Ответственность без вины в гражданском праве (37880)

Посмотреть архив целиком

26



Институт Экономики и Права г. Воронеж

Юридический факультет





КУРСОВАЯ РАБОТА


По предмету: Гражданское право


Тема: Ответственность без вины в гражданском праве




Исполнитель

Давыдова Ольга Романовна

Группа 2111

Курс 4



Научный руководитель




Воронеж 2003

СОДЕРЖАНИЕ



Введение






1. Ответственность «за вину» и ответственность «без вины» в гражданском праве: проблема соотношения




1.1. Исторический аспект проблемы


1.2. Ответственность без вины и понимание вины


1.3. Ответственность без вины и степень вины


1.4. Ответственность без вины и презумпция вины




2. Основания освобождения от ответственности без вины




2.1. Общая характеристика освобождения от ответственности без вины


2.2. Непреодолимая сила


2.3. Договорные форс-мажорные оговорки




Заключение




Список использованной литературы





























ВВЕДЕНИЕ


Вопрос о субъективном условии гражданско-правовой ответственности – вине – всегда был одним из сложных и дискуссионных вопросов в гражданском праве. Он имеет историю столь же длительную, как и история гражданского права. На всем ее протяжении представление о том, нужно ли учитывать субъективное отношение правонарушителя к своему противоправному поведению, повлекшему возникновение убытков или вреда у другого, менялось, как менялись нормы гражданского права.

В период до классического римского права не существовало понятия о вине как субъективном отношении правонарушителя к своему поведению, поэтому ответственность фактически могла возлагаться на невиновного.

Начиная с классического частного римского права, маятник качнулся в другую сторону. Вина приобретает значение обязательного условия возложения гражданско-правовой ответственности, было признано, что «без вины нет ответственности». Поэтому ответственность без вины, за редким исключением, не допускалась.

С конца XIX века постепенно начинается обратный процесс. Значение вины как

обязательного субъективного условия гражданско-правовой ответственности постепенно стало убывать за счет увеличения числа случаев, когда невиновность не освобождает от ответственности, вместо нее основанием освобождения от ответственности признается непреодолимая сила. Это означает, что ответственность в подобных случаях возлагается независимо от вины и поэтому допускается ответственность без вины. Но примерно до середины ХХ века в странах континентальной Европы и до начала 90-х годов в России ответственность «за вину» была более распространена, чем ответственность без вины. Естественно, что в таких условиях в цивилистической литературе большее внимание уделялось исследованию ответственности «за вину».

Однако, ответственность без вины также привлекала пристальное внимание ученых. В 1914 году в Санкт-Петербурге была опубликована работа, специально посвященная ответственности без вины – академическая речь «Ответственность без вины в гражданском и уголовном праве», принадлежащем перу немецкого цивилиста К. Адлера1. В последствии тема ответственности без вины постоянно присутствовала в исследованиях советских и российских цивилистов, работающих по проблемам

_________________________

1Адлер К. Ответственность без вины в гражданском и уголовном праве. Академическая речь. СПб., 1914. 43с.

гражданско-правовой ответственности, однако, специальных работ, посвященных ответственности без вины, больше не издавалось.

Примерно с середины ХХ века тенденция к расширению сферы применения ответственности без вины в странах континентальной Европы значительно усилилась. Одним из проявлений этой тенденции явилось отсутствие понятия «вина» в Венской Конвенции 1980 года «О договорах международной купли-продажи товаров», в которой участвовали страны не только англо-американской, но и континентальной системы права, в том числе и Россия.

В России усиление этой тенденции было обусловлено началом экономической реформы в середине 80-х годов. Однако особенно заметным оно стало с принятием Гражданского Кодекса Российской Федерации1. В соответствии с правилом, содержащимся в п. 3 ст. 401, лицо, нарушившее свои договорные обязательства при осуществлении предпринимательской деятельности, освобождается от ответственности в случае действия непреодолимой силы. Значение этого правила для российского гражданского права трудно переоценить, поскольку оно создало возможность ответственности без вины не в каких-либо частных случаях, как было прежде, а в существенной по объему и по значимости договорных обязательств вообще. Эти факторы обусловливают высокую степень научной и практической актуальности исследования ответственности без вины.

В настоящей курсовой работе рассматривается проблема соотношения ответственности «за вину» и ответственности без вины в гражданском праве, анализируются теории ответственности без вины. Поскольку ответственность без вины является диалектической противоположностью ответственности «за вину» всегда сосуществует с ней и в силу этого не может быть объяснена в отрыве от нее, в работе подвергается исследованию взаимосвязь ответственности без вины с различными представлениями о вине, со степенями вины, а также с презумпцией вины.

В процессе исследования проблематики ответственность без вины мы опираемся на положение об ответственности вообще и об ответственности без вины в частности, содержащееся в трудах российских дореволюционных цивилистов, советских и современных российских цивилистов, а также зарубежных цивилистов разных поколений.

В работе делается вывод о том, что ответственность без вины и ответственность «за вину» - диалектические противоположности, которые всегда сосуществуют и

_______________________

1Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая: Утв. ФЗ РФ от 21 октября 1994.- М., 2000. Ст. 1109

определенным образом соотносятся друг с другом. На протяжении всей истории существования гражданского права в различных государствах соотношение ответственности без вины и ответственности «за вину» менялось. Динамика этого соотношения имеет перед собой объективную почву. Ограничение ответственности без вины и ответственности «за вину» и определение понятия «ответственность без вины» является весьма сложным и зависит от множества различных факторов, важнейшим из которых является понимание вины в гражданском праве. Следует также отграничивать понятие «ответственность без вины» от понятия «ответственность независимо от вины». Нужно сказать, что не существует однозначного решения вопроса о том, какая ответственность - «за вину» или без вины – наиболее целесообразна и справедлива для гражданско-правовых отношений в целом. Этот вопрос может быть решен только применительно к конкретным сферам имущественных отношений с учетом множества различных факторов объективного и субъективного характеров, обусловливающих необходимость возложения ответственности «за вину» или без вины. Современное российское гражданское законодательство в основном учитывает эти факторы и адекватно отражает необходимость ответственности без вины в некоторых сферах имущественных отношений. Вместе с тем отдельные нормы об ответственности без вины нуждаются в корректировке. В частности, требует уточнения легальное определения непреодолимой силы как основания освобождения от ответственности, некоторые нормы законодательства о защите прав потребителей и др. В корректировке нуждается также практика применения ряда норм об ответственности без вины, в частности включения в договоры форс-мажорных условий.


