Проблемы недействительных сделок в гражданском праве (DIP_14)

Посмотреть архив целиком







Проблемы недействительных сделок в гражданском праве.



Содержание работы:

Введение. 3

ГЛАВА I. Правовая природа сделок. 4

§ 1. Понятие и условия действительности сделки. 4

§ 2. Недействительные сделки в системе юридических фактов. 6

§ 3. Виды недействительных сделок. 8

ГЛАВА II. Основания признания сделок недействительными. 10

§ 1. Совершение сделок, противоречащих закону или иным нормативным актам. 10

§ 2. Совершение сделок юридическим лицом, выходящих за пределы его правоспособности. 14

§ 3. совершение сделок недееспособными гражданами. 17

§ 4. Совершение сделок с нарушением формы. 25

§ 5. Мнимая и притворная сделки. 29

§ 6. Совершение сделок с пороками воли. 32

Заключение. 40

Список литературы: 43



Введение.

Недействительность сделки означает, что действие, совершенное в форме сделки не обладает качествами юридического факта, способного породить те последствия, наступления которых желали субъекты сделки.

Для охраны правопорядка, защиты интересов добросовестной стороны в договоре, поддержанию стабильности в гражданском обороте направлено при­знание сделки недействительной, реализация которой привела бы к нарушению закона. Недействительность сделки означает, что действие, совершенное в фор­ме сделки не влечет возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, на которое оно было направлено.

Общее правило о недействительности сделок формулируется следующим образом - недействительна сделка, не соответствующая требованиям закона. Данное правило должно применяться во всех случаях, когда сделка, совершен­ная с нарушением требований закона попадает под действие специальных норм, закрепляющих основание признания сделки недействительной.1

Действующий Гражданский Кодекс2 дает исчерпывающий перечень осно­ваний недействительности сделок. И ни федеральный закон, никакой иной нор­мативный акт не могут расширить круг оснований признания сделки недействи­тельной.

Целью настоящей работы является исследование оснований недействи­тельности сделок. В работе также проведена сравнительная характеристика по­ложений о недействительных сделках Гражданского Кодекса 1964г. и дейст­вующего Гражданского Кодекса и отражены новеллы действующего законода­тельства. Проблема сделки - одна из центральных проблем науки современного гражданского права. Объяснение данного положения, как известно, заключается в той роли, которую играют сделки (договоры) в хозяйственной и культурной жизни нашей страны. Недействительные сделки подрывают прочность эконо­мических связей и стабильность гражданского оборота. В работе делается ак­цент на выявление причин, вызывающих порок сделок, сферы действия статей, посвященных недействительности сделок по тем или иным основаниям и отра­жена практика их применения.

Также при написании данной дипломной работы использованы труды та­ких авторов как Новицкий И.Б., Шахматов В.П., Халфина P.O., Брагинский М.И., Красавчиков О.А., Мозолин В.П. и др.

ГЛАВА I. Правовая природа сделок.

§ 1. Понятие и условия действительности сделки.

Сделки в современном гражданском праве являются правовой формой опосредования экономических связей между субъектами гражданского оборота на пути становления рыночной экономики. Сделки являются необходимым ин­струментарием регулирования договорных отношений, об обязательствах, о собственности.

Гражданский Кодекс Российской Федерации (ст. 153) дает следующее оп­ределение сделки: сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей». Сделки распадаются на односторонние и многосторон­ние. Всякий договор - это гражданско-правовая сделка, ибо всякая сделка уста­навливает, изменяет или прекращает гражданские права и обязанности. Содер­жание договора - это конкретные правовые обязанности сторон. Практически смысл любого договора заключается в том, что стороны определяют для себя конкретные правовые обязанности, но не всякие правовые обязанности могут составлять содержание гражданско-правового договора.

Факты, с которыми нормы права связывают определенные юридические последствия, называются юридическими фактами., факты, с которыми нормы права не связывают никаких последствий, являются юридически безразличными фактами}

Из определения сделки следует, что сделка относится не к событиям, как виду юридических фактов, а к действию. Действие - юридический факт проис­ходит по воле человека. Именно то, что сделка представляет собой волевой акт, отличает ее от юридических событий, которые носят не волевой характер. С психологической точки зрения, сделка - это акт поведения человека, совершаемый по тем или иным мотивам, направленный на ту или иную цель. Здесь цель сделки выражает субъективное отношение совершающего ее лица к достигае­мым при ее помощи последствиям. Цель сделки является необходимым элемен­том ее юридического состава. Она играет важное значение в оценке сделки с точки зрения ее соответствия требованиям правовых норм, так и точки зрения ее соответствия правилам морали.3 Цель сделки должна быть законной, т.е. не должна нарушать юридических обязанностей, установленных предписаниями правовых норм, входящих либо в содержание правоспособности, либо в содер­жание конкретного правоотношения. В противном случае сделка признается не­действительной как противоречащая закону.

Недействительной будет сделка, если она совершена вообще без цели, только для вида. Например, мнимая. С другой стороны, цель сделки всегда должна быть осуществима как фактически, так и юридически. Сама неосущест­вимость может быть первоначальной, т.е. существовавшей на момент заключе­ния сделки, и последующей, возникшей после совершения сделки. Стороны мо­гут заранее знать о неосуществимости сделки, но прибегают к такому способу, дабы скрыть свои истинные намерения.

Что касается юридической неосуществимости сделки, то это касается тре­бований законности цели сделки. Например, недействительность сделки, со­вершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК).

Конечной целью сделки является удовлетворение материальных потреб­ностей, к достижению которых сознательно или бессознательно стремится че­ловек. Человек может преследовать несколько целей, заключая сделку. Общая цель складывается во множестве непосредственных конкретных целей, отдель­ных обязательственных отношений, направленных на удовлетворение матери­альных и культурных потребностей всего народа в целом и его отдельного гражданина.4

Поскольку сделка - есть действие волевое, то для действительности сдел­ки, для ее самого существования необходимо наличие воли, и проявление этой воли вовне. Без воли не может быть сделки, ибо воля составляет само ее суще­ство.5 Способы выражения воли могут быть строго указаны законодателем, мо­гут быть определены предварительным соглашением сторон, обусловлены предложением стороны - инициатором сделки, и, наконец, стороны могут быть абсолютно свободны в выборе того или иного способа изъявления воли.

ГК исходит из презумпции совпадения воли и волеизъявления, что прида­ет устойчивость гражданско-правовым отношениям, поскольку юридические последствия законодатель связывает только с волеизъявлением, то есть с внеш­ним оформлением внутренней воли сторон. Но поскольку воля участников сделки свободна и охраняется законом (ст.1 ГК), то предпочтение отдается внутренней воле, если та распознаваема. И поэтому в случаях, когда имеется только видимость воли, только внешнее изъявление, при отсутствии самой воли (ст. 170 ГК) или когда воля была дефектна (ст.179), то сделка признается недей­ствительной.

§ 2. Недействительные сделки в системе юридических фактов.

В литературе неоднократно ставился вопрос, относятся ли недействитель­ные сделки к той группе юридических фактов, которые именуются сделками, или они должны занимать самостоятельное место системе юридических фактов. Впервые этот вопрос был поставлен И.С. Перетерским, который писал: «Сделка есть действие, дозволенное законом, действие, хотя и вызывающее юридиче­ские последствия, но не пользующееся охраной закона не являются сделками. Если действие имеет вид сделки, но направлено против закона или в обход за­кона, то оно не является сделкой».

Точка зрения Перетерского И.С. была поддержана Агарковым М.М., ко­торый, указывая на деление юридических фактов в системе юридических фак­тов на правомерные и неправомерные, относил сделки к первым. Затем он пред­ложил именовать сделками лишь те волеизъявления, которые достигают того правового результата, на который были направлены действия. Для недействи­тельных сделок Агарков предложил термин волеизъявление.6

Таким образом, Перетерский И.С. и Агарков М.М. смотрят на недействи­тельные сделки как на такие юридические факты, которые по сути дела сделка­ми не являются. Подобные взгляды на то, что «термин сделка должен быть со­хранен только для правомерных сделок, вызывающих тот правовой эффект, на достижение которого они были направлены», разделяет Толстой Ю.К. в своей работе.7

Иной точки зрения придерживается Новицкий И.Б., который ставил пра­вомерность одним из основных моментов сделки, «...действия, составляющие содержание сделки должны выдержать проверку, оценку со стороны государст­ва; государство должно признать данного рода действия соответствующими своим интересам или хотя бы не противоречащим своим интересам. В этом именно смысле сделка есть действие дозволенное, не воспрещенное.8 Конкрет­ное правоотношение возникает из жизненных потребностей, но их правовой характер обусловлен содержанием действующего права. Правомерность не только определяет последствия, но является необходимым признаком сделки. Нельзя рассматривать правомерность как признак лишь правомерных действий/ Сдел­ка как юридическое действие всегда правомерна, ибо правомерность характер­ный признак сделки как типа определенных гражданско-правовых отношений. Например, никто не будет отрицать, что договор дарения - правомерное дейст­вие и как тип гражданско-правовых отношений не воспрещается. Если же сто­роны преследуют иные цели, нежели безвозмездный акт передачи имущества, то сделка не получает юридической силы и признается недействительной. Не­действительные сделки, запрещенные законом, представляют собой нарушение права. Тем не менее, они не перестают быть сделками, и в качестве правонару­шения понимаемы быть не должны.

Нельзя сказать, что недействительная сделка не вызывает никаких по­следствий, эти последствия могут быть не того характера, который желают сто­роны, но они есть. И здесь необходимо разграничить юридический состав не­действительной сделки и те последствия, которые она вызывает. Не правовое последствие вызывает факт, а, наоборот, факт определяет юридические послед­ствия. А как факт даже недействительная сделка состоялась. Факт не может превратиться в не факт. Раз воля выражена и направлена на определенные ре­зультаты (установление, изменение или прекращение гражданских правоотно­шений), этот факт наступил и не наступившим быть не может. Факт может быть безразличен с точки зрения права, но недействительным быть не может.9

Признавая недействительную сделку сделкой, хотя и неправомерной, Н.В. Рабинович предложила интересное решение вопроса о месте недействительных сделок в системе юридических фактов. Недействительная сделка представляет собой правонарушение, поскольку нарушает норму закона, установленный пра­вопорядок. Однако недействительная сделка, считает Н.В. Рабинович, правонарушение особого порядка, один из видов правонарушения в широком смысле слова, и не совпадает с противозаконными действиями (правонарушениями в узком смысле слова).10

§ 3. Виды недействительных сделок.

