Библиотечные объединения (39029)

Посмотреть архив целиком

Библиотечные объединения

1. Вступление.

С 90 - х гдов на территории бывшего Советского Союза стали организовываться библиотечные объединения, ставившие своей задачей решение определенных библиотечных проблем.

Но дело в том, что такая попытка решения проблем появилась еще в конце прошлого - начале нового столетия. Уже тогда появились первые библиотечные общества о деятельности которых я и хотела бы поговорить.

С конца 19 - начала 20 в.в., широкое распространение получают различные профессиональные объединения: сначала создаются секции библиотековедения Русского библиографического общества и Русского библиологического общества, затем - самостоятельные общества в ряде губернских и уездных городов (Калуга, Пермь, Ялта, Ставрополь, Томск). Всего в России в этот период действовали 24 общества и объединения. Наиболее значительными из них были Общество библиотековедения в Петербурге (1908 г.) и Русское библиотечное общество в Москве (1916 г.). По инициативе Петербургского общества был проведен I Всероссийский библиотечный съезд в 1911 г., издавался первый в России специальный журнал "Библиотекарь" (1910 - 1915 г.г., Петербург). Видную роль в развитии библиотечного дела, разработке многих конкретных вопросов теории и практики сыграли:

Х. Д. Алчевская (1841 - 1920);

Н. А. Рубакин (1862 - 1946);

А. И. Калишевский (1863 - 1949);

П. М. Богданов (1871 - 1919).

В 1913 году по инициативе Л. Б. Хавкиной были организованы библиотечные курсы в Москве при Народном университете Шанявского. Краткосрочные курсы действовали также в Воронеже, Ориенбурге, Перми, Харькове и других городах.

Обществом библиотековедения и Русским библиотечным обществом в специальном воззвании к работникам одной из главных была поставлена задача "подготовки нации для демократии". В постановлениях, принятых на экстренном собрании Русского библиотечного общества 7 марта 1917 года, в частности, отмечалось, что успешное развитие библиотечного дала неразрывно связано с широкой политической свободой. В этот период планировалось создать Всероссийскую лигу библиотечных обществ, предполагалось дальнейшее ослабление государственных и усиления общественных начал в организации библиотечного дела. амечалось шире заимствовать американский и западноевропеский опыт библиотечного строительства.

Но, к сожалению, дальнейшее, послереволюционное развитие пошло по другому пути.[1].

2. Причины возникновения библиотечных объединений.

В 20-е годы две причины вызвали к жизни библиотечные объединения - дефицит квалифицированных библиотечных кадров и резкое сокращение аппарата органов управления библиотечным делом. Соответственно в деятельности объединений выделялись два направления: повышение квалификации кадров и административно-организационная работа в области библиотечного дела. Само по себе сочетание таких функций в одном органе вполне допустимо и в отдельных случаях даже может быть оптимальным. Однако в начале 20-х г.г. этот путь оказался не эффективным, что и доказывает анализ практики работы библиотечных объединений.

Их организационная структура в основном складывалась из общего собрания как высшего руководящего органа и президиума, который осуществлял текущее руководство деятельностью объединения. Формально президиум был выбранным, но на местах состав его фактически не менялся.

Поначалу внимание акцентировалось на так называемой переподготовке библиотекарей. Она предусматривала политзанятия для работников библиотек и повышение их профессиональной квалификации. Как правило, в каждом объединении создавался кружок политграмоты и кружки (секции) по организационным и методическим вопросам библиотечной работы. Форма докладов с последующим обсуждением была вскоре заменена семинарскими занятиями. Обучение в политическом и библиотечных кружках проводилось обычно еженедельно. Кроме того, были ежемесячные общие собрания, на которых проходили дискуссии по вопросам, представляющим интерес для большинства членов объединения.

Работа по повышению квалификации библиотекарей имела определенные достоинства: в условиях, когда в стране специальная литература издавалась малыми тиражами, когда только открывались первые специальные учебные заведения, библиотечные объединения были по существу единственным каналом пропаганды и распространения библиотечных знаний. Из неминуемо сопутствующих болезней сильнее всего сказывались теоретизирование, оторванность от практики; и в результате - "молчаливая пассивность" библиотекарей, постепенное снижение интереса к объединениям как форме повышения квалификации. Отсутствие достаточно продуманного и четкого плана работы объединений приводило к перегрузке занятий множеством мелких вопросов.