  1. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ «ЗА ВИНУ» И ответственности «без вины» В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ: ПРОБЛЕМА СООТНОШЕНИЯ

1.1. Исторический аспект проблемы


Проблема соотношения ответственности «за вину» и ответственности без вины – одна из немногих проблем, имеющих историю столь же длительную, как история всего гражданского права.

Нормы гражданского права различных государств и исторических периодов содержат в себе разные подходы к вопросу о том, при каких условиях возможно возложение имущественной ответственности. В одних случаях основанием освобождения от ответственности признавалась невиновность правонарушителя, поэтому ответственность могла быть возложена только при наличии его вины (условно говоря «за вину»). В других случаях основанием освобождения от ответственности признавалась непреодолимая сила, вызвавшая неисполнение договорного обязательства или причинение вреда. Признание непреодолимой силы основанием освобождения от ответственности означает, что наличие или отсутствие вины правонарушителя не имеет никакого значения, и ответственность возлагается независимо от вины. Ответственность независимо от вины, в свою очередь, означает, что в равной степени возможна как ответственность правонарушителя «за вину», так и его ответственность без вины. В третьих случаях даже непреодолимая сила не признавалась основанием для освобождения от ответственности правонарушителя.

Существование в гражданском праве двух противоположностей – ответственности «за вину» и ответственности без вины – является проблемой, требующей объяснения. Однако ответственность «за вину» и ответственность без вины не просто существуют в гражданском праве, а, как уже говорилось, они сосуществуют друг с другом, определенным образом соотносятся между собой. Соотношение ответственности «за вину» и ответственности без вины в истории гражданского права не было постоянным. Оно менялось. Динамика изменения этого соотношения и ее причины также представляют собой проблему.

Для разрешения названных проблем обратимся к истории соотношения понятий ответственности «за вину» и ответственности без вины в гражданском праве. Эта история складывается из трех этапов.

В качестве первого этапа следует выделить древнейшее право, существовавшее в до классический период истории Римского государства. Юридической ответственности как таковой в этот период еще не существовало и ее место занимала месть потерпевшего. Не существовало также понятия о вине как о субъективном отношении правонарушителя к своему поведению, повлекшему для другого неблагоприятные имущественные последствия, которое появилось в более поздний исторический период. В таких условиях, естественно, ответственность-месть осуществлялась без учета названного отношения. Говоря языком современного гражданского права, ответственность-месть осуществлялась независимо от правонарушителя Начало ответственности независимо от субъективного отношения правонарушителя к своему поведению в цивилистике XIX-XX веков получило наименование «принцип причинения».

Для возложения ответственности в соответствии с данным началом было достаточно наличия одной лишь причинной связи между действиями правонарушителя и возникших у другого неблагоприятных имущественных последствий. Ничто не могло освободить правонарушителя от ответственности-мести, поскольку древнейшие нормы никаких границ ее осуществления не предусматривали.

Поскольку субъективное отношение правонарушителя к своему правонарушению и наступившим последствиям никаким образом не учитывалось, для него ответственность фактически является «объективной». Субъективное же отношение потерпевшего к возникшим у него убыткам и к причинившему их лицу, наоборот, является главным основанием осуществления ответственности-мести.

Неразвитость права, отсутствие правосудия приводило к тому, что осуществление или неосуществление ответственности-мести за правонарушение зависело только от силы понесшего вред, которая в значительной мере определялась степенью его оскорбления от нарушения принадлежавшего ему права, от силы возникшего у него чувства мести1, т.е. от его субъективного состояния.

Месть, таким образом, выступает одновременно и в качестве последствия любого правонарушения, и в качестве условия наступления этого последствия2.

Очевидно, что назначение ответственности-мести за правонарушение было исключительно наказание, кара, характер которой определялся самим потерпевшим, а затем уже и законами, письменно закрепившими возможность мести. В частности, Законы XII Таблиц разрешали обращать несостоятельного должника в раба кредитора, либо, если он задолжал нескольким кредиторам, разрубать его на части соответственно долгу каждому из них (табл. III)3,4.

То, что ответственность выступает в виде мести, взыскания, обращенного на личность правонарушителя, свидетельствует о неразвитости в тот период имущественных отношений и, соответственно, имущественно обособленных друг от друга лиц.

Постепенно осознание нежелательности для общества ответственности-мести, не только не восстанавливавшей положение потерпевшего, но и удваивающий ущерб, который несло общество в целом, привело к принятию государственных мер,

направленных на ее ограничение1. Первым шагом было установление jus talionis вместо личной расправы. Теперь потерпевший не мог осуществлять самосуд по своему

_______________________

1Иеринг Р. Дух римского права на различных ступенях его развития.СПб., 1875.Ч.1. 309 С.

2Муромцев С.А. Гражданское право Древнего Рима. М., 1883, 697 С.

3Никольский Б.В. Система и текст XII Таблиц (исследование по истории римского права). СПб., 1899. 293 С.

4 Пухта Г.Ф. История римского права. М., 1864. 576 С.

усмотрению, но имел возможность удовлетворить свое чувство мести путем нанесения

равноценного – «око за око, зуб за зуб» - вреда своему обидчику. Затем последовал

второй шаг – полная замена на основании Закона Петелия личной расправы и jus talionis денежным, имущественным выкупом – пеней (poena). В результате этих государственных мер месть потеряла свое значение ответственности и заменилась пеней, по существу, настоящей имущественной ответственностью.

То обстоятельство, что постепенно взыскание, обращенное на личность правонарушителя, заменилось имущественным взысканием – пеней, свидетельствует о том, что в обществе достаточное распространение получили имущественные отношения между обособленными друг от друга в имущественном плане субъектами, то есть товарные отношения.

Несмотря на то, что месть утратила значение ответственности, чувство мести потерпевшего оставалось в качестве условия взыскания с правонарушителя имущественного выкупа, пени, которая по-прежнему уплачивалась без учета субъективного отношения правонарушителя к своему поведению, причинившему ущерб. Таким образом, основным началом ответственности по-прежнему оставалось начало причинения, предполагающее возложение ответственности без вины.

