б» класса

гуманитарной гимназии №2

Прокопец Ирина






Витебск, 2004


Оглавление


Введение

Глава I Плеоназм как языковое явление

    1. Речевая норма и плеоназмы

    2. Языковое явление – плеоназм

    3. Виды плеоназмов

Глава II Новые условия функционирования языка

    1. Влияние СМИ на снижение речевой культуры

    2. Пути решения проблемы повышения уровня речевой культуры

Заключение

Литература



Введение


Если К.С. Горбачевич почти тридцать лет назад писал о том, что современный русский язык «пестрит» новыми выражениями и словами, порой не совсем правильными. В этом океане слов, где причудливо совмещается старое и новое, где соседствуют и переплетаются элементы разных стилей и жанров, где удачные, перспективные новообразования существуют рядом с недолговечным словесным «мусором», трудно плыть без надежного компаса. Язык в некоторой мере обогатили, а где-то и оскуднили широкое использование производственных и научных терминов и «возникновение на их основе новых метафор и фразеологических выражений», а также экспансия, если так можно выразиться, иностранных слов.

Что можно сказать тогда о языке ΧΧΙ века, века компьютерных технологий, искусственного интеллекта и свободы слова? Динамический темп современной жизни делает непрерывным и все более убыстряющимся процесс «рождения» новых слов, появления новых значений. Все чаще и жестче возникают споры среди языковедов о нормах русского языка, о том, насколько они применимы к сегодняшним условиям общения, которые активно, но незаметно навязывают нам СМИ.

В нашей речи кроме языковых штампов0 присутствует еще уйма различных по видам ошибок, о существовании которых многие даже и не подозревают.

Безусловно, нецелесообразно было бы во избежание ошибок, пользоваться языком, к примеру, ΧΙΧ века, не смотреть телевизор и не слушать радио, не читать периодические издания. Сесть за стол, положить перед собой даже не стопку, а гору словарей русского языка различных лет издания: толкового, фразеологического, семантического и других справочников нормативного характера и таких образом «сделать свою речь лексически правильной». Но, как известно, от прогресса не убежишь. Так или иначе, из-за желания выразиться четче и понятней, прибегнешь к плеоназму или тавтологии. И нет тут ничего зазорного, когда это уместно. Или, наоборот, искушение выразиться оригинально, новшественно может привести к обратной реакции. Это будет лишь свидетельствовать о небрежности говорящего и, можно сказать, о необразованности.

Дискуссии часто возникают и из-за того, уместны ли плеоназм и тавтология в поэтической речи, в художественной литературе, где метафора и раскованность словоупотребления часто служат для детального изображения, характеристики и усилению эмоционального оттенка? Ведь направления этого искусства наряду с другими влияют на речь и формируют ее. Многие люди тем и руководствуются, что если это художественная литература, значит, здесь неуместны ошибки: Это правда, истинная правда!(Лермонтов. Бэла); Должен вас предупредить, что свободных вакансий у нас нет (Ильф и Петров. Светлая личность).

До сих пор нет окончательного решения по поводу плеонастичности тех или иных выражений. В разных пособиях приводятся разные примеры, выдвигаются серьезные аргументы «за» и «против». Обращает на себя внимание то, что в одних пособиях одни и те же примеры рассматриваются как плеоназмы, а в других – нет.

В языке идет вечная борьба между его информационной и экспрессивной функциями, между стремлением к точности и недвусмысленности и тягой к расширительному и нетривиальному применению слов. Это обуславливает нестабильность языковых норм, порой даже и потерю некоторыми словами исконного значения, произношения и написания

За счет широкого доступа в общенародный обиход многочисленных терминов, фразеологических выражений, речевых штампов, открытого нам СМИ, растет и обогащается русский литературный язык. Но любым богатством нужно пользоваться умело и нерасточительно. Утрата чувства соразмерности и сообразности при сочетании слов ведет к проявлению дурного вкуса и нарушениям лексических норм. А злоупотребление заимствованными словами и новыми словосочетаниями не украшает и не упрощает нашу речь.

Поэтому целью данной работы является исследование нарушений лексических речевых норм на современном этапе развития русского языка.

В процессе работы были изучены монографии Горбачевич К.С., Сулименко М.Е, Цейтлина С.М., Сергеева Ф.П. Демиденко Л.П., статьи В.В. Кузьмича, использовались словари Даля В.И., Ожегова С.И., велось наблюдение над речью современных СМИ.



Глава I Плеоназм как языковое явление


1.1 Языковая норма и плеоназм


Норма литературного языка – это социально одобряемое правило, «объективированное реальной речевой практикой, правило, отражающее закономерности языковой системы и подтверждаемое словоупотреблением авторитетных писателей», ученых, образованной части общества.0

Под нормами словоупотребления обычно понимается правильность выбора слова и уместность применения его в общеизвестном значении и в общепринятых сочетаниях.

