Нематериальные блага и их защита, моральный вред (37835)

Посмотреть архив целиком

Содержание






Введение 2

Глава 1. История возникновения института морального вреда. 4

Глава 2. Нематериальные блага и их защита. 9

2.1. Понятие, содержание нематериальных благ и их виды. 9

2.2. Зашита нематериальных благ. 13

Глава 3. Компенсация морального вреда. 33

3.1. Право на компенсацию морального вреда 33

3. 2. Оценка компенсации морального вреда. 38

3. 3. Компенсация морального вреда и исковая давность 44

Заключение 51

Список использованной литературы 53





Введение



Широк круг социальных связей современного человека, велика зависи­мость его от государства и общества, и, следовательно, высока вероят­ность претерпевания человеком многочисленных обид на своем жизнен­ном пути. Незаконное увольнение работника; врачебная ошибка, привед­шая к потере трудоспособности; сгоревшая в результате неисправности телевизора недавно купленная квартира; туристическая поездка, не состо­явшаяся в результате незаконного отказа чиновника в выдаче загранич­ного паспорта; инвалидность, наступившая вследствие неудачно прове­денной операции, — эти и многие другие правонарушения могут быть со­вершены в отношении каждого человека, причиняя потерпевшему нема­лое горе.

Общепризнанно, что для правового государства характерно наличие высокого уровня обеспеченности прав и свобод человека, верховенство общечеловеческих ценностей. Ряд основополагающих международно-правовых актов, касающихся прав и свобод человека (Всеобщая деклара­ция прав человека; Международный пакт о гражданских и политических правах и др.), предусматривают необходимость обеспечения основных прав человека. Конституция Российской Федерации ставит право на жизнь, здоровье, честь и достоинство в ранг естественных и неотчуждае­мых прав личности, что предполагает их эффективную охрану и защиту. Важнейшей задачей правового государства должно быть обеспечение наи­более справедливого, быстрого и эффективного восстановления нарушен­ного права и (или) возмещение причиненного вреда. Статья 1 Конститу­ции РФ провозгласила Российскую Федерацию правовым государством. Это означает, что она должна отвечать вышеуказанным критериям.

Одним из видов вреда, который может быть причинен человеку, являет­ся так называемый «моральный вред», т. е. страдания, вызванные различны­ми неправомерными действиями. Этот вред подлежит компенсации.

В связи с отсутствием единого подхода в судебной практике к опреде­лению размера компенсации морального вреда может возникнуть сомне­ние, является ли судебное решение в этой части актом применения пра­ва, т. е. применения равной меры к разным людям, существует ли такая мера объективно, возможна ли проверка законности и обоснованности судебного решения в отношении правильности определения размера ком­пенсации морального вреда. Существующая судебная практика по делам, связанным с компенсацией морального вреда (не объединенная общей методологией), зачастую отличается крайней несправедливостью выноси­мых решений в части размера компенсации, поскольку отсутствие едино­го, хотя бы и ориентировочного базиса, приводит к присуждению совер­шенно различных сумм компенсации при сходных обстоятельствах дела. В такой ситуации необходимо концептуальное решение этой проблемы. В настоящей работе впервые предлагается концепция, основанная на на­учном подходе к вопросу компенсации морального вреда вообще и опре­делению денежного размера компенсации в частности и направленная на установление единого методологического подхода в правоприменительной практике.

В отличие от России, где компенсация морального вреда воспринима­ется большинством населения как некая правовая «диковинка», государ­ства, именующие себя правовыми, имеют, как правило, весьма продол­жительный опыт применения института компенсации морального вреда. Еще в семнадцатом веке выдающийся голландский юрист Гуго Гроций указывал: «...возможно также причинение ущерба чести и доброму име­ни, например, нанесением ударов, оскорблением, злословием, прокляти­ем. насмешкой и другими подобными способами. При них не в меньшей мере, чем при воровстве и иных преступлениях, необходимо отличать по­рочность поступка от его последствий... Ибо первой соответствует нака­зание, последней — возмещение причиненного вреда путем признания своей вины. оказания знаков уважения, удостоверения невиновности и тому подобными способами. Хотя и деньги при желании потерпевшего тоже могут оплатить такого рода причиненный достоинству ущерб, пото­му что деньги есть общее мерило полезности вещей...»1







Глава 1. История возникновения института морального вреда.