Однако имущественный выкуп мести – пени – способствовал имущественному индивидуализму и потерпевшего и правонарушителя. Имущественная обособленность личности неизбежно привела к становлению самосознания личности1, то есть к ее психологическому индивидуализму. Этот процесс также отразился на праве. Вначале он затронул способ определения размера причинных убытков. Объективный способ (duplum, quadruplum) заменился субъективным, определяемым самим потерпевшим (кредитором). Так в большей степени учитывались его интересы. Но процесс усиления внимания к субъективной сфере личности распространился и на правонарушителя. Это выразилось в том, что при применении к нему мер ответственности стало учитываться его отношение к допущенному правонарушению. «Ответственность в противоположность к старому праву, была поставлена в зависимость от субъективных условий: умысла (dolus) и нерадения (culpa)2, которые уже впоследствии были объединены общим понятием «вина». Это означало появление нового начала ответственности – начала вины.

С этого времени наступает классический период римского частного права, а с ним и второй этап исторического соотношения ответственности «за вину» и

_______________________

1Спиркин А.Г. Сознание и самосознание. М., 1972. 303 С.

2Муромцев С.А. Гражданское право Древнего Рима. М., 1883, 697 С.

ответственности без вины. Вина правонарушителя приобретает значение важнейшего

условия возложения ответственности за большинство правонарушений. Ей стало придаваться исключительное значение вплоть до утверждения «без вины нет ответственности»1 (в цивилистике XIX-XX в.в. получившем название «принцип вины»), означавшем, что невиновность правонарушителя должна быть основана на освобождении от ответственности, а поэтому ответственность без вины не допускается. Начало вины потеснило древнейшее начало ответственности независимо от субъективного отношения правонарушителя к своему поведению (начало ответственности независимо от вины) и стало основным началом гражданско-правовой ответственности на многие столетия.

В конце XIX в. наступил третий период исторического соотношения ответственности «за вину» и ответственности без вины, который продолжается и в настоящее время. Начало этого периода совпало с началом промышленной революции, давшей мощный толчок развитию производственных сил, в том числе созданию источников повышенной опасности, приведший к углублению общественного разделения труда, усилению взаимосвязей между различными участниками гражданского оборота, возникновению монополий. Именно эти обстоятельства привели к некоторому усилению начала ответственности независимо от вины до непреодолимой силы, в соответствии с которой допускалась ответственность без вины в гражданском праве стран Европы.

Историческое развитие России после 1917 года внесло свои коррективы в сложившееся соотношение ответственности «за вину» и ответственности без вины, сделав его противоположным. В 1922 году начал действовать единственный в то время кодифицированный нормативный акт, устанавливающий общие условия имущественной ответственности – Гражданский кодекс РСФСР. Статья 118 ГК РСФСР предписывала освобождение должника от ответственности за неисполнение договора, если будет доказано, что невозможность исполнения произошла вследствие умысла или неосторожности кредитора2.

Вплоть до 1938 года названная статья и статья 403, устанавливающая в качестве важнейших оснований освобождения от ответственности за причинение вреда его непредотвратимость, а также умысел или грубую неосторожность потерпевшего, истолкованная в духе отрицания начала вины. В частности, А.Г. Гойхбарг утверждал,

_______________________

1Бартошек М. Римское право (понятия, термины, определения). М., 1989. 448 С.

2Гражданский кодекс РСФСР 1922 г.//ГК РСФСР с постатейно-систематизированными материалами/Под ред. С. Александровского. М., 1925. 1200 С.

что Гражданский кодекс закрепил «социальный принцип причинения, а не индивидуальный принцип вины»1.

С принятием Гражданского кодекса РСФСР 1964 года2 соотношение ответственности «за вину» и ответственности без вины не изменилось. Ст. 222, устанавливающая основания ответственности за нарушение договорных обязательств, и ст. 444, предусматривающая основания ответственности из причинения вреда, в отличии от ст. 118 и 403 ГК РСФСР 1922 г., совершенно определенно указывали на необходимость наличия вины (умысла или неосторожности) для возложения гражданско-правовой ответственности. В то же время в некоторых частных случаях законом допускалась ответственность без вины, от которой освобождала непреодолимая сила. В силу ст. 427 и ст. 454 такую ответственность должны были нести профессиональные хранители и владельцы источников повышенной опасности. Принятым же в 1983 году Воздушным кодексом СССР3 допускалась еще более жесткая ответственность без вины для воздушного перевозчика за вред, причиненный смертью или повреждением здоровья пассажира, третьих лиц или члена экипажа при исполнении им трудовых обязанностей (ст. 29, 64, 65, 96), поскольку непреодолимая сила названными статьями не признавалась основанием освобождения от ответственности.

Однако, несмотря на значительное количество норм, которые допускали возможность ответственности без вины, в подавляющем большинстве случаев ответственность без вины все же не допускалась, и в соотношении ответственности «за вину» и ответственности без вины главенствующее значение имела ответственность «за вину». Это соотношение изменилось, когда на территории РСФСР с 3.08.1992 года были введены в действие Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик, принятые 31.05.1991 г.4 В п. 2 ст. 71 Основ было установлено, что от ответственности за нарушение договорных обязательств, возникших при осуществлении предпринимательской деятельности, освобождает непреодолимая сила, сделавшая исполнение обязательств невозможным.

_______________________

1Гойхбарг А.Г. Хозяйственное право РСФСР. М.; Пг., 1923. Т.1 213 С.

2Гражданский кодекс РСФСР: Утв. Законом РСФСР от 11 июня 1964 года// Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1964. № 24. Ст. 406

3Воздушный кодекс СССР: Закон СССР: Утв. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 мая 1983 г.// Ведомости Верховного Совета СССР. 1983. № 20. Ст. 303

4Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик: Утв. Верховным Советом СССР 31 мая 1991 г.// Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991. № 26. Ст. 733

Аналогичное правило об ответственности предпринимателя содержится и в ныне действующем Гражданском кодексе РФ, установленное ст. 401. Наряду с названной нормой, в ГК содержатся несколько новых норм, в соответствии с которыми возможно возложение ответственности без вины. Это норма п. 2 ст. 476, устанавливающая ответственность продавцов, давших гарантию качества товара, за недостаток переданной покупателю вещи, и норма ст. 1100, определяющая случаи компенсации морального вреда независимо от вины его причинителя. В новом ГК РФ содержатся также нормы, аналогичные по смыслу ГК РСФСР 1964 года, в соответствии с которыми возможно возложение ответственности без вины на профессионального хранителя за не сохранность вещи (ч. п. 1 ст. 901 ГК), владельца источника повышенной опасности за причинение этим источником вреда (п. 1 ст. 1079 ГК РФ)1, на государство или муниципальное образование за вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконное применение в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконном наложении административного взыскания в виде ареста или исправительных работ (п. 1 ст. 1070 ГК РФ)1.