Действующий ГК содержит определение недействительных сделок как оспоримых и ничтожных (ч.1 ст. 166). Сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (ос-поримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Такое различие в терминологии не является случайным. И деление недей­ствительных сделок на оспоримые и ничтожные представляется вполне оправ­данным. Гражданский Кодекс РСФСР, принятый Верховным Советом РСФСР 11 июня 1964 года не содержал подобного деления, но в различных постановле­ниях гражданского законодательства употреблялись неодинаковые выражения. ГК 1964 года говорит о недействительности сделок при несоответствии их тре­бованиям закона (ст.48), при совершении сделок малолетним лицом или лицом, признанным недееспособным (ст.ст.51 и 52), при противоречии сделки целям, указанным в уставе юридического лица (ст. 50), при заключении мнимой и при­творной сделок (ст. 53), а также в некоторых случаях нарушения формы сделок (ст.45.). В остальных случаях ГК говорит «о признании сделок недействитель­ными по иску». Таким образом, такое различие терминологии правильно пере­дает существо различных категорий недействительных сделок. Среди недейст­вительных сделок нормы права различают такие сделки, которые являются не­действительными с момента их совершения - их называют ничтожными или абсолютно недействительными. Сделка недействительна сама по себе, и суд обязан объявить ее таковой, установив те обстоятельства, в силу которых она должна быть аннулирована. В других случаях сделки не являются недействи­тельными сами по себе, а являются действительными до тех пор, пока по иску о признании их недействительными, они не будут признаны таковыми - их назы­вают оспоримыми или относительно недействительными В.А. Рясенцев, исхо­дя из того, что оспоримые сделки порождают юридические последствия, но они могут быть аннулированы судом, то правильнее, считает он, делать акцент не на относительной недействительности, а на их относительной действительности.11

Требования о применении последствий недействительности ничтожных сделок могут быть предъявлены любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе (п.2.ч.2 ст.166ГК).

Деление недействительных сделок на оспоримые и ничтожные имеет не столько теоретическое, сколько практическое значение. Во-первых, поднять во­прос о действительности оспоримых сделок могут только лица, указанные в ГК. Это, как правило, вторая потерпевшая сторона, либо действующая под влияни­ем заблуждения и некоторые другие лица. Недействительность ничтожных сде­лок заранее предрешена законом, и отсюда следует, что обратиться с требова­нием, признать ее недействительной может любое заинтересованное лицо, либо суд по собственной инициативе.

Во-вторых, это имеет значение, главным образом, для определения по­следствий недействительности оспоримых и ничтожных сделок. В отличие от оспоримой ничтожная сделка является недействительной независимо от ее при­знания таковой судом. И если в ничтожной сделке не ставится вопрос о возвра­те, переданного по сделке, то она не нуждается в том, чтобы суд признал ее не­действительной, как при оспоримых сделках. Но даже если никаких вопросов, связанных с последствиями ничтожных сделок не возникает, для сторон важно установление судом факта недействительности сделки. Здесь Брагинский М.И. справедливо предлагает при решении этого вопроса учитывать существенное различие в природе двух исков: одного о признании оспоримой сделки (преоб­разующий иск), а другой - о признании сделки ничтожной (иск о признании).

Но бывают случаи, когда лицо может просить не признавать сделку не­действительной, даже если на то имеются основания, предусмотренные зако­ном. Это последствия нарушения нотариальной формы сделки и государствен­ной регистрации (ст. 165 ГК) и заключение сделок лицами, признанными недее­способными (171 ГК).

Таким образом, хотя и ничтожная сделка будет недействительной с мо­мента ее заключения и без решения суда, такое решение необходимо для того, чтобы внести ясность в отношения между сторонами и другими заинтересован­ными лицами.

ГЛАВА II. Основания признания сделок недействительными.

§ 1. Совершение сделок, противоречащих закону или иным нормативным актам.

Для избежания дальнейшей ошибки сразу следует очертить границы при­менения ст. 168 ГК, которая предусматривает недействительность сделок, не со­ответствующих закону или иным правовым актам, и уяснить всякая ли противо­законная сделка попадает под названную статью.

В чем же заключается противозаконность сделки? В.П. Мозолин выделяет 3 основных показателя законности содержания договора:

1) видовая характеристика договора;

2) базис договоренности сторон;

3) цель договора.12

И каждый из этих показателей оценивается с точки зрения соответствия закону.

Нельзя согласиться со вторым показателем законности содержания дого­вора.

Незаконным может быть само содержание сделки. Содержание договора составляют его условия. Перечень существенных условий устанавливается при­менительно к конкретному типу договоров. Общим является то, что совокуп­ность существенных признаков составляет предмет договора. Если же стороны не достигли согласия по существенным моментам сделки, то, следовательно, сделка просто не возникла и не породила никаких гражданских прав и обязанностей. Ибо договор считается заключенным, если стороны достигли согласия по всем существенным условиям договора (пЛ.ст.432 ГК). И «базис договорен­ности между сторонами» необходим для возникновения гражданских правоот­ношений. Иначе, отсутствие согласия сторон по основным пунктам, необходи­мым для его заключения исключает саму возможность заключения сделки. Дру­гое дело, что содержание условий сделки не соответствует закону или иным правовым актам.

Гражданский Кодекс говорит о следующих способах определения усло­вий, признаваемых существенными: «Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых ак­тах как существенные или необходимые для данного вида, а также все те усло­вия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достиг­нуто соглашение» (ст.437 ГК).

Помимо существенных условий, оказывающих прямое влияние на юриди­ческую действительность договора, в содержание договора могут входить и другие условия, не обладающие подобной силой. В литературе их принято на­зывать обычными или случайными.

Обычные условия, как правило, конкретизируют содержание сделки, и даваемые в них решения типичны для соответствующего типа договора. Авто­матически включаются в текст сделки.

Случайные условия отклоняются от условий, обычно применяемых в практике. И поэтому их включение в договор обязательно. Так, стороны могут предусмотреть иной момент перехода права собственности к приобретателю, нежели это указано в ст. 224 ГК.

Таким образом, стороны должны достичь согласия при определении круга своих прав и обязанностей по отношению друг к другу и к третьим лицам. Тре­бования определенности договора означает, что взаимные обязательства сторон должны быть определены с достаточной точностью для того, чтобы мог быть установлен объем взаимных притязаний, исполнение которых в случае надобности может быть обеспечено санкцией правового принуждения.13

Ярославская автоколонна № 1138 и арендное предприятие «Экремтранс» заключили договор аренды. П. 2 ст. 7 Основ законодательства РФ об аренде со­держит основные условия, которые должны отражаться в договоре аренды. При отсутствии хотя бы одного из них договор аренды считается незаключенным. В оспариваемом договоре не содержится предмета договора, не оговорен состав имущества, передаваемого в аренду, но имеется ссылка на приложение №1 с перечнем основных фондов, находящихся в распоряжении арендатора. Однако этого приложения в материалах дела не было. При отсутствии подробного пе­речня имущества, передаваемого в аренду, невозможно правильно рассчитать размер арендной платы. В договоре также не была определена стоимость иму­щества, передаваемого в аренду. При данных обстоятельствах договор аренды признан судом недействительным.14

Современное гражданское законодательство стоит на позициях открытого перечня договоров. Ст.2 ГК говорит, что граждане (физические лица) и юриди­ческие лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договоров и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. Формула «не противоречие договора законодательству» озна­чает соответствие договора (сделки вообще) общим началам и смыслу россий­ского законодательства. ГК содержит широкий перечень договоров, но сущест­вуют и так называемые договоры смешанного типа, в которых объединяются элементы традиционных видов договора, известных общегражданскому законо­дательству. Стороны могут выбрать не обязательно договор, который преду­смотрен законом, но и такой, который в законах не упоминается вообще, однако будет оптимально регулировать их отношения. Главное, чтобы этот договор не противоречил закону. Есть еще один вариант: стороны могут сформулировать и оформить свои взаимоотношения смешанным договором, то есть таким, кото­рый включает в себя условия, являющиеся элементами разных видов договоров, предусмотренных законодательством. Здесь применяются нормы соответст­вующих договоров, элементы которых включены в условия договора.15 К дого­ворам подобного рода можно отнести договор на организацию материально-технического снабжения производственного объединения, предприятия, органи­зации.16

4.3 ст. 169 ГК предполагает, что термин «субъективный момент» означает извинительное незнание одной стороной, о том, что совершаемая сделка расхо­дится с основами правопорядка и нравственности. Иногда имеет место заблуж­дение у одной стороны относительно заключаемой сделки, здесь можно отнести сделку к числу оспоримых, как совершенную под влиянием заблуждения. Но если намерения у другой стороны направлены на подрыв основ правопорядка и нравственности, то независимо от того знала ли другая сторона об этом или нет, применяется правила ч.3 ст. 169 ГК.

Так, отношения собственности, вытекающие из недействительной сделки обмена жилыми помещениями также являются недействительными. Это можно хорошо проследить на примере.

Мельникова и ее дочь Шульгина с сыном проживали в однокомнатной квартире. В апреле 1985г. Шульгиной с ребенком была предоставлена двухком­натная квартира в ЖСК, в которую она переехала с сыном. В декабре 1985г.

Мельникова и ее дочь произвели родственный обмен жилой площадью, соглас­но которой Шульгина с сыном прописались в однокомнатной государственной квартире, а мать в кооперативной. В связи с обменом мать была принята в чле­ны ЖСК, Шульгина исключена. В кооперативную квартиру Мельникова не въе­хала. В декабре 1993г. она обратилась в суд с иском о выселении дочери, указав, что та препятствует в пользовании кооперативной квартирой. Шульгина предъ­явила встречные требования о признании обмена недействительным по мотивам его фиктивности.

Решением Орджоникидзенского суда г. Екатеринбурга в иске Мельнико­вой отказано, встречный иск Шульгиной удовлетворен. Судебная Коллегия Верховного Суда РФ подтвердила правильность решения суда, указав на то, что права и обязанности Мельниковой, связанные с членством в ЖСК, а затем и собственностью на квартиру, возникли на основании сделки, которая судом признана недействительной, как противоречащая закону. И отношения собст­венности, основанные на недействительной сделке обмена жилыми помеще­ниями, также являются недействительными с момента совершения сделки. Та­ким образом, Мельникова не приобрела право собственности на кооперативную квартиру.17

Сделка должна соответствовать обязательным для сторон правилам, уста­новленным законом и иным правовым актам, действующим в момент ее заклю­чения, так как закон обратной силы не имеет. Исключением является случай, когда закон, устанавливающий иные отношения, чем это предусмотрено дого­вором, устанавливает, что его действие распространяется на отношения, воз­никшие из ранее заключенных договоров.

§ 2. Совершение сделок юридическим лицом, выходящих за пределы его правоспособности.

Недействительности сделок по причинам, относящимся к правоспособно­сти юридического лица посвящена ст.173 ГК. Она по названию близка к ст.50 ГК 1964г. Если ст. 173 ГК признает недействительность сделки юридического лица, выходящей за пределы его правоспособности, то ст.50 ГК 1994г. говорит о не­действительности сделок юридического лица, противоречащим его целям. И.Б. Новицкий относил сделки, совершенные юридическим лицом в противоречие с его целями, установленными в их Уставах (положениях) к противоправным сделкам, то есть противоречащих закону.

