Крылов-журналист (38600)

Посмотреть архив целиком

И.А. Крылов – журналист.

Введение


«Дедушка Крылов» – так называл народ великого русского баснописца, тем самым, выражая великую к нему любовь, пережил многое и многих.

И громкое царствование Екатерины II, и сумасбродного Павла I, был свидетелем двадцатипятилетнего владычества лицемерного Александра I, встретил свою старость, когда на русский престол взошёл злобный и жестокий император, прозванный современниками Николаем Палкиным.

На глазах у Крылова уходили в вечность знаменитые люди.

Когда Крылову исполнилось 23 года, умер в опале Денис Фонвизин, десять лет спустя, покончил жизнь самоубийством Александр Радищев.

Еще через четырнадцать лет – Державин. Через десять лет повешены поэт революционер Рылеев и декабристы. Через три года опальный Пушкин встретил в горах Кавказа повозку с прахом вольнодумца Грибоедова. Спустя восемь лет, убит великий поэт России – Пушкин. Четырьмя годами позже наёмная пуля сразила гениального поэта Лермонтова.

Да, Гоголь и Мериме, говоря о «страшной судьбе» наших гениев, были правы.

Этой судьбы не миновал и Крылов. По неписаным законам русской действительности, он был обречён на гибель задолго до того, как появились его басни. По этим законам ему надлежало исчезнуть из жизни значительно раньше – лет на тридцать пять, сорок. Но Крылов почему-то уцелел. Он сам определил пятидесятилетие литературной деятельности, ответом на празднование своего юбилея: «Боюсь, чтобы не придумали бы вы чего лишнего: ведь я тоже, что иной моряк, с которым оттого только и беды не случилось, что он не хаживал далеко в море».



«Что такое Крылов».


В одном из старых журналов конца прошлого века был напечатан очерк дореволюционного профессора, литератора В. Сиповского, озаглавленный «Загадочный писатель», посвящённый И.А. Крылову:

«Он остаётся для нас сфинксом», – писал автор.

Из записок современников можно узнать, что Крылов не любил рассказывать о своей жизни и не рассказывал. Так на просьбу сослуживца, академика Лобанова, написавшего небольшую биографию писателя: «прочесть, поправить и вымарать, что заблагорассудится», Крылов ответил короткой, решительной запиской: «Прочёл; ни поправлять, ни выправлять, ни времени, ни охоты нет».

Вокруг имени Крылова скопилось много неясностей, понять странную жизнь и характер великого русского писателя пытались многое его современники. Поэт Батюшков писал: «Это человек – загадка, и великая». Недруг А.С. Пушкина, доносчик Булгарин, вынужден был признаться, что Крылов «умел прикрывать свою душу от неуместного любопытства». Писатель Погодин высказывался ещё резче: «Крылов… никому не говорит правды».

Пушкин писал просто: «Мы не знаем что такое Крылов». Это было сказано с удивительной, свойственной Пушкину меткостью. Кто такой Крылов, можно было узнать из скромного послужного списка, хотя и здесь найдётся много вопросов, а вот что лежало за этим послужным списком, было загадкой и тайной для современников. Легенды о нём почему-то нужны были и царскому правительству.

Маков писал, что «Крылову на старости лет не хотелось шевелить прошлого». Отсюда можно высказать предположение, что, тайна знаменитого писателя лежала именно в его прошлом, которое он так тщательно скрывал. Метрические записи года рождения не сохранились, место рождения так же вызывает споры, как и место, где учился Крылов.

С чем связано то, что вымысел, сказка, легенда стали историей долгой и трудной жизни «Дедушки Крылова».

Ранние годы жизни.


Отец его был «из обер-офицерских детей», не имея ни дворянского титула, ни знатной родни, ни связей он начал службу не в колыбели, а в строю. Именно по причине бедности и нерадивости он дослужился лишь до капитана, и после себя не оставил никаких средств, кроме сундучка с книгами, которые скрашивали серенькую, монотонную жизнь армейского офицера, он читал их вслух жене и сынишке, которого учил грамоте. Учил он так, что грамота казалась маленькому Крылову непроходимыми дебрями.

Мать, выросшая в небогатой мещанской семье, знала цену каждой копейке и умела создать уют в доме. Крылов о матери «никогда не мог вспомнить без сердечного умиления».1 «Она была простая женщина, без всякого образования, но умная от природы и исполненная высоких добродетелей». «От неё-то, кажется, он унаследовал ум и прекрасные способности…».2 Книги развивали у него интерес к окружающему миру. Поэзия казалась удивительным и чудесным искусством. Воспитывался мальчик Крылов дома, к нему не ходили учителя, его не воспитывали гувернёры, не учили иностранным языкам, танцам, музыке, рисованию. Не зная за собой строгого надзора, маленький Крылов целыми днями пропадал с ребятами либо в городке, либо на реке. В ребячьих играх он всегда был заводилой, зачинщиком, мальчишки отдавали должное его смекалке и смелости. Игру в «пугачёвщину», где «…они выдумывали, разменивая пленных, лишних сечь, отчего произошло в ребятах, между коими были и взрослые, такое остервенение, что принуждены были игру запретить»3.