Нормы, в соответствии с которыми в настоящее время возможно возложение ответственности без вины, содержат также Закон РФ «О защите прав потребителей» от 07.02.1992 г. и Закон РФ «Об использовании атомной энергии» от 21.11.1995 г.2

В Законе РФ «О защите прав потребителей» воплощены положения иностранного законодательства о защите прав потребителей, получившего наибольшее развитие в 70-80 г.г. XX в., в частности, так называемая «конституция ответственности за продукт»3,4.Одной из основных черт этой конструкции является возможность возложения ответственности на продавца без его вины, причем в конкретном договоре продажи запрещено устанавливать условия его освобождения от ответственности или предусматривать более легкую ответственность за нарушение обязательств по

_______________________

1Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Утв. ФЗ РФ от 21 октября 1994.- М., 2000. Ст. 1109

2Об использовании атомной энергии: Закон Российской Федерации от 21 ноября 1995 г.// Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 48. Ст. 4552

3Кулагин М.И. Защита интересов потребителей и развитие современного французского договорного права// Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сборник нормативных актов: Обязательственное право. М., 1989. С. 16-21

4Соловяненко Н.И. Федеральное законодательство США о розничной торговле и оказании услуг// Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сборник нормативных актов: Обязательственное право. М., 1989. С. 79-81

сравнению с той, которая предусмотрена в законе.


1.2. Ответственность без вины и понимание вины


Казалось бы, общепринятое представление о вине как о субъективном условии гражданско-правовой ответственности, отраженное во всех учебниках гражданского права, является совершенно очевидным и бесспорным. Однако за кажущейся очевидность скрыта сложнейшая теоретическая и практическая проблема ограничения вины от противоправности и причинной связи как субъективных и объективных условий гражданско-правовой ответственности.

Проблема заключается в том, что в правоприменительной практике и в юридической литературе встречаются различные варианты отождествления этих условий друг с другом. Например, в соответствии с теорией причинной связи conditio sine qua non «ответчик должен считаться причинившим вред и нести за него ответственность …. если только он мог и должен был предвидеть последствия своих действий»1. По мнению О. В. Дмитриевой2, совпадающей с высказыванием О. С. Иоффе, эта теория стирает всякие различия между причинностью и виновностью, превращая причинность из объективной в субъективную категорию3. Иначе говоря, причинная связь отождествлялась с виной. Что касается противоправности, то в цивилистической литературе неоднократно подчеркивалось, что противоправность не должна предполагать осознание ее ответственным лицом, а если предусматривать необходимость этого осознания, то получается смешение противоправности и виновности4.

Отождествление объективных условий гражданско-правовой ответственности с ее субъективным условием не приводит к каким-либо последствиям, которые вызывали бы интерес к точке зрения темы нашего исследования. Однако отождествление, напротив, субъективного условия с объектами вызывает интерес, поскольку оно может приводить к возложению на правонарушителя ответственного без вины тогда, когда он должен нести ответственность только за вину.

Проблемы отождествления вины с причинной связью и противоправностью по существу есть проблема понимания вины в гражданском праве. Она имеет отождествление вины с объективными условиями возложения ответственности –

_______________________

1Варшавский К. М. Обязательства, возникшие вследствие причинения другому вреда. М., 1929. 216 С.

2Дмитриева О.В. Ответственность без вины в гражданском праве. Воронеж, 1998. 140 С.

3Иоффе О. С. Обязательственное право. М., 1975. 880 С.

4Тархов В. А. Ответственность по советскому гражданскому праву. Саратов, 1973. 455 С.

первостепенное значение, поскольку от понимания вины зависит понимание ответственности без вины.

противоправностью или причинной связью приводит к наступлению ответственности

фактически без учета наличия или отсутствия вины правонарушителя. Это значит, что в конкретных случаях ответственность без вины возлагается вопреки закрепленному в законодательстве или договоре началу вины. Поэтому такую ответственность без

вины можно условно назвать «ненормативной».

При понимании вины как умысла или неосторожности «ненормативная» ответственность без вины, как правило, невозможна, поскольку вина сохраняет самостоятельное значение субъективного условия ответственности. Исключение составляют лишь случаи ответственности организаций. При понимании вины как непринятия правонарушителем всех зависящих от него мер для надлежащего исполнения договорного обязательства либо для предотвращения причинения вреда «ненормативная» ответственность без вины организаций исключена, однако такое понимание вины охватывает только неосторожность, но не умысел, что не соответствует законодательству. Наиболее удачно определение вины в п. 1 ст. 401 ГК РФ, сочетающее в себе оба подхода к пониманию вины, «психологический» и «поведенческий», поскольку его применение на практике полностью исключает «ненормативную» ответственность без вины.

Вина как субъективное условие ответственности может быть только «своей» для правонарушителя, «чужая» вина условием его ответственности быть не может. Поэтому то, что называют ответственностью «за чужую вину» (ответственность должника за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами), на самом деле есть ответственность без вины.


1.3. Ответственность без вины и степени вины


В гражданском законодательстве России, как и стран континентальной Европы, для определения понятия «вина» традиционно используются «психологические» взгляды и вина определяется как умысел или неосторожность правонарушителя. Неосторожность же подразделяется на грубую, «граничащую» с умыслом и легкую (простую) «граничащую» с невиновностью.

В современном гражданском праве России ответственность независимо от вины предпринимателей, в т. ч. профессиональных хранителей, изготовителя и продавца товара, исполнителя работы перед потребителем, владельцев источников повышенной опасности основана на высоком критерии неосторожности и соответствует ответственности за custodia (т. е. обязанность соблюдать наивысшую заботливость) по римскому праву. Такой вывод следует из того, что в ч. 2 ст. 401 ГК РФ устанавливается, что наличие вины лица определяется исходя из той степени заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась по характеру обязательства и условием оборота, а то, что от названных выше лиц требуется не обычная, а повышенная степень заботливости и осмысленности, подтверждается закреплением в п. 3 ст. 401 ГК РФ, ст. 1079 и другими статьями ГК, регулирующих их ответственность, в качестве основания освобождения от ответственности не случая (как при ответственности среднего критерия неосторожности), а непреодолимой силы. Установление для них высокого критерия неосторожности связано с характером тех особых видов деятельности, которыми они занимаются и которые, безусловно, требуют повышенной внимательности и осмотрительности. Если эти субъекты соответствуют тем требованиям, которые предъявляются к ним со стороны высокого критерия неосторожности, то возлагаемая на них ответственность, представляющаяся ответственностью без вины с точки зрения среднего критерия, для них оказывается условностью, т. к. на самом деле это ответственность «за вину». Такую условную ответственность без вины можно назвать «нормативной», поскольку она допускается нормативным актом или договором.