Следует, прежде всего, обратить внимание на то, как решен в Кодексе вопрос о характере правоспособности юридического лица. Представляется, что он решен не вполне точно и последовательно. В силу ст.49 ГК юридические ли­ца обладают специальной правоспособностью, которая соответствует целям деятельности, указанным в их учредительных документах, коммерческие орга­низации за исключением унитарных и иных видов организаций, предусмотрен­ных законом, наделены общей правоспособностью. Можно сделать вывод, что первые могут совершать: действия, только те которые предусмотрены их учре­дительными документами, а вторые - любые действия, если они не противоре­чат закону и иным правовым актам. Иными словами, абз.1 наделяет юридиче­ское лицо правоспособностью по минимуму, а абз.2 по максимуму. Во всяком случае, очевидно, что абз.2 раздвигает границы правоспособности юридическо­го лица по сравнению с тем, как они очерчены в абз.1.2

Правоспособность коммерческих организаций за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом, также может быть ограничена определенным образом. Гражданский Кодекс предусмат­ривает два способа. Первый - самоограничение, когда в установленном законом порядке юридическое лицо само ограничивает свою правоспособность, соответ­ственно указания в Уставе. Например, в уставе акционерного общества, создан­ного для осуществления какой-либо производственной деятельности, может быть предусмотрен прямой запрет на его участие в различного рода биржевых или иных рискованных сделках. Различие в ситуациях влечет и различие в пра­вовых последствиях. Заключенная государственным предприятием или муни­ципальным унитарным предприятием либо некоммерческой организацией сдел­ка, противоречащая целям, указанным в уставе является в силу ст. 168 ГК ни­чтожной. В отличие от этого сделка, совершенная в нарушение самоограничен­ной правоспособности, оспорима. Имеется в виду то, что в соответствии со ст. 173 ГК может быть признана недействительной по иску самого юридическо­го лица, его учредителя (участника) или государственного органа, осуществ­ляющего надзор за деятельностью юридического лица, сделка, которая не соот­ветствует целям деятельности юридического лица, «определенно ограничен­ным» в учредительных документах. Однако такое решение допускается при не­пременном условии: «если будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о ее незаконности».18

Второй способ связан с тем, что предприятие может заниматься опреде­ленным видом деятельности только на основании специально на то полученной в установленном порядке лицензией.

Круг уставных сделок всегда определить сложно, так как устав каждой данной организации не дает и не может дать исчерпывающего перечня сделок, которые входят в сферу деятельности данной организации. Допускается совер­шение и таких сделок, которые хотя и не входят в основное содержание дея­тельности данной организации, но все-таки находятся в связи с этой основной деятельностью, не выходят из общих рамок, которые вырисовываются в соот­ветствии с целью данной организации. Такие «вспомогательные сделки» явля­ются законными. Закон «О банках и банковской деятельности»19 придерживается строгого принципа специальной правоспособности: даже однократное соверше­ние предприятием, не являющимся банковским или иным кредитным учрежде­нием, банковской операции считается нарушением законодательства о банках. Ст.5 Закона «О банках и банковской деятельности» содержит перечень сделок, организации, для которых требуется лицензия и указывает конкретные виды деятельности, которые не могут осуществляться банками, причем этот перечень носит исчерпывающий характер. Следовательно, можно предположить, что есть сделки, которые не входят в круг банковских, но которыми банк вправе зани­маться. Таким образом, если в Уставе банка записано, что он может учреждать другие предприятия организации в любой организационно-правовой форме, то даже при отсутствии соответствующей записи об этом, банк вправе вести такую деятельность.

Но статья 173 ГК посвящена только юридическим лицам, имеющим об­щую правоспособность. Под сделками, нарушающими правоспособность юри­дического лица, понимаются такие сделки, которые совершены в противоречие с целями деятельности, определенно ограниченными в учредительных докумен­тах, либо связаны с деятельностью, подлежащей лицензированию, при отсутст­вии лицензии. Совершение сделок с юридическим лицом, обладающим специ­альной правоспособностью, находится за пределами указанной статьи. В по­следнем случае нужно, очевидно, исходить из того, что сделка, которая наруша­ет принцип специальной правоспособности, закрепленной императивной нор­мой п.1 ст.49 ГК, является ничтожной со всеми вытекающими отсюда последст­виями.

§ 3. совершение сделок недееспособными гражданами.

Для того чтобы лицо могло само приобретать для себя права и создавать обязанности необходимо наличие дееспособности, а это в свою очередь предпо­лагает, что воля и сознание лица окрепли настолько, что оно является способ­ным совершать разумные действия, то есть такие действия, которые регулиру­ются сознанием, охватывающим последствия совершенных действий.20

Согласно закону понятие дееспособности как способности гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя обязанности и исполнять их (гражданская дееспособность) применимо только к гражданам. В отношении юридического лица оно сливается с понятием правоспособности. Вопросы границы правоспособности юридического лица, моменты возникновения ее и прекращения рассматривались ранее.

Для того чтобы сделка была действительной необходимо, чтобы участни­ки осознавали характер, совершаемых ими действий и отдавали отчет своим по­ступкам. Способность лица действовать сознательно, отдавать отчет совершае­мым им действиям наступает не сразу. Это долгий процесс становления лично­сти, когда человек приобретает жизненный опыт, соприкасаясь с окружающей средой, вырабатывает способность контролировать свои влечения и побуждения.21 Но юридического значения это не имеет. Ст. 21 ГК устанавливает, что с достижением 18 лет у всех подростков, в среднем, возникает способность не только понимать значение своих действий, но и руководить ими. Конечно же, что такая способность может возникнуть и раньше у несовершеннолетнего, а иногда и позже. На это влияют многочисленные факторы, о которых говорилось раньше. Здесь важно не столько свойства психики лица, которые отражает дееспособность, а, прежде всего, юридическое значение имеет правовое поло­жения, которое занимает человек, достигший совершеннолетия.

Таким образом, дееспособность, характеризуя уровень психического раз­вития, является его социальным свойством.

Закон допускает снижение возраста дееспособности в случаях, когда не­совершеннолетний вступает в брак, при этом он приобретает дееспособность в полном объеме с момента вступления в брак. Приобретенная таким образом дееспособность сохраняется в полном объеме до совершеннолетия, исключение составляют лишь случаи признания брака недействительным по тем или иным причинам. Полностью дееспособным становится несовершеннолетний, достиг­ший 16 лет, если он работает по трудовому договору, в том числе и контракту или с согласия родителей, усыновителей или попечителя занимается предпри­нимательской деятельностью. Объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипация) производится по решению органа опеки и попечи­тельства с согласия обоих родителей или попечителей или при отсутствии та­кового по решению суда (ст.27.ГК).

До достижения полной дееспособности, способность лица совершать сделки ограничена. Она зависит от той возрастной группы, к которой он при­надлежит. Законом предусматривается две группы: низшая - с 6 до 14 лет и высшая с 14 до 18 лет. Для каждой из двух групп несовершеннолетних дейст­вующим Кодексом расширен объем дееспособности.

Закон относит к числу оспоримых сделки, совершенные без письменного согласия их законных представителей. Сделки, совершенные подростком оста­ются в силе до тех пор, пока они не будут оспорены и признаны судом недейст­вительными.

Согласие родителей, усыновителей или попечителя должно быть дано при заключении сделки. Действующий Гражданский Кодекс вносит существенное изменение в форму выражения согласия законных представителей несовер­шеннолетнего на совершение последним сделок кроме тех сделок, которые не­совершеннолетний возрасте от 14 до 18 лет может совершать самостоятельно в соответствии с п.2 ст. 26 ГК: сделки несовершеннолетнего, считающегося пол­ностью дееспособным в связи с вступлением в брак (п.2 ст. 21 ГК) или эманси­пацией (ст.27 ГК). Несоблюдение этой письменной формы влечет недействи­тельность сделки, кроме случая последующего ее одобрения законными попе­чителями. Раньше Гражданский Кодекс 1964 г. не требовал письменного согла­сия родителей, усыновителей или попечителей (ч.1 ст.54 ГК 1964г.), фактически оно прямо не выражалось и не находило отражения в сделке.

Следовательно, основанием признания сделки, совершенной несовершен­нолетним, недействительной является отсутствие письменного согласия закон­ных представителей на ее совершение или ее последующего письменного одоб­рения.

Анализ дееспособности несовершеннолетних, а, следовательно, и тех сде­лок, которые он может совершать самостоятельно предполагает, прежде всего, определения контингента субъектов гражданского права, относящихся к данной категории граждан.

Действия подростка перестают быть безразличными с точки зрения зако­на, они влекут определенные юридические последствия, поскольку закон уже признает молодого человека относительно, или частично дееспособным.

Не требуется согласия родителей, попечителей или усыновителей для со­вершения несовершеннолетними в возрасте от 14 лет до 18 сделок по распоря­жению своим заработком, стипендией или иными доходами. При этом зарабо­ток не обязательно должен носить систематический или постоянный характер, это может быть результат вознаграждения за выполнение разовой работы. Но и это право может быть ограничено. Подобная мера может быть применена в слу­чае неблагоразумной траты денег несовершеннолетним или приобретения им спиртных напитков.22

В п.3 ст.26 ГК содержится ряд новелл. Во-первых, предусматривается су­дебный порядок ограничения или лишения несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельного распоряжения своим заработком, стипен­дией и иными доходами. Ранее этот вопрос решался органами опеки и попечи­тельства. Во-вторых, четко определился круг субъектов, по ходатайству кото­рых возбуждается судебное производств по делу об ограничении или лишении несовершеннолетнего права самостоятельно распоряжаться заработком - это за­конные представители подростка, органы опеки и попечительства. Раньше с хо­датайством могли выступать помимо указанных субъектов общественные орга­низации и другие заинтересованные лица. В третьих, предусмотрены случаи, когда ограничение или лишение этого права не допускается. Не могут быть ог­раничены в правах распоряжаться своим заработком, стипендией или иными доходами или лишены его несовершеннолетние, приобретшие дееспособность в полном объеме в связи с вступлением в брак до достижения 18 лет (п.2 ст.21 ГК) и эмансипированные несовершеннолетние (ст.27 ГК).

Круг сделок, совершаемых подростками на заработанные им деньги мо­жет выходить за рамки мелких бытовых. В этом случае характер сделок, их де­нежный предел определяется законодательством, регулирующим отдельные ви­ды договоров (розничную куплю-продажу, прокат, т.д.).