С выполнением административно-хозяйственных задач дело обстояло еще хуже. В объединениях преобладали политпросветские дела, поскольку в "Положении" был зафиксирован в известной степени вспомогательный характер объединений по отношению к политпросвету. В 1924 г., заведующая библиотечным отделом Наркомпроса М.А.Смушко-ва в одной из своих статей особо подчеркивала: "Нужно помнить, что объединения создаются...в помощь политпросвету" [2].

Сложным моментом в деятельности объединений были взаимоотношения с профсоюзами. Объединения пытались своими силами решать некоторые проблемы бытового и социального характера (охрана труда, защита прав библиотекарей, выработка тарификаций и прочее), но встречали упорное сопротивление со стороны профсоюзных органов, которые усматривали в этом стремлении к "цеховщине", "секционности", покушении на права профсоюзов.

Выполняя в какой-то мере управленческие функции, библиотечные объединения, тем не менее, были лишены властных полномочий, поэтому вся их деятельность в этом направлении "зависала в воздухе" не имела под собой юридических оснований, а значит, и конкретного эффекта.

Это противоречивое и запутанное положение бибобъединений стало предметом специальной дискуссии на страницах "Красного библиотекаря".[3]. В ней принимали участие М.Смушкова, Л. Коган, Н. Фридьева. Главная цель дискуссии заключалась в осмыслении программных документов, регулирующих деятельность объединений, глубоком анализе практики их функционирования и поиски путей выхода из кризисного положения.

Дискуссия, хотя формально и не получила завершения, имела большое значение. Она показала, что библиотечные объединения, даже в несовершенной форме, были нужны библиотекарям. Участники дискуссии пришли к выводу, что те несложные формы организации их деятельности, которые применялись на этапе создания объединений, нуждаются в изменении и развитии. Следовало более четко определить взаимоотношения бибобъединений с политпросветами и профсоюзами, кроме того, отмечалось, что назрела разработка более глубокого и детального положения об объединениях, которое определило бы их права и обязанности, статус, структуру и содержание деятельности, сформулировало бы задачи библиотечных объединений на ближайшую и более отдаленную перспективу.

В ходе обсуждения были высказаны важные конструктивные идеи о необходимости демократизации организационной структуры и деятельности объединений, об опасности унификации правил, форм и методов работы. К сожалению, эти идеи не были приняты тогда широкой библиотечной общественностью и главное - органами государственного управления библиотечным делом. Об этом свидетельствует содержание инструкции Главполитпросвета "О подготовке и переподготовке библиотечных работников"[4]1925г. Этот документ не регламентировал размежевание деятельности бибобъединений с политпросветом и профсоюзами; библиотечный отдел Главполитпросвета оставил в стороне этот острейший вопрос. Что касается содержания деятельности объединений, то акцент тыл сделан на подготовку и переподготовку библиотекарей. Причем эта инструкция еще более строго определяла организационную структуру объединений и программу деятельности каждой из секций. Судя по публикациям в печати, на местах работа объединений часто продолжалась в прежнем русле. Это "непослушание"

Главполитпросвету привело к тому, что многие объединения, предпочитая творческую инициативу указаниям центра, добились хороших результатов. Так, плодотворной была работа секции НОТ Московского библиотечного объединения и планово-методической секции Ленинградского объединения, практика созывов поволжских объединений, всеукраиских библиотечных конференций и съездов, издания некоторыми объединениями (Челябинским, Тифлисским, Семипалатинским, Одесским и др.) журналов, газет бюллетеней.

Инструкция 1925 года не была согласована с Цекпросом, поэтому в некоторых регионах сложилась довольно трудная ситуация. Например, на Украине библиотечные объединения подвергались нападкам со стороны профсоюзов. Что ставилось им в вину ? "Объединение... ведут свою историю... от дореволюционных "товариществ библиотекарей", которыми они и сейчас по существу остались"[5]. Особое недовольство профсоюзных лидеров вызывало стремление библиотекарей к объединению и наличие выборных органов. Являясь "общественными организациями", имеющим свои "организационные центры", эти библиотечные объединения... пытаются превратиться из "методических организаций"... в организации, желающие взять на себя руководство всей библиотечной работой, подменяя этим соответствующие союзные органы, а в отдельных случаях и пытающиеся взять на себя задачи представительства по защите экономических и других интересов библиотечных работников.[6]. Увидев в объединениях чуть ли не контрреволюционные организации, всеукраинский съезд профсоюзных библиотекарей вынес резолюцию ликвидировать библиотечные объединения как никчемные, "кастовые (если не хуже) организации".






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.