Однако нормы русского языка динамичны. По мере того, как чередуются эпохи, изменяются и нормы. Наша речь, как одежда, подвержена влиянию преходящей моды. Только слепой модой и погоней за дешевым эффектом можно объяснить появление стольких ошибок в нашей речи.

Признание нормативности языкового факта опирается обычно на непременное наличие трех основных признаков:

-регулярную употребляемость данного способа выражения;

-соответствие этого способа выражения возможностям системы литературного языка (с учетом ее исторической перестройки);

-общественное одобрение регулярно воспроизводимого способа выражения(причем роль судьи в этом случае выпадает на долю писателей, ученых, образованной части общества).

Как пишет К.С. Горбачевич, «норма обращена и к языковому прошлому, озаренному доброй культурной традицией, и к настоящему, которое поддерживается полезными свойствами новообразований и продуктивными тенденциями литературного языка».

Известно, что наряду с вариантами, допускаемыми нормами литературного языка, существует множество отклонений от общепринятой нормы, именуемых речевыми ошибками. Причем в большинстве случаев такие отступления не случайны, а обусловлены либо непоследовательностями и противоречиями во внутренней системе языка, либо воздействием внешних факторов.

Одним из таких отступлений и является плеоназм. Именно об этом типе ошибок сегодня пойдет речь.


1.2 Языковое явление – плеоназм


Плеоназм, или многословие (от греч. pleonasmós – излишество) – употребление в речи близких по смыслу и потому логически излишних слов0. Дублирование некоторого элемента смысла; наличие нескольких языковых форм, выражающих одно и то же значение, в пределах законченного отрезка речи или текста – а также само языковое выражение, в котором имеется подобное дублирование.

Плеоназм представляет одну из реализаций тенденции к избыточности сообщения, общей для различных систем коммуникации, к числу которых относится и естественный язык. Он может служить также средством стилистического оформления высказывания и приемом поэтической речи (факультативный плеоназм). В ряде случаев плеоназм вступает в противоречие с тенденцией к экономии языковых средств и с требованием построения сообщения по принципу последовательного добавления новой информации о предмете. Такой плеоназм относится к языковым аномалиям.

Плеонастичность речи часто возникает как следствие небрежности говорящего, его неумения или нежелания вдуматься в смысл своих слов, а также, вероятно, некоторого желания показать свою эрудированность, оперируя незнакомыми словами и речевыми оборотами.

И только безразличием к значению слова можно объяснить общепринятое употребление таких сочетаний, как: глубокая (бездонная) бездна, подскочить вверх, подняться наверх, вздернутый кверху нос, наружная внешность, сегодняшний день, главный и основной, житница зерна, ладонь руки, я лично, ежедневный обиход, в марте месяце, празднично приодеться, промахнуться мимо, пропал зря (даром, напрасно), соединить воедино, построить сооружение, широкая панорама, хороший достаток, денежные купюры и др.

Не секрет, что в перечисленных словосочетаниях одно и то же понятие выражено дважды, хотя иногда подобные словосочетания настолько замысловато построены, или, наоборот, настолько вошли в обиход, что очень трудно заметить в них пример типичного плеоназма. Поэтому ошибки такого рода очень распространены.

Еще чаще в наше время встречаются плеонастические сочетания, включающие заимствованные слова. Обычно их значения точно не известны говорящему. Вот наиболее распространенные речевые излишества такого типа: лидировать первым, большая масса, мемориальный памятник, народный фольклор, хронометраж времени, промышленная индустрия, коренной абориген, опытнейший ветеран, поправки и коррективы, в период летнего сезона, экстремальный риск и др.0

Кроме перечисленных плеонастических сочетаний слов, авторы пособий по культуре речи и литературному редактированию называют множество других: тихо прошептать, своя автобиография, впервые знакомиться, отступить назад, затратить зря, передовой и прогрессивный, биография жизни, излишнее преувеличение, завещать в наследство, в конечном итоге, практический опыт, аморальный проступок, (наши пресловутые) прейскурант цен и свободная вакансия и др.

Плеоназм может быть использован как средство стилистической выразительности (он собственной персоной; слышать собственными ушами).

Что же касается причин выбора плеонастических конструкций – они разнообразны. Среди них можно выделить:

1. Следование традиции. Так, плеоназм распространен при выражении некоторых типов количественных и пространственных значений в разговорной и канцелярской речи (час времени, сто рублей денег, в апреле месяце, спуститься вниз с горы).

2. Стремление к полноте сообщаемой информации, сопряженное с недостатком энциклопедической и языковой компетенции, в частности, недопониманием значения терминов или иноязычных слов и выражений (мы должны быть толерантными и терпимыми; этот павильон предназначен для отдыха и рекреации; актуальное сообщение на злободневную тему; у нас есть свободные вакансии). Такого рода плеонастичность характерна для просторечия.