Не могут быть оспорены сделки несовершеннолетнего, если он объявлен полностью дееспособным (ст. 27 ГК). Будучи полностью дееспособным, несо­вершеннолетний свободен в распоряжении имуществом, приобретенным за счет заработной платы и доходов от предпринимательской деятельности, и вместе с тем имуществом отвечает по своим обязательствам перед другими лицами. За­нимаясь предпринимательской деятельностью, несовершеннолетний может быть членом кооператива. Поскольку Кодекс не уточняет, членом какого кооператива может быть подросток, достигший 16 лет, представляется, что он может быть членом как производственного, так и потребительского кооператива. Ус­ловия и порядок принятия подростка в кооператив определяются федеральным законом, на который ссылается ГК.

Ничтожны сделки, совершенные малолетними, не достигшими 14 лет (п. 1.ст. 172 ГК). Если основание полной недееспособности заключается в мало­летстве лица, вопрос о недействительности сделок не вызывает особых трудно­стей. Малолетство бросается в глаза каждому; в сомнительных случаях контр­агенту можно установить возраст, потребовав предъявить соответствующие до­кументы.23

Только родители, усыновители, опекун являются законными представите­лями несовершеннолетних, не достигших 14 лет (малолетних), они могут со­вершать сделки от их имени. За малолетних в возрасте до 6 лет законные пред­ставители совершают все сделки, а за малолетних в возрасте от 6 до 14 лет любые сделки, помимо указанных в п.2.ст.28 ГК. Раньше законодательство не оп­ределяло минимальный возраст, с которого малолетний может совершать опре­деленные сделки, в п. 2 ст. 28 ГК он установлен в 6 лет. Предполагается, что ре­бенок до этого возраста не способен разумно действовать и понимать значение своих действий при совершении даже мелких бытовых сделок и других, преду­смотренных п.2 ст.28 ГК.

Новым является то, что ГК устанавливает имущественную ответствен­ность законных представителей малолетнего как по сделкам, которые они со­вершают от его имени, так и по сделкам, которые малолетний совершает само­стоятельно, если не докажут, что обязательство нарушено по их вине.

Правила ст.172ГК не распространяются на мелкие бытовые сделки, со­вершаемые малолетними. Мелкая бытовая сделка - это сделка, потребительская цель которой соответствует возрасту малолетнего.24 Как правило, такая сделка исполняется в момент ее совершения. Однако закон не оговаривает обязатель­ность указанного требования для сделок, совершенных малолетними. Поэтому следует признать возможность совершения малолетним мелкой бытовой сделки, которая исполняется после ее совершения. Например, покупка продуктов пита­ния, школьно-письменных принадлежностей, билетов в кино, театр и др. Если же потребительское назначения сделки не соответствует возрасту малолетнего, то совершенная им сделка признается ничтожной (ст. 172 ГК). Мелкие бытовые сделки могут совершаться только за счет средств, предоставленных законными представителями или с их согласия третьими лицами.

Малолетние, достигшие 6 лет, могут совершать безвозмездные сделки, по которым сторона представляет что-либо малолетнему без получения от него платы или иного встречного представления. К таким сделкам относятся договор безвозмездного пользования имуществом, договор дарения. Малолетние не вправе совершать безвозмездные сделки, требующие нотариального удостове­рения или государственной регистрации. Поэтому малолетний не вправе сам принять наследство или подарок, стоимость которого превышает установлен­ную законом сумму, совершать сделки с землей и иным недвижимым имущест­вом.25

Следующим видом недействительных сделок с порочным субъектным со­ставом, являются сделки, совершенные лицами, признанными судом недееспо­собными. Гражданин, имеющий полную дееспособность может утратить ее полностью или частично по причинам медицинского характера. Сделки, совер­шенные гражданами, признанными в судебном порядке недееспособными ни­чтожны.

Для того чтобы достигнуть согласия по существенным условиям договора необходимо, чтобы стороны могли представлять и понимать характер и значе­ние совершаемых ими действий, предвосхищать в своем сознании те последст­вия, которые вызывают заключаемые ими сделки. У лиц, страдающих душевной болезнью или слабоумием, которые вследствие этого не могут понимать значе­ния своих действий или руководить ими, отсутствует способность правильно оценивать происходящие события и своими действиями они могут нанести себе вред. Такое лицо может быть признано судом недееспособным с возложением обязанности совершения сделок от его имени опекуна. Подобное действие не­обходимо, прежде всего, для защиты законных интересов недееспособного.26

Гражданский Кодекс исходит из принципа свободы договора физических и юридических лиц, устанавливающих свои гражданские права и обязанности своей волей и в своем интересе (п.2 ст.1 ГК). Лицо, страдающее психическим расстройством не может разумно формировать свою волю и не может правиль­но исследовать все обстоятельства дела, относящиеся к заключаемой сделке, и в силу этого не может действовать в своих интересах и защищать их самостоя­тельно. Государство встает на защиту таких граждан, ограждая интересы недее­способных.

Последствия могут выражаться в том, что гражданин не может понимать значения совершаемых им действий, либо понимает, но не может руководить ими (ст.29 ГК). Основанием признания гражданина недееспособным является расстройство психики или последствия, которые повлекло такое расстройство.

Вопрос становится более сложным и трудным, если основанием недее­способности является психическая болезнь лица, исключающая возможность разумного выражения воли и соответствующего волеизъявления. Такое состоя­ние лица далеко не всегда бросается в глаза. Душевнобольной может на вид производить впечатление совершенно нормального человека. В этом случае для лица, вступающего в договор с недееспособным лицом, недействительность заключаемого договора может оказаться полной неожиданностью.27

Дело о признании гражданина недееспособным может быть начато по за­явлению членов его семьи, прокурора, органами опеки и попечительства, пси­хиатрическим лечебным заведением и другими лицами, указанными с ст.258 ГПК РСФСР.28 Дела о признании гражданина недееспособным рассматриваются с участием прокурора и представителя органов опеки и попечительства. Лицо, в отношении которого рассматривается дело вызывается в суд, если ему позволя­ет здоровье. Лишь то лицо, может считаться недееспособным, которое не пони­мает свойства и значения совершаемых действий или не может руководить своими поступками, остается дееспособным хотя бы оно страдало тяжелой не­излечимой болезнью».29

Второй случай недействительности сделок с порочным субъектным со­ставом касается ограничения дееспособности гражданина. Такое ограничение возможно, если совершеннолетние граждане потеряли способность к самокон­тролю вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами, разрушающими психику Человека и мешают его возможности нормально оценивать свои поступки и последствия. А потому при совершении l сделок исключено нормальное формирование воли и его внешнего выражения волеизъявления. При этом с точки зрения права злоупотреблением спиртными и наркотическими средствами следует считать не сложившееся в обществе пред­ставление о мере их употребления, а такое употребление, при котором его семья в значительной степени лишается того, что она могла бы получить от него, если бы он их не употреблял. Для признания гражданина ограниченно дееспособным не обязательно, чтобы он был хроническим алкоголиком. Признает лицо ограниченно дееспо­собным только суд.

По иску попечителя признается недействительной сделка по распоряже­нию имуществом, совершенной без его согласия. К имуществу, которым граж­данин, ограниченный в дееспособности, не может распоряжаться, относятся за­работная плата, иные доходы, принадлежащие ему вещи, а также имуществен­ные права.

Третий случай наиболее сложный, поскольку недееспособность гражда­нина устанавливается задним числом, уже после совершения сделки и распро­страняется на очень короткий промежуток времени. Согласно ст. 177 ГК сделка, совершенная хотя и дееспособным лицом, но находящегося в момент ее совер­шения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значения своих действий и руководить ими, может быть признана судом недействительной. Не­способность понимать значения своих действий и руководить ими должны иметь место, когда сделка считается совершенной.

Временная неспособность действовать сознательно вызывается не стой­кой душевной болезнью или слабоумием, а иными причинами. Вызванное эти­ми причинами состояние человека, неспособного понимать значения своих дей­ствий и руководить ими, то есть порок воли, должен быть доказан в каждом конкретном случае.

К сделкам гражданина, признанного недееспособным, а также к сделкам совершенным малолетними в возрасте от 6 до 14 лет применяется двусторонняя реституция. Кроме того, дееспособная сторона должна возместить реальный ущерб, понесенный недееспособным гражданином, если будет доказано, что дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности контр­агента. Поэтому вина дееспособной стороны презюмируется, и доказывать зна­ла она или не знала о недееспособности второй стороны должна она. Таким об­разом, двусторонняя реституция применяется к сделкам, совершенным недее­способными гражданами, независимо от вины дееспособного лица, а имущественная ответственность в виде возмещения убытков - только при наличии вины дееспособной стороны.

Сделка, совершенная недееспособным или малолетним лицом в возрасте от 6 до 14 лет может быть признана судом действительной, если в результате этой сделки недееспособный гражданин получил выгоду. Такое решение суд вправе вынести лишь на основании требований опекуна недееспособного граж­данина, а не по собственной инициативе, либо по требованию третьих лиц, имеющих право предъявлять иски о применении последствий ничтожной сдел­ки.

Под выгодой можно понимать не только получение прибыли недееспо­собным гражданином, но и получение соразмерных переданным материальных благ, способных удовлетворить нужды недееспособного (например, покупка не­обходимой для него одежды), либо они являются обычными с точки зрения сложившихся представлений о потребностях людей (например, покупка акций, открытие депозитного счета и т.п.).

§ 4. Совершение сделок с нарушением формы.

Воля и волеизъявление представляет собой единство. Воля лица может быть выражена вовне любыми способами. Форма сделки имеет юридическое значение для ее действительности, доказывания прав и обязанностей сторон, вытекающие из сделки в случае возникновения спора между ними. Различие со­стоит в том, что в одних случаях стороны свободны в выборе той или иной форме сделок, и нет никаких ограничений в выборе средств выражения воли. А в других закон либо решение самих сторон требуют облечения сделки в строго определенную форму.

Форма сделок может быть выражена различными способами: устно, в виде конклюдентных действий, письменно (простая, нотариальная и приравнен­ные к ней).

Конклюдентные действия - молчаливое действие, явно свидетельствую­щее о намерении лица вступить в правоотношение и заменяет словесное согла­сие на совершение сделки. Такое определение дает Э.Б. Эйдинова.30 Из анализа ст. 158 ГК явствует, что конклюдентные действия чаще всего принимают поло­жительную форму в виде действий. Например, когда пассажир компостирует талон в общественном транспорте, покупает через автоматы прохладительные напитки.

Иногда молчание признается выражением воли, но только в случаях спе­циально установленных законом или соглашением сторон. Так, молчание арен­додателя после истечения срока договора аренды признается п. 4 ст. 86 Основ гражданского законодательства.

На практике молчание может быть принято как соглашение заключить до­говор при длительных деловых связях, выражающихся в регулярном выполне­нии одним контрагентом заказов другой стороны, когда заказ считается приня­тым, если сторона не отказалась от его выполнения. Таким образом, молчание здесь расценивается как знак согласия.

В форме конклюдентных действий могут совершаться сделки, для кото­рых предусмотрена устная форма договора.

Современное гражданское право исходит из принципа максимального уп­рощения формы сделок и если в ряде случаев предъявляет определенные требо­вания относительно формы сделки, то исключительно в меру практической на­добности в этом. Так, сделка, для которой законом или соглашением сторон не предусмотрена письменная форма сделка (простая и нотариальная), совершает­ся в устной форме (п.1 стЛ59 ГК). Устная форма сделки заключается в том, что сторона (ы) выражают свою волю посредством речи (при встрече по телефону и т.п.). Любая сделка может быть совершена в устной форме. Но если законом или соглашением сторон предусмотрена простая письменная или нотариальная форма сделки, то устно сделки заключаться не смогут. И несоблюдения вы­бранной формы сделки будет влечь ее недействительность.

Устная форма, как правило, устанавливается для сделок, которые совер­шаются при самом ее заключении. В этой ситуации момент совершения, испол­нения и прекращения обязательств сделки (возникших на ее основе) совпадают, поэтому закрепление в письменной форме содержания и ее исполнения юриди­ческого значения не имеет. Сделки, которые совершаются в момент заключения сделки заключаются в устной форме независимо от суммы и субъектного соста­ва. Факт совершения устной сделки может в случае возникновения спора между сторонами подтверждать свидетельскими показаниями. В простой письменной форме должны заключаться:

1)сделки между юридическими лицами и гражданами;

2)сделки между гражданами на сумму не менее, чем в 10 кратном размере минимального размера оплаты труда;

3)в случаях, предусмотренных законом (ст. 161 ГК).

Несоблюдение простой письменной формы влечет недействительность сделки только, если эта форма была предусмотрена законом или соглашением сторон (п.2 ст.163 ГК). Несоблюдение простой письменной формы по общему правилу не влечет за собой недействительности сделки. Правовые последствия такого нарушения в том, что в случае возникновения спора стороны лишаются права ссылаться на свидетельские показания в подтверждение того, что данная сделка была заключена и заключена. Именно на этих условиях. Аналогичные правовые последствия наступают и в случае несоблюдения дополнительных требований к простой письменной форме сделки, если законом или иными пра­вовыми актами или соглашением сторон, установившими их, не предусмотре­ны иные последствия. Так, доверенность от имени юридического лица должны сопровождаться приложением печати этой организации. Таким образом, пись­менная форма сделки может служить доказательством не только факта совер­шения сделки, но и то что совершена она была на таких-то условиях, не стоит однако путать вопросы о форме сделки и письменных доказательствах, ибо в случае «формальных» договоров форма является условием действительности сделки, тогда как для тех договоров, о которых мы говорим (о простых пись­менных) письменная форма сделки существенна для показывания в случае спора.

Следующий вид письменной формы сделок - это квалифицированная письменная форма, или нотариальная. При квалифицированной форме имеет место присутствие в той или иной степени нотариуса или другого официального представителя, например, подписи участников договора удостоверяются нота­риусом, или же сам нотариус удостоверяет не только наличие подписи у участ­вующих лиц, но и присутствие у последних на то дозволенных полномочий (до­веренность) или, наконец, весь акт составляется от имени нотариуса, в котором излагается содержание договора.31 Несоблюдение нотариальной формы сделок, а в случаях установленных в законе - требований о государственной регистрации всегда влечет ее недействительность. Такая сделка считается ничтожной (п.1 ст. 165 ГК). Несоблюдение нотариальной формы сделки должно влечь недейст­вительность последней потому, что нотариальное форма обеспечивает право­мерность и достоверность соглашения: нотариус обязан проверить законность удостоверяемой им сделкой, наличие необходимых полномочий у представите­ля стороны, соответствие совершаемой Сделки. Уставу юридического лица -особенно специальной правоспособности последнего, а также подлинности подписей на сделке, фиксируя вместе с тем и дату ее удостоверения, то есть момент совершения сделки.

Это объясняется также еще тем, что нотариальная форма, как правило, требуется для сделок, предмет которых недвижимость, имущество с большой суммарной стоимостью. Более того, ст. 164 ГК предусматривает государствен­ную регистрацию для сделок с землей и другим недвижимым имуществом, и здесь нотариальная форма сделки является способом лимитирования воли сто­рон. Регистрация сделок должна распространяться на регистрацию самого не­движимого имущества.32 Благодаря особому предмету сделки государство ставит под контроль подобного рода сделки. В нотариальную форму может быть обле­чен любой договор, если стороны достигли согласия по этому вопросу.

Требования обязательной нотариальной формы направлено в некоторых случаях на выявление истинных взаимоотношений сторон, соответствие типа сделки целям сторон.

Перед удостоверением сделки нотариус обязан проверить законность со­держания сделки. Главное, установить личности сторон, дееспособность, право­способность юридического лица, а также подлинность подписей лиц, обратив­шихся за удостоверением сделки.

Нотариальную форму сделки могут выбрать стороны, даже если нет спе­циального на то указания в законе, и тогда действительной становится сделка

только после придания ей нотариальной формы. Если же нотариальное удостоверение отсутствует, то сделка считается недействительной.

ГК (п.2.ст.165) предусматривает возможность признания в судебном по­рядке сделки действительной в целях Защиты прав и интересов добросовестной стороны, даже если стороны не удостоверили ее. Признание нотариально не­удостоверенной сделки возможно при наличии двух условий:

а) другая сторона полностью или частично исполнила сделку,

б) другая сторона уклоняется от совершения сделки.

Уклонение стороны от нотариального удостоверения сделки или ее реги­страции является неисполнением требований закона, предъявляемых к форме сделки или соглашения сторон о придании сделке нотариальной формы. Поэто­му на сторону, которая уклоняется от нотариального удостоверения сделки или ее регистрации возлагается обязанность возместить другой стороне убытки, причиненные задержкой в совершении! сделки или ее регистрации. Признание такой сделки действительной возможно, если она не содержит ничего противо­законного.

§ 5. Мнимая и притворная сделки.

Возможны случаи, когда расхождение воли и волеизъявления имеет местов результате прямого намерения сторон.

Иногда стороны выражают волю совершить определенную сделку, а меж­ду тем в действительности их воля направлена на то, чтобы вызвать юридиче­ские последствия, связанные с какой-то другой сделкой. Получается, что, сде­ланное сторонами выражение воли является лишь завесой, занавесом, которой стороны хотят прикрыть какую-то другую сделку. Такие сделки называются притворными. Таким образом, притворность сделки заключается в намеренном выражении сторонами не того решения воли, какое в действительности состоя­лось и, чаще всего согласованное между сторонами, какое-то другое, которое должно замаскировать это подлинное решение, причем это внешнее (маски­рующее) содержание воли также исходит от обеих сторон.33

Если сделка совершена с целью прикрыть другую сделку, то должны быть применены правила, относящиеся к той сделке, которую стороны действительно имеют в виду (п.2 ст. 170 ГК).

Как правило, сделка, которую прикрывают притворной сделкой, является ничтожной. Так, чтобы избежать возражения со стороны собственника, часто заключают договор о совместной деятельности, прикрыв договор аренды нежи­лых помещений, собственником которых арендодатель не является и потому не может распоряжаться им без согласия собственника. Если согласие собственни­ка отсутствует, то такой договор будет признан ничтожным как несоответст­вующий закону (ст. 168 ГК).34

Возможны и такие случаи прикрываемая сделка совершена юридическим лицом в противоречие с целями деятельности определенно ограниченным в его уставе, либо без лицензии на право совершения подобных сделок. В этих случа­ях сделка будет оспоримой.

При несоблюдении формы прикрываемой сделки будут применяться по­следствия ст.ст. 162,165 ГК.

Притворная сделка имеет место лишь тогда, когда стороны прикрывают притворной сделкой другую, на которую направлена их подлинная воля. Сдел­ка, прикрываемая притворной может быть признана действительно или недей­ствительной в зависимости от содержания. А сделка, совершенная для видимо­сти ничтожна, так как стороны вовсе не Мотели ее.

Притворная сделка имеет место тогда, когда стороны желают совершить сделку, но только не ту, какую они притворно совершают. Но иногда они вооб­ще не хотели совершить никакую сделку, а выражают волю лишь для виду, без намерения вызвать этим юридические последствия (ч.3 ст. 170 ГК). Такие сдел­ки принято называть мнимыми, или фиктивными.35

Таким образом, сделка, которая как действие не направлена на возникно­вение, изменение или прекращение гражданских правоотношений, ничтожна. В мнимых сделках отсутствует самое главное для сделки - намерение сторон по» родить сделкой определенные юридические последствия. То есть стороны во­обще не хотят совершить никакой сделки. При этом цель мнимой сделки может быть как законной, так и незаконной. Если содержание сделки не соответствует закону, то должны применяться последствия ст. 168 ГК. Ибо уже сам факт про­тивозаконного действия сторон, заключающих сделку, влечет ее недействи­тельность. Часто это бывает договор купли-продажи или дарения с целью скрыть имущество от кредиторов. Либо стороны вообще не преследовали ника­кой цели.

Мнимой может быть признана сделка, облеченная в любую форму как в устную, в простую письменную, так и в нотариальную и требующую государст­венной регистрации.

Отсутствие намерения сторон вызвать те или иные юридические последствия, обычно вызываемые сделками такого типа, доказываются любыми спо­собами, предусмотренными ГК. Это могут быть свидетельские показания, письменные и вещественные доказательства и др.

Чаще всего стороны или одна из сторон преследуют свои личные интере­сы при заключении мнимой сделки, дабы внешне казалось, что совершены те или иные юридическое действия. Но на самом деле сделка не исполняется. И остается лишь на бумаге, если для сделки данного типа требуется письменная форма.

Здесь проявляется стремление сторон к созданию видимости соответст­вующего права. Обычно намерения субъектов фиктивных сделок бывают про­тивозаконными. Стороны сознательно искажают свою волю, не желая вызвать какие-либо последствия. Обычно вызываемые такого рода сделок. Но стороны, заключая мнимую сделку могут преследовать свои корыстные интересы. В этом смысле можно говорить о том, что в мнимой сделке не вообще отсутствует цель, а отсутствует цель создать юридические правоотношения, свойственные сделке конкретного вида, но никаких действий по ее исполнению не происхо­дит.

Таким образом, стороны, заключи фиктивную сделку действуют умыш­ленно. И цель сделки состоит в предвосхищении в сознании субъектов тех из­менений, которые произойдут благодари совершаемому ими договору, включая в себя намерение создать для третьих лиц видимость возникновения, прекраще­ния и изменения соответствующих прав и обязанностей. Здесь имеется порок воли. Волеизъявление субъектов непосредственно определяется осознанной це­лью. В случаях, когда заключается мнимая сделка, то внутренняя воля направ­лена на достижение неправомерных действий либо скрывается сторонами. Фик­тивная сделка признается недействительной в силу того, что возникает несоот­ветствие между реальными фактическими отношениями, которые сложились в результате исполнения договора и теми общественными отношениями, с кото­рыми законодатель связывает заключение сделок того или иного рода. Следова­тельно, возникает несоответствие межу достигнутым при помощи фиктивной сделки результатом и теми правовыми отношениями, установившимися, изме­нившимися или прекратившимися в результате ее совершения. Сама сделка мо­жет быть и законна по содержанию, а целью сторон является видимость для третьих лиц существующего правоотношения.

§ 6. Совершение сделок с пороками воли.

Сделка выражает волю ее участников. Содержание волеизъявления явля­ется следствием свободного суждения субъекта сделки о путях, средствах дос­тижения желаемого результата, следствием его способности принимать в дан­ной ситуации решения со знанием дела. Содержание волеизъявления является следствием свободного волеизъявления и обычно выражает ее действительное содержание.36

Для действительности сделки необходимо, чтобы воля граждан была на­правлена именно на ту сделку, которую они хотят совершить. В противном слу­чае, когда подлинная воля и волеизъявление не соответствуют друг другу, закон предоставляет право сторонам признать ее недействительной. Как уже отмеча­лось, способы выражения воли могут быть различными. Закон опирается на презумпцию соответствия воли и волеизъявления, придавая решающие, ее внешнему выражению воли участников правоотношения. Подобную необходи­мость вызывает требование устойчивости гражданско-правовых связей. И законодатель считается с тем, что было выражено вовне нашло отражение в содер­жании волеизлияния, но подобное предположение не носит неопределенного характера, напротив, и поэтому заинтересованным лицам, указанным в законе предоставляется право опровергнуть то, что содержание волеизъявления полно­стью соответствует подлинному намерению сторон.

Термин «заблуждение» (ошибка) употребляется в разных значениях. Бы­товое и юридическое значение этого слова не совпадают. Если лицо, зная опре­деленные факты, на основе которых и в связи с которыми приходится совер­шать сделку, принимает решение неправильное, неразумное, нерациональное, то в быту говорят, что лицо ошиблось (в том смысле, что нужно было поступитьиначе). Такая ошибка не имеет ничего общего с той ошибкой или заблуждени­ем, о котором говорится в ст. 178 ГК. У одного из участников сделки неправильно складывается и выражается воля, при этом добросовестном заблуждении возникают нежелательные для не­го правовые, социально-экономические и последствия личного характера.

Но при ближайшем рассмотрении вопроса относительно заблуждения при совершении сделки можно заметить, что заблуждение относительно каких-то обстоятельств может возникнуть не только у одной стороны, но и обеих контр­агентов сделки. Так, одна сторона им0ет волю, направленную на совершение одного типа сделки, а у другой - иного типа. Термин «уступить» в виду его не­точности и многозначности, может вызвать у одной стороны желание совер­шить договор купли-продажи, а у другой принять вещь в дар безвозмездно. Речь идет о заблуждении, исключающим согласие между сторонами, то есть об отсутствии договора, исходя из определения ст. 420 ГК. Но при проведении пе­реговоров между сторонами подобное «заблуждение» может быть устранено. Поэтому для правильного формирования воли сторон и ее внешнего выражения необходимо строго и серьезно подходить к обговариванию всех существенных условий сделки.

О пороке воли можно говорить и тогда, когда волеизъявление в случаях заблуждения вполне соответствует действительному намерению лица, но сама воля складывается под влиянием ошибочных представлений об обстоятельст­вах, относящихся к данной сделке, и в этом смысле сделка страдает пороком воли.

Но не всякое заблуждение закон ставит в основание признания сделки не­действительной. Заблуждение должно иметь существенное значение для дейст­вительности данной сделки. Иными словами, под заблуждением, имеющим су­щественное значение, ГК понимает заблуждение относительно природы сделки либо тождества, либо таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможность использования ее по назначению2. Судом или арбитражным судом, существенным заблуждение обычно признается неправильное представление о предмете сделки (например, покупка копии вместо подлинной картины), о дру­гом ее участнике (например, заказывается картина у известного художника, а заказ принимает его однофамилец), о ее юридической природе сделки и другие.

Существенным является заблуждение, последствия которого либо вообще не устранимы, либо их устранение связано с значительными затратами. Мелкие ошибки и незначительные расхождения между представляемыми и действи­тельными последствиями сделки не могут служить основанием признания сдел­ки недействительной. При этом неправильные представления о норме права не могут рассматриваться как заблуждение, так как законодательство исходит из предположения, что законы должны знать все и незнание их не является осно­ванием признания сделки недействительной. Здесь действует принцип «незна­ние законов не освобождает от ответственности».

При решении вопроса о существенности заблуждения по поводу обстоя­тельств, указанных в ст. 178 ГК, необходимо исходить из существенности дан­ного обстоятельства для конкретного лица с учетом особенностей его матери­ального положения, состояния здоровья, характера деятельности, значения ос­париваемой сделки и т.д., а если таких особенностей нет - то их средних пред­ставлений, сложившихся относительно соответствующего обстоятельства1. Иными словами, существенным признается заблуждение в таком моменте, ко­торое при данных конкретных обстоятельствах и условиях конкретного лица имело вообще существенное значение, но не в силу капризов лица, не в виду его своеобразного вкуса и т.д., а по установившемуся пониманию того или иного обстоятельства в конкретных условиях. Например, при обмене квартирами од­ной из сторон была необходима тишина для нормальной работы. Осмотр квар­тиры происходил летом, и детский сад, находившийся прямо под окнами дома, был на даче. После того как обмен состоялся, дети вернулись в город, и шум, доносившийся с улицы мешал композитору сосредоточиться. Гражданин подал иск в суд о признании обмена недействительным как совершенного под влияни­ем заблуждения.

Существенным следует признать заблуждение в характере предмета, в качествах вещи, которые сами по себе имеют существенное значение. Так, суще­ственным нужно признать заблуждение относительно такого обстоятельства правильности предмета, о котором по смыслу волеизъявления лица выставлено (притом распознаваемым для другого контрагента способом) в качестве необхо­димого условия действительности сделки. В этом случае признак существенно­сти заблуждения придается известному обстоятельству не в силу особенности самого волеизъявления, а в виду характера волеизъявления. Для такого вывода служит опорой ст.432 ГК, которая причисляет к существенным признакам дого­вора также все те пункты, по которым достигнуто предварительное согласие сторон.

Таким образом, особые обстоятельства, которые вообще не являются су­щественными, могут стать таковыми, если стороны акцентируют на них свое внимание и напрямую связывают с ними заключение сделки. Так, в предвари­тельном договоре могут быть указаны пункты, заключение соглашения по кото­рым обязательно, то есть которые необходимы для основного договора. И если у одной из сторон добросовестно сложилось заблуждение относительно отдель­ных пунктов, то следует признать такую сделку недействительной.

Введение в заблуждение необходимо отличать от обмана, который также является основанием признания сделки недействительной, однако, последствия такой сделки иные (ст. 179 ГК).

Сторона, которая совершала сделку под влиянием заблуждения может об­ратиться в суд о признании сделки недействительной. Такая сделка считается оспоримой.

В случае недействительности сделки стороны по общему правилу обяза­ны возвратить по сделке все полученное в натуре, а при невозможности этого -возместить в деньгах (двусторонняя реституция). Сторонам также предоставле­но право потребовать возмещения причиненного реального ущерба (ст. 15 ГК). Кодекс исходит из того, что каждая из сторон должна проявить заботливость и осмотрительность в той мере, в которой это требуется по характеру сделки для выяснения обстоятельств, имеющих существенное значение. Поэтому обязан­ность по возмещению вреда возлагается на заблуждавшуюся сторону, незави­симо от того виновата ли она или нет, за исключением случая, когда она дока­жет, что заблуждение произошло по вине другой стороны.

В отдельную ст. 179 ГК выделены сделки, совершенные под влиянием об­мана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяже­лых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторо­на воспользовалась (кабальная сделка) могут быть признаны недействительны­ми по иску потерпевшей стороны.

В отличие от недействительности сделок, совершенных под влиянием об­мана или заблуждения, причиной нарушения нормального процесса формиро­вания воли сторон в вышеперечисленных договорах являются более опасные, осуждаемые обществом, действия сторон или третьих лиц. Речь идет о созна­тельном противоправном воздействии на волю лица с целью принуждения его невыгодного для него договора.

Сделки, совершенные под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонаме­ренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяже­лых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторо­на воспользовалась, имеют два общих признака:

1) потерпевшая сторона в большинстве этих случаев лишена возможности сво­бодно выразить волю и действовать в своих интересах, что противоречит ос­новным началам гражданского законодательства, в соответствии с которыми гражданские права приобретаются и осуществляются гражданами и юридиче­скими лицами своей волей и в своих интересах;

2) волеизъявление потерпевшего не соответствует его воле, так как если бы не существовали обстоятельства, указанные в статье, сделка не была бы совершена вовсе или была бы совершена на других условиях.

Обман - это умышленное введение в заблуждение одной стороной сделки другую сторону с целью совершения сделки на выгодных для себя условиях. Обман может относиться как к самой сделке, так и к ее мотивам, обстоятельст­вам, находящимся за пределами сделки, в том числе, если они имели решающее значение для формирования воли.

Основанием для оспаривания является не столько неправомерность пове­дения обманывающего, сколько то, что воля одной стороны формировалась не свободно, не добровольно. Здесь даже нет порока воли как такового, так как во­ля лица имела определенное направление, и лицо, вступившее в правоотноше­ние, выражает волю ту самую, которую хотело выразить.

При сделке, совершенной под влиянием обмана нарушен сам процесс формирования воли. Познавая все обстоятельства, относящиеся к решаемому вопросу, человек принимает то или иное решение. Таким образом, процесс формирования воли при обмане становится порочен благодаря неправомерным действиям своего контрагента. При этом лицо не осознает, что соображения, ко­торыми он руководствуется при принятии решения, ошибочны, мотивы являют­ся следствием ошибочных представлений, которые сложились под влиянием обмана.

Обман может состоять не только в сообщении неправильных сведений о существенных элементах сделки, но и в умолчании об обстоятельствах, осве­домленность о которых предотвратила бы заключение сделки. Например, най-модатель утверждает, что сдаваемая в пользование дача сухая. В действитель­ности она оказалась сырой.

Наличие обмана можно признать и тогда, когда ложные представления у второго лица сложились независимо от первого, но недобросовестная сторона укрепляет и поддерживает неправильные представления.

Признание сделки недействительной будет иметь место, даже если об­манщик не привлечен к уголовной ответственности. И не имеет значение отсут­ствие или наличие в его действиях корыстной цели. Цель признания сделки недействительной состоит в том, чтобы пресечь неправомерное поведение лица и предотвратить такое положение вещей, при котором лицо может воспользовать­ся выгодами своего положения.

Понятия «насилие» и «угроза» являются разновидностями родового поня­тия принуждение.

Насилием является причинение участнику сделки или лицам близким ему физических или душевных страданий с целью принудить его к совершению сделки. Насилием является только незаконные действия, хотя не обязательно уголовно-наказуемые.

И.Б. Новицкий обоснованно считал, что разграничение понятий угрозы и насилия происходит потому, что насилие превращает одно лицо в орудие друго­го, в средство выражения воли этого лица. Сделку вообще нельзя считать выра­жением воли того, от кого исходит внешнее выражение воли. При совершении сделки под влиянием угроз лицо выражает волю под психическим воздействи­ем, но все-таки выражает свою собственную волю.37 То есть при насилии давле­ние на волю достигает такого напряжения, что оно начинает выражать не свою волю, а волю насильника.

Угроза представляет собой психическое воздействие в целях понуждения к вступлению в договор. Под влиянием угроз имеет место воздействие на пси­хику, возбуждение страха с целью склонить лицо к совершению сделки, не ис­ключено, однако, выражение воли лица, вступившего в сделку. Волеизъявление лица сделано, но сделано оно не свободно, а под воздействием другого лица.

Угроза оказывается способной обеспечить достижение цели, к которой стремиться угрожающий, потому что таит в себе опасность причинения зла ли­бо контрагенту, понуждаемому к совершению сделки, либо его близким, либо интересам всего общества.

Не всякая угроза может служить основанием признания сделки недействительной. Для этого угроза должна носить явный характер, нельзя угрожать тем, что не может быть осуществимо. Затем угроза должна быть достаточно значительной и серьезной, то есть зло, которым угрожают должно подавить во­лю человека. Угроза должна всегда носить неправомерный характер. Правомер­ные действия, которые может совершить человек, не являются основанием для признания сделки недействительной.

Лицо, не имея возможности лично заключить известную сделку, поручает ее совершение другому лицу - представителю. Представитель выступает от имени и за счет представляемого. Таким образом, он является выразителем его воли, и поэтому юридические последствия волеизъявления (права и обязанно­сти) возникают для представляемого. Не является представительством и дея­тельность лица, осуществляемого от имени одного лица и в его интересах, но не порождающая юридических последствий. К таким лицам относятся коммерче­ские посредники, конкурсные управляющие при банкротстве, душеприказчики и другие.

Представитель может выступать от имени проставляемого в силу своего полномочия. Полномочие - это право выступать представителем другого лица, совершать юридически значимые для него действия. Нет полномочия, нет и представительства. В то же время представитель обязан действовать в интересах представляемого и в пределах предоставленного ему полномочия.

Само словосочетание «злонамеренное соглашение» предполагает, что ос­нованием признания по этому обстоятельству сделки недействительной являет­ся умышленное соглашение или сговор с целью причинить неблагоприятные последствия добросовестной стороне либо получить какую-либо выгоду. Сго­вор представителя одной стороны с другой стороной должен быть направлен против интересов представляемого, что противоречит самой сути представи­тельства. Представитель должен осуществлять свои полномочия добросовестно.

Существуют правила, особым образом ограждающие интересы тех, кто прибегает к услугам коммерческого представителя. В частности, имеется в виду исполнение поручения непременно «с заботливостью обычного предпринимате­ля», «обязанность сохранять в тайне, ставшие ему известными сведения о торго­вых сделках» и после исполнения данного ему поручения. Интересам тех же лиц соответствует правило, по которому коммерческому представителю, если иное не предусмотрено в договоре, выплачивается вознаграждение и возмещение по­несенных при исполнении поручения расходов. Равный размер вознаграждения и возмещение создают определенные гарантии того, что коммерческий предста­витель будет в равной мере выражать интересы обеих сторон.38

При отсутствии умысла у представителя применяются правила о договоре поручения, а в случае превышения им полномочий - правила совершения сдел­ки неуправомоченным лицом (ст. 183 ГК).

Для признания кабальной сделки, или сделки, совершенной вследствие стечения тяжелых обстоятельств, недействительной необходимо наличие двух условий:

а) нахождение лица, совершающего сделку, в тяжелых обстоятельствах;

б) совершение сделки на крайне невыгодных условиях.

Вина другой стороны заключается в том, что она знала о тяжелых обстоя­тельствах и воспользовался этим, вынудила совершить сделку на крайне невы­годных условиях. Последствия такого нарушения применяются одинаково как к физическим, так и к юридическим лицам.

Доказательства для оспаривания сделки могут быть различны, в том числе свидетельские показания, справки о материальном положении и др.

Так, 12 марта 1970г. по нотариально заверенному договору Власова пода­рила Нестерову половину дома. В ноябре 1970г. она предъявила иск к Нестеро­ву о признании договора недействительным. Свой иск Власова доказывала тем, что, нуждаясь в материальной помощи сама сделать ремонт не могла из-за от­сутствия средств и строительных материалов. Ответчик воспользовался тяжелым материальным положением истицы и на невыгодных для нее условиях за­ключил договор дарения, нарушив те условия, которые обещал выполнить: от­казом ей в материальной помощи и не сделал ремонт. Договор был признан су­дом недействительным.39

Сделки, указанные в ст. 179 ГК признаются недействительной по иску по­терпевшей стороны. Но, учитывая тяжесть нарушения законодательства винов­ной стороной, Кодекс не допускает в этих случаях двусторонней реституции, а вводит более суровые санкции для недобросовестного контрагента. Виновная сторона должна вернуть все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить в натуре, вернуть денежную стоимость имущества, а потерпевшая сторона должна передать в доход государства все полученное по сделке. При невозможности возвратить в натуре возмещается стоимость в деньгах. Кроме этого, виновная сторона обязана возместить потерпевшей реальный ущерб, ко­торый та понесла из недействительной сделки.

Заключение.

Таким образом, действительной будет признана сделка лишь тогда, когда за ней признаются качества юридического факта, порождающего тот или иной правовой результат, к которому стремились стороны. Гражданско-правовой юридический акт представляет собой правомерное юридическое действие, со­вершенное дееспособным лицом и направленный на установление, изменение или прекращение гражданско-правовых отношений.

Поскольку сделка занимает центральное место в хозяйственной и куль­турной жизни страны, то для поддержания устойчивости гражданского оборота необходимо соблюдение всех требований касательно содержания и формы сде­лок, действительность сделки определяется законодательством через систему условий.

Прежде всего, содержание сделки должно быть законно. Раньше отечест­венная цивилистическая доктрина широко толковала требования закона относи­тельно сделки, но на пути становления правового государства законодатель су­зил понятие соответствия сделки закону. Так, в случае коллизии между законом и иным подзаконным нормативным актом законность содержания сделки долж­на определяться законом или иным правовым актом (Указом Президента РФ или Постановлением Правительства РФ)

Так как сделка представляет собой волевое действие, то и совершать сделку могут только граждане дееспособные. Существенным моментом являет­ся то, что недействительной будет сделка, совершенная юридическим лицом в нарушение «общей правоспособности», то есть в противоречие целям деятель­ности, определенно ограниченной в учредительных документах, либо связана с лицензированной деятельностью.

Соответствие воли и волеизъявления презюмируется, при порочности во­ли сделка признается недействительной. Внешнее выражение воли должно быть каким-то способом выражено, иначе говоря, заключено в форму. Сделка порож­дает права и обязанности при условии соблюдения установленной законом формы.

Необходимо подчеркнуть, что свободу договора нельзя представлять так, что в данном случае имеет место лишь воля участников сделки, действующих в своих интересах, и их воли не зависят от воли государства. Независимость сто­рон ограничена, может быть лишь теми условиями, которые должны соблю­даться при заключении сделки. Вступая в сделку стороны создают для себя гражданские права и обязанности, решение участников сделки переходит непо­средственно в исполнение, в выражение воли, состоящее из действий. В сделке, как и вытекающем из нее правоотношении проявляется воля государства, так данное правоотношение есть общественное правоотношение, регулируемое нормами права и выражающее волю государства. И поэтому гражданское пра­воотношение возникает не только в силу воли участников в сделке, а в силу то­го, что за сделкой такое значение признается волей государства. Признание сделки недействительной предотвращает наступление последствий, исходящий из сделки, не выдерживающей требований ГК к ней предъявляемых. Эта необ­ходимость продиктована, прежде всего, защитой и обеспечением нормального гражданского оборота, устойчивости гражданских правоотношений, охраной правопорядка. Кроме того, признавая сделку, совершенную недееспособным лицом, ничтожной государство тем самым берет на себя защиту тех лиц, воля которых в силу психического расстройства не может формироваться нормально. И признание сделки недействительной не допускает использование недобросо­вестной стороной выгоды своего положения.

Действие признается недействительным с момента совершения такой сделки, а не с момента вынесения судебного решения. Если из содержания сделки вытекает, что она может быть прекращена на будущее время, то дейст­вие сделки, признанной недействительной прекращается на будущее время. В оспоримых сделках надо учитывать, что до вынесения судебного решения о признании сделок недействительной, стороны совершают, действия по передаче имущества и др. Если решение вынесено судом, то оно будет иметь обратную силу, если это возможно. К примеру, договор жилищного найма отменить за прошедшее время невозможно.

Недействительная сделка не вызывает наступление тех последствий, ко­торые желали лица ее совершившие. Недействительная сделка не порождает прав и обязанностей, свойственных сделкам данного рода, а потому недопус­тимо требовать исполнения данной сделки. Переход имущества по ничтожной сделке теряет свое основание. Это всегда создает состав неосновательного по­лучения имущества. Напротив, исполнение оспоримых сделок приводит к неос­новательному получению имущества, только когда такие сделки признаются недействительными судом. До тех пор пока оспоримая сделка, не признана не­действительной, состав неосновательного обогащения не создается, а права и обязанности сторон охраняются законом.

Но возникновение состава неосновательного приобретения не всегда свя­зано с наличием имущественного ущерба у одной из сторон. При исполнении сделок стороны, как правило, получают друг от друга равноценное имущество. Причиной неосновательного приобретения имущества и в этих случаях является не отсутствие эквивалентности встречного предоставления имущества, а недей­ствительность сделки.

Список литературы:

Нормативные акты:

Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик. Приня­ты Верховным Советом СССР 31 мая 1991 г.// Ведомости Съезда народных де­путатов и Верховного Совета СССР. - 1991. - №26. - Ст.733.

Основы законодательства РФ о нотариате// Ведомости Съезда народных депутатов РФ. - 1993. - № 10. - Ст.237 (ст. ст. 37-38).

Гражданский Кодекс РСФСР. Принят Верховным Советом РСФСР от 11 июля 1964г. (ст. ст. 44-56).

Гражданский Процессуальный Кодекс принят Верховным Советом РСФСР 11 июня 1964г.// Ведомости Верховного Совета РСФСР. -1964. - №24. -Ст.407 (ст. 258)

Гражданский Кодекс Российской Федерации (часть первая). Принят Го­сударственной Думой Федерального Собрания РФ 21 октября 1994 г. - М.:

ИНФРА-М, 1996. - 352 с.

Семейный Кодекс Российской Федерации. Принят Государственной Ду­мой Федерального Собрания РФ 8 декабря 1995г. - М.: Фонд «Правовая культу­ра», 1996.-112 с.

Закон «Патентный закон РФ» от 23 сентября 1992г.// Российская газета. -1992. - 14 октября. - № 225; СР. - 1991. - № 29. - Ст. 1010.

Закон «Об авторских и смежных правах» от 9 июля 1993г. // Российская газета. - 1993. - 3 августа. -№ 147.

Специальная литература:

1. Агарков М. Обязательства по современному гражданскому праву. - М., 1940.

2. Ансон В. Договорное право. - М., 1984.

3. Антокольская М.В. Лекции по семейному праву. - М., 1995.

4. Арсеньев Б. и Домбровский Е.И. Кабальные сделки и как с ними бороться. -М.,1929.

5. Балабян Л. Договор как основание возникновения обязательств между государственными органами. - М., 1970.

6. Брагинский М.И. Осуществление и защита гражданских прав. Сделки. Представительство. Доверенность. Исковая давность// Вестник Высшего Ар­битражного Суда Российской Федерации. - 1995. - № 7.

7. Брагинский М.И., Ярошенко К. Граждане (физические лица). Юридиче­ские лица// Хозяйство и право. - 1995. - № 2.

8. Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. - М., 1950.

9. Вердников В.Г., Кабалкин.А.Ю. Гражданско-правовые формы товаро-денежных отношений. - М., 1970.

Ю.Витрянский В.В. Гражданский Кодекс о договоре// Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 1995. - № 10.

11.Витрянский В.В.5 Герасименко С.А. Арбитражно-судебная практика. Комментарий. - М., 1993.

12.Витрянский В.В. Новый Гражданский кодекс и судебная практика.// Хо­зяйство и право. - 1995. - № 7.

13.Власова А. Сделки. Представительство. Исковая давность. - М., 1970.

14.Генкин Д.М. Недействительность сделок, совершенных с целью против­ной закону. «Ученые записки ВИЮН». - Вып. 5, 1947.

15.Гражданское право/Под ред. Е.А. Суханова. Том 1. -М., 1993.

16.Дженке Э. Английское право. - М., 1947.

17.Журавлев Н.П. О соотношении гражданской правоспособности, дееспо­собности и субъективного права. - М., 1988.

18-Зинченко С., Ломач В., Газарьян Б. Парадоксы правосубъектности пред­приятий// Хозяйство и право. - 1995. - № 1.

19.Кабалкин А.Ю. Гражданско-правовой договор в сфере обслуживания. М.,1980.

20.Комментарий к Гражданскому Кодексу РСФСР./ Отв. ред. Братусь С.Н., Садиков О.Н. - М., 1982.

21.Комментарий к Гражданскому Кодексу РСФСР/ Под. ред. Флейшица и Иоффе О.С.-М., 1970.

22.Комментарий к Гражданскому Кодексу РФ части 1-ой/ Отв. ред. О.Н. Са­диков. -М., 1995.

23.Комментарий судебно-арбитражной практики/ Отв. ред. В.Ф. Яковлев Выпуск 1.-М., 1993.

24. Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. -М.,1958.

25.Красавчиков О.А. Характерные особенности правового регулирования недействительности сделок по новому гражданскому законодательству// Совет­ское государство и право. -1965. - № 10.

26.Кузнецова Л.Г., Шевченко Я.Н. Гражданско-правовое положение несо­вершеннолетних. - М.5 1968.

27.ЛевшинаВ. Сделки: виды, условия действительности, правовые послед­ствия// Закон. - 1993. - № 9.

28-Май С. К. Очерк общей части обязательственного буржуазного права. -М., 1953.-С. 86.

29-Маковский А.Л. О концепции первой части Гражданского Кодекса// Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 1995.- № 4.

30.Маковский А.Л. Сделки// Закон. - 1993. - № 8.

31.Мозолин В.П„ Фарнсворт Е.А. Договорное право СССР и США. История и общие концепции. - М., 1988.

32.Новицкий И.Б. Обязательственное право. - М., 1925.

33.Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. - М., 1954.

34.Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательствах. - М. 1950. 35-Оганесян С. Недействительность сделок по статьям 32 и 33 ГК. - Ереван, 1955.

Зб. Осипова Г.Т. Правовое регулирование сделок, совершаемых граждана­ми. -Минск, 1984.

37.Райхер В.К. Об особом виде противозаконных сделок. Сборник актуаль­ные вопросы советского гражданского права. - М., 1964. - С.52.

39.Проблемы обязательственного права. - Свердловск, 1989.

40.Пугинский Б.И. Саффиулин Д.Н. Правовая экономика: проблемы ста­новления. -М, 1991.

41.Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. - Л, 1960.

42.Роль договора в современных условиях хозяйствования. - М., 1987.

43.Рясенцев В.А. Сделки по советскому гражданскому праву. Лекции для студентов ВЮЗИ, 1991.

44.Сиротина И.А. Кредит под залог. Техника получения. - М., 1995.

45.Суханов Е.А. Юридические лица// Хозяйство и право. - 1995. - № 3.

46.Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия. Издание третье. - М., 1995.

47. Шахматов В.П. Сделки, совершенные с целью противной интересам го­сударства и общества. - Томск, 1966.

48. Шахматов В.П. Составы противоправных сделок и обусловленные ими последствия. - Томск, 1967.

49.Халфина P.O. Значение и сущность договора в советском гражданском праве. -M.J954.

5 0.Хохлов С.А. Организация договорной работы в народном хозяйстве. -М., 1986.-С.51.

51.Эйдинова Э.Б. Сделки в нотариальной и судебной практике. - М.,1981.

Судебно-арбитражная практика:

Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. - 1995. -№ 2. Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. - 1995. - № 3. Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. - 1995. - № 9. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1994. - № 2. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1994. - № 5. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации - 1994. - № 6. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1995. - № 6. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1995. - № 8. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 20 от 25 мая 1994г.

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 24 от 27 сентября 1994г.

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 25 от 27 сентября 1994г.

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 11 от 23 мая 1995г.

Постановление № 38-3827-94 Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 июля 1995г.

Постановление № 3135-94 Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 июля 1995г.

Постановление № 8526-94 Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 июля 1995г.

Постановление № 7357-94 Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 августа 1995г.

Постановление № 920-95 Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 ав­густа 1995г.

Постановление № 4819-95 Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 августа 1995г.

1 Гражданское право/Под ред. Е.А. Суханова. Г 1. Глава 11.

2 Гражданский Кодекс Российской Федерации (часть первая). Принят Государствен­ной Думой Федерального Собрания РФ 21 октября 1994г. //Собрание законодательст­ва РФ. - 1994. - № 32. - Ст. 3301. Далее ГК.

3 Шахматов В.П. Сделки, совершенные с целью противной интересам государства и общества. Томск 1966.-С.14.

4 Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательствах. - М.Д950. - С.60.

5 Халфина P.O. Значение и сущность договора в советском гражданском праве. -М.Д954.-С.80.

6 Перетерский И.С. ГК РСФСР. Научный комментарий. Вып. 5. Сделки. Договоры. -М., 1929.-С. 6.

7 Агарков М.М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву// Советское госу­дарство и право. - 1946. - № %. - С.49.

8 Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. - Изд. ЛГУ, 1965. - С.141

9 Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. - М., 1954. - С. 12

10 Рабинович Н.В. Недействительность сделок и обусловленные ею последствия. Изд. ЛГУ, 1960.-С.12.

11 Рясенцев В.А. Сделки по советскому гражданскому праву. Лекции для студентов ВЮЗИ.1951.-СЛ 19.

12 Мозолин В. П., Фарнсворт Е.А. Договорное право в США и СССР. История и общие концепции. - М.Д988. - С.232.

13 Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. - М.,1950. - C.I 12-115.

14 Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда № 11 от 23 мая 1995 г.

15 Витрянский В. В. Гражданский Кодекс о договоре// Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 1995. - № 10. - С. 101.

16 Примерный договор на организацию материально-технического снабжения произ­водственного объединения, предприятия, организации. Утвержден постановлением Госснаба и Госарбитража СССР от 30 декабря 1981г.// Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. - 1982. - № 8.

17 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1995. - № 8.

18 Брагинский. М.И., Ярошенко К. Граждане (физические лица). Юридические лица// Хозяйство и право. - 1995. - № 2.

19 Закон «О банках и банковской деятельности в РСФСР» от 02.12.1990г. № 395-1// Ве­домости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. - 1991. - № 27.Ст.357

20 Шахматов В.П. Составы противоправных сделок и обусловленные ими последствия. -Томск,1967.-С.56.

21 Шахматов В.П. Состав противоправных сделок и обусловленные ими последствия. -Томск, 1966.-С.12.

22 Кузнецова Л.Г., Шевченко Я.Н. Гражданско-правовое положение несовершеннолетних.- М. 1968.-C.19.

23 Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. - М.,, 1954.- С.98.

24 Осипова Г.Т. Правовое регулирование сделок, совершаемых гражданами. - Минск,1986.-С.28.

25 Комментарий к Гражданскому Кодексу РФ части 1-ой/ Отв. редактор О.Н. Садиков -М, 1995.-С.55.

26 Дженкс Э. Английское право. - М., 1947. - С.250.

27 Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. - М., 1954 - С.98

28 Гражданский Процессуальный Кодекс принят Верховным Советом РСФСР 11 июня 1964г.// Ведомости Верховного Совета РСФСР. - 1964. - № 24. -Ст.407.

29 Сербский Б.Г. Судебная психопатология, вып.1, М., 1895// Цит. по Шахматову В. П. Составы противоправных сделок и обусловленные ими последствия. - Томск, 1967. -С.52.

30 Эйдинова Э.Б. Сделки в нотариальной и судебной практике. - М., 1981. - С.7.

31 Май С.К. Очерк общей части обязательственного буржуазного права. - М., 1953. -С.86.

32 Маковский А.А. Сделки// Закон. - 1993.- № 8. - С. 82.

33 Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. - М.,1954. С. 125

34 Комментарий к Гражданскому Кодексу РФ части 1-ой. Отв. редактор Садиков О.Н. -М,1995. - С.224.

35 Шахматов В.П. вполне обоснованно считал, что термин «фиктивная сделка» лучше отражает суть такого рода сделок. Составы противоправных сделок и обусловленные ими последствия. - Томск, 1967. - С. 87.

36 Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. - М., 1958. -С. 123.

37 Новицкий И.Б. Указ работа. - С. 118.

38 Брагинский М.И. Общие положения нового ГК (Комментарий к Гражданскому ко­дексу РФ)// Хозяйство и право. - 1995. - № 1. - С. 15.

39 Бюллетень Верховного Суда РСФСР.- 1972. -№ 1.-С. 13-14.



48






Случайные файлы

Файл
37081.rtf
77153-1.rtf
145411.rtf
45057.doc
82465.rtf