Если же субъекты, к которым право предъявляет повышенные требования, по индивидуальному уровню развития не соответствуют им, то их ответственность наступает при условном наличии вины, т.к. другие, соответствующие этим требованиям субъекты, действуют в аналогичной ситуации виновно. Фактически же это ответственность без вины, которая также является «нормативной».

Аналогичная ситуация может складываться и при применении начала вины. Когда правонарушитель по уровню развития не отвечает среднему критерию неосторожности, но при этом не является недееспособным, меры ответственности возлагаются на него при условном наличии вины, поскольку обычный человек, отвечающий требованиям среднего критерия, поступая таким образом, действует виновно. Ответственность при условном наличии вины есть, на самом деле, «ненормативная» ответственность без вины, поскольку противоречит началу вины.

Из изложенного следует, что понятие вины представление о степенях такой ее формы, как неосторожность, - относительны. Отсюда и ответственность без вины также относительна.

    1. Ответственность без вины и презумпция вины


Вопрос о влиянии презумпции на ответственность без вины в юридической

литературе практически не исследован. Он тесно связан с вопросом о понимании вины, поскольку понимание презумпции зависит от понимания вины и наоборот. Как уже было показано выше, определенное понимание вины иногда может приводить к возложению ответственности без вины. Исходя из этого, можно предположить, что действие презумпции вины также может иметь аналогичные последствия.

Г.Ф. Шершеневич указывал, что презумпция может создавать ответственность без вины, не предусмотренную ни законом, ни договором, и, наоборот – безответственность при наличии вины обязанного лица1.

Прежде всего необходимо определить, что такое презумпция. Это понятие достаточно устоявшееся. Оно означает «правовое положение, согласно которому с учетом обычного соотношения фактов по уполномочию права можно судить на основании определенного факта о существовании другого факта, не доказанного, а только предполагаемого2, т.е. «исходящее из высокой степени вероятности предположения истины»3.

Отсюда следует, что презумпция вины – это, во-первых, предположительное знание о наличии или отсутствии отношения субъекта гражданского права к своим действиям и обусловленном ими последствиям, обозначаемого понятием «вина», а во-вторых, это правовое предположение.

Презумпция вины имеет материальное значение, состоящее в том, что при не установлении ни вины, ни невиновности она может иметь значение условия наступления ответственности.

При возложении ответственности на основании презумпции имеют значение:

  1. Неопровержимые презумпции вины. Если ответственность наступает на основании на основании неопровержимой презумпции, то при фактической невиновности правонарушителя это ответственность без вины, так как презумпция расширяет понятие вины до бесконечности, превращая вину в ее противоположность.

  2. Опровержимые презумпции вины. Они могут приводить к ответственности без вины в тех случаях, когда невиновный правонарушитель не смог по каким-либо причинам доказать отсутствие своей вины.

_______________________

1Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1912. 950 С.

2Бартошек М. Римское право (понятия, термины, определения). М., 1989. 448 С

3Ойгензихт В.А. Презумпции в советском гражданском праве. Душанбе, 1976. 190 С.

Следует отметить, что в п. 2 ст. 401 ГК РФ презумпция вины сформулирована все же не в материальном, а в процессуальном аспекте с точки зрения распределения обязанностей по доказыванию невиновности.


2. Основания освобождения от ответственности БЕЗ ВИНЫ


2.1. Общая характеристика оснований освобождения от ответственности без вины


Основания освобождения от ответственности без вины могут устанавливаться либо в законодательстве, либо в договоре сторон. В связи с этим их можно классифицировать на два вида:

  1. основание освобождения от ответственности без вины в силу закона;

  2. основание освобождения от ответственности без вины в силу договора.

Если в сфере обязательств из причинения вреда основание освобождения от ответственности без вины всегда устанавливается только законодательством, то в сфере договорных обязательств они устанавливаются как законодательством, так и договором сторон, так как в силу п. 3 ст. 401 ГК РФ стороны договора вправе предусмотреть иные основания освобождения должника от ответственности без вины по сравнению с законодательными.

Основания полного освобождения от ответственности без вины в силу закона установлены в п. 3 ст. 401, п. 2 ст. 476, ч. 2 п. 1 ст. 901, п. 1 ст. 1079, ч. 2 п. 2 ст. 1083, ст. 1098 ГК РФ, п. 4 ст. 13, п. 4 и 5 ст. 14, п. 5 ст. 18, п. 6 ст. 28 Закона РФ «О защите прав потребителей», ст. 54 закона РФ «Об использовании атомной энергии»1. Ими являются:

  1. непреодолимая сила;

  2. умысел потерпевшего или кредитора (п. 2 ст. 901, ст. 1079 ГК РФ, ст. 54 Закона РФ «Об использовании атомной энергии»);

  3. грубая неосторожность кредитора (ч. 2 п. 1 ст. 901 ГК РФ) и потерпевшего по усмотрению суда в деликтных обязательствах (ч. 2 п. 2 ст. 1083 ГК РФ);

  4. вина потребителя (п. 6 ст. 28 Закона «О защите прав потребителей»);

_______________________

1Об использовании атомной энергии: Закон Российской Федерации от 21,11.1995 г.//Сборник законодательства Российской Федерации.1995.№ 48. Ст. 4552

  1. нарушение потребителем установленных правил пользования, хранения товара, результата работ, услуг (ст. 1098 ГК РФ), а также их транспортировки (п. 5 ст. 14 Закона РФ «О защите прав потребителей»);

  2. действия третьих лиц (п. 2 ст. 476 ГК РФ, п. 5 ст. 18 Закона РФ «О защите прав потребителей»);

  3. военные действия и вооруженные конфликты (ст. 54 Закона РФ «Об использовании атомной энергии»).

Как видно из приведенного перечня, достаточно часто значение обстоятельства, освобождающего от ответственности без вины, придается вине потерпевшего или кредитора вообще или ее конкретным формам.