3. Стремление к повышению экспрессивности, преимущественно в поэтической речи:


И, наверное, неправильное счастье

Просочилось через трещины души—

Навсегда теперь хочу пропасть я

В чужой глухой тиши. (И. Прокопец)


Плеоназм как языковая аномалия указывает на недостаточную стилистическую и семантическую компетенцию автора сообщения.

Структурно плеоназм представляет собой дублирование единицы плана содержания языка, которое может осуществляться при помощи либо повтора одной и той же единицы плана выражения (тавтология, редупликация), либо использования других языковых единиц, имеющих сходное значение (синонимический повтор, «многословие»).

Возьмем, к примеру, выражение сегодняшний день, приведенное сборником «Правильность русской речи» в ряду плеоназмов.

Сегодня – день («сего» - этого). Очевидно, что это выражение появилось в результате «исторического синтеза» фразы сей день и неудачного его преобразования в современную форму.

Что касается выражений ностальгия по родине и ностальгия по прошлому, они являются плеоназмами. В словаре Ожегова0 приводятся следующие значения этого слова:

Ностальгия – тоска по родине, а также вообще тоска по прошлому.

В.В. Кузьмич в статье « Нетрадиционные словоупотребления: ошибка или не ошибка?» пишет, что ностальгия – это «нечто грустное». Он не соглашается с В. Моисеевым, выражающим свое недовольство по поводу неверного употребления слова ностальгия: ностальгия по тебе и т.д. Исходя из его доводов, можно сделать вывод о правильности употребления ностальгия по родине. Но факты говорят обратное, поэтому верно было бы предложить альтернативное решение: объединить все эти три толкования. Таким образом, можно исключить плеонастические сочетания, но и при этом сохранить за ностальгией «право» сочетаться с другими существительными.

В той же главе автор указывает на «расширение значения слова патриот за счет увеличения потенциально возможных сочетаний: патриот своего клуба, патриот державы, родины, города». Почему стали приемлемы эти словосочетания? В различных пособиях неоднократно указывалось на образование этого слова от «patria»(patris, греч. patriotês), что значит родина. В словаре Ожегова: патриот-

1) человек, проникнутый патриотизмом; 2) человек, преданный интересам какого-либо дела, глубоко привязанный к чему-либо. Не абсурд ли это? Почему мы боимся употребить разговорное, но, тем не менее, неплеонастичное слово фанат.

В английском языке, как известно, слов больше, особенно прилагательных. На одно русское слово можно придумать как минимум три-четыре английских синонима. Действительно, ведь если проводить параллель: в английском языке для каждой речевой ситуации существует отдельное выражение, а в русском, в виду неимения достаточного словарного запаса, и получаются плеоназмы, такие, как травматическое повреждение,0 например.

Проследим за этим выражением в английском языке и докажем то, что принятие его за лексически правильное не имеет под собой никакой почвы:

Травма - (анг.)trauma, injure;

Повреждение – (анг.)damage, injury, fault, breakage, defect, impairment, trouble, failure.

С помощью несложных логичных рассуждений можно прийти к выводу, что травматическое повреждение – injure.

Возвращаясь к В.В. Кузьмичу0, задающему вопрос: «Как относиться к новым сочетаниям, которые нам все чаще предлагают СМИ: евроремонт, контактный телефон, сервисное обслуживание?». Со значением евроремонт и контактный телефон можно согласиться. В самом деле, контактный телефон- «телефон, по которому вам обязательно ответят». Евроремонт можно объяснить и тем, что это «ремонт как в Западной Европе» и тем, что ремонт в странах бывшего Советского Союза отличается от ремонта в развитых странах. Но сервисное обслуживание – это пример поклонения западным идеалам, ведь, несмотря на условия их жизни, в значении слова сервис (англ. «обслуживание») не заложен смысл «на высшем уровне», на чем настаивает автор пассажа. Он так же объясняет различия в значении слов дело и бизнес. « Бизнес – это не просто дело, а целый комплекс мероприятий, направленных на получение прибыли. » В целом он прав, но все же, из-за того, что это слово заимствовано из английского языка, мы сами его «наградили» преувеличенным значением.

А вот значение слов мегаполис и город вполне очевидно. Мегаполис в английском языке, точно так же, как и в русском, - огромный город. Но, критикуя «ревнителей чистоты языка», В.В. Кузьмич не замечает настоящий плеоназм в приведенном предложении:

« Москва- это даже не город, а мегаполис огромный».