Вопрос о моральном вреде длительное время являлся предметом научных правоведческих дискуссии, причем основной центр тяжести этих дискус­сий сводился к вопросу о допустимости возмещения морального вреда в денежной форме. Гражданское законодательство дореволюционной Рос­сии не содержало общих норм, предусматривающих компенсацию мо­рального вреда как способ защиты гражданских прав. Компенсация за личное оскорбление могла быть взыскана в порядке гражданского судо­производства только в случае, если она косвенно отражалась на имуще­ственных интересах потерпевшего. Однако в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве присутствовал относительный аналог этого правового института. Как отмечал Г.Ф. Шершеневич1, «закон наш, рядом с уголовным удовлетворением, предоставляет на выбор потерпевшему право требовать в свою пользу платежа пени, являющейся остатком того времени, когда все наказания носили частный характер. Размер пени или так называемого бесчестия, смотря по состоянию или званию обиженного и по особым отношениям обидчика к обиженному, не превышает 50 рублей». Дореволюционные российские правоведы, как правило, рассматри­вали в основном личную обиду как возможное основание для предъявле­ния требования о выплате денежной компенсации, понимая под обидой действие, наносящее ущерб чести и достоинству человека, и в большин­стве своем считали предъявление такого требования недопустимым. Доминирующий подход к этому вопросу выразил Г.Ф. Шершеневич: «Личное оскорбление не допускает никакой имущественной оценки, по­тому что оно причиняет нравственный, а не имущественный вред, если только оно не отражается косвенно на материальных интересах, например, на кредите оскорбленного (т. X, ч. 1, ст. 670)... Разве какой-нибудь порядочный человек позволит себе воспользоваться ст. 670 для того, чтобы ценой собственного достоинства получить мнимое возмещение? Разве закон этот не стоит препятствием на пути укрепления в каждом чел веке уважения к личности, поддерживая в малосостоятельных лицах, н пример лакеях при ресторанах, надежду «сорвать» некоторую сумму денег за поступки богатого купчика, которые должны были бы возбудить оскорбление нравственных чувств и заставить испытать именно нравственный вред. Отмена такого закона была бы крупным шагом вперед»2. Иными словами, для российского дворянина было естественно отреагировать на оскорбление вызовом «к барьеру», чем требованием о выплате денежно компенсации, — подобный образ действий и мышления был допусти лишь для «подлого» сословия.

После революции 1917 г. менталитет российского общества существенно изменился, но это не изменило отрицательное (хотя уже и по другим основаниям) отношение к возмещению в денежной форме морального вреда. Преобладающим оказалось мнение о недопустимости такого возмещения, в связи с чем гражданское законодательство после революционной России до 1990 г. не предусматривало понятия морального вреда и, соответственно, возможности его возмещения. Судебная практика в соответствии с господствующей доктриной, отличалась стабильностью в этом вопросе, и суды неизменно отказывали в изредка предъявлявшихся исках о возмещении морального вреда в денежной форме. Сущность ука­занной теории заключалось в том, что этот институт рассматривался как классово чуждый социалистическому правосознанию3. Она была основа­на, в частности, на демагогических утверждениях о невозможности изме­рять достоинство советского человека в презренном металле. Хотя подоб­ных предложений никто и не делал, так как идея сторонников возмеще­ния морального вреда состояла не в измерении личных неимущественных прав в деньгах, а в обязании правонарушителя к совершению действий имущественного характера, направленных на сглаживание остроты пере­живаний, вызванных правонарушением. Деньги рассматривались не в ка­честве эквивалента перенесенных страданий, а в качестве источника по­ложительных эмоций, способных полностью или частично погасить не­гативные последствия, причиненные психике человека в результате нару­шения его прав.

Позитивные взгляды на эту проблему, высказываемые в основном до начала 30-х гг. (например, Брауде И., Утевский Б.), не имели воздействия на законодательство и судебную практику. После «полной победы социализма в СССР» эти дискуссии как-то сами собой прекратились, и в дальнейшем, в результате соответствующей пропаганды, в общественном правосознании представление о недопустимости оценки и возмещения морального вреда в имущественной форме укоренились настолько, что появлявшиеся в печати сообщения о случаях присуждения имущественной компенсации за причинение физических или нравственных страданий (преподносившиеся в достаточно гротескном виде) воспринимались скорее как курьезы, чуждые социалистическому правовому регулированию. Это, однако, не препятствовало использованию норм зарубежного законодательства о компенсации морального вреда при предъявлении советскими гражданами исков к иностранным юридическим и физическим лицам.


Случайные файлы

Файл
83263.rtf
94533.rtf
19671-1.rtf
71504-1.rtf
ref-20434.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.