Указание на умысел потерпевшего как на основание освобождения от ответственности владельца источника повышенной опасности (ст. 1079 ГК РФ, ст. 54 Закона РФ «Об использовании атомной энергии») не имеет принципиального значения, так как в соответствии с общей нормой п. 1 ст. 1083 ГК РФ , распространяющейся и на ответственность «за вину», и на ответственность без вины, вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит.

Нарушение потребителем установленных правил пользования товаром, результатом работы, услуги или их хранения, предусмотренные ст. 1098 ГК РФ, а также их транспортировки, предусмотренные в п. 5 ст. 14 Закона РФ «О защите прав потребителей» в качестве основания освобождения изготовителя, исполнителя или продавца от ответственности за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потребителя, предполагает освобождение его от ответственности, если потребитель нарушил установленные правила пользования, хранения или транспортировки товара (результата работы, услуги), как виновно, так и случайно. Соглашусь с Дмитриевой О.В., что такое правило и не логично, и не справедливо.

Законодательное регулирование вопроса о влиянии вины кредитора на размер ответственности должника в договорных обязательствах отличается от регулирования этого же вопроса применительно к деликтным обязательствам. В соответствии со ст. 401 ГК РФ суд вправе лишь уменьшить размер ответственности должника, отвечающего независимо от вины, если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон, либо если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков или не принял разумных мер к их уменьшению. Из буквального смысла ст. 401 ГК РФ совершенно очевидно, что невиновный должник не только не может быть освобожден от ответственности при наличии вины (в том числе умысла) кредитора, но даже размер его ответственности не может быть при этом уменьшен.

В соответствии с п. 6 ст. 28 Закона РФ «О защите прав потребителей», в противоположность общему правилу ст. 401 ГК РФ, вина потребителя в любой ее форме полностью освобождает исполнителя работы от ответственности за нарушение сроков выполнения работы или оказания услуги. Это правило вряд ли можно назвать справедливым. Если исполнитель отвечает перед потребителем независимо от вины, то легкая неосторожность последнего не должна приводить к полному освобождению исполнителя от ответственности. Если же предположить, что исполнитель наряду с потребителем сам виновен в нарушении срока выполнения работ или оказания услуг, то несправедливость рассматриваемого правила еще очевиднее.

Признание вины потерпевшего, кредитора как таковой вообще или ее конкретных форм основанием освобождения от ответственности без вины не имеет какого-либо значения ни для определения границ сферы применения ответственности без вины, ни для выявления специфических черт такой ответственности. Это следует из того, что вина потерпевшего, кредитора в соответствии с общими нормами ст. 401, 1083 ГК РФ учитывается и тогда, когда причинитель вреда или должник отвечают только «за вину». В этих случаях учет вины потерпевшего и кредитора приводят к соответственному уменьшению ответственности причинителя или должника, что фактически является частичным освобождением последних от ответственности.

Часть 2 и 1 ст. 901 ГК РФ предусматривает возможность освобождения от ответственности профессионального хранителя за утрату, недостачу или повреждение вещей в случае, если он не знал и не должен был знать о том, что принял на хранение вещь, обладающие такими свойствами, которые могут причинить вред вещам, сданным на хранение другими лицами. Указание на такое основание освобождения от ответственности создает впечатление, что профессиональный хранитель, вопреки общему правилу п. 3 ст. 401 ГК РФ несет ответственность «за вину». Однако на самом деле это не так.

Если в процессе хранения вред причинен вещами, обладающим опасными свойствами, о которых хранитель не был информирован поклажедателем и которые не могли быть обнаружены им путем наружного осмотра (ч. 1 и 2 п. ст. 894 ГК РФ), вследствие чего хранитель не мог обеспечить соответствующие их свойствам условия хранения (ч. 2 п. 1 ст. 891 ГК РФ), то хранитель освобождается от ответственности на самом деле не потому, что не знал и не должен был знать об их свойствах (следовательно, не виноват), как это установлено в ч. 2 п. 1 ст. 901 ГК РФ, а потому что в таких случаях имеется вина самого кредитора – поклажедателя – обычное основание освобождения от ответственности без вины.

Если в процессе хранения этих вещей их опасными свойствами причинен вред вещам других поклажедателей, то хранитель освобождается от ответственности перед ними за не сохранность их вещей не потому, что не виноват, а потому что этот вред причинен противоправными действиями третьего по отношению к пострадавшим поклажедателям лица – действиями поклажедателя, не сообщившего при сдаче своих вещей на хранение об их свойствах, способных причинить вред чужим вещам. Таким образом, в подобных случаях ответственность хранителя не наступает в связи с тем, что отсутствует причинная связь между его действиями и наступившими у поклажедателя убытками. Тот факт, что закон (п. 1 ст. 894 ГК РФ) признает ответственным за эти убытки поклажедателя, сдавшего на хранение вещи с опасными свойствами без предупреждения об этом хранителя, подтверждает этот вывод.

Все сказанное выше свидетельствует о том, что профессиональный хранитель отвечает не «за вину», а не зависимо от вины и потому на него может быть возложена ответственность без вины. Об этом же свидетельствует п. 2 ст. 894 ГК РФ, в соответствии с которым хранитель, информированный об опасных свойствах вещей, принятых на хранение, и принявший все возможные меры для сохранности как их самих, так и вещей, сданных другими поклажедателями (а следовательно, невиновность в не сохранности этих вещей не освобождает от ответственности).

Итак, подводя итог сказанному выше, отметим, что ни вина потерпевшего или кредитора, ни действия третьих лиц не являются специфическим основанием освобождения от ответственности без вины, так как освобождают также и от ответственности «за вину». Это свидетельствует о том, что только непреодолимую силу можно признать пределом, границей ответственности без вины. Только непреодолимая сила всецело «принадлежит ответственности без вины, является характерным, всегда в силу закона присутствующим специфическим основанием освобождения от нее». Поэтому анализ именно непреодолимой силы может выявить особенности ответственности без вины, возлагаемую на правонарушителя в силу закона.


2.2. Непреодолимая сила


Понятие «непреодолимая сила» (vis maior, forse majeure, act of God) существует уже тысячелетия и означает высшую силу, «божий помысел», судьбу, событие, превосходящее по мощи те человеческие силы, которые можно ему противопоставить, а потому освобождающее от ответственности1. Это понятие было известно римскому частному праву классического периода гражданского права стран континентальной Европы, англо-американского гражданского права (форс-мажорные оговорки в договорах). В российском гражданском праве непреодолимая сила традиционно определяется как чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (ст. 85 ГК РСФСР 1964 г., п. 2 ст. 71 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, ст. 202, п. 3 ст. 401 действующего ГК). Однако, несмотря на столь длительную историю существования этого понятия, оно до сих пор вызывает многочисленный споры.

Для нас вопрос о понятии непреодолимой силы имеет важнейшее значение, поскольку непреодолимая сила освобождает от ответственности без вины, «ограничивает» ее действие, выявление признаков непреодолимой силы необходимо с одной стороны, для определения сферы применения ответственности без вины2, а с другой – для выявления ее сущностных признаков.

В цивилистической литературе спорили о том, что является непреодолимой силой, каков круг ее обстоятельств. То, что к обстоятельствам непреодолимой силы может относиться действие стихийных сил, никогда не подвергалось сомнению ни в российском, ни в зарубежном гражданском праве. В зарубежных государствах никогда не вызывало сомнения также и то , что непреодолимой силой могут быть социальные явления. Например, в римском частном праве к «социальным обстоятельствам непреодолимой силы» относили вооруженные нападения банды, кражу,
совершенную с применением насилия, и т.п. Современное гражданское право зарубежных стран относит к непреодолимой силе забастовку, революцию, войну, а также невозможность исполнения обязательства по объективным причинам
3.

Непреодолимая сила как граница ответственности без вины – это квалифицированный случай (casus major), правонарушение, которое, в отличие от «обыкновенного случая» (casus minor) имеет своей субъективной стороной не «относительное», а «абсолютное отсутствие вины правонарушителя, отсутствие ее даже с точки зрения высокого критерия неосторожности, обусловленного действием

_______________________

1Бартошек М. Римское право (понятия, термины, определения. М., 1989.448 С.

2Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве. Л., 1983. 151 С.

3Комаров А.С. Ответственность в коммерческом обороте. М., 1991. 208 С.

объективного обстоятельства, которое в силу присущего ему внешнего характера по отношению к деятельности правонарушителя и свойства непредотвратимости исключает противоправность его действий.

Тот факт, что непреодолимая сила, по общему правилу, исключает ответственность, свидетельствует о том, что гражданским правом РФ ответственность без вины допускается только до непреодолимой силы, только «за casus minor». Думается, что это связано с тем, что ответственность «за casus minor» - это только «относительная» ответственность без вины, на самом деле представляющая собой ответственность «за вину» - реальную или условную – с точки зрения "высокого критерия неосторожности».

Ответственность за правонарушение, совершенное под воздействием непреодолимой силы, наоборот, не допускается, поскольку «это была бы «абсолютная» ответственность «без вины» (даже с точки зрения высокого критерия неосторожности). Кроме того, это была бы ответственность за не противоправное поведение, поскольку непреодолимая сила исключает противоправность поведения правонарушителя. Таким образом, это была бы ответственность при наличии одной лишь причинной связи между поведением правонарушителя и наступившими неблагоприятными имущественными последствиями у других, что является чрезвычайной ситуацией. Именно поэтому такая ответственность, по общему правилу, не допускается. Исключение составляет ответственность в соответствии с международными конвенциями за ядерный ущерб, а также ущерб, причиненный космическими объектами.

Таким образом, значение выделения признака внешнего происхождения обстоятельства непреодолимой силы по отношению к деятельности правонарушителя заключается в первую очередь в том, что только с его помощью на практике можно разграничить «casus minor» и «casus major» и правильно решить вопрос о возложении ответственности на правонарушителя, наоборот, об освобождении его от ответственности. Кроме того, значение выделения этого признака состоит в том, что только принимая его во внимание можно понять, почему именно непреодолимая сила освобождает от ответственности без вины и, тем самым, является ее границей.

2.3. Договорные форс-мажорные оговорки


Как говорилось выше, важнейшим нововведением в институте гражданской ответственности является диспозитивное правило п. 3 ст. 401 ГК РФ, в соответствии с которым ответственность за нарушение обязательств в сфере осуществления предпринимательской деятельности исключается непреодолимой силой и, следовательно, строится независимо от вины, если иные основания освобождения от ответственности не предусмотрены законом или договором сторон.

Практика заключения договоров российскими партнерами – предпринимателями показывает, что они часто пользуются предоставленным им правом, включая в договор так называемую форс-мажорную оговорку, в которой перечисляют конкретные обстоятельства, освобождающие их от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора.

Однако, выражение «форс-мажор» на французском языке означает «высшая сила» и традиционно переводится на русский язык как «непреодолимая сила». Такой перевод дает основания предположить это понятие «непреодолимая сила» и «форс-мажор», употребляемые в русском языке, должны обозначать обстоятельства с одинаковыми признаками. Следовательно, модно предположить также и то, что если от ответственности по договору освобождают конкретно названные в нем форс-мажорные обстоятельства, то ответственность сторон в данном случае строится независимо от вины, так же, как и в соответствии с п. 3 ст. 401 ГК РФ. В связи с этим возникает вопрос о целесообразности включения в договоры между российскими партнерами форс-мажорных оговорок.

За рубежом в качестве обстоятельств форс-мажора обычно указывают забастовки, локауты, трудовые конфликты, ненормированные условия труда, выход из строя машин и оборудования, задержки в пути, правительственные меры и ограничения, в том числе ограничения экспорта, лицензирование или любое другое событие, находящееся вне контроля, включая войну1. Из такого определения следует, что родовым признаком, характеризующим обстоятельство форс-мажора, является признак его нахождения «вне контроля стороны».

По мнению авторов, обстоятельство, находящееся вне контроля стороны – это внешнее обстоятельство по отношению к деятельности должника. Должник может контролировать лишь свою деятельность, поэтому те обстоятельства, которые возникают в связи с ее осуществлением, находятся в сфере его контроля. Обстоятельства, которые не связаны с осуществлением его деятельности, являются для него внешними.

Как было выяснено выше, внешний характер происхождения – важнейшая черта

_______________________

1Комаров А.С. Ответственность в коммерческом обороте. М. 1991. 208 С.

обстоятельства непреодолимой силы. В связи с этим думается, что говорить об обстоятельстве, находящемся вне контроля стороны, форс-мажорном обстоятельстве, значит говорить об обстоятельстве непреодолимой силы.