      1. 1.3 Виды плеоназмов

      2. Наряду с тем, что плеоназмы многофункциональны, они различны еще и по своей структуре. Среди них выделяются:

  1. Сочетание двух однозначных (синонимичных) существительных, воспринимаемых как обозначения разных, хотя и однородных понятий:

Слышались брань и ругательства;

  1. Сочетание прилагательного и существительного, в котором значение прилагательного в известной мере дублирует значение, заключенное в существительном: Наступил темный мрак;

  2. Сочетание двух однозначных (синонимичных) глаголов: Мы помнили и не забывали его советов;

  3. Сочетание двух синонимичных прилагательных: Раскольников жил в небольшой маленькой коморке;

  4. Сочетание глагола и наречия: Враги приближались все ближе.

Плеонастические сочетания образуются также и вследствие незнания точного значения иноязычного слова, а иногда и вследствие небрежного употребления его рядом с русским: его известные всем гуманность и человеколюбие; внимание к деталям и подробностям в описании характеров; это криминальное преступление.

Плеоназм принято подразделять на обязательный, т.е. обусловленный языковой системой, и факультативный, следовательно, не обусловленный языковой системой.

Факультативные плеоназмы бывают конвенциональные (закрепленные языковой нормой) и не конвенциональные, т.е. создаваемые заново говорящим или пишущим.

Обязательные плеоназмы присутствуют в грамматической системе русского языка: это повтор грамматических значений в окончаниях форм согласования: тоска зеленая (окончания прилагательного, как и существительного, выражают значение женского рода, единственного числа и именительного падежа), дублирование грамматических значений глагольной приставки и предлога (войти в дом, нажать на тормоз), конструкции с двойным отрицанием (никто не пришел) и др.

К конвенциональным факультативным плеоназмам относятся разнообразные устойчивые обороты, сочетания и конструкции, характерные для разговорной и разговорно-поэтической речи: спуститься вниз с горы, окружен со всех сторон, видел своими глазами, приснилось во сне, бежать бегом; читать не читал, съесть-то он съест, да кто ж ему даст; знать не знаю, тянет-потянет, вытянуть не может; жить-поживать, добра наживать; пути-дороги, море-океан, звать-величать.

Сюда примыкают также такие сочетания, как тьма тьмущая, полным-полно, черным-черно, видимо-невидимо, которые содержат редупликацию, выражающую значение интенсивности признака. Среди словосочетаний, в которых один элемент частично дублирует значение другого, особо выделяют сочетание переходного глагола со своим «внутренним объектом», обозначенным однокоренным существительным: горе горевать, кликать клич; скоро сказка сказывается, не скоро дело делается, жизнь прожить – не поле перейти. Этот троп называют figura etymologica.

Не конвенциональные факультативные плеоназмы используются говорящим или пишущим для создания определенного семантического или стилистического эффекта и представляют собой тропы, характерные, прежде всего для поэтической речи, ср. примеры из прозы А.Платонова: Я буду помнить... тебя в своей голове; ответил... из своего высохшего рта; Войдя, отворил дверь... в пространство.

За пределами случаев, когда плеоназмы входят в языковую систему или норму или же, наоборот, создаются намеренно в качестве средств художественной выразительности, употребление плеоназма осуждается и признается стилистической ошибкой. Обилие плеоназмов – характерная особенность речи малообразованных людей, возникающая как следствие недостаточного владения синонимическими средствами языка или просто бедности словарного запаса. Это обстоятельство может обыгрываться в художественной литературе, ср. у М.М.Зощенко: Начал отдыхать. И сразу, знаете, обнаружилась очень чрезвычайная скука (Чудный отдых).

В качестве образца плеоназма как проявления дурного стиля в школьном образовании обычно приводится сочетание масло масляное (тавтология). Ср., однако, в разговорной и поэтической речи: горе горькое, чудо чудное, диво дивное. Здесь плеоназм сближается с эпитетом – «устойчивым» определением, которое реально не приписывает никакого нового свойства определяемому (черная ночь, белый день, студеная вода, смертная тоска), и который, наоборот, традиционно считается характерным признаком поэтической речи.

В качестве иллюстрации наших рассуждений приведем примеры наиболее распространенных плеоназмов на современном этапе развития языка:


Русское слово + иностранное с дублирующим значением<СЕДОВЛАСАЯ ШЕВЕЛЮРА>(седая) шевелюра = (седые) волосы<САМАЯ МАКСИМАЛЬНАЯ скидка>максимальный = самый большой<Это стало НЕОЖИДАННЫМ СЮРПРИЗОМ>сюрприз = неожиданность<По маневренности этот вертолет превосходит ПОДОБНЫЕ западные АНАЛОГИ>аналог = нечто подобноеДобавление слова в устойчивый оборот:<ЖИТЬ ОТНОСИТЕЛЬНО ПРИПЕВАЮЧИ>жить припеваючи = быть вполне довольным жизнью<ЗНАЮ СОВЕРШЕННО ДОПОДЛИННО>знать доподлинно = знать точно [слово СОВЕРШЕННО все равно лишнее]<Сервировку стола Вам придется ВЗЯТЬ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО НА СЕБЯ>взять на себя = сделать самому<Надо ОТДАТЬ ему ПОЛНОЕ ДОЛЖНОЕ, со своей задачей он справился>отдать должное = оценить в полной мере<В результате землетрясения город был почти ПОЛНОСТЬЮ СТЕРТ С ЛИЦА ЗЕМЛИ>стерт с лица земли = полностью уничтожен<Строить его будет ИМЕННО ТА ЖЕ компания, которая строила аквапарк>именно та = та же<НЕОЖИДАННО САМ ДЛЯ СЕБЯ он попадает под влияние ТЕХ ЖЕ САМЫХ самураев, с которыми должен бороться>неожиданно для себя = сам не ожидалте самые = те же<В ШИРОКИЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ОБИХОД ВОШЛИ такие слова как…>войти в обиход = стать общеупотребительнымЗамена одного слова в устойчивом обороте несколькими:<ПОКОНЧИЛ ЖИЗНЬ САМОУБИЙСТВОМ>покончить с собой = кончить жизнь самоубийством <Их МОЖНО ПЕРЕСЧИТАТЬ НА ПАЛЬЦАХ ОДНОЙ РУКИ> (их) можно по пальцам пересчитать = чтобы пересчитать (их), хватит пальцев одной руки

      1. Крайней формой плеоназма является тавтология:

Тавтология (греч. tautologia, от tautó – то же самое и lógos – слово) – повторение однокоренных слов или одинаковых морфем0 или повторение того же самого другими словами, не уточняющее смысла.

Как и плеоназм, тавтология может быть использована намеренно, как особый стилистический прием или способ организации стихотворной речи. Тавтология же, возникающая как результат речевой небрежности, является речевой ошибкой.

Существуют словосочетания, тавтологичность которых не ощущается в результате забвения первоначального смысла одного из составляющих их слов: белое белье, черные чернила. Не относятся к тавтологическим и сочетания типа город Новгород, город Ленинград, так как морфема -город(-град) входит в состав имени собственного – географического наименования0.

Обычно чем беспомощнее речь по содержанию и по форме, тем чаще в ней повторяется одни и те же родственные слова. Например: Эта статья призывает внимательно относиться к употреблению слов в различных сферах их употребления; Основную работу с группой мы начали с начала учебного года; Автор статьи использует жанр критической статьи;

Распространено также повторение однокоренных местоимений и слов местоименного происхождения, например: Основной причиной этого было то, что перед кружками мы ставили цели практического характера. В следующем отрывке повторяются одинаковые служебные слова и морфемы: Все выразительные средства языка использованы автором для передачи важного события для моряков – прибытия к родному берегу.

Во многих пособиях и справочниках по культуре речи справедливо порицается употребление тавтологических словосочетаний: моя автобиография, броский эффект, маршрут движения, главная суть, преднамеренная провокация, первое боевое крещение, сильнейшие асы.

Однако нередко случается так, что прежде тавтологические, избыточные словосочетания перестают быть таковыми. Происходит это или в результате забвения буквального, исходного смысла слова, или в связи с изменением значений, или по другим причинам. Так, например, языковеды объясняют утрату тавтологичности словосочетанием монументальный памятник. Еще в ΧΙΧ в. на базе прямого значения прилагательного развилось монументальный развилось переносное: монументальный – поражающий своими размерами, величественностью; грандиозный.

Немало случаев, когда определение, не первый взгляд, тавтологическое, в действительности уточняет, конкретизирует обозначаемое понятие. Словосочетания подобного типа (реальная действительность, практический опыт, информационное сообщение) не являются избыточными и не противоречат нормам современного русского употребления.

Примером перехода тавтологического сочетания в разряд допускаемых нормами, может служить история выражения государственный чиновник.

Что в самом начале XX века и за сто лет до него значило слово чиновник? В.И. Даль пояснял: «служащий государю и жалованный чином, обер- или штаб-офицер или генерал, хотя высшие чиновники более зовутся сановниками». Избыточность (плеонастичность) словосочетания государственный чиновник в то время возникла бы из-за присутствия в лексическом значении слова чиновник семы «государственный».

В ТСУ чиновник толкуется так: «1. Государственный служащий (дореволюц., загр.), 2. перен. Человек, относящийся к своей работе с казенным равнодушием, без деятельного интереса, бюрократ. (укор.),3. Архиерейский служебник, книга, по которой служит архиерей (церк.)». (В третьем значении это омоним к слову чиновник в первых двух значениях, хотя этимологически эти слова – родственники.)

