25



ОРЛОВСКАЯ РЕГИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ

ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ




БРЯНСКИЙ ФИЛИАЛ





Кафедра юриспруденции








РЕФЕРАТ

по курсу «Гражданское право»



Тема: Недействительные сделки: понятие и значение.










Исполнил: студент

Шрамова И.П.

Преподаватель: Тарасенко Ю.А.







Брянск 1999г.

СОДЕРЖАНИЕ


Стр.


  1. Введение 2

  2. Недействительные сделки 4

2.1. Сделки с пороками в субъекте 4

2.2. Сделки с пороками воли 8

    1. Сделки с пороками формы 10

    2. Сделки с пороками содержания 12

  1. Фиктивные сделки в предпринимательской деятельности 13

  2. Порядок и последствия признания сделок недействительными 17

  3. Заключение 22

Список использованной литературы 24

















1. ВВЕДЕНИЕ

Сделки - один из наиболее распространенных юридических фактов, с которыми закон связывает возникновение гражданских прав и обязанностей1. В статье 153 ГК определяется понятие сделки - это «действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей». Таким образом, сделку характеризуют следующие признаки: сделка - это всегда волевой акт, т.е. действия людей; это правомерные действия; сделка специально направлена на возникновение, прекращение или изменение гражданских правоотношений; сделка порождает гражданские отношения, поскольку именно гражданским законом определяются те правовые последствия, которые наступают в результате совершения сделок.

По гражданскому праву Российской Федерации сделка недействительна по основаниям, установленным Гражданским кодексом, «в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка)»2. Недействительными являются: сделки, не соответствующие законодательству; сделки, совершенные с целью, противной основам правопорядка и нравственности; мнимые и притворные сделки; сделки, совершенные гражданином, признанным недееспособным; сделки, совершенные несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет; сделки юридического лица, выходящие за пределы его правоспособности; сделки, совершенные несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет без согласия его родителей в случаях, когда такое согласие требуется по закону; сделки, совершенные гражданином, ограниченном судом в дееспособности, кроме мелких бытовых сделок; сделки, совершенные гражданином, не способным понимать значения своих действий; сделки, совершенные под влиянием заблуждения; совершенные под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств. Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Действительность сделки зависит от действительности образующих ее элементов. Поэтому недействи­тельные сделки могут быть сгруппированы в зависимости от того, какой из элементов сделки оказался дефектным. Так, можно подразделить недействительные сделки на сделки с пороком субъектного состава, сделки с пороками воли, сделки с пороками формы и сделки с пороками содержания. Наряду с отдельными составами недействительных сделок закон формулирует общую норму, согласно которой недействительной является любая сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов (ст.168 ГК РФ). Роль такой общей нормы проявляется в случаях, когда совершается сделка, не имеющая пороков отдельных ее образующих элементов, но противоречащая по содержанию и своей направленности требованиям закона.

Следуя буквальному толкованию статьи 168 ГК, следует признать, что ею охватывается и дефектность элементов, образующих сделку. Таким образом, норма, сформулированная в статье 168 ГК, фиксирует общее понятие недействительной сделки, однако при наличии специ­альной нормы, устанавливающей недействительность сделки в зависи­мости от дефектности отдельных ее элементов, применению подлежит специальная норма.


2. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

2.1 Сделки с пороками в субъекте.

Такие сделки следует подразделить на две группы. Первая связана с недееспособностью граждан, а вторая со специаль­ной правоспособностью юридических лиц либо статусом их органов. Раздельный анализ сделок, совершаемых гражданами и юридическими лицами, обусловлен характером совершаемых действий. Сделка как волевой акт требует наличия дееспособности у лица, ее совершающего. Поскольку дееспособность юридического лица неразрывно связана с его правоспособностью, то составы недействительных сделок, основан­ных на полном или частичном отсутствии дееспособности, не могут быть применены к юридическим лицам. С другой стороны, при определении круга недействительных сделок с пороками и субъекте надле­жит учитывать, что правоспособностъ юридических лиц, в отличие от правоспособности граждан, может быть не общей, а специальной3.

Недействительность сделок, участниками которых являются граж­дане, основывается на тех же критериях, что и общие правила о возникновении дееспособности, а именно на таких критериях, как возраст и психическое отношение к совершаемым действиям.

По таким сделкам дееспособная сторона обязана, помимо испол­нения общего требования по недействительным сделкам, возместить другой стороне реальный ущерб, понесенный в результате заключения недействительной сделки4. Такая обязанность возлагается на дееспособ­ную сторону в случае, если она знала или должна была знать о недееспособности другой стороны. На практике, между тем, довольно трудно подчас определить, является ли тот или иной гражданин дее­способным или нет. Критерии же, положенные в основу недействи­тельности названных сделок, имеют объективный, не зависящий от участников сделки характер: возраст либо состоявшееся решение суда о признании гражданина недееспособным или ограниченно дееспособ­ным. В связи с этим важно доказать, что дееспособная сторона знала или должна была знать о факте недееспособности. В данном случае нельзя руководствоваться оценочным критерием мог ли дееспособ­ный гражданин предвидеть, что заключает сделку с гражданином, признанным судом недееспособным. Подтвердить факт знания о неде­еспособности другой стороны можно лишь представив информацию о том, что дееспособный гражданин знакомился с соответствующими документами, знал о возрасте, о ранее существовавших судебных решениях и т.п.

Сделки, совершенные гражданином, признанным недееспособным, а также малолетним, т.е. не достигшим 14-летнего возраста, являются недействительными с момента их заключения, однако закон предус­матривает возможность признания за этими сделками юридической силы, если сделка совершена к выгоде малолетнего или недееспособ­ного гражданина. Для этого лица, уполномоченные законом его представлять, - родители (усыновители) или опекуны должны предъявить в суде требование о признании совершенной их подопечным сделки действительной.

Обратная ситуация со сделками, совершенными несовершеннолет­ними старше 14 лет и гражданами, ограниченными судом в дееспособ­ности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами. Поскольку у этих лиц имеется хоть час­тичная дееспособность, то недействительными могут быть признаны только сделки, требующие в соответствии с законом согласия родите­лей, усыновителей или попечителей на их совершение. Сделки, которые указанные лица вправе совершать самостоятельно, например, мелкие бытовые сделки, не могут быть признаны недействительными по основаниям порочности субъектного состава. Отсутствие согласия по­печителя или родителей на совершение сделки еще не делает сделку недействительной. Согласие может быть дано и после совершения сделки, если это оправдано. Указанные составы недействительных сделок дают возможность попечителю и родителям оценивать поведе­ние их ребенка или подопечного и лишь в случае необходимости обращаться с иском в суд о признании сделки, совершенной без их согласия, недействительной.

Законом предусмотрено два состава недействительных сделок юридических лиц: сделки, выходящие за пределы специальной правоспособности юридического лица (ст. 173 ГК), и сделки, совершенные органами юридического лица с превышением их полномочий (ст. 174 ГК). Объ­единяет оба этих состава то, что их недействительность жестко связана с установлением факта, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о незаконности ее совершения. Это правило еще раз подтверждает, что законодатель стремится наделить юридическое лицо общей правоспособностью, ведь в случае незнания другим участ­ником сделки о существующем пороке сделки, последняя не может быть признана недействительной. Следовательно, закон признает дей­ствительными сделки, совершенные с нарушением правил о правоспо­собности юридических лиц, если другая сторона в сделке об этом не знает. Статья 49 ГК устанавливает, что юридическое лицо обладает правоспособностью в соответствии с целями, установленными в учре­дительных документах юридического лица. Для коммерческих органи­заций сделано исключение, за ними признана возможность иметь любые права и обязанности. На практике при учреждении коммерче­ских организаций их учредители указывают достаточно конкретный перечень видов и целей деятельности данной организации. В связи с этим норма, предусмотренная статьей 173 ГК, может применяться и в отношении коммерческих организаций, поскольку в ней говорится о сделках, совершенных в противоречии с целями деятельности, опреде­ленно ограниченными и учредительных документах юридического лица. Осуществление отдельных видов деятельности, перечень которых должен быть определен законом (в настоящее время он установлен постановлением Правительства России от 24 декабря 1994 года № 1418 о лицензировании отдельных видов деятельности)5 требует получения специального разрешения - лицензии. В постановлении Пленума Вер­ховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 разъяснено, что перечень видов деятельности, которыми юридические лица могут заниматься только на основании лицензии, определяется законом6. Поэтому после введения части первой ГК в действие, виды деятельности, подлежащие лицензированию, могут устанавливаться только законом. Представля­ется, однако, что это разъяснение не распространяется на ранее вы­данные лицензии. Они утрачивают силу с истечением срока, на который выданы, или, например, сели занятие соответствующим видом деятель­ности ныне не требует лицензирования.

Требований о признании сделок юридического лица недействитель­ными в связи с нарушением его правоспособности может быть заявлено либо самим юридическим лицом, либо его учредителем (участником), либо государственным органом, осуществляющим контроль или надзор за деятельностью юридического лица, например, налоговой инспек­цией, прокуратурой и т.д.

К предпринимательской деятельности индивидуальных предпри­нимателей применяются правила, регулирующие деятельность юриди­ческих лиц, являющихся коммерческими организациями, в том числе и правила о лицензировании соответствующей деятельности, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотно­шения.

Полномочия лица на совершение сделки могут быть ограничены договором, а полномочия на совершение сделки органом юридического лица также его учредительными документами. Если сделка совершена с превышением полномочий, т.е. ограничения на ее совершение нару­шены, то по иску лица, в интересах которого ограничения были установлены, она может быть признана недействительной лишь в случаях, когда доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях7. Если же доказать этот факт не представляется возможным, то считается, что сделка совершена от имени и в интересах совершившего ее лица8. Наиболее часто встречается ограничение пол­номочий органа юридического лица. Следует обратить внимание на то, что закон придает юридическое значение только таким ограничениям полномочий органа юридического лица, которые отражены в его учредительных документах. Если, например, принято решение Совета директоров акционерного общества об ограничении полномочий генерального директора, а в учредительных документах такая возможность не предусмотрена, то это решение не может послужить основанием для признания недействительной заключенной генеральным директором сделки без учета установленного ограничения. Ограничения касаются только органов юридического лица, поскольку совершать правомерные действия от имени юридического лица вправе только его органы, либо назначенные ими представители, напротив, правонарушение от имени юридического лица может быть совершено любым его работником, действующим при исполнении служебных обязанностей. Требование о признании недействительной сделки, совершенной с превышением полномочий, может быть предъявлено лицом, в интересах которого установлены ограничения. Такими лицами могут быть, например, учредители (участники) юридического лица, его акционеры, доверители по договору поручения и т.п. лица, чьи интересы были защищены введением соответствующего ограничения.

Весьма распространенной в сфере хозяйствования и правоприменения стала практика, когда договоры подписывают заместители руководителей исполнительных органов, другие должностные лица коммерческих организаций, хотя такое право учредительными документами им не предоставлено. Нередко на указанных договорах ставится печать фирмы, а при расшифровке подписи значится фамилия правомочного должностного лица (генерального директора, другого первого лица, имеющего право заключать подобные сделки). Стороны обычно не поднимают вопрос о дефектности сделки, а приберегают этот "аргумент" на случай привлечения к ответственности. В последнем случае заинтересованная сторона ставит перед арбитражным судом вопрос о признании сделки недействительной.

Указанная сделка может быть признана недействительной в связи с заключением ее с неправосубъектным лицом. Печать же на договоре не меняет ситуацию, так как она, по общему положению, не относится к непременным реквизитам договора.

Признавая данную сделку недействительной, необходимо особое внимание обращать на правовой статус тех заместителей (других должностных лиц) руководителя исполнительного органа, которые подписали договор9. Если эти лица в учредительных документах значатся в качестве органа юридического лица (правление, дирекция), их действия следует квалифицировать по ст.174 ГК, несмотря на то, что им не предоставлено право заключать любые сделки. Ведь они совершают в качестве органа юридического лица без доверенности другие хозяйственно-правовые действия. Так, весьма распространенной является практика, когда заместители руководителей исполнительных органов коммерческих организаций подписывают платежные документы, а в кредитных учреждениях имеются карточки с образцами их подписей. Поэтому, заключая договор, они превышают полномочия как органы своего юридического лица.

Если же указанные лица не входят в состав органа (органов) юридического лица, они должны действовать по доверенности, посредством института представительства. В этом случае сделка может быть признана недействительной в связи с заключением ее неуполномоченным лицом10. Однако, последующее одобрение сделки представляемым порождает для него все правовые последствия по данной сделке с момента ее совершения.

2.2 Сделки с пороками воли.

Подобные сделки можно подразделить на: сделки, совершенные без внутренней воли на совершение сделки, и сделки, в которых внутренняя воля сформировалась неправильно11.

Без внутренней воли совершаются сделки под влиянием насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной (ст.179 ГК), а также гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст.177 ГК). Такие сделки признаются недействительными вследствие того, что воля самого лица не совершение сделки отсутствует, имеющее же место волеизъявление отражает не волю участника сделки, а волю какого-либо иного лица, оказывающего воздействие на участника сделки.

Насилие – физическое воздействие (избиение, истязание) на участника сделки со стороны его контрагента или выгодоприобретателя по заключаемой сделке. Необязательно, чтобы контрагент сам оказывал это воздействие, необходимо чтобы он знал об этом и использовал это обстоятельство в своих интересах.

Угроза при признании сделок недействительными встречается более часто, чем насилие. Она представляет собой психическое воздействие на участника сделки, что также приводит к волеизъявлению при отсутствии внутренней воли. Не всякая угроза способна опорочить сделку, а лишь такая, которая объективно может воздействовать на участника сделки с целью понуждения его к заключению, т.е. существования угрозы. Для признания угрозы существенной обязательным условием является ее реальность, т.е. действительная возможность причинения значительного вреда участнику сделки либо его близким. Если угроза не существенна, то по этому основанию сделка не может признаваться недействительной12. Не имеет значения, если участнику сделки угрожают правомерным действием, например, заявлением в милицию, сообщением в налоговую инспекцию. При том, что это действие правомерно, использование его в качестве угрозы порочит действительность сделки. Единственным исключением является угроза правомерным действиям, приводящим к тому же результату, что и сделка, совершаемая под влиянием угрозы.

Злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой стороной также относится к сделкам, имеющим лишь волеизъявление при отсутствии внутренней воли. В сделках, совершаемых через представителя, последний не выражает собственную волю, его задача состоит в том, чтобы донести до контрагента волю представляемого. Вследствие злонамеренного соглашения воля представляемого не доводится и подменяется волей представителя, что и служит основанием недействительности этих сделок. Злонамеренность соглашения предполагает умышленные действия представителя и контрагента, т.е. их сговор за счет представляемого.

Сделки, совершаемые гражданами, не способными понимать значение совершаемых ими действий или руководить ими, отличаются от сделок недееспособных граждан тем, что совершаются дееспособными лицами, однако вследствие заболевания, опьянения либо иного состояния психики эти лица не могут понимать, какую сделку они совершают. Наиболее часто по этому основанию признаются недействительными сделки лиц, которые впоследствии признаются недееспособными.

Сделки, совершаемые под влиянием обмана, заблуждения, кабальные сделки характеризуются наличием внешне выраженной, казалось бы безупречной внутренней воли, однако сформировавшейся под воздействием обстоятельств, искажающих истинную волю лица13.

Говоря о недействительности сделок с пороками воли, нельзя не обратить внимание на теоретический вопрос о том, чему придается более важное значение для действительности сделки: собственно воле или волеизъявлению. По этому вопросу в литературе высказаны различные взгляды, которые можно сгруппировать следующим образом. По мнению одних авторов, основу действительности сделки должно составлять волеизъявление, поскольку сделка всегда есть действие, а юридические последствия связываются с волеизъявлением. Другие авторы полагают, что стержневым моментом сделки является внутренняя воля лица. Третья позиция представляется более логичной и обоснованной, по­скольку она учитывает и наличие правильно сформированной внутрен­ней воли и адекватное ее выражение в волеизъявлении в их неразрывном единстве. Выделение таких понятий, как воля и волеизъ­явление не более чем результат их раздельного правового анализа, в реальной же действительности отделить волю от волеизъявления можно только на определенной степени абстракции. Единство воли и воле­изъявления непременное условие действительности сделки.

2.3 Сделки с пороками формы.

Недействительность сделок вследствие порока формы сделки зависит от того, какая форма законом или соглашением сторон для совершения той или иной сделки установлена. Естественно, что невозможно пред­ставить несоблюдение устной фирмы сделки. Закон связывает недей­ствительность только с письменной формой сделки. Несоблюдение простой письменной формы влечет недействительность сделки только в случаях, специально указанных в законе. Несоблюдение же требуемой законом нотариальной формы, а также государственной регистрации сделки всегда впечет ее недействительность.

Сделки с пороками содержания признаются недействительными вследствие расхождения условий сделки с требованиями закона и иных правовых актов.

Среди отдельных составов недействительных сделок с пороками содержания следует назвать сделки, совершаемые с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности14, а также мнимые и притворные сделки15.

Сделки, совершаемые с целью, заведомо противной основам правопо­рядка и нравственности, представляют собой квалифицированный со­став недействительной сделки, не соответствующей требованиям закона. Иными словами, к составу недействительной сделки с пороком содержания добавляется квалифицирующий субъективный момент – цель. Следовательно, при установлении факта нарушения требований закона в условиях сделки, такая сделка признается недействительной, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, то наступают более жесткие последствия, предусмотренные законом - взыскание всего полученно­го в доход государства. На первый взгляд, состав, предусмотренный ст.169 ГК, имеет самостоятельный характер и не требует условия несоот­ветствия сделки требованиям закона, достаточно лишь установить наличие противоправной цели и сделка недействительна со всеми вытекающими последствиями. Однако это не так. Гражданское право не имеет целью устанавливать меры ответственности за нарушение основ правопорядка и нравственных устоев общества. Это задачи иных отраслей права. И если заключенная сделка покупки оружия с соблю­дением всех предусмотренных законом процедур совершена с целью убийства, то меры гражданского законодательства не в состоянии предотвратить это деяние или наказать виновного. В данном случае эта цель находится за пределами сделки по приобретению оружия. Законное приобретение оружия – действительная сделка, использование же этого оружия для убийства – состав уголовного преступления. В дан­ном квалифицированном составе недействительных сделок довольно часто гражданский закон пересекается с составами различных уголов­ных преступлений и административных проступков. Роль Гражданского закона и, в частности ст.169 ГК, - устранение неблагоприятных имущественных последствий такого рода действий. Карательные сан­кции к одной или к обеим сторонам могут быть применены при наличии следующих условий. Во-первых, карательные санкции применяются при наличии умысла хотя бы у одной из сторон. Во-вторых, для применения карательных санкции достаточно, чтобы хотя бы одна из сторон произвела исполнение или во всяком случае приступила к исполнению по такой сделке. В-третьих, карательные санкции приме­няются к стороне, умышленно совершившей такую сделку, причем независимо от того, произвела ли она сама исполнение или ограничи­лась принятием исполнения от другой стороны. С учетом всех этих обстоятельств в доход государства будет взыскано либо все полученное по сделке, либо все причитавшееся в возмещение полученного, либо, наконец, и то и другое. Так, если с умыслом действовали обе стороны, но одна из сторон исполнение произвела, а другая не произвела, то со стороны, получившей исполнение по сделке, будет взыскано в доход государства как все ею полученное, так и все, что она сама должна была исполнить по сделке.

2.4 Сделки с пороками содержания.

Мнимые и притворные сделки – это сделки с отсутствием основания, т.е. того типового юридического результата, который должен был бы иметь место в действительной сделке. Мнимая сделка совершается лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые послед­ствия16. Подобные сделки, как правило, совершаются с целью создать видимость правовых последствий, не желая их наступления в действи­тельности. Например, пытаясь избежать конфискации имущества, гражданин оформляет договор дарения на имя своего родственника. Гражданин действительного желания передать право собственности не имеет, он заинтересован в создании видимости перехода права собст­венности для следственных и судебных органов. Мнимые сделки ничтожны. Несколько иначе выглядит притворная сделка. В ней также отсутствует основание стороны стремятся достигнуть отнюдь не того правового результата, который должен возникнуть из совершаемой сделки. В этой ситуации имеется две сделки: одна притворная, а другая та, которую стороны действительно имели в виду. Таким образом, притворная сделка как бы прикрывает своей формой истинную сделку. Поскольку притворная сделка не имеет основания, она недействитель­на. Однако притворные сделки не всегда возникают вследствие небла­говидных действий, нередко граждане просто не понимают, какую сделку им следовало бы совершить, либо не проводят различия, скажем, между куплей-продажей и имущественным наймом. Закон предостав­ляет возможность исправить подобные ошибки: признавая притворную сделку недействительной, предлагается применить к сделке, которую стороны действительно имели в виду, относящиеся к ней правила закона. Если прикрываемая сделка не противоречит требованиям за­кона и иных правовых актов, то она действительна и порождает соответствующие права и обязанности, если же имеется правонаруше­ние, то она признается недействительной.


3. ФИКТИВНЫЕ СДЕЛКИ В ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.


Один из основных принципов рыночной экономики - свобода договора, заключаемого гражданами, хозяйствующими субъектами. Новое российское гражданское законодательство, основываясь на принципе диспозитивности, предоставляет предпринимателям и иным гражданам практически неограниченные права на заключение договоров и совершение иных сделок.

Вместе с тем свобода договора часто используется недобросовестными лицами для умышленного причинения имущественного вреда гражданам и юридическим лицам, злостного уклонения от уплаты налогов, а также для достижения иных противоречащих закону целей. К сожалению, подобные фиктивные сделки получили широкое распространение в различных сферах предпринимательской деятельности. Причем если проследить динамику махинаций, то способы их совершения и сфера активизации менялись вместе с экономической ситуацией.

Начало использованию фиктивных сделок в качестве средства незаконного обогащения было положено с появлением кооперативов и малых предприятий, когда стали заключаться заведомо ущербные договоры с государственными предприятиями. Затем широкое распространение получили спекулятивные сделки на товарных и сырьевых биржах. Потом последовали и успешно продолжаются до сих пор фиктивные сделки в сфере внешнеэкономической деятельности с целью хищения средств предприятий или перемещения капитала за рубеж. Массовые криминальные сделки в сфере приватизации значительно увеличили степень криминализации экономики в целом. Обогащение за счет преступных махинаций в кредитной системе не только укрепило материальную базу проходимцев, но и повысило их "интеллектуальный" уровень. Наконец, глобальные махинации на фондовом рынке, в том числе по привлечению средств населения, - актуальная сегодняшняя тема17.

Очевидно, что использование различных сделок, в том числе посредством заключения гражданско-правовых договоров, для достижения преступных целей наносит значительный ущерб не только интересам государства, но и частным собственникам.

Российское гражданское законодательство не знает понятия "фиктивной сделки". Анализ судебной практики, изучение результатов деятельности правоохранительных органов показывают, что все договоры, направленные на противоправное причинение ущерба третьим лицам, имеют особенности, позволяющие выделить их из других сделок. Основными признаками фиктивной сделки являются:

- введение в заблуждение (до или в момент заключения сделки) другого участника либо третьих лиц относительно фактических обстоятельств сделки или действительных намерений участника;

- заключение сделки заведомо ненадлежащим лицом (через лжепредприятие, несуществующую организацию, подставное лицо и т.д.);

- намерение заведомого неисполнения обязательств по договору;

- прикрытие действительных намерений участника (участников) сделки.

По правовой характеристике фиктивные сделки - больше уголовно-правовая, нежели гражданско-правовая проблема, а ее последствия выходят за рамки общих положений о последствиях недействительности сделки. Обман в фиктивных сделках имеет предумышленный характер, поэтому субъектом уголовной ответственности могут быть только физические лица.

Проблема борьбы с фиктивными сделками находится на стыке различных отраслей законодательства, и при ее решении возникает достаточно много сложных вопросов материального и процессуального права. Прежде всего, это проблема уголовно-правовой квалификации и разграничения криминального поведения от гражданско-правовых деликтов. Сложной представляется проблема доказывания направленности умысла виновных в фиктивных сделках. Наконец, чрезвычайно актуально процессуальное взаимодействие арбитражных и общегражданских судов со следственными органами и последних с налоговыми органами.

Наиболее распространенные фиктивные сделки, совершаемые в сфере предпринимательской деятельности: фиктивные сделки с целью завуалирования взятки, фиктивные сделки с целью хищения чужого имущества.

Становление рыночной экономики и развитие предпринимательства способствовали появлению таких форм завуалированного взяточничества, как перечисление денежных средств на лицевой счет должностного лица или расчетный счет предприятия.

Совершение подобных преступлений должностными лицами органов государственной власти и управления представляет повышенную общественную опасность. Нередко такие факты взяток длительное время остаются нераскрытыми, и виновным удается причинить значительный ущерб интересам государства.

Не менее распространены случаи получения взятки под видом заключения договора купли-продажи товара по явно заниженным ценам. Как правило, из-за отсутствия надлежащего правового регулирования и контроля за крупными сделками такие действия остаются за рамками уголовно-правовой квалификации.

Аналогичные трудности в правовой оценке и доказывании возникают при выявлении и расследовании завуалированных способов взяточничества в процессе приватизации. Например, при продаже магазина по конкурсу чиновники включают в состав учредителей организации родственников либо получают комиссионные вознаграждения при заключении иных коммерческих сделок.

Развитие предпринимательской деятельности способствовало и распространению таких мошеннических действий, как хищение имущества посредством заключения фиктивных договоров. Способы самые разнообразные. В деловом лексиконе предпринимателей словами "кинуть", "бортануть" и пр. обозначаются, как правило, грубые формы мошенничества, когда сделки совершаются от имени несуществующих фирм или через подставных лиц. Расследование таких преступлений не представляет особой сложности с точки зрения квалификации или сбора доказательств. Правда, некоторые трудности связаны с розыском лиц, совершивших преступление18.

В практике правоохранительных органов существенную проблему представляют интеллектуальные формы хищений. Внешне такие сделки соответствуют требованиям гражданского законодательства, а причиненный ущерб зачастую рассматривается как следствие неисполнения обязательств по договору. Отсюда возникают проблемы в квалификации деяния, установлении направленности умысла виновных, определении предмета доказывания и т.д.

Типичный пример - заключение договора, например, на выполнение определенных работ или поставку товара. Как правило, исполнение обязательств одной из сторон в договоре отсрочено. Само по себе это не является нарушением действующего законодательства и еще не свидетельствует об умысле на причинение вреда. Более того, новое гражданское законодательство предусматривает право сторон на предоставление друг другу при заключении подобных сделок товарного19, либо коммерческого кредита20.

Однако именно этот механизм используется для противоправного изъятия средств у одного лица и незаконного обогащения другого. Упрощенная схема может быть следующей. Создается новая коммерческая организация. На законных основаниях она заключает сделку, например, на поставку (или реализацию) металла. Получает предоплату (или товар для реализации), а в дальнейшем не выполняет своих обязательств.

Проблема настолько актуальна, что с целью предотвращения подобных злоупотреблений Президент РФ подписал Указ от 20 декабря 1994 г. "Об обеспечении правопорядка при осуществлении платежей по обязательствам за поставку товаров (выполнение работ или оказание услуг)". Указом установлено, что сделки, осуществляемые сторонами умышленно без соблюдения установленной Гражданским кодексом формы, не в полном объеме или несвоевременно, в соответствии с ГК являются ничтожными и порождают последствия, предусмотренные ГК и Указом.



4. Порядок и последствия признания сделок недействительными.


Совершение сделки, имеющей порок какого-либо из элементов ее состава, не может породить юридических последствий. Однако в силу наличия внешней формы заключенной сделки факт ее недействительности нуждается в констатации либо и указании на наличие порока, делаю­щего сделку недействительной.

Различаются две зависимости от того, требуется ли для признания сделки недействительной решение суда, либо сделка является недействительной независимо от такого решения. Первые сделки именуются оспоримыми, вторыеничтожными21. В то же время Гражданский Кодекс. не исключает возможность предъявления исков о признании недействительной также и ничтожной сделки (п.32 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. №6/8). К какой из групп отнести ту пли иную недействительную сделкуопределяется законом. Так, установлено22, что все сделки по общему правилу являются ничтожными, а оспоримыми только в слу­чаях, прямо предусмотренных законом. Оспоримость сделки означает доказывание какого-либо факта, имеющего значение для действительности сделки. В основном подлежат доказыванию вопросы, связанные с наличием воли и правильным ее отражением в волеизъявлении, либо наличие или отсутствие согласия опекуна или попечителя на совершение сделки. Оспоримой сделка может быть признана только судом, и до вынесения судебного решения никто, в том числе и никакой государственный орган не вправе объявлять оспоримую сделку недей­ствительной. Если иск о признании оспоримой сделки не предъявлен в течение установленного законом срока исковой данности, то сделка считается действительной.

Иной характер имеют ничтожные сделки. Ничтожная сделка недействительна изначально, ее порок настолько серьезен, что не требует установления этого факта судебным либо иным органом. Поэтому, при установлении порочности какого-либо из эле­ментов ничтожной сделки, любой орган, гражданин или организация вправе потребовать применения последствий недействительности ни­чтожной сделки.

Иногда недействительной оказывается не вся сделка в целом, а лишь какое-то из ее условий. Например, стороны заключили договор, предусмотрев в нем отказ сторон от права на судебное рассмотрение споров, которые могут возникнуть при его исполнении. Такое условие является недействительным, однако остальные части сделки не содер­жат никаких отступлении от действующего закона. Нужно ли в этом случае признавать всю сделку недействительной? Нет, закон предус­матривает, 'по недействительность части сделки не порочит всю сделку в целом, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной части23. Таким образом, решающим является значимость недействительной части с точки зрения сторон24.

Важной проблемой, связанной с признанием оспоримых или ничтожных сделок недействительными, является применение правовых последствий. По новому Гражданскому Кодексу ничтожные сделки признаются таковыми без решения суда. Он по требованию любого заинтересованного лица применяет лишь последствия их недействительности. Кроме того, суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе25.

Трудности в использовании данной нормы возникают главным образом при рассмотрении экономических споров в судах, когда признание сделки ничтожной или оспоримой не является предметом исковых требований, однако в ходе судебного разбирательства устанавливаются факт ничтожности сделки, связанной с возникшим спором, и правовые последствия ее недействительности. В этом случае нет ясности в правоприменительной практике, хотя она и изобилует подобными ситуациями.

Так, налоговые органы, признавая ничтожными договоры о совместной деятельности коммерческих организаций, применяют к ним финансовые санкции. При обжаловании этих актов в суде, если последний оценивает такие договоры как недействительные, истец-налогоплательщик просит установить двустороннюю реституцию. Однако если применить ее, участники договора о совместной деятельности возвращаются в первоначальное положение и, как следствие этого, исчезает объект налогообложения - оборот продукции, работ, услуг, передача денежных средств, а следовательно, и основания для применения санкций. Суды в данной ситуации обычно не применяют указанные правовые последствия и выносят решения исходя из заявленных исковых требований. В подобных действиях судов есть своя логика, так как истец в данном случае изменяет не только предмет, но и основания иска, что не допускается ст.37 Арбитражного процессуального кодекса РФ. Но, с другой стороны, в нормах материального права содержится общее положение о том, что при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке26. Очевидно, данная двусторонняя реституция может быть принудительно осуществлена лишь после предъявления отдельного иска.

Независимо от того, является сделка ничтожной или оспоримой, и те и другие становятся предметом судебного разбирательства для решения вопроса не только об объявлении недействительной оспоримой сделки, но и о применении последствий недействительности ничтожной сделки в случае ее исполнения.

Кроме того, в ряде случаев закон предусматривает возможность реанимации ничтожной сделки. Так, сделки, совершенные гражданином, признанным судом недееспособным, а также несовершеннолетним, не достигшим 14 лет27, и сделки, не облеченные в требуемую законом нотариальную форму или не прошедшие государственной регистрации28, могут быть признаны судом действительными. Этот процесс называют реанимацией, поскольку ничтожная сделка не может порождать каких-либо прав и обязанностей, за ней не признается качеств юридического факта, т.е. юридически этого действия нет. Решение же суда по признанию ничтожной сделки действительной признает, что это действие порождает законные последствия сделки с момента ее совершения, т.е. суд придает своему решению обратную силу, распространяя юридические последствия на уже истекший промежуток времени.

Обращение в суд с требованием о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий недействительности сделки (как оспоримой, так и ничтожной) может быть осуществлено в пределах срока исковой давности. Оспоримая сделка может быть признана судом недействительной в течение одного года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать об обстоятельствах, являющихся основанием недействительности сделки. Это общий порядок начала срока исковой давности. Для сделок, совершенных под влиянием насилия или угрозы, закон устанавливает специальный порядок исчисления срока исковой давности, его течение начинается со дня, когда прекратилось действие насилия или угрозы29.

Поскольку ничтожная сделка недействительна и без признания этого факта судом, то закон устанавливает только срок исковой давности для предъявления требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Этот срок более продолжительный и превышает собой срок исковой давности, он равен десяти годам и исчисляется со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки. При отсутствии исполнения ничтожная сделка не приводит ни к каким последствиям, поэтому нет необходимости исчислять срок с момента заключения ничтожной сделки. Исчисление срока исковой давности с момента начала исполнения ничтожной сделки оправдано, ибо цель предъявления иска заключается именно в устранении последствий исполнения ничтожной сделки. Закон оставил открытым вопрос о сроке исковой давности для предъявления требо­вания о признании действительной ничтожной сделки (например, п.2 ст.174 ГК). Поскольку указанные сделки отнесены к категории ничтожных, то не может быть применен специальный срок исковой давности, установленный для оспоримых сделок - 1 год. Не может быть применен и 10-летний срок, поскольку речь идет не о применении последствий недействительности, а об ином требовании. Следователь­но, следует руководствоваться общим сроком исковой давности в три года30.

Признание сделок недействительными связано с устранением тех имущественных последствий, которые возникли в результате их испол­нения. Общим правилом является возврат сторон в то имущественное положение, которое имело место до исполнения недействительной сделки. Каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по недействительной сделке. Такой возврат сторон в пер­воначальное положение называется двусторонней реституцией. Если исполненное возвратить в натуре невозможно, как, например, в случае пользования вещью, выполнения работ, оказания услуг либо гибели или утраты вещи, то сторона обязана возместить стоимость утраченной вещи, работ, услуг или наемной платы, т.е. заменить исполнение в натуре денежной компенсацией31.

В отдельных случаях закон предусматривает санкцию за совершение недействительной сделки в виде взыскания полученного в доход государ­ства. Эта санкция касается только виновной стороны, умышленно совершающей недействительную сделку, потерпевшей же стороне воз­вращается все полученное виновной стороной либо присуждается компенсация при невозможности возврата в натуре. Такая санкция предусмотрена в отношении виновной стороны за совершение сделки под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой или стечения тяжелых обстоя­тельств32. Если виновны в совершении противоправной сделки с целью, заведомо противной основам правопорядка или нрав­ственности, обе стороны, то в доход Российской Федерации взыскива­ется все полученное сторонами либо причитающееся к исполнению. Если виновно действовала только одна сторона, то виновная обязана возместить другой стороне все полученное по сделке, а причитающееся виновной стороне взыскивается в доход государства33.

Наряду с общими последствиями недействительности сделок при­меняются и специальные в виде возложения обязанности возместить ущерб, понесенный одной из сторон вследствие заключения и испол­нения недействительной сделки. Эта санкция может рассматриваться в качестве меры гражданско-правовой ответственности. Возмещению подлежит лишь реальный ущерб, т.е. только умаление в имуществе и фактически понесенные стороной расходы. Такие последствия предус­мотрены в отношении стороны, совершившей сделку с недееспособ­ным лицом, если она знала или должна была знать о недееспособности34. Это правило применяется в отношении сделок, совер­шенных с гражданами в возрасте до и старше 14 лет, ограниченных в дееспособности или неспособных понимать значения совершаемых ими действий или руководить ими.

По сделкам, в которых в отношении виновной стороны предусмот­рена санкция в виде взыскания полученного в доход государства, дополнительным последствием является возмещение потерпевшему реального ущерба.

В сделках, совершенных под влиянием заблуждения, дополнитель­ные последствия применяются в отношении стороны, по вине которой возникло заблуждение. На нее возлагается обязанность возмещения реального ущерба. Если, однако, заблуждение возникло по вине самой заблуждавшейся стороны либо по обстоятельствам, от нее не завися­щим, то и заблуждавшаяся сторона обязана возместить реальный ущерб другой стороне, который последняя могла понести вследствие призна­ния заключенной сделки недействительной35.

5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ.


Сегодня обновленное гражданское законодательство проходит проверку эффективности своего применения, и прежде всего при регулировании отношений в сфере предпринимательства. Уже появились сложности в толковании и применении отдельных его норм и институтов.

Общая правовая схема оснований для признания сделок ничтожными и их последствий, закреплена в новом Гражданском кодексе РФ. Данная конструкция сложна и ее трудно применять на практике.

