Гражданское, наследственное и право собственности по Судебникам 1497 и 1550 гг. Различия этих судебников в других отраслях права, кроме гражданского, наследственного и права собственности (referat)

Посмотреть архив целиком

Министерство общего и профессионального образования РФ.

Дальневосточный Государственный Университет.

Юридический институт.

Фак-т Правоведения.














Реферат: Гражданское, наследственное и право собственности по Судебникам 1497 и 1550 гг. Различия этих судебников в других отраслях права, кроме гражданского, наследственного и права собственности.



















Выполнил: Зиборов А.В. 713-гр.







Владивосток. 2000г.

Гражданское, наследственное и право собственности по Судебнику 1497 года.


Рукопись Судебника 1497 г. в единственном списке была обнаружена в 1847 г. и опубликована в 1819 г. В настоящее время эта рукопись хранится в государственном древлехранилище центрального архива древних актов.

В состав Судебника входят 4 части:

  1. Постановление о суде центральном.

  2. Постановление о суде местном (провинциальном, наместничьем).

  3. Постановления материального права.

  4. Дополнительные статьи, посвященные различным вопросам феодального права.

Помимо уголовного и уголовно-процессуального права, Судебник включал в себя целый ряд норм гражданского права, регулирующих обязательства из договоров, договоры купли-продажи, займа, найма, вопросы о злостной невыплате долга, порядок наследования, разрешение земельных споров и др.


Далее идет комментарий к статьям Судебника 1497 года, содержащим нормы гражданского, наследственного и имущественного права.


Ст. 54 Статья исходит из постановлений ПСГ (ст. ст. 40 и 41) о договорном наймите. В условиях разви­тия товарного производства, городов, когда у верхов фео­дального общества растет потребность в умелых ремеслен­никах, получает распространение договор личного найма. Составитель Судебника учитывал, что многие представители русского феодального общества предпочитали труд наемных людей труду холопов, и ввел четкую регламентацию отношений личного найма. И в этом случае Судебник ставил своей целью защиту интересов «государя».

Учитывая, что по другим постановлениям Судебника (ср. ст. 66) почти все случаи личного найма вели к холопству, следует думать, что ст. 54 предусматривает договор личного найма, совершенный в городе («по городскому ключю не холоп»).

Судебник изменяет псковскую норму. В отличие от ст. 40 ПСГ, по которой ушедший самовольно наймит все же получал причитавшуюся ему плату, Судебник устана­вливает за самовольное нарушение наймитом договора личного найма наказание: лишение заработанного возна­граждения.

Постановления Судебника о договоре личного найма являются выражением дальнейшего развития гражданско-правовых понятий в русском феодальном праве.


Ст. 55 При выработке ст. 55 составитель Судебника, несомненно, использовал текст Русской Правды (см. ст. 54 Пространной Правды), Судебная практика XV века во многих случаях пользовалась Русской Правдой, свиде­тельством чему служат многочисленные списки и даже редакции этого памятника, возникшие в исследуемое время.

Взяв за основу норму древнерусского права о порядке взысканий с должника, составитель детально разъясняет эту норму и определяет четкий порядок осуществления взысканий. С целью пресечения возможных злоупотребле­ний и охраны интересов кредитора закон обусловливает выдачу полетной грамоты расследованием, проведенным боярином. Лишь после такого расследования, в процессе которого было доказано, что несостоятельность возникла в силу не зависящих от займополучателя причин, - дьяком великого князя выдавалась полетная грамота. Полетная грамота скреплялась великокняжеской печатью. Такой по­рядок гарантировал защиту интересов, займодавцев, в пер­вую очередь купцов и духовных феодалов, являвшихся основными кредиторами. В случае возникновения несо­стоятельности по вине должника он выдавался кредитору «головою» до окончательного погашения долга.

Статья 55 может служить ярким примером творческой работы составителей Судебника над созданием новых пра­вовых норм; обусловленной экономическим развитием Руси. Рост товарно-денежных отношений требовал четкого определения прав и обязанностей купца, использующего в своих торговых оборотах не только чужие деньги, но и чужие товары. Взяв за основу ст. 54 Пространной Правды, составители в первую очередь опустили устаревшие тер­мины, как, например, «куны», упростили изложение, сде­лав его более доступным, и внесли в него значительные уточнения. Так, вместо купца, шедшего «где любо», ныне речь идет о купце, «идущем в торговлю», добавлено, что он может взять не только чужие деньги, но и чужой товар.

Характерным показателем усиления государственного аппарата является введение правила о расследовании боярином причин возникшей несостоятельности, в то время, как в древнерусском праве просто констатировалось, что виновному «...от лета платити». Этими же причинами объясняется исключение содержавшегося в Русской Правде положения: «ждуть ли ему, а своя им воля, продадять ли, а своя им воля», - и замены его категорическим предписанием: «выдати головою на продажу».

Весьма важным показателем развития русской право­вой мысли является то, что составители Судебника опу­стили имевшееся в Русской Правде религиозное обоснова­ние. несостоятельности («за не же пагуба от бога есть»)

.

Ст. 56. Статья устанавливает правило, согласно кото­рому холоп, бежавший из татарского плена становится свободным человеком. Эта статья тесно связана с потребностями развивающихся городов. Беглец из татарского плена стремился найти применение своему труду в городе. Со своей стороны Правительство поощряет тягу подобных холопов в город, обеспечивая им безопасность от притя­заний бывшего господина. Подчеркивая, что холоп, бе­жавший из татарского плена, «старому государю не хо­лоп», правительство указывало, что оно вовсе не осво­бождало холопа от пут феодальной эксплуатации. Статья отражает намерение государственной власти создать из подобных холопов резерв для пополнения контингента великