Договор хранения (37728)

Посмотреть архив целиком

51

Введение


Одним из самых распространённых договоров в сфере услуг в настоящее время является договор хранения. Потребность в обеспечении сохранности имущества, когда сам собственник лишён возможности осуществлять присмотр за ним, достаточно давно вызвала к жизни существование особых правовых норм о хранении. За услугами этого вида обращаются в равной мере для удовлетворения как индивидуально-бытовых потребностей — от зрителя, оставляющего верхнюю одежду при посещении театра, и до пассажира, сдающего свой багаж в камеру хранения на вокзале, так и потребностей предпринимательских, тесно связанных с движением материальных ценностей в гражданском обороте. Тем и другим в конечном счёте нужно одно и то же: сберечь и сохранить принадлежащее им имущество.

Г. Ф. Шершеневич в своё время отмечал, что «хранение вещи представляет особого рода услуги, личное действие, и с этой стороны поклажа приближается к личному найму»1. В современный же период, когда появилась целая индустрия услуг по хранению, правовому регулированию возникающих при этом отношений во всём мире уделяется первостепенное значение. С принятием части второй ГК РФ правила о хранении, которые и в прежнем российском законодательстве были достаточно полновесными, стали ещё более подробными.

Глава 47 ГК РФ относится к числу тех глав Кодекса, которые обладают сложной структурой. Разбитая на три параграфа, эта глава начинается с «Общих положений о хранении», которые составляют её § 1. Вслед за ним следует § 2, целиком посвящённый хранению на товарном складе. И, наконец, § 3 содержит статьи, регулирующие ещё семь видов хранения: хранение в ломбарде, хранение ценностей в банке и особо — в индивидуальном банковском сейфе, хранение в камере хранения транспортных организаций, хранение в гардеробах организаций, хранение в гостинице, а также хранение вещей, которые являются предметом спора (секвестр).

Автор данной выпускной квалификационной работы не ставит перед собой цели очень подробно рассмотреть договор хранения во всех его правовых аспектах и во всех сферах применения в хозяйственной жизни общества, так как прекрасно отдаёт себе отчёт в том, что ограниченность объёма работы сделать это не позволит. Поэтому автор поставил перед собой следующие задачи:

1) проследить историко-правовое развитие договора хранения;

2) дать характеристику договора хранения, определив его понятие и основные черты;

3) рассмотреть порядок заключения и форму договора хранения;

4) определить содержание договора хранения и ответственность сторон;

5) отдельно рассмотреть хранение на товарном складе и специальные виды хранения.

Глава I

Историко-правовое развитие договора хранения


Хранение как особый вид услуг, нуждающихся в самостоятельной правовой защите, имеет большую историю. Причём в основе хранения лежит элементарная модель, при которой одно лицо в силу различных причин обращается к другому за оказанием определённой услуги: принять переданное на время имущество, сберечь его, а впоследствии возвратить в целости и сохранности.

М. В. Зимелева писала: «Идея сдачи вещи на хранение, т. е. временного перерыва пользования вещью или намеренного выведения её на время из хозяйственного оборота с отдачей её третьим лицам, начала применяться со времён Вавилона и Египта»1.

Самой элементарной, сложившейся исторически первой была конструкция личной бытовой услуги по хранению в Риме, где наряду с нормами юридическими большую роль играло соблюдение требований морали. И особой гарантией соблюдения хранителями соответствующих обязанностей служила угроза быть обвинёнными в бесчестии. В римском праве договор хранения нашёл себе место в группе реальных договоров, которые были направлены на передачу вещи без утраты права собственности на неё.

Предметом хранения в Древнем Риме считалась движимость. И лишь как исключение, применительно к одному из специальных видов хранения — секвестру (секвестрации), допускалась передача на хранение и недвижимости. Хранитель по общему правилу не являлся не только собственником, но и владельцем переданных ему вещей. Кроме того, возвращать поклажедателю он обязан был в виде общего правила именно ту вещь, которую получил.

В одном из первых по времени кодификации современного гражданского права — Французском гражданском кодексе 1804 г. — проблема хранения выделена в книге III «О различных способах, которыми приобретается собственность». В ней содержится титул XI, который именуется «О договоре хранения и о секвестре». В Кодексе указано, что при возникновении спора доказывание заключения не оформленного письменно договора, который превышает установленную сумму (в редакции 1980 г. — 50 франков), с помощью свидетелей не допускается. ФГК даёт также основания полагать, что договор хранения относится к реальным и двусторонним договорам.

Одним из первых французское гражданское право стало выделять складское хранение. Этот вид хранения регулировался специальными актами, которые начали появляться в стране, начиная с XVII века, в непосредственной связи с развитием предпринимательства. Движение к общей «коммерциализации» отношений по хранению нашло отражение в последующих кодификационных актах, принятых в конце XIX и первой половине XX в. в Германии, Швейцарии и Японии, а позднее — в Италии. Имеются в виду, в частности, Германское Гражданское Уложение 1896 г. и Германское Торговое Уложение 1897 г., Швейцарское обязательственное законодательство 1911 г., а также Торговый кодекс Японии 1938 г. и позднее Гражданский кодекс Италии 1942 г.

Определённое представление о договоре хранения имелось и в английском праве, особенностью которого являлось то, что им предусматривалось два разных режима хранения: раздельный и смешанный. Первый рассчитан на незаменимые товары, которые хранятся раздельно. Второй имеет в виду заменимые товары, и соответственно их партии смешиваются.

В свою очередь в новых гражданских кодексах Нидерландов, Квебека (принят в 1991 г., вступил в действие в 1994 г.) и Луизианы (последняя редакция — 1993 г.) более полно проявляется предпринимательское направление соответствующих отношений по хранению.

Что же касается нашего государства, то в Своде законов Российской империи для хранения была выделена глава пятая книги четвёртой «О сдаче и приёме на сохранение, или о поклаже». Таким образом, хранение, которому посвящалась глава «Поклажа», представляло собой одновременно передачу и приём на хранение. Неудивительно поэтому, что все статьи рассматриваемой главы сводятся к определению того, кто, кому, что и как должен делать применительно к соответствующему обязательству. А в Уложении царя Алексея Михайловича (1649 г.) в гл. 10 содержались подробные правила «Об отдаче и принятии на хранение предметов». В частности, предусматривалась возможность хранения только движимости, допускалось хранение, оформляемое устно1. Подобно другим странам, и в России существовали специальные акты, посвящённые наиболее сложному виду хранения — на товарном складе. Один из них — Положение о товарных складах от 30 мая 1888 г. Кроме того, Устав торговый (1909 г.) включал специальный раздел «О товарных складах».

Правовое регулирование хранения в послереволюционный период прошло определённые этапы в своём развитии. В первом Гражданском кодексе РСФСР 1922 г. не нашлось места хранению в числе поименованных в нём договоров. Хранение упоминалось лишь в качестве обязательства, возникающего при определённых условиях непосредственно из закона. Правда, само по себе отсутствие соответствующей нормы не исключало возможности широкого использования хранения на практике. Так, уже во время Отечественной войны 1941 — 1945 гг., когда по понятным причинам гражданам приходилось особенно часто прибегать к этому виду услуг, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда СССР указала на то, что «хотя Гражданский кодекс не предусматривает договора хранения, но этот вид договора часто встречается в быту и, как всякий другой договор, должен регулироваться статьями Общей части раздела Гражданского кодекса об обязательствах, возникающих из договора»2.

Ссылка на общие нормы ГК РСФСР, относящиеся к договорам, в редких случаях устраняла отсутствие в законодательстве необходимых решений. В этих условиях были изданы некоторые специальные акты, посвящённые главным образом таможенному хранению либо хранению на товарном складе.

Впервые же договор хранения был выделен в ГК РСФСР 1964 г. Соответствующая глава охватывала обычный для глав, посвящённых конкретному типу договоров, набор норм. Включённые в эту главу нормы содержали, помимо определённого договора, требования к его форме, устанавливали круг прав и обязанностей контрагентов, а также основания и размер их ответственности за нарушение договора.

Определение самого договора в ГК РСФСР 1964 г. соответствовало тому, которое было включено в п. 1 ст. 886 действующего ГК РФ: по договору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить имущество, переданное другой стороной, и возвратить это имущество в сохранности (ст. 422). Определение договора исходило из того, что он является реальным, однако допускалось возложение хранителем на себя обязанности принимать на хранение переданное другой стороной имущество.

Указанный договор предполагался безвозмездным, хотя не исключалось иное в законе или в договоре. ГК РСФСР 1964 г. дал возможность сделать вывод, что при возмездном хранении хранитель должен был отвечать за услугу, недостачу и повреждение имущества перед поклажедателем, если окажется, что он не принял всех мер, предусмотренных договором для сохранения имущества. При безвозмездном хранении следовало руководствоваться иным критерием — необходимостью заботиться о переданном на хранение имуществе как о своём собственном. Повышенную ответственность вплоть до действия непреодолимой силы должна была нести организация, для которой хранение представляло собой уставную деятельность. Предусматривалась ответственность руководства (директоров, управляющих) гостиниц, домов отдыха, санаториев, общежитий и т. п. за утрату или повреждение имущества граждан, находившихся в отведённых им помещениях, причём вне зависимости от того, было ли это имущество сдано на хранение организации или нет.