В соответствии с п.1 ст.166 ГК сделка признается ничтожной "по основаниям, установленным настоящим Кодексом". Эти основания представлены в виде абстрактной модели - "сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов" (ст.168 ГК) и посредством перечисления некоторых конкретных сделок (совершенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности; мнимых и притворных и др.). Наличие абстрактной модели ничтожной сделки в перечне оснований для признания ее таковой ведет на практике к тому, что повсеместно и при любых издержках в их оформлении та или иная сторона в случае возникновения спора заявляет о ничтожности заключенного договора. И арбитражному суду становится сложно определить, признать ли ее ничтожной или оспоримой.

Более того, хотя законодатель по ничтожным сделкам прямо предусмотрел лишь требование о применении последствий их недействительности, суды практически вынуждены устанавливать факт их ничтожности так же, как они делают это и применительно к оспоримым сделкам. Не случайно в постановлении Пленума Верховного Суда и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 года "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" дано разъяснение о том, что Кодекс не исключает возможности предъявления исков о признании недействительными ничтожных сделок, споры по которым рассматриваются в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица (п.32). Поэтому не было смысла включать в новый Гражданский кодекс требование о применении в судебном порядке только последствий ничтожных сделок.

Практически полезным было бы такое законодательное решение данного вопроса, при котором в качестве общего положения сделки, не соответствующие требованиям закона или иных правовых актов, признавались бы оспоримыми. В качестве исключения приемлем предельно конкретный перечень сделок и критериев, по которым они признаются по закону ничтожными. Но признавать оспоримые или ничтожные сделки недействительными должен только суд.

Не менее сложной выглядит и ситуация при оценке права суда применять последствия недействительности ничтожных сделок по собственной инициативе, предусмотренного п.2 ст.166 ГК. Арбитражная практика по данной категории дел еще не сложилась. Но в то же время становится ясным, что суд, применяя по собственной инициативе последствия недействительности ничтожных сделок, может нарушить требования ст.37 АПК РФ о том, что он не вправе изменять предмет или основания иска, выходить за пределы исковых требований.



Список использованной литературы.


  1. Гражданское право. С.-П., 1996, т.1.

2. Белопольский Э. «Язык ничтожной сделки»; "Бизнес-адвокат", No.22, 1997 г.

  1. Востоков В., «Финансовая аренда. Что нужно знать при заключении лизинговой сделки?»; "Бизнес-адвокат", No.10, 1997 г.

4. Зинченко С., Газарьян Б., «Ничтожные и оспоримые сделки в практике предпринимательства»; "Хозяйство и право", No.2, 1997 г.

5. Котин В. «Фиктивные сделки в предпринимательской деятельности»; "Законность", No.10, 1996 г.

6. Минахина Т. «Сделка - дело добровольное?», «Бизнес-адвокат», No.18, 1997г.

  1. Шефтер Э. «Доверенность: и сделка, и юридический документ»; "Российская юстиция", No.12, 1997 г.

  2. Цыбуленко З. «Сделки с недвижимостью и их регистрация»; "Хозяйство и право" No.2, 1998 г.

  3. Комментарии к Гражданскому Кодексу Российской Федерации (часть первая). -М., 1996г.

  4. Комментарии к Гражданскому Кодексу Российской Федерации (часть первая). Отв. ред. Садиков О.Н., -М.: Юринформцентр, 1997г.



1 Ст.8 Гражданского Кодекса РФ

2 п.1 ст.166 ГК РФ

3 Гражданское право. С.-П., т.1, 1996г.

4 ст.171 ч.1 ГК РФ

5 Собрание Законодательства РФ. 1995. № 1. Ст. 69

6 п.1,3 ст.49 ч.1 ГК РФ

7 ст.174 ч.1 ГК РФ

8 ст.183 ч.1 ГК РФ

9 Зинченко С., Газарьян Б. «Ничтожные и оспоримые сделки в практике предпринимательства»

10 ст.183 ч.1 ГК РФ

11 Гражданское право. С.-П., т.1, 1996г.

12 Комментарий к ГК Российской Федерации (ч.1), отв. ред. Садиков О.Н., 1997г.

13 Гражданское право. С.-П., т.1 1996г.

14 ст.169 ч.1 ГК РФ

15 ст.170 ч.1 ГК РФ

16 Комментарий к ГК Российской Федерации (ч.1), отв.ред. Садиков О.Н., 1997г.

17 Котин В. «Фиктивные сделки в предпринимательской деятельности»

18 Зинченко С., Газарьен Б. «Ничтожные и оспоримые сделки в практике предпринимательства»

19 ст.822 ГК РФ

20 ст.823 ГК РФ

21 ст.166 ГК РФ

22 ст.168 ГК РФ

23 ст.180 ГК РФ

24 Гражданское право. С.-П., т.1, 1996г.

25 п.2 ст.166 ГК РФ

26 ст.167 ГК РФ

27 п.2 ст.171, п.2 ст.172 ГК РФ

28 п.п.2,3 ст.165 ГК РФ

29 п.2 ст.181 ГК РФ

30 ст.ст.196,197 ГК РФ

31 ст.167 ГК РФ

32 п.2 ст.179 ГК РФ

33 ст.169 ГК РФ

34 п.п.2,3 ст.171 ГК РФ

35 п.2 ст.178 ГК РФ


Случайные файлы

Файл
26568.rtf
33970.rtf
Титульник.docx
60172.rtf
87883.doc