«Почта духов».


Крылов в детстве повидал больше, чем какой-нибудь дворянский сынок за «добрую четверть века». Это было, пожалуй, единственной положительной стороной бедности. Его никто не стеснял, пользуясь домашней свободой, мальчик с жадным любопытством бродил по улицам. Ему нравились народные зрелища, здесь он слышал меткие шутки, острые словечки, язвительные анекдоты о градоправителях, о чиновниках взяточниках, которых обводил вокруг пальца хитрых мужиках, о бездельниках-дворянах.

В семинарии лицедеи семинаристы разыгрывали весёлые сценки, высмеивали взяточничество, волокиту, крючкотворство. Здесь зло и порок обязательно наказывались, а добро и правда всегда побеждала.

Не по годам начитанный, живой, смышлёный, Крылов обладал истинным талантом заводить знакомства. Так он познакомился с талантливым безвестным скрипачом, не мог он оставить без внимания и художников.

В доме тверских помещиков Львовых, куда его пристроил отец, чтобы его сын приобрёл как знания, так и связи в «высшем обществе», Крылов получил первый урок от дворян-милостивцев – он им и другим таким же, как они, тверским помещикам, не ровня.

Народный язык Крылов знал с детства, потому что он сам был из «простого народа», а вот быт дворянской среды ему приходилось изучать, и впоследствии он не избежал упрёка, что знал его недостаточно.

Именно в этом обществе юноша Крылов встречался с людьми, интересовавшимися литературой, много читавшими и пытавшими писать. В губернаторском доме и других дворянских дворах он мог пользоваться библиотеками, знакомиться с новинками литературы и театра, делиться мыслями о прочитанном с семинаристами. Именно здесь Крылов создаёт свои первые литературные произведения, и мечтает о том, чтобы стать писателем-профессионалом, не смотря на все унижения, которые ему приходилось испытывать. Обиды умножались и росли, его способности уже не радовали, а раздражали сверстников. Богатые и знатные указывали ему настоящее место.

Крылов торопился пробовать себя во всём: сочинял стихи, басни, писал эпиграммы, переводил с французского и итальянского языка.

Работой, упорной до самозабвения, он заглушал тоску по матери, тяжело переживая смерть самого близкого ему человека.

Беседы в кружке Рахманинова с умными, образованными людьми убедили юношу, что есть поле деятельности более обширное, чем театр.

Три неудачи подряд в драматургии – «Кофейница», «Клеопатра», «Филомела» – заставили его признать, что он потерпел первое серьёзное поражение. Его вытеснили оттуда, и у него ничего не оставалось, кроме «острого пера». Оно было единственным оружием против всех настоящих и будущих врагов. И Крылов решил пустить это оружие в ход.

Он знал, по своему небольшому опыту, как живётся на Руси бедному, незнатному человеку. Знал и то, что его судьба во стократ легче печальной участи тех миллионов несчастных, которые мучились под ярмом помещиков, в безысходной кабале, в нищете и невежестве, которые не могли поднять голос против чудовищного произвола продажных царских чиновников и нигде не имели защиты.

Крылов полагал, что мог помочь своим безгласным, бесправным братьям, ведь в руках у него было перо, способное рассказать людям, что те, кто трудится на земле и в мастерских достойны почёта. Что все блага жизни создают они, а не тунеядцы, что трудолюбивые землепашцы и ремесленники суть главная опора государства и, что они имеют законное право на счастье.

Вместе с новыми друзьями он мечтал о поре, когда исчезнет крепостничество, когда дети простых людей получат свободный доступ к знаниям, когда искусство станет доступным народу. И юноша Крылов всё больше осознавал важность роли писателя в такой стране, как Россия.

Должность писателя, избранная им, казалась Крылову высокой, важной, святой. Молодой писатель ясно понимал, что ничто не даётся легко, что любое искусство или мастерство требует настойчивого труда.

Необходимо отметить, что «юноша Крылов» был настоящим русским человеком. Он сочетал лучшие качества своего народы: трудолюбие, терпение, настойчивость, глубокий разносторонний ум, разнообразные таланты. Как русский человек, отличался широтой восприятия мира, необычной способностью быстро и глубоко осваивать всё новое и становиться мастером своего дела.

В поисках новых дорог в литературе, Крылов знакомится с издателем журнала «Лекарство от скуки и забот» Ф. О. Туманским и печатает у него пару эпиграмм. В журнале «Утренние часы»


Случайные файлы

Файл
ref-17920.doc
47222.rtf
142798.rtf
16305-1.rtf
RAMKA.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.