Само переносное значение, по-видимому, появилось после 1917 г., когда перестало употребляться это слово в его прямом значении применительно к нашей послереволюционной действительности. Интересен вопрос о возникновении второго значения у слова чиновник.

Это метафора. Здесь перенос названия по сходству: качества худшей части чиновничества, обнаруживаемые у должностных лиц нового времени. Одновременно произошло расширение значения.

С недавнего времени у слова чиновник появилось новое значение: «человек, назначенный на невыборный административно-распорядительный, управленческий пост». Ни один словарь этого значения не отмечает. Произошло расширение значения: исчезла сема «государственная служба», а сему «чин» заменила сема «должностное лицо».

При нормативной оценке тавтологических сочетаний не следует упускать из виду, что они «имеют общую психологическую основу – задержку и концентрацию внимания на важном представлении»

      1. Глава II Новые условия функционирования языка


      1. 2.1 Влияние СМИ на снижение уровня речевой культуры

Может ли язык эволюционировать не в лучшую, а в худшую сторону? Как именно “портится” язык СМИ, рекламы, современной художественной литературы, кинофильмов и телесериалов, ток-шоу, публичная речь политиков, чиновников, деловых людей?

Снижение речевой культуры обусловлено в первую очередь следующими факторами:

- стал более разнообразным и многочисленным состав участников активной коммуникации не только по возрасту, но и по положению в обществе, по политическим, религиозным и общественным взглядам.

- официальная цензура практически исчезла, люди более свободно стали выражать свои мысли, речь стала более открытой и непринужденной.

- в некоторых случаях наблюдается спонтанная речь, заранее не подготовленная. Сейчас стараются больше говорить, а не читать, о чем свидетельствуют выступления государственных деятелей, политиков, других высокопоставленных чиновников.

- разнообразилось количество ситуаций общения, его характер изменился. Оно освободилось от жесткой официальности, стало раскованнее.

Судя по многочисленным заинтересованным высказываниям рядовых носителей русского языка, общество по-прежнему желает слышать в эфире и из уст политиков, видеть на страницах прессы литературный язык. Разумеется, возврата к засушенному языку политики и советских СМИ быть не должно, да никто и не призывает изгонять из эфира живую разговорную речь, не за это ратуют лингвисты.

Справедливости ради надо сказать, что в информационном вещании видно желание следовать нормам. Но пока это плохо удается, очевидно, в силу невысокой языковой компетенции редакторов, ведущих и корреспондентов. Это тем более странно, что информационные тексты готовятся заранее, предэфирное редактирование существует, эту речь нельзя назвать “спонтанной” в строгом смысле слова. Рамки статьи не позволяют остановиться подробно на всех недостатках языка СМИ, можно привести лишь краткий перечень типичных, наиболее устойчивых ошибок, распространенных на всем информационном пространстве страны.

наличие элементов канцеляризма, затертых клише (предпринять меры, согласно соглашению, осуществить планирование, в настоящий момент, на сегодняшний день);

небольшой словарный запас, не использование синонимов, отсюда повторы, тавтология и плеоназмы (городской градоначальник, бывший экс-премьер, мировая глобализация);

наличие сниженной лексики, сленга, слов из профессионального просторечия, например, компьютерщиков, военных и других

силовиков;

засилье иностранной лексики, в том числе сниженной, употребляемой к месту и не к месту. Незнание значения слова или его неправильное употребление во фразе, в составе устойчивого сочетания (нести ущерб, потерпеть урон, котировки подорожали, копить сбережения, трупы падших (вместо павших) животных, оказать отпор (сопротивление), профилактика здорового образа жизни) и т.д., и т.п.

Устная публичная речь становится все более ненормативной.

Вдобавок ситуация усугубляется тем, что зрителю (слушателю, читателю) предоставляется информация с участием значительных персон, действительно добившихся успехов в своем профессиональном деле, признания и положения в обществе. Они появляются на публике и… – и ТАК говорят? “Значит, действительно язык погибает или его сознательно портят, – делает вывод рядовой носитель языка, – лингвисты должны спасать положение, куда смотрит Академия наук, наказывать за это надо, штрафовать!”

На всех каналах встречаются сниженная лексика и растиражированные благодаря повторам культурно-речевые ошибки. СМИ, особенно реклама на центральных каналах, многочисленные радиостанции и передачи, ориентированные на молодую аудиторию, становятся (надеемся, что неосознанно) транслятором языка субкультуры и маргинальных социальных слоев. Если на государственных телерадиокомпаниях некое подобие "грамматической цензуры" существует, но литературных редакторов почти нет, то на частных - всё ещё более запущено.