В рамках общего режима договора хранения ГК РСФСР 1964 г. выделял, помимо «хранения, осуществляемого организацией, для которой такая деятельность носит уставный характер, также «хранение при чрезвычайных обстоятельствах», «хранение, осуществляемое гостиницами и другими подобными организациями», а также «хранение с обезличиванием вещей».

Действующий ГК РФ, подобно его предшественнику, выделил главу «Хранение». Правила о хранении, которые и в прежнем российском законодательстве были достаточно полновесными, стали ещё более подробными и, главное, отвечающими потребностям современного экономического оборота1.

Глава II

Понятие договора хранения


Приведённое в ст. 886 действующего ГК РФ, определение договора хранения воспроизводит то, которое содержалось в ст. 422 ГК РСФСР 1964 г. Оно сводится к тому, что «по договору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем) и возвратить эту вещь в сохранности».

Договор хранения предполагает передачу имущества во владение другой стороне с его последующим возвратом.

Как правило, договор хранения — реальный, поскольку обязанность хранителя по оказанию услуг возникает с момента передачи ему имущества другой стороной (поклажедателем). Однако этот договор может быть и консенсуальным, если предусматривает обязанность хранителя принять на хранение вещь, которая будет передана ему поклажедателем в предусмотренный договором срок. При этом консенсуальные договоры можно заключить не со всеми хранителями. В частности, как следует из п. 2 ст. 886 ГК РФ, консенсуальный договор хранения может быть заключён только с профессиональным хранителем.

В отличие от ГК РСФСР 1964 г. с его презумпцией безвозмездности хранения, действующий ГК какой бы то ни было общей презумпции на этот счёт не закрепляет. И только применительно к некоторым специальным видам хранения по этому поводу содержатся определённые нормы. Так, договор складского хранения (ст. 907 ГК РФ) может быть только возмездным, тогда как хранение в гардеробах организаций предполагается безвозмездным, если вознаграждение за хранение не оговорено или иным очевидным способом не обусловлено при сдаче вещи на хранение (п. 1 ст. 924 ГК РФ). А. П. Сергеев полагает, что действующий ГК вводит общую презумпцию возмездности хранения, ссылаясь при этом на ст. ст. 896, 897 и 924 ГК1. Другие авторы, ссылаясь на отдельные статьи ГК, включая и те, которые использовал А. П. Сергеев, приходят к прямо противоположному выводу — о закреплении в ГК презумпции безвозмездности2.

Автор же данной выпускной квалификационной работы считает более правильным не вступать в споры по данному вопросу, а сделать лишь вывод, что договор хранения может быть как возмездным, так и безвозмездным.

В литературе также давно существуют разные мнения относительно того, носит ли договор хранения взаимный характер или является односторонним. Хотя договор хранения и заключается прежде всего в интересах поклажедателя, более убедительной представляется позиция, согласно которой правами и обязанностями обладают обе стороны, в том числе даже тогда, когда договор хранения является безвозмездным и реальным. Из этого следует, что договор хранения, как безвозмездный, так и возмездный, является двусторонне обязывающим соглашением.

Предметом договора хранения во всех случаях являются услуги, оказываемые хранителем по хранению имущества поклажедателя.

Объект договора хранения — вещи и ценные бумаги, причём вещи могут быть как индивидуально-определёнными, так и определяемыми родовыми признаками.

Договор хранения заключается на определённый срок или без указания срока. Как в срочном договоре хранения, так и в договоре, заключённом без указания срока, поклажедатель в любое время может истребовать свою вещь от хранителя.

На практике нормы, регулирующие понятие договора хранения, применяются при даче правовой оценки указанному договору. Примером может служить Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 16 октября 2000 г. № А79-1484/2000-СК-1331. Сельскохозяйственный производственный кооператив «Звезда» обратился в Арбитражный суд Чувашской Республики с иском о взыскании с сельскохозяйственного производственного кооператива «Тойси» долга за хранение лука. Исковые требования мотивированы ссылкой на договор хранения от 11 августа 1997 г. Ответчиком был предъявлен встречный иск о взыскании с истца излишне уплаченной суммы за хранение лука на складе истца. Решением суда иск кооператива «Звезда» удовлетворён частично, а правовых оснований для удовлетворения встречного иска суд не усмотрел, поскольку факт переплаты ответчиком за хранение лука не установлен. Апелляционная инстанция от 10 августа 2000 г. вышеуказанный судебный акт оставила без изменения, подтвердив его законность и обоснованность. Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, кооператив «Звезда» обратился в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой, в которой просил обжалуемое решение и постановление отменить в связи с неправильным применением норм материального права. Изучив материалы дела и заслушав представителей сторон, кассационная комиссия не нашла оснований для удовлетворения жалобы. Одним из оснований такого решения явилось содержание договора, заключённого сторонами 11 августа 1997 г., в соответствии с которым кооператив «Тойси» передаёт кооперативу «Звезда» на хранение лук-севок в количестве 80 тонн и вносит плату за данные услуги из расчёта 1 миллион неденоминированных рублей за 1 тонну лука, включая затраты на горюче-смазочные материалы, энергоресурсы. Обеими судебными инстанциями была дана правовая оценка указанному договору, определено, что сторонами заключён договор хранения, правовое регулирование которого предусмотрено главой 47 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Глава III

Порядок заключения и форма договора хранения


В главе 47 ГК РФ содержится определённое число норм, посвящённых как порядку заключения, так и форме рассматриваемого договора. В них конкретизируется сфера применения изданных на этот счёт общих, относящихся ко всем договорам норм либо устанавливаются изъятия из этих норм.

Как и любой другой, договор хранения совершается по согласованной воле обеих сторон. В определённых случаях на хранение распространяется режим публичных договоров. В самом ГК РФ названы публичными только три вида договоров хранения: договор складского хранения, заключённый складом общего пользования (п. 2 ст. 908 ГК); договор хранения ломбардом вещей, принадлежащих гражданам (п. 1 ст. 919 ГК) и договор хранения вещей в камерах хранения транспортных организаций общего пользования (п. 1 ст. 923 ГК). Однако такими же публичными являются и некоторые другие договоры, в которых хранителем выступает коммерческая организация, оказывающая соответствующие услуги, а принятие на хранение вещей укладывается в рамки удовлетворения личных бытовых потребностей граждан.

Подчинение режиму публичных договоров означает прежде всего обязанность для хранителя — коммерческой организации заключать договор с любым, кто обратится. Отказ от заключения договора может последовать, как вытекает из ст. 426 ГК РФ, только при отсутствии возможности предоставить требуемую услугу. Так, п. 37 Правил оказания услуг по перевозке пассажиров, а также грузов, багажа и грузобагажа для личных (бытовых) нужд на федеральном железнодорожном транспорте не допускает сдачу на хранение ручной клади, денег, облигаций, документов и других ценностей при отсутствии специализированной камеры хранения.

Во всех других, не подпадающих под этот признак случаях при уклонении хранителя от заключения договора потребитель вправе обратиться в суд с требованием о понуждении хранителя заключить договор (п. 4 ст. 445 ГК). Кроме того, исключается возможность оказывать предпочтение одному лицу перед другим в отношении отдельных условий договора (ч. 2 п. 1 ст. 426 ГК). Приведённая норма конкретизируется в специальных актах.

По вопросу о форме договора хранения ГК РФ (ст. 887) содержит прежде всего отсылку к ст. 161 ГК. Эта последняя статья действует в той части, в какой она не противоречит специальным, содержащимся в самой ст. 887 ГК, правилам. Кроме того, ст. 161 ГК может дополняться определёнными правилами. Так, с учётом того, что указанная статья для случаев заключения договора между гражданами содержит нижний предел обязательности письменной формы (сумма сделки должна превышать не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда), ст. 887 ГК раскрывает применительно к данному случаю понятие «сумма сделки». Оно выражается в стоимости передаваемой на хранение вещи. Размер причитающегося вознаграждения и даже сама обязанность его выплатить для определения обязательности письменной формы значения не имеют.

Применительно к договору хранения действует общее правило, которое связывает с нарушением правила об обязательной письменной форме невозможность в случае спора ссылаться в подтверждение сделки, а также её условий на свидетельские показания (ст. 162 ГК), сохраняя за сторонами право в подобных случаях приводить письменные и другие доказательства. Однако для спора о тождестве вещи, принятой на хранение, и той, которая возвращена хранителем, правило о допустимости, относящееся к свидетельским показаниям, не действует. Соответствующая норма (п. 3 ст. 887 ГК) допускает использование в споре по указанному факту любые доказательства, в том числе и показания свидетелей.

Составную часть особого правового режима, установленного для хранения при чрезвычайных обстоятельствах (в самом ГК РФ в виде примера обстоятельств, которые вызывают этот вид хранения, названы пожар, стихийные бедствия, внезапная болезнь, угроза нападения), представляет собой правило, в силу которого передача вещи на хранение в указанных случаях может быть доказываема свидетельскими показаниями.

Причём имеется в виду, что свидетельскими показаниями могут быть доказаны не только факт заключения такого договора, но и его условия.

К договору хранения применяется ст. 434 ГК РФ. Это значит, что заключение договора в письменной форме предполагает составление единого подписанного сторонами документа либо обмен подписанными каждой из сторон документами.

Одна из особенностей договора хранения состоит в том, что его письменная форма считается соблюдённой, если в ответ на конклюдентное действие поклажедателя, выраженное в передаче вещи, вторая сторона — хранитель удостоверит приёмку вещи определённым образом.

Таким подтверждением может служить прежде всего подписанный хранителем документ. В п. 2 ст. 887 ГК прямо названы сохранная расписка, квитанция, свидетельство или иной документ, подписанный хранителем. Однако этот перечень не ограничен. Соответственно в одном из рассмотренных Высшим Арбитражным Судом РФ дел факт передачи на хранение на платную стоянку работником Госавтоинспекции автомашины, задержанной после дорожно-транспортного происшествия, был оформлен записью в журнале. В этом деле, возникшем в связи с угоном автомашины с платной стоянки, суд признал достаточным доказательством принятия автомашины на хранение наряду с указанной записью представленный стороной пропуск на автостоянку1.

В законе, а равно в других правовых актах, может быть предусмотрен круг документов, необходимых для подтверждения имевшего места принятия вещи на хранение. А наряду с подписанным хранителем документом, который признаётся по самой своей природе достаточным подтверждением факта заключения договора хранения, та же ст. 887 называет в качестве его аналога номерной жетон (номер) или иной знак, который удостоверяет принятие вещи на хранение. Однако применительно к указанным формам подтверждения установлено, что они приобретают доказательственную силу только при условии, если такая форма подтверждения приёма вещей на хранение предусмотрена законом, иным правовым актом либо обычаем для данного вида хранения.

На практике нормы ГК РФ, закрепляющие порядок заключения и форму договора дарения, достаточно широко применяются для установления наличия договорных отношений по хранению между сторонами. Достаточно интересным примером на этот счёт является Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 21 февраля 2000 г. № 134/8. Индивидуальный предприниматель Котов А. Ю. обратился в Арбитражный суд Ивановской области с иском к акционерному обществу «Чайка» о взыскании убытков, причинённых повреждением имущества при пожаре. Исковые требования мотивированы ненадлежащим исполнением ответчиком обязательств по договору хранения автобусов, в результате чего были уничтожены два и повреждён один автобус, принадлежащие истцу. Решением суда от 19 октября 1999 г. в иске было отказано в связи с отсутствием правовых оснований и недоказанностью убытков по размеру. При этом суд руководствовался статьями 15, 886, 887 ГК РФ. В апелляционной инстанции данное решение было оставлено без изменения. Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, Котов А. Ю. обратился в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой, в которой просил обжалуемые судебные акты отменить в связи с нарушением норм процессуального и материального права.

По мнению заявителя, о сложившейся практике отношений по хранению в АО «Чайка» без заключения договора свидетельствуют следующие документы: квитанции к приходным ордерам об оплате денежных средств ответчику другими собственниками автомашин. И при отсутствии договора хранения в письменной форме фактом, подтверждающим приём транспорта на хранение, являются счёт-фактура № 34, квитанции к приходным кассовым ордерам, акт осмотра от 29 мая 1999 г. с подписью сторожа. Кассационная инстанция не нашла законных оснований для удовлетворения жалобы в силу того, что ответчиком истцу не выдавалось документов, свидетельствующих о соблюдении простой письменной формы договора хранения (ст. 887 ГК). Более того, приказом от 24 мая 1999 г. «О пропускном режиме» АО «Чайка» запретило нахождение транспорта, принадлежащего Котову А. Ю., на территории общества. Истец нарушил данное указание, в связи с чем был издан приказ о выставлении ему счёта за самовольную стоянку. Этот счёт был оплачен предпринимателем после пожара. Выставление счёта и его оплата не являются доказательствами договора хранения, ибо предшествующие отношения сторон свидетельствуют об отсутствии воли АО «Чайка» на его заключение. Кроме этого, факт запрета на охрану спорных автобусов со стороны руководителя АО «Чайка» подтверждён свидетельскими показаниями бывшего охранника общества. Денежные средства, полученные АО «Чайка» по квитанциям к приходным ордерам «за стоянку автотранспорта», по существу, являются платой за пользование территорией акционерного общества, поскольку указания в наименовании платежа об оплате за хранение не содержат.

Глава IV

Содержание договора хранения


Прежде чем начать характеристику прав и обязанностей сторон в договоре хранения, необходимо сказать, что при реальном договоре хранения права и обязанности сторон возникают лишь после передачи вещи. Иное дело — договор консенсуальный, когда отношения сторон порождаются самим соглашением между ними. В таком договоре можно чётко разделить права и обязанности, возникшие между контрагентами в связи с передачей вещи на хранение, и те, для возникновения которых необходима передача вещи. Последние совпадают с теми правами и обязанностями, которые в реальном договоре хранения связывают стороны с момента его заключения.


§ 1. Права и обязанности хранителя


Пункт 2 ст. 886 ГК, характеризуя особенности консенсуального договора, указывает на обязанность хранителя принять на хранение вещь от поклажедателя в предусмотренный договором срок. В таком договоре должен быть указан конкретный момент, например, календарная дата или наступление определённого события, в который хранитель должен быть готов к тому, чтобы оказать поклажедателю услугу по хранению. Возможно и возложение на хранителя обязанности по принятию от поклажедателя имущества на хранение в любое время в течение определённого периода. Поклажедатель вправе требовать исполнения данного обязательства в натуре, если хранитель уклоняется от исполнения рассматриваемой обязанности. Обязанность принять вещь на хранение снимается в хранителя в том случае, когда в обусловленный договором срок вещь не будет ему передана, если иное не предусмотрено договором хранения.

Ещё одной обязанностью хранителя является хранение вещи в течение обусловленного договором срока (п. 1 ст. 889 ГК). Хранитель не может безосновательно прервать договор хранения, даже если договор был заключён без указания срока или услуга по хранению оказывается бесплатно. Во всяком случае хранитель, добровольно принявший вещь на хранение, должен хранить её в течение обусловленного договором срока или обычного при данных обстоятельствах срока хранения. Потребовать от поклажедателя взять вещь досрочно хранитель вправе только в случаях, прямо указанных в законе или договоре. Такое право у хранителя возникает, в частности, если сданные на хранение вещи, несмотря на соблюдение условий их хранения, стали опасными для окружающих либо для имущества хранителя или третьих лиц (п. 2 ст. 894 ГК). Если поклажедатель не выполняет данного требования, эти вещи могут быть обезврежены или уничтожены хранителем без возмещения поклажедателю убытков.

Обязанность хранителя обеспечивать сохранность принятой на хранение вещи (ст. 891 ГК) является основной. Хранитель должен принять необходимые меры для того, чтобы предотвратить похищение имущества, его порчу, повреждение или уничтожение третьим лицом. Объём и характер этих мер зависят от целого ряда факторов, в частности от вида принятого на хранение имущества, конкретной цели договора хранения, его возмездности, от того, является ли хранение профессиональным, и т. д.

Хранитель должен также воздерживаться от пользования вещью без согласия поклажедателя (ст. 892 ГК). Это связано с тем, что при пользовании вещью происходит, как правило, её износ, что расходится с целями договора хранения. Поэтому хранитель не только сам не должен пользоваться имуществом поклажедателя, но и обязан исключить предоставление такой возможности третьим лицам. Однако, пользование вещью вполне допустимо, если согласие на то даёт поклажедатель и если это необходимо для обеспечения сохранности вещи и не противоречит договору хранения. Например, при передаче на хранение безнадзорных животных хранитель в силу ст. 230 ГК РФ приобретает право на пользование ими, так как в противном случае не была бы обеспечена их сохранность.

По сравнению с большинством других гражданско-правовых обязательств а договоре хранения присутствует повышенная степень доверительности. С этим связано то, что хранитель должен выполнить принятые им обязательства лично (ст. 895). По общему правилу и при условии, что иное прямо не предусмотрено в договоре, хранитель не вправе без согласия поклажедателя передавать вещь на хранение третьим лицам. Исключение составляет случай, когда хранитель вынужден к этому силою обстоятельств, например, при своей внезапной болезни или иной невозможности исполнять обязанности по хранению, при отсутствии у хранителя возможности получить на это согласие поклажедателя. Хранитель в любом случае обязан незамедлительно уведомить поклажедателя о передаче вещи на хранение третьему лицу. Однако, такое уведомление не означает замены стороны в обязательстве хранения, поскольку для этого необходимо получить специальное согласие поклажедателя. При передаче вещи на хранение третьему лицу условия договора между поклажедателем и первоначальным хранителем сохраняют силу и последний отвечает за действия третьего лица, которому он передал вещь на хранение, как за свои собственные.

Обязанностью хранителя, наконец, является и возврат поклажедателю или лицу, указанному им в качестве получателя, той самой вещи, которая была передана на хранение, если только договором не предусмотрено хранение с обезличением (ст. 900 ГК). Что касается состояния возвращаемой вещи, то оно должно быть таким же, в каком она была принята на хранение, с учётом её естественного ухудшения, естественной убыли или иного изменения вследствие её естественных свойств. Возврату подлежит не только сама вещь, но также плоды и доходы, полученные за время её хранения. Последнее правило является диспозитивным, в связи с чем договором может предусматриваться оставление плодов и доходов у хранителя.

Следует указать, что перечень рассмотренных выше обязанностей хранителя не исчерпывающий. Конкретными договорами хранения, а в некоторых случаях и законом могут устанавливаться и иные обязательства хранителя, например, по страхованию принятого на хранение имущества.

§ 2. Права и обязанности поклажедателя


В обязанности поклажедателя, прежде всего, входит то, что, сдавая вещь на хранение, он должен предупредить хранителя о свойствах имущества и особенностях его хранения. Такого рода общая обязанность законом прямо не предусмотрена, однако её существование вытекает из её смысла и подтверждается целым рядом конкретных правил. Особые правила установлены на случай сдачи на хранение легковоспламеняющихся, взрывоопасных и вообще опасных по своей природе вещей (ст. 894 ГК). При невыполнении поклажедателем обязанности по предупреждению хранителя об опасных свойствах этих вещей хранитель в любое время может их обезвредить или уничтожить без возмещения поклажедателю убытков. При этом профессиональный хранитель может сделать это лишь в случае, когда такие вещи сданы на хранение под неправильным наименованием и хранитель при их принятии не мог путём наружного осмотра удостовериться в их опасных свойствах.

Обязанностью поклажедателя является выплата хранителю вознаграждения за хранение вещи, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из обстоятельств дела (ст. 896 ГК). По этому поводу в своё время интересный пример из судебной практики привёл Э. Лаасик1. Речь шла о случае, когда собственник, знавший, у кого именно хранится без его ведома принадлежащая ему вещь, уклонился от её получения, притом, как можно судить из фабулы дела, именно по той причине, что не хотел платить предусмотренное в договоре хранения вознаграждение. Думается, что в виде общего правила собственник вправе был истребовать свою вещь и без вознаграждения.

В соответствии со ст. 896 ГК РФ вознаграждение за хранение должно быть уплачено хранителю по окончании хранения, а если оплата предусмотрена по периодам, она должна выплачиваться соответствующими частями по истечении каждого периода. В том случае, когда хранение прекращается до истечения обусловленного срока по обстоятельствам, за которые хранитель не отвечает, например, по желанию поклажедателя, хранитель имеет право на соразмерную часть вознаграждения. Если же это произошло в связи со сдачей на хранение вещей, обладающих опасными свойствами, о чём поклажедатель умолчал (п. 1 ст. 894 ГК), хранитель сохраняет право на весь объём обусловленного договором вознаграждения. И, напротив, при досрочном прекращении договора по обстоятельствам, за которые хранитель отвечает, он не только не вправе требовать от поклажедателя вознаграждения за оставшийся срок, но и должен возвратить последнему уже полученные от него суммы.

Допускается досрочное прерывание хранителем договора, предусматривающего оплату хранения по периодам, если поклажедателем допущена просрочка уплаты вознаграждения за хранение более чем за половину периода, за который оно должно быть уплачено. В этом случае хранитель вправе потребовать от поклажедателя немедленно забрать сданную на хранение вещь, а поклажедатель должен это сделать (п. 2 ст. 896 ГК).

Поклажедатель обязан возместить расходы на хранение вещи (ст. 897 — 898 ГК). Законом расходы на хранение подразделяются на обычные, т. е. такие расходы, которые необходимы для обеспечения сохранности вещи в нормальных условиях гражданского оборота, и чрезвычайные, т. е. такие расходы, которые вызваны какими-либо особыми обстоятельствами и которые стороны не могли предвидеть при заключении договора хранения.

Расходы обычные должны быть возмещены хранителю во всех случаях, если только иное не предусмотрено законом или договором.

Для возложения на поклажедателя чрезвычайных расходов на хранение необходимо получить его согласие. Для этого хранитель обязан запросить мнение поклажедателя. Если последний не сообщит о своём несогласии в срок, указанный хранителем, или в течение нормально необходимого для ответа времени, считается, что он согласен на чрезвычайные расходы. Налицо, таким образом, исключение из общего правил о том, что молчание рассматривается как отказ лица от совершения сделки (п. 3 ст. 158 ГК).

По собственной инициативе хранитель также может произвести чрезвычайные расходы на хранение, хотя по обстоятельствам дела и можно было запросить согласие поклажедателя. В этом случае он рискует не получить от поклажедателя их полного возмещения, если последний впоследствии их не одобрит. Однако закон гарантирует ему возмещение чрезвычайных расходов на хранение в пределах ущерба, который мог быть причинён вещи, если бы эти расходы не были произведены. Бремя доказывания как необходимости чрезвычайных расходов, так и их размера возлагается на самого хранителя.

В качестве примера обязанности поклажедателя возместить понесённые хранителем необходимые расходы на сохранение вещи можно сослаться на дело по иску частного предприятия «Реконструктор» к Управлению внутренних дел города Воркуты о возмещении убытков, возникших в связи с хранением автотранспортных средств, задержанных работниками Госавтоинспекции или доставленных после дорожно-транспортных происшествий. Истцом как раз и являлся тот, кому принадлежала частная платная стоянка. Предметом иска служили суммы, составляющие стоимость хранения по установленным тарифам. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ признал такие требования завышенными, обратив внимание на то, что в данном случае речь идёт о безвозмездном хранении, а потому в силу п. 2 ст. 897 ГК обязанность поклажедателя ограничивается возмещением хранителю необходимых расходов, если иное не предусмотрено законом или договором1.

На поклажедателя возлагается обязанность своевременно взять свою вещь обратно. При этом по общему правилу — немедленно после истечения срока, указанного в договоре, или (в случаях, когда это предусмотрено п. 3 ст. 889 ГК) в срок, установленный поклажедателем. При нарушении такой, как и любой другой, договорной обязанности потерпевшая сторона (в данном случае — хранитель) вправе требовать возмещения причинённых по этой причине убытков. Примером может служить просрочка исполнения указанной обязанности поклажедателем, повлекшая за собой для хранителя невозможность заключить договор с другим поклажедателем на более выгодных для него условиях либо необходимость нести ответственность перед другими поклажедателями, которым пришлось отказать в приёме на хранение принадлежащих им вещей.

В случае, когда поклажедатель явно не исполняет свою обязанность взять вещь обратно, в том числе уклоняется от получения вещи, хранитель после обязательного письменного предупреждения поклажедателя вправе продать вещь по цене, которая сложилась в месте хранения. Для защиты интересов поклажедателя предусмотрено, что если речь идёт о дорогой вещи (имеется в виду её стоимость свыше 100 минимальных размеров оплаты труда), продажа должна быть произведена с аукциона. Порядок его проведения регулируется соответствующими общими нормами (ст. 447 — 449 ГК). Сумма, которую удалось выручить от продажи вещи, должна быть передана поклажедателю. При этом за хранителем признаётся право удержать свои расходы по продаже вещи из переданной хранителю суммы.

Глава V

Ответственность по договору хранения


§ 1. Ответственность хранителя


И хранитель, и поклажедатель несут гражданско-правовую ответственность за нарушение своих обязанностей по договору. В основном законом определены основания, условия и размер этой ответственности, но стороны могут уточнять и изменять отдельные положения в договоре и вводить дополнительную ответственность за нарушение некоторых обязанностей.

Общими нормами обязательственного права ГК РФ определяются последствия нарушения обязанности хранителя принять вещь, если договор хранения носит консенсуальный характер. Из этого, в частности, вытекает, что хранитель должен возместить поклажедателю убытки, причинённые отказом принять вещь на хранение, если иное не предусмотрено законом или договором. Ответственность, о которой идёт речь, наступает для него как для лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, независимо от вины. Границей такой ответственности служит действие непреодолимой силы, а равно вина самого поклажедателя (например, если передан товар, требующий особых мер хранения, что в договоре не было предусмотрено). В оправдание своего отказа от принятия имущества на хранение хранитель может ссылаться не допущенную поклажедателем просрочку в сдаче его на хранение (п. 2 ст. 888 ГК), на наличие у вещей опасных свойств, создающих угрозу для имущества других поклажедателей или самого хранителя (ст. 894, 903 ГК), а также на другие обстоятельства.

Ответственность хранителя за утрату, недостачу или повреждение принятых на хранение вещей является наиболее важной. Она наступает в соответствии с общими основаниями ответственности должника. Содержащаяся в п. 1 ст. 901 ГК отсылка по этим вопросам к ст. 401 ГК означает, что хранитель в виде общего правила несёт ответственность в подобных случаях лишь при наличии своей вины, определяя которую следует учитывать, принял ли он при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Отсылка к ст. 401 ГК РФ означает и то, что применительно к хранителю в определённых случаях может действовать правило о повышенной ответственности, т. е. ответственности независимо от вины должника при профессиональном хранении. Так, общество с ограниченной ответственностью «Металлургическое производственно-торговое объединение» обратилось с иском к акционерному обществу открытого типа «Южно-Уральский трест транспортного строительства» о взыскании ущерба, причинённого утратой хранившегося у ответчика металла. Выяснилось, что в соответствии с заключённым между сторонами договором трест обязался принимать и хранить на своей базе поступающие кон­трагенту — объединению грузы, производить погрузочно-разгру­зочные работы, а объединение — оплачивать оказанные услуги. Трест принял определённое количество металла на хранение, но около половины было утрачено «в результате разбойного нападения». При этих обстоятельствах суд признал, что имеет место неисполнение хранителем обязанности в натуре, за которое должна быть применена мера ответственности в виде возмещения ущерба. Оценка действий треста на предмет установления его вины вообще не производилась1.

Хранитель несёт ответственность и за нарушение других своих обязательств, в частности, за досрочное прекращение хранения, передачу вещи третьему лицу, задержку с возвратом имущества, незаконное пользование вещью без согласия поклажедателя и т. д. Дело либо ограничивается взысканием с хранителя причинённых убытков, либо применяются те штрафные санкции, которые были предусмотрены в договоре хранения самими сторонами. Примером может служить спор, возникший по поводу юридической природы той суммы, которую хранитель обязан в соответствующих случаях уплатить поклажедателю за неправомерное пользование переданной на хранение вещью. Так, акционерное общество заключило с меланжевым комбинатом договор по поводу оказания услуг, выражавшихся в принятии на ответственное хранение полученной продукции и её отгрузки. Договором было предусмотрено, что комбинат не вправе по своему усмотрению использовать переданную ему на хранение продукцию (ткань). При неисполнении этого условия он обязан был выплатить акционерному обществу двукратную стоимость использованной ткани. Комбинат нарушил данную обязанность, и тогда возник вопрос о том, что имели в виду стороны под «двукратной стоимостью». Необходимость дать на него ответ была связана с тем, что акционерное общество рассматривало указанную двойную стоимость как цену использованной комбинатом продукции. А если это так, то проценты за пользование чужими средствами (ст. 395 ГК) должны были исчисляться применительно к сумме, составляющей эту двукратную стоимость. Однако Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ с таким пониманием соответствующего условия договора не согласился. Он указал на то, что «двукратная стоимость» — это обычная неустойка, право на взыскание которой возникло в связи с допущенным комбинатом нарушением договора. А из этого следует, что базой для применения процентов по ст. 395 ГК должна быть именно однократная стоимость тканей1.

§ 2. Ответственность поклажедателя


Поклажедатель, не сдавший вещь на хранение в предусмотренный консенсуальным договором срок, несёт перед хранителем ответственность за убытки, причинённые в связи с несостоявшимся хранением, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 1 ст. 888 ГК). Для того чтобы быть освобождённым от этой ответственности, поклажедатель должен заявить об отказе от услуг хранителя в разумный срок.

Далее, поклажедатель отвечает перед хранителем за своевременность уплаты вознаграждения за хранение и за возмещение расходов на хранение. Поклажедатель должен уплатить хранителю проценты, начисляемые на сумму задолженности, размер которых определяется на основании ст. 395 ГК, если в договоре не предусмотрены специальные штрафные санкции за нарушение обязательств.

Поклажедатель обязан также возместить хранителю убытки, причинённые свойствами сданной на хранение вещи, если хранитель, принимая вещь на хранение, не знал и не должен был знать об этих свойствах (ст. 903 ГК). По смыслу закона ответственность должен нести лишь виновный поклажедатель, который не сообщил хранителю об опасных или вредных свойствах своего имущества, хотя он сам о них знал или обязан был знать. Естественно, что к профессиональному хранителю предъявляются более высокие требования.

Глава VI

Хранение на товарном складе


Договор складского хранения является одной из разновидностей договора хранения и на него распространяется большинство рассмотренных выше общих положений о хранении. Действующий Кодекс не только указал на существование хранения на товарном складе, но и посвятил этому виду хранения специальный параграф соответствующей главы.

Пункт 1 ст. 907 ГК определяет рассматриваемый договор как такой, по которому товарный склад (хранитель) обязуется за вознаграждение хранить товары, переданные ему товаровладель­цем (поклажедателем), и возвратить эти товары в сохранности. Приведённое правило позволяет выделить три непременных признака данного вида договора хранения.

Первый — особый предмет, которым служат «товары». Это даёт возможность использовать в соответствующем качестве вещи как индивидуально определённые, так и родовые, а значит, распространить на соответствующие отношения в зависимости от обстоятельств режим обычного и более свойственного складу иррегулярного хранения.

Второй — особый субъектный состав. Выступать в роли хранителя в рассматриваемом договоре могут наряду с коммерческими также и некоммерческие организации. Последние — при условии, если их деятельность по хранению служит достижению целей, ради которых они созданы, и им соответствует. Контрагентами товарного склада могут быть лишь те, для кого передаваемые на хранение вещи являются товаром, то есть такими вещами, продажу которых поклажедатели могут осуществлять в рамках своей предпринимательской деятельности.

Третий признак договора складского хранения выражается в том, что соответствующие услуги оказываются товарным складом за вознаграждение. Отношения по безвозмездному хранению, даже товара, когда соответствующие услуги предоставляются товарным складом, находятся вне пределов регулирования § 2 гл. 47 ГК РФ.

Разновидность товарного склада составляет склад общего пользования, основным признаком которого является то, что законом, иным правовым актом и разрешением (лицензией) на такой склад (коммерческую организацию) возложена обязанность принимать товары на хранение от любого товаровладельца (п. 1 ст. 908 ГК РФ). Используемые таким образом договоры признаются публичными, т. е. заключаются на равных условиях со всеми желающими в обязательном для склада порядке (ст. 426 ГК РФ). Наряду со складами общего пользования услуги по складскому хранению товаров могут оказывать ведомственные склады. Они ориентированы на обслуживание предприятий и организаций, входящих в систему ведомства, но при наличии свободных мощностей могут принимать на хранение товары и от посторонних организаций.

Как правило, при приёме товаров на хранение товарный склад обязан за свой счёт произвести осмотр товаров и определить их количество и внешнее состояние. Полученные данные фиксируются в складских документах.

Склад наделяется правом самостоятельно изменять условия хранения товаров, если это требуется для обеспечения их сохранности. О принятых мерах он обязан уведомить товаровладельца. При обнаружении во время хранения повреждений товара, выходящих за пределы согласованных в договоре или обычных норм естественной порчи, товарный склад обязан немедленно составить об этом акт и в тот же день известить товаровладельца (п. 2 ст. 910 ГК РФ).

Особенностью договора складского хранения является и то, что он заключается путём составления и выдачи товаровладельцу специального складского документа. При этом письменная форма договора считается соблюдённой, если заключение договора и принятие товара на склад удостоверены складским документом. В соответствии с п. 1 ст. 912 ГК РФ товарный склад выдаёт в подтверждение принятия товара на хранение один из следующих складских документов: двойное складское свидетельство; простое складское свидетельство; складскую квитанцию.

Различие между складскими свидетельствами, как простыми, так и двойными, с одной стороны, и складской квитанцией — с другой, заключается в том, что первые являются оборотоспособными ценными бумагами, тогда как складская квитанция не является ни ценной бумагой, ни товарораспорядительным документом и соответственно не может передаваться третьим лицам.

При заключении консенсуального договора хранения сторонами может быть заключён традиционный по форме договор хранения, в котором не только закрепляется обязанность склада принять товар на хранение в обусловленный сторонами срок, но и детально определяются режим хранения, условия возмещения чрезвычайных расходов на хранение, дополнительные услуги склада и т. п.

Глава VII

Специальные виды хранения


В § 3 гл. 47 ГК РФ выделены шесть специальных видов хранения. Если даже прибавить к ним и седьмой, которому посвящён § 2 указанной главы, этим отнюдь не исчерпывается набор договоров, которые можно по таким же основаниям считать специальными видами договора хранения1. Остановившись именно на тех, которым посвящены §§ 2 и 3, законодатель, очевидно, учитывал распространённость соответствующих видов хранения, а также их несомненное разнообразие.


§ 1. Хранение в ломбарде


Отношения по хранению в ломбарде связаны обычно с основой его деятельности — выдачей для личного потребления кредитов. Тогда обеспечивающий кредит залог принимает форму заклада.

Обязанности ломбарда по хранению заложенных вещей оказываются непосредственно связанными с его же положением залогодателя. По этой причине хранение предметов залога, обеспечивающих выданный ломбардом кредит, регулируется ст. 358 ГК. И тогда ст. 919 и 920 ГК могут применяться лишь в порядке аналогии закона. Если речь идёт о хранении как о самостоятельной услуге, то в связи с отсутствием в ст. 919 и 920 ГК специальных на этот счёт норм применению будет подлежать содержащая общие положения ст. 901 ГК. Из неё следует, что ломбард как профессиональный хранитель отвечает за утрату, недостачу и повреждение вещей, кроме случаев, когда ему удастся доказать, что это произошло вследствие одного из трёх обстоятельств:

1) в результате непреодолимой силы;

2) свойств вещи, о которых хранитель, принимая её на хранение, не знал и не должен был знать;

3) либо умысла или грубой неосторожности поклажедателя.

Иное дело при принятии вещи в залог. Тогда для освобождения себя от ответственности за утрату, недостачу и повреждение вещи ломбарду придётся доказать, что это произошло вследствие непреодолимой силы (п. 4 ст. 358 ГК). Таким образом, можно сделать вывод, что законодатель счёл возможным перенести на ломбард с учётом особого интереса его к кредитной сделке (имеются в виду проценты, выплачиваемые за выданную ссуду) риск случайной гибели вещи до пределов непреодолимой силы.

Особенности правового режима, установленного для хранения в ломбарде, сводятся в основном к следующему.

1. Деятельность ломбарда, а значит и осуществление им хранения предполагают непременно лицензирование1.

2. Заключённый ломбардом договор хранения вещей, принадлежащих гражданам, является публичным, поэтому на него распространяется правовой режим, установленный ст. 426 ГК.

3. Существует специальная письменная форма удостоверения договора хранения — именная сохранная квитанция, выдаваемая поклажедателю ломбардом. При этом поклажедатель не лишён права доказывать наличие между сторонами отношений по хранению, даже и не имея квитанции, с тем, однако, что в подтверждение соответствующего факта могут быть приведены только письменные доказательства.

4. Стороны по соглашению между собой производят оценку сдаваемых на хранение вещей. Особо предусмотрено, что такая оценка должна быть произведена в соответствии с ценами на вещи такого рода и качества, которые обычно устанавливаются в торговле в момент и в месте их принятия на хранение.

Приведённые нормы являются императивными. По этой причине, на возникающий на практике вопрос о том, может ли ломбард при приёме имущества под залог (на хранение) оценивать его не в полную стоимость (как для целей страхования), а по скупочной цене, был дан отрицательный ответ. Соответственно обращалось внимание на то, что при возникновении спора между сторонами суд должен исходить из полной цены вещи, исчисленной по правилам, которые содержатся в п. 3 ст. 919 ГК1.

5. На ломбард возлагается обязанность страховать в пользу поклажедателя за свой счёт принятые им на хранение вещи в полной сумме, исходя из оценки, произведённой в соответствии с предусмотренным выше порядком.

6. При нарушении поклажедателем обязанности потребовать вещь обратно в согласованный срок ломбард должен хранить вещь ещё в течение двух месяцев. В продолжение всего этого времени сохраняется и встречная обязанность поклажедателя — платить предусмотренное договором вознаграждение. И только после завершения указанного предельного срока вещь может быть продана ломбардом в установленном порядке. Поскольку продажа в указанный двухмесячный срок — лишь право ломбарда, вещь может находиться у него на хранении неограниченное время, и на протяжении всего этого времени сохраняется обязанность ломбарда хранить вещь, а поклажедателя — платить установленное вознаграждение.

7. Из суммы, которую удастся выручить при продаже в установленном порядке невостребованной вещи, ломбард вправе удержать причитающееся ему вознаграждение за хранение и другие платежи (например, за дополнительные оказанные поклажедателю услуги).

Ко всему, о чём шла речь, можно добавить и то, что, хотя договор хранения является публичным, что обязывает ломбард заключать его с каждым (ст. 426 ГК), деятельность конкретного ломбарда ограничена территорией, определённой в его лицензии, выданной соответствующим органом субъекта РФ. Осуществление деятельности на территории другого субъекта РФ требует регистрации лицензии в органе лицензирования на территории данного субъекта.

Деятельность ломбарда возмездна.

§ 2. Хранение ценностей в банке


Статьи 921 и 922 ГК РФ различают договоры хранения с условием помещения ценностей в сейф (или, что то же самое, — в ячейку сейфа, в изолированное помещение) и без такого условия.

Договор с банком без указанного условия отвечает всем признакам обычного договора хранения. Соответственно к нему применяются общие положения о хранении. Единственная специальная на этот счёт норма ГК содержится в п. 2 ст. 921 ГК и относится к форме договора. Имеется в виду, что подтверждением указанного договора служит именной сохранный документ, который не обладает свойствами ценной бумаги. Этот документ представляет собой долговой документ. А потому банк обязан выдать находящиеся у него на хранении ценности в обмен на сохранный документ.

Банки, выступающие в роли хранителей, представляют собой ор­ганизации, имеющие лицензии как на осуществление банковской деятельности вообще, так и на хранение принимаемых от клиентов ценностей.

Определённые различия существуют между хранением ценностей в индивидуальном банковском сейфе с использованием клиентом индивидуального банковского сейфа (п. 2 ст. 922 ГК РФ) и с предоставлением клиенту индивидуального банковского сейфа (п. 3 ст. 922 ГК РФ). В первом случае банк обязан осуществлять контроль за помещением ценностей в сейф и их выемкой клиентом, и это предполагает, что банку известно о составе и содержании хранимых ценностей. Во втором же случае банк предоставляет клиенту возмо­жность помещения ценностей в сейф и их изъятия из сейфа вне своего контроля и обязан обеспечить лишь контроль за доступом в помещение.

Термин «ценность» является условным, поскольку в качестве таковой может быть признана любая вещь, которую поклажедатель считает ценной (письма, документы…).

§ 3. Хранение в камерах хранения транспортных организаций


Заключённые в таких случаях договоры регулируются находящимися на различных ступенях нормами. При этом иерархия норм принимает такой вид:

1) ст. 923 ГК РФ;

2) не противоречащие ей специальные законы и в их числе соответствующие транспортные уставы и кодексы;

3) изданные на основе последних другие специальные акты;

4) общие положения гл. 47 ГК «Хранение»,

5) общие статьи ГК об обязательствах.

Хранение в камерах хранения транспортных организаций также относится к специальным видам хранения. Соответствующий договор относится к числу публичных и реальных. Он оформляется выдачей поклажедателю квитанции или номерного жетона. В случае утраты квитанции или жетона сданная в камеру хранения вещь выдаётся поклажедателю по представлении доказательств принадлежности ему этой вещи.

Камеры хранения обычно принимают вещи на хранение на определённый срок, не превышающий установленный транспортным законодательством пределов. Если вещь поклажедателем не востребована, камера хранения по истечении 30-дневного дополнительного срока может её реализовать либо самостоятельно, либо через аукционные торги (ст. 899 ГК).

Убытки, которые понёс поклажедатель вследствие утраты, недостачи или повреждения вещей, сданных в камеру хранения, подлежать возмещению хранителем. Расчёты в указанных случаях должны быть завершены в течение 24 часов с момента заявления требований о возмещении убытков. Просрочка с удовлетворением претензии поклажедателя оборачивается для камеры хранения таким негативным последствием, как уплата процентов. Объём ответственности камеры хранения ограничивается суммой оценки вещи поклажедателем при сдаче её на хранение.

§ 4. Хранение в гардеробах организаций


Определённой спецификой обладает и хранение в гардеробах организаций. Под гардеробом понимается специально оборудованное и отгороженное место для хранения верхней одежды и иных вещей посетителей и работников организаций.

Хранение в гардеробах организаций в соответствии со ст. 924 ГК РФ предполагается безвозмездным, если вознаграждение за хранение не оговорено или иным очевидным способом не обусловлено при сдаче вещи на хранение. В силу п. 2 ст. 924 ГК включённые в неё правила, имеющие в виду хранение в гардеробе организаций, распространяются и на хранение верхней одежды, головных уборов и иных подобных вещей, оставляемых без сдачи их на хранение гражданами в местах, отведённых для этих целей в организациях и средствах транспорта. Таким образом, действующий Кодекс признал ответственность хранителя не только при сдаче вещей в гардероб, но и при оставлении вещей на специально отведённом месте. Законодатель совершенно очевидно исходит из того, что отведение места для хранения вещей (заключение на этот счёт граждане могут сделать, в частности, из соответствующего письменного или устного сообщения, из поставленной в коридоре или в приёмной вешалки и т. п.) признаётся публичной офертой, а оставленные в отведённом месте вещи — акцептом.

При сдаче вещей в гардероб организации гражданину выдаётся номерок или жетон. Указанный способ подтверждения принятия вещи не всегда даёт возможность индивидуализировать поклажедателя, а также подтвердить соответствие выдаваемой вещи той, которая была в своё время передана на хранение. На этот случай распространяется общее правило, допускающее свидетельские показания при возникновении спора о тождестве вещи, принятой на хранение и возвращённой хранителем1.

Хранитель обязан проявлять должную заботливость о сохранённой вещи, в частности принимать меры предосторожности, предусмотренные пп. 1 — 2 ст. 891 ГК. Ответственность хранителя определяется общими положениями о хранении. На этот счёт достаточно интересный пример можно привести из практики мирового судьи Елецкого городского судебного участка № 3 Липецкой области. 13 февраля 2002 г. в открытом судебном заседании было рассмотрено дело по иску Климовой Екатерины Олеговны к Елецкому государственному университету имени И. А. Бунина о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда. Истица мотивировала своё заявление тем, что 23 апреля 2001 г. сдала на хранение в гардероб экономического факультета ЕГУ им. И. А. Бунина куртку, получив жетон. После окончания занятий гардеробщица отказала ей в выдаче куртки, пояснив, что она пропала. В куртке находились ключи от квартиры, в результате чего пришлось поменять замок от входной двери.

Представитель ответчика Семёнов И. А. признал исковые требования в части взыскания суммы материального ущерба.

Выслушав объяснения сторон и исследовав материалы гражданского дела, мировой судья счёл иск подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

По смыслу ст. ст. 15, 393, 902, 924 ГК РФ хранение в гардеробах организаций предполагается безвозмездным и в случае недостачи вещей убытки возмещаются в размере стоимости недостающих вещей. Возмещаются также расходы, которые лицо произвело вследствие утраты его имущества1.

При характеристике хранения в гардеробах организаций также следует отметить, что при решении вопроса о возложении на хранителя ответственности за утрату, недостачу или повреждение вещи — то обстоятельство, что хранителю не выплачивается вознаграждение (при безвозмездном договоре), его ответственности не сужает.

В заключение следует отметить, что выделение без каких-либо оговорок рассматриваемого договора в ГК служит, помимо других, ещё одним аргументом против выдвинутой в своё время идеи распространить на отношение к хранению личных вещей в тех случаях, когда они передаются организации, в которой потерпевший работает и в связи с его работой, нормы трудового, а не гражданского права. Думается, что для этого нет ни теоретических, ни практических оснований. Помимо прочего, реализация приведённого положения сузила бы основания для возмещения убытков, которые работник понёс вследствие утраты или повреждения своих вещей. А это само по себе может служить достаточным основанием для оспаривания подобного предложения, означающего переложение на работника часть риска, связанного с передачей принадлежащих ему личных вещей на хранение или под охрану своей организации.

§ 5. Хранение в гостинице


В соответствии с п. 1 ст. 925 ГК РФ гостиницы и им подобные организации (мотели, дома отдыха, пансионаты, санатории, бани и т. п.) отвечают перед постояльцами за утрату, недостачу или повреждение их вещей, внесённых в гостиницу, за исключением денег, валютных ценностей, ценных бумаг и других драгоценных вещей.

Внесённой в гостиницу считается вещь, вверенная работникам гостиницы, либо вещь, помещённая в гостиничном номере или ином предназначенном для этого месте. Примерами могут служить багаж постояльца, переданный носильщику; личные вещи постояльца, помещённые в гостиничном номере; машина постояльца, находящаяся в гараже гостиницы.

За утрату денег, иных валютных ценностей, ценных бумаг или других драгоценных вещей постояльца гостиница отвечает при условии, если они были приняты гостиницей на хранение либо были помещены постояльцем в предоставленный ему гостиницей индивидуальный сейф, независимо от того, находится этот сейф в его номере или в ином помещении гостиницы. Гостиница освобождается от ответственности за несохранность содержимого такого сейфа, если докажет, что по условиям хранения доступ кого-либо к сейфу без ведома постояльца был невозможен либо стал возможным вследствие непреодолимой силы (п. 2 ст. 925 ГК).

Постоялец, обнаруживший утрату, недостачу или повреждение своих вещей, обязан немедленно заявить об этом администрации гостиницы. В противном случае гостиница освобождается от ответственности за несохранность вещей.

На практике встречаются случаи, что в указанных заведениях выставляются таблички о том, что за сохранность вещей администрация не отвечает. В данном случае следует руководствоваться п. 4 ст. 925 ГК РФ, в соответствии с которым сделанное гостиницей объявление о том, что она не принимает на себя ответственности за несохранность вещей постояльцев, не освобождает её от ответственности.

Основания ответственности определяются общими положениями об ответственности лиц при осуществлении предпринимательской деятельности (ст. 401 ГК) и об ответственности должника за своих работников и за действия третьих лиц (ст. 402, 403 ГК).

§ 6. Хранение вещей, являющихся предметом спора (секвестр)


Секвестр как способ и вид хранения был выделен ещё в Древнем Риме. В титуле III книги шестидесятой Дигест, посвящённой хранению, содержится ряд фрагментов, относящихся к секвестру. В конечном счёте смысл секвестра усматривается в том, что лица, между которыми возник спор, на время его разрешения (судом либо возможным впоследствии соглашением, которого стороны достигли), передавали спорную вещь третьему лицу — секвестратору, а последний должен был её впоследствии вернуть тому, кто будет признан победителем в споре. Одна из особенностей хранения, осуществляемого при секвестре, состояла в том, что поскольку неизвестно было, кому же принадлежит (будет принадлежать) спорная вещь, секвестратор, в отличие от обычного хранения, который обладал только правом держания, признавался её владельцем. С этим, как подчёркивал Флорентин, было связано то, что время, в течение которого вещь находилась на хранении у секвестратора, не шло в зачёт срока, необходимого для признания права собственности по давности владения1.

Секвестр был в послереволюционное время впервые урегулирован действующим Кодексом. Соответственно в ст. 926 ГК выделены два вида секвестров. Речь идёт о секвестре договорном и секвестре судебном. Смысл договорного секвестра раскрывается в п. 1 ст. 926 ГК. Подобно тому, что имело место в Риме, двое или несколько лиц, между которыми возник спор о праве на вещь, передают её третьему лицу, принимающему на себя обязательство по разрешению спора возвратить вещь тому лицу, которому она будет присуждена по решению суда либо по соглашению всех спорящих сторон.

Наряду с договорным секвестром, при котором вещь передаётся третьему лицу по согласованной воле спорящих лиц, существует и судебный секвестр, т. е. такой, который устанавливается во исполнение судебного решения. Хранитель в последнем случае либо назначается самим судом, либо суд предоставляет сторонам возможность согласовать, кто будет исполнять соответствующую функцию, т. е. с кем будет заключён такой договор.

Хранение в порядке секвестра обладает тремя особенностями. Первая относится к его предмету. Как уже отмечалось, им могут быть не только движимые, но и недвижимые вещи. Вторая выражается в презумпции права третьего лица на получение от сторон в договоре (при судебном решении — от сторон в споре) определённого вознаграждения. Вместе с тем спорящие стороны или суд вправе установить в договоре (суд в своём решении) иное, т. е. безвозмездность хранения.

Следует учесть и третью особенность секвестра, закреплённую в п. 2 ст. 926 ГК: независимо от того, идёт ли речь о договорном или судебном секвестре, если иное не предусмотрено законом, согласие на хранение должен дать хранитель.

Под признаки судебного секвестра подходит арест имущества должника с передачей его на хранение третьему лицу. Порядок и условия хранения арестованного и изъятого имуществ определяются Правительством РФ1.

В указанных случаях подлежит выплате вознаграждение хранителю (если он не является членом семьи должника или работником организации-должника), возмещаются понесённые им необходимые расходы по хранению имущества за вычетом фактически полученной выгоды от использования переданного на хранение имущества, если по его свойствам такое пользование не влечёт ни уничтожения имущества, ни уменьшения его стоимости.

Заключение


Итак, нетрудно было убедиться, что хранение — один из самых распространённых видов услуг, который в конечном счёте имеет целью спасение вещи от порчи или похищения. Помимо этого, можно также отметить, что отношения по хранению являются не только самыми распространёнными, но и самыми многообразными. Достаточно указать на то, что этот договор имеет наибольшее среди других поименованных в ГК РФ типов договоров число выделенных для особого урегулирования видов. Для сравнения можно указать на то, что в главах о купле-продаже и аренде содержится только семь видов договоров, о наряде — лишь четыре, а в главе о хранении — восемь.

Нельзя не отметить и то, что договор хранения уже в римском праве оказывался весьма сложным с юридико-технической точки зрения, и это нашло своё выражение в том, что по многим вопросам между многими авторами возникали существенные разногласия. Вот только некоторые вопросы, взятые из юстиниановых Дигест. Первый: можно ли во всех случаях отказ хранителя своевременно возвратить полученную им вещь рассматривать как злой умысел (положительный ответ на этот вопрос дал Юлиан, а отрицательный — Марцелл)? Второй: что является предметом хранения при передаче вещи в запечатанном ящике: сам ящик как таковой (Требаций) или также предметы, бывшие в нём, даже если хранитель и не знал, что находится в ящике (Лабеон)? Третий: в случае, когда грабитель или вор оставили на хранении большую сумму денег, следует её выплатить тому, кто передал эту сумму на хранение, или тому, у кого украли деньги (за последний вариант выступал Трифоний, а за первый — Марцелл)?1

Весьма интересно, что разногласия по этим и другим вопросам дошли до нашего времени едва ли не во всех странах. И наша страна исключением вовсе не является, как видно из содержания данной выпускной квалификационной работы, автор которой, в свою очередь, хотел бы отметить, что наиболее спорным был и остаётся вопрос об отнесении хранения к числу одно- или двусторонних договоров.

Наконец, важно подчеркнуть, что договор хранения часто является самостоятельным. Но он может быть и составной частью иных соглашений — договоров перевозки, экспедиции, поставки и других. В таких случаях хранение — дополнительный элемент других обязательств, принятых стороной для исполнения основного обязательства, и взаимоотношения сторон по хранению регулируются нормативными актами, относящимися к основному договору.

Список использованной в работе литературы


Нормативные акты и арбитражно-судебная практика


1. Гражданский кодекс Российской Федерации. Части 1, 2 //Собрание законодательства Российской Федерации. — 1994. — № 32. — Ст. 3301; 1996. — № 5. — Ст. 410.

2. Федеральный закон «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации». Ст. 9 //Собрание законодательства Российской Федерации. — 1996. — № 5. — Ст. 411.

3. Указ Президента Российской Федерации от 3 июля 1995 г. «О мерах по формированию общероссийской телекоммуникационной системы и обеспечению прав собственников при хранении ценных бумаг и расчётов на фондовом рынке Российской Федерации» //Собрание законодательства Российской Федерации. — 1995. — № 28. — Ст. 2639.

4. Постановление Совета народных комиссаров СССР от 4 сентября 1925 г. «О документах, выдаваемых товарными складами при приёмке товаров на хранение» //СЗ РСФСР. — № 60. — Ст. 445.

5. Временные правила Наркомторга РСФСР «О порядке хранения товаров на товарных складах общего пользования» от 8 сентября 1925 г. //Торговые известия. — 1925. — № 68.

6. Инструкция Наркомторга СССР от 12 апреля 1927 г. «О порядке дачи разрешения товарным складам на выдачу свидетельств в приёмке товаров на хранение» //Советская торговля. — 1927. — № 27 — 28.

7. Положение о порядке и условиях хранения арестованного и изъятого имущества. Утверждено постановлением Правительства Российской Федерации от 7 июля 1998 г. //Собрание законодательства Российской Федерации. — 1998. — № 28. — Ст. 3362.

8. Положение о представлении Центральным депозитарием — Центральным фондом хранения и обработки информации фондового рынка документов, подтверждающих права на ценные бумаги, которые находятся на хранении, либо права, которые учитываются в национальной депозитарной системе //Собрание законодательства Российской Федерации. — 1999. — № 13. — Ст. 1597.

9. Судебная практика Верховного Суда СССР. Выпуск V. — 1943.

10. Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР. 1944. — М.: Юриздат, 1947. — С. 227.

11. Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. — 1997. — № 5. — С. 66 — 67.

12. Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. — 1998. — № 6. — С. 44.

13. Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. — 1998. — № 11. — С. 152.

14. Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. — 1999. — № 1. — С. 22 — 23.

15. Решение мирового судьи Елецкого городского судебного участка № 3 Липецкой области от 13 февраля 2002 г. //Архив Мирового суда г. Ельца. — Дело № 2-236 2002 г.


Научная и учебная литература


1. Комментарий к ГК РФ ч. II /Под ред. О. Н. Садикова. — 3-е изд. — М., 1999.

2. Антонов Л. Основные вопросы обязательства хранения в судебной практике по делам, связанным с охраной социалистической собственности //Социалистическая законность. — 1972. — № 6. — С. 43.

3. Агарков М. М. Обязательство хранения по советскому гражданскому праву. — М.: Юриздат, 1940. — С. 67.

4. Барон Ю. Система римского гражданского права. Выпуск 3. Книга IV //Обязательственное право. — СПб., 1910. — С. 169.

5. Брагинский М. И. Деятельность ломбардов по Гражданскому кодексу //Право и экономика. — 1998. — № 1. — С. 126.

6. Годэмэ Евгений. Общая теория обязательств. — М.: Юриздат, 1948. — С. 73.

7. Дернбург Г. Пандекты. Обязательственное право. — М., 1900. — С. 296.

8. Дигесты Юстиниана /В пер. и под ред. И. С. Перетерского. — М., 1984. — С. 265.

9. Долматовский А. М. Товарные склады и их операции. — М., 1927. — С. 65.

10. Зимелева М. В. Поклажа на товарных складах. — М., 1923. — С. 53.

11. Иоффе О. С. Советское гражданское право: Курс лекций. Отдельные виды обязательств. — Л., 1961. — С. 539.

12. Кротов М. В. Обязательства по оказанию услуг в советском гражданском праве. — Л., 1990. — С. 78.

13. Лаасик Э. Советское гражданское право. Особенная часть. — Таллин, 1980. — С. 778.

14. Ландкоф С. Н. Торговые сделки. Теория и практика. — Харьков, 1928. — С. 425.

15. Марков М. Договор поклажи //Рабочий суд. — 1926. — № 9. — С. 611.

16. Мейер Д. И. Русское гражданское право. Ч. 2. — М.: Статут, 1997. — С. 345.

17. Покровский И. А. История римского гражданского права. Вып. 3. Книга IV //Обязательственное право. — СПб., 1910. — С. 169.

18. Саватье Р. Теория обязательств. — М., 1972. — С. 218.

19. Садиков О. Н. Участие кредитора в исполнении обязательства между государственными предприятиями. — М., 1953. — С. 247.

20. Стависский П. Договор хранения или трудовые отношения //Советская юстиция. — 1974. — № 18.

21. Суворова С. Договор хранения //Российская юстиция. — 1998. — № 6.

22. Тарков В. А. Советское гражданское право. Ч. 2. — Саратов, 1979. — С. 236.

23. Хотиевич А. О договоре поклажи между частными лицами или отдаче и приёме ими на сохранение движимого //Уни­верситетские известия. — 1876. — Отд. II. — № 3. — С. 395.

24. Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. — М., 1912. — С. 812.

25. Советское гражданское право /Под ред. О. А. Красавчикова. — М.: Высшая школа, 1985. — С. 430.

26. Советское гражданское право /Под ред. В. Ф. Маслова, А. А. Пушкина. — Киев: Высшая школа, 1978. — С. 547.

27. Советское гражданское право. Т. 2. — М., 1983. — С. 657.

28. Советское гражданское право. — М.: Высшая школа, 1988. — С. 748.

29. Гражданское право: Учебник /Под ред. М. М. Агаркова, Д. М. Генкина. — М., 1998. — С. 802.

30. Гражданское право: Учебник /Под ред. Ю. К. Толстого, А. П. Сергеева. — М.: Проспект, 1998. — С. 778.

1 Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. — М., 1912. — С. 623.

1 Зимелева М. В. Поклажа в товарных складах. — М., 1923. — С. 3.

1 Хотиевич А. О договоре поклажи между частными лицами или отдаче и приёме их на сохранение движимого //Университетские известия. — 1876. — Отд. II. — № 3. — С. 395.

2 Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР. 1944. — М.: Юриздат, 1948. — С. 227.

1 Гражданское право. Часть 2 /Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. — М.: Проспект, 1998. — С. 604.

1 Гражданское право. Часть 2. — М., 1997. — С. 604.

2 Суворова С. Договор хранения //Российская юстиция. — 1998. — № 6. — С. 12.

1 Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. — 1998. — № 12. — С. 49.

1 Лаасик Э. Советское гражданское право. Особенная часть. — Таллин, 1980. — С. 372.

1 Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. — 1998. — № 6. — С. 44.

1 Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. — 1999. — № 1. — С. 22 — 23.

1 Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. — 1997. — № 5. — С. 66 — 67.

1 Например, договор хранения ценных бумаг национальной депозитарной системой (см.: Указ Президента РФ от 16 сентября 1997 г. //СЗ РФ. — 1997. — № 38. — Ст. 4356).

1 См. п. 1 ст. 358 ГК и федеральный закон «О лицензировании отдельных видов деятельности».

1 Брагинский М. И. Деятельность ломбардов по Гражданскому кодексу //Право и экономика. — 1998. — № 2. — С. 126.

1 Имеется в виду п. 3 ст. 887 ГК РФ.

1 Решение мирового судьи Елецкого городского судебного участка № 3 Липецкой области от 13 февраля 2002 г. //Архив Мирового суда г. Ельца. — Дело № 2-236 2002 г.

1 Дигесты Юстиниана /В пер. и под ред. И. С. Перетёрского. — М., 1984. — С. 265.

1 Положение о порядке и условиях хранения арестованного и изъятого имущества. Утвер­ждено постановлением Правительства РФ от 7 июля 1998 г. //Собрание законодательства РФ. — 1998. — № 28. — Ст. 3362.

1 Памятники римского гражданского права: Законы XII таблиц, Институции Гая, Дигесты Юстиниана. — М.: Зеркало, 1997. — С. 411.


Случайные файлы

Файл
163692.rtf
10525.rtf
144602.rtf
ZAPISKA.DOC
113309.rtf