Понятия «форс-мажор» и «непреодолимая сила» в практике используются как однозначные1. Изучение и обобщение практики заключения договоров российскими коммерческими юридическими лицами показало, что в оговорке зачастую указывается, что форс-мажором признаются обстоятельства непреодолимой силы, а затем следует их примерный или исчерпывающий перечень. Однако, это совершенно нецелесообразно, так как должнику, чтобы освободиться от ответственности, надо доказать, что к невозможности исполнения договорного обязательства привело именно обстоятельство непреодолимой силы. В этих случаях ответственность будет наступать при таких условиях, при каких она наступала бы, если бы оговорки вообще не было в договоре, т.е. как предусмотрено в п. 2 ст. 401.

Из сказанного следует, что включение в договор форс-мажорной оговорки имеет смысл лишь тогда, когда стороны желают установить иные основания освобождения от ответственности, а, следовательно, и иные условия возложения ответственности, по сравнению с закрепленными в законодательстве РФ. Такая форс-мажорная оговорка должна формулироваться точно, путем указания совершенно конкретного перечня обстоятельств, освобождающих от ответственности, наступление которых действительно возможно в период действия договора. По мнению авторов, при определении круга этих обстоятельств должны быть учтены природные особенности местности, социальные особенности страны или региона, внутри которых действуют стороны, характер договора, а также срок его действия. При этом не следует указывать на родовые признаки обстоятельств, чтобы не создать необходимости доказывания их наличия для освобождения от ответственности.


Заключение


В результате выполненной мной курсовой работы можно сделать следующие выводы и заключение.

К сожалению, до настоящего времени в современной юридической практике отсутствует теоретический анализ вины как условия гражданско-правовой ответственности, а доктрина гражданского права по инерции продолжает в основном

_______________________

1Гудовичева Л.Б. Форс-мажор во внешнеэкономических контрактах// Российский юридический журнал. 1993. №1. С. 52-60

оставаться на прежних позициях, смысл которых заключается в поиске все новых объяснений необходимости применения в цивилистике чуждых ей уголовно-правовых взглядов на вину как один из элементов состава правонарушения, представляющих собой некое гипотетическое психическое отношение правонарушителя к своим действиям и их последствиям.

В современной юридической литературе мы находим хорошо знакомые по литературе советского периода положения о том, что вина представляет собой такое психическое отношение лица к своему противоправному поведению, в котором проявляется пренебрежение к интересам общества или отдельных лиц. Такое понятие вины в равной мере применимо как к гражданам, так и к юридическим лицам, что как субъективное условие гражданско-правовой ответственности вина связана с психическими процессами, происходящими в сознании человека.

Такими же традиционными, как и в советской юридической литературе, остаются подходы к вопросу о вине юридических лиц. Некоторые авторы утверждают, что вина последних иначе и не может проявиться, как только через «виновное поведение работников соответствующей организации при исполнении ими своих трудовых (служебных) обязанностей, поскольку действия работников должника по исполнению его обязательства считаются действиями должника...».

С неизменных традиционных позиций рассматриваются теоретические вопросы, связанные с применением положений о вине как условии гражданско-правовой ответственности: о формах вины (умысле и неосторожности); о смешанной вине; о презумпции виновности правонарушителя; об ответственности за «невиновное» нарушение обязательства и другие.

Данное обстоятельство, а именно: инерционное движение гражданско-правовой доктрины по тупиковому пути, намеченному в советский период, когда цивилистике было навязано понятие вины, «густо замешанное» на чуждых ей уголовно-правовых элементах, заставляет уделить более пристальное внимание генезису данной гражданско-правовой категории на различных этапах развития юридической науки.








Список использованной литературы


Нормативные правовые акты:


1. Об использовании атомной энергии: Закон Российской Федерации от 21 ноября 1995 г.// Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 48. Ст. 4552

2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая: Утв. ФЗ РФ от 21 октября 1994.- М., 2000. Ст. 1109

3. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Утв. ФЗ РФ от 21 октября 1994.- М., 2000. Ст. 1109

4. Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик: Утв. Верховным Советом СССР 31 мая 1991 г.// Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991. № 26. Ст. 733

5. Воздушный кодекс СССР: Закон СССР: Утв. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 мая 1983 г.// Ведомости Верховного Совета СССР. 1983. № 20. Ст. 303

6. Гражданский кодекс РСФСР: Утв. Законом РСФСР от 11 июня 1964 года// Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1964. № 24. Ст. 406

7. Гражданский кодекс РСФСР 1922 г.//ГК РСФСР с постатейно - систематизированными материалами/Под ред. С. Александровского. М., 1925. 1200 С.


Литературные источники:


1. Адлер К. Ответственность без вины в гражданском и уголовном праве. Академическая речь. СПб., 1914. 43с.

2. Бартошек М. Римское право (понятия, термины, определения). М., 1989. 448 С.

3. Варшавский К. М. Обязательства, возникшие вследствие причинения другому вреда. М., 1929. 216 С.

4. Гойхбарг А.Г. Хозяйственное право РСФСР. М.; Пг., 1923. Т.1 213 С.

5. Гудовичева Л.Б. Форс-мажор во внешнеэкономических контрактах// Российский юридический журнал. 1993. №1. С. 52-60

6. Дмитриева О.В. Ответственность без вины в гражданском праве. Воронеж, 1998. 140 С.

7. Иеринг Р. Дух римского права на различных ступенях его развития.СПб., 1875.Ч.1. 309 С.

8. Иоффе О. С. Обязательственное право. М., 1975. 880 С.

9. Комаров А.С. Ответственность в коммерческом обороте. М., 1991. 208 С.

10. Кулагин М.И. Защита интересов потребителей и развитие современного французского договорного права// Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сборник нормативных актов: Обязательственное право. М., 1989. С. 16-21

11. Муромцев С.А. Гражданское право Древнего Рима. М., 1883, 697 С.

12. Никольский Б.В. Система и текст XII Таблиц (исследование по истории римского права). СПб., 1899. 293 С.

13. Ойгензихт В.А. Презумпции в советском гражданском праве. Душанбе, 1976. 190 С.

14. Пухта Г.Ф. История римского права. М., 1864. 576 С.

15. Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве. Л., 1983. 151 С.

16. Соловяненко Н.И. Федеральное законодательство США о розничной торговле и оказании услуг// Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сборник нормативных актов: Обязательственное право. М., 1989. С. 79-81

17. Спиркин А.Г. Сознание и самосознание. М., 1972. 303 С.

18. Тархов В. А. Ответственность по советскому гражданскому праву. Саратов, 1973. 455 С.

19. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1912. 950 С.





Случайные файлы

Файл
89999.rtf
125126.rtf
121630.rtf
ref-18418.doc
psi.doc