Но ошибки ведущих и дикторов еще можно как-то понять, например, реплика не была подготовлена, пришлось импровизировать, и человек не смог мгновенно сориентироваться. Больше возмущают ошибки как языковые, так и логические в книгах: «Это позволяет читателю более четко ощутить как индивидуальные черты, так и то общее, что их объединяет»0.

Примеры плеонастических ошибок в СМИ

Лариса Вербицкая, телеведущая: "Эта традиция ВНОВЬ стала ВОЗРОЖДАТЬСЯ (плеоназм, нарушающий смысл информации) РTР,

"Утро", 16 марта ( вариант: стала возрождаться (без "вновь")

Екатерина Стриженова, ведущая концерта: "ВЫ ЗНАЕТЕ, Я даже НЕ ЗНАЮ, как объявить следующего исполнителя" (плеоназм, лабоорганизованная речь) ОНТ, Праздничный концерт, 7 марта

Телеканал «СКИФ» г. Витебска : «Акционерное общество... изготовит кованые изделия на ВЫСОКОМ ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ уровне», 13 января( вариант: на профессиональном уровне)

Татьяна Меткова, ведущая: «Основываясь на этом, не возможно предотвратить ВСЕМИРНУЮ ГЛОБАЛИЗАЦИЮ...», Вести, НТВ, 14 сентября



2.2 Пути решения проблемы повышения уровня речевой культуры


Каковы пути устранения плеоназмов и тавтологии? Нормативная речь требует исключения этих лексических речевых ошибок из повседневной жизни. Для начала необходимо внимательно

проанализировать речь людей из вашего окружения. Затем следует проследить за тем, как говорят по радио, на телевидении. Записав примеры плеоназмов и случаи тавтологии, полезно записать на магнитофон, а затем прослушать свой рассказ, скажем, о том, как вы провели день, как выполняли задания нашей школы, как проходил ваш разговор с другом... Не исключено, что обнаружатся плеоназмы и тавтология в вашей речи. А это хороший признак: если вы способны следить за собственной речью, вам удастся избавиться от многословия, плеоназмов и тавтологии.0

Развивая и дополняя эти предложения, хотелось бы предложить для обсуждения и такие меры:

в учебных заведениях, начиная с младшей школы, ввести или, при необходимости, увеличить количество уроков по культуре речи;

проводить своего рода “экзамен на чин” при поступлении на службу, связанную с профессиональным использованием языка, например, писать орфографический диктант, проводить другие культурно-речевые тесты для руководителей, помощников руководителей и референтов разных уровней;

для того чтобы сделать престижным знание языка, шире проводить различные олимпиады и конкурсы среди как молодых людей, так и работников СМИ;

проводить проверку рекламной продукции на соответствие литературным нормам, по возможности предпринимать необходимые финансовые санкции и штрафы рекламодателям за нарушение норм;

силами заинтересованных зрителей (слушателей, читателей) организовать “мониторинг” речевых ошибок в тех или иных СМИ, привлекать профессиональных лингвистов к анализу и комментированию таких ошибок;

организовать движение (или общественную акцию), направленное на искоренение слов и оборотов, которые общество больше не желает слышать в эфире, видеть на страницах прессы и художественных произведений; привлечь для создания списков такой лексики самую широкую журналистскую и филологическую общественность, сделать эту акцию не одноразовой, а длительной, обеспечить ей информационную поддержку;

- для работников СМИ должен быть установлен повышенный образовательный ценз. Ведь есть аналогичная практика в профессиях врачей, фармацевтов, водителей, руководителей банков и т. п. Почему же для СМИ, которые влияют на здоровье нации на не менее важном уровне, такого нет?

В целях выявления уровня распознавания плеоназмов в речи сверстников, нами было произведено исследование среди учащихся 10-х классов гуманитарной гимназии №2

Цель: исследовать уровень распознавания плеоназмов (тавтологии) гимназистов.

Целевая группа: учащиеся 10 «Б» и 10 «Г» классов в возрасте 15-17 лет.

Ход исследования: группе учеников в количестве 10 человек, необходимо было выбрать приемлемые на их взгляд словосочетания из десяти предложенных:

    1. по сей день;

    2. свободная вакансия;

    3. травматическое повреждение;

    4. ностальгия по тебе;

    5. подниматься вверх по лестнице;

    6. на сегодняшний день;

    7. монументальный памятник;

    8. соединить воедино;

    9. человеческое общество;

    10. на высоком профессиональном уровне.



Из получившихся результатов видно, что значимая часть словосочетаний, трактуемых многими лингвистами как плеоназмы, воспринимаются старшеклассниками как норма и наоборот. Это свидетельствует о том, что демократизация нашей жизни привела к демократизации языка, расширились значения некоторых слов, оказали немаловажное влияние на формирование речи СМИ. Такие результаты в очередной раз убеждают полагать, что не возможно препятствовать развитию языка и эволюционированию слов.



Заключение


Плеоназм достаточно прочно укоренился в современном русском языке. Немногие обыватели знают, что это такое и как с этим нужно бороться. Ведь нормы для того и существуют, чтобы их придерживаться. Плеоназм в речи многофункционален. Его используют в литературе для того, что бы подчеркнуть индивидуальность персонажа или интенсивность признака. Это наиболее оправданное его употребление. Что касается повседневной речи – она «пестрит» своего рода такими ошибками, которые чаще всего не замечает ни говорящий, ни слушающий. Так «рождаются» новые значения слов, утрачиваются их многовековые особенности.

Речь, насыщенная плеоназмами, свидетельсвует о небрежности говорящего, о его необразованности, о его подверженности влиянию окружающего общества.

Все в руках лингвистов. Именно они решают, какие коррективы внести в норму современного русского языка, разумеется, если это будет целесообразным. Но прежде каждый сам для себя должен решить, нужна ли ему красивая правильная речь.

Становится грустно, когда, находясь в обществе, замечаешь то, чего на самом деле быть не должно, но зачастую это так сложно кому-либо доказать. В противном случае вас воспримут за человека, который нарочно хочет подчеркнуть преимущество в уровне своей эрудированности. В лучшем - на вас посмотрят с укоризной и скажут: « Вы, вероятно, читаете «умные» книги».

И никакие законы о государственном статусе русского языка не помогут. Единственное средство противодействия подобному безобразию: научить своего ребёнка говорить грамотно и найти школу с достойным уровнем преподавания русского языка.

Для «окружения» грамотность не всегда является профессионально необходимой. Поэтому с него и спрос меньше. Но кто несет ответственность за появление ошибок и недочетов в СМИ? Не является редкостью и то, когда, заходя в магазин, человек видит на прилавке вывеску с пресловутым прейскурантом цен, а в следующем магазине - просто прейскурантом, он теряется в догадках, пытаясь найти истину.

К сожалению, в наше время плеоназм настолько «укоренился» в языке, настолько выросло его социальное значение, что с каждым разом все труднее становится выделить его как ошибку.

Вопрос состоит и в том, нужна ли современному обществу красивая, лексически правильная речь. Готовы ли мы принять нормы, или нормы лучше подстроить под нас?

Молодому поколению предоставлена возможность самостоятельно решать, какие языковые нормы будут для него наиболее приемлемы, какие ценности для него наиболее важны и какие традиции русской речи оно сохранит и предаст своим потомкам.

Не мешало бы добавить ко всему выше сказанному, что лучше уж нецензурно выражаться, тогда все будут знать цену вашей речи и идеалам, чем надевать маску интеллигентного человека и пускать пыль в глаза другим, выражаясь красноречивыми фразами, которые не имеют никакого подтверждения со стороны языковой нормы о правильности таковых.



Литература


  1. Введенская Л.А. Словарь ударений для дикторов радио и телевидения. – М.,2003

  2. Горбачевич К.С. Нормы современного русского языка. – М.,1978

  3. Даль В.И. Толковый словарь русского языка. – В 4 томах. – т 1. – М.,1979

  4. Демиденко Л.П Речевые ошибки.- Мн.,1986

  5. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка.- М., 1999

  6. Русская литература: Учеб. пособие для 10-ого кл. общеобразоват. Шк. С бел. И рус. Яз. обучения/ Под редакцией Т.Н. Усольцевой, Н.В. Сусловой.- Мн.,2002

  7. Сергеев Ф.П. Речевые ошибки и их предупреждение: - П, пособие для преподавателей, В.,2001

  8. Сулименко М.Е. Стилистические ошибки и пути их устранения. – М.,1966

  9. Цейтлин С.М. Речевые ошибки и их предупреждение. – М., 1982


0 Выражение «языковой штамп» уже приобрело характерные черты клише.

0 Горбачевич К.С. Нормы современного русского литературного языка.

01 Русский язык: Энциклопедия, с. 210

0 Эти перечни составлены по материалам словаря-справочника «Правильность русской речи».

0 «Толковый словарь русского языка», С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова, Москва, 1999г. (здесь и дальше)

0 Это одно из тех словосочетаний, которые, по мнению Л.П. Димиденко в «Речевых ошибках», утратили

плеонастический характер и получили «гражданство» в литературном языке.

0 Русский журнал, Минск,2002,с.103

0 Иногда определения тавтологии и плеоназма пресекаются.

0 Русский язык. Энциклопедия, с. 346

0 Русская литература: Учебное пособие 10 кл., Минск «Народная асвета», 2002г., стр.138

0 Метод, предложенный В. Шахиджаняном


Случайные файлы

Файл
12732.rtf
sw017.doc
165512.rtf
56232.rtf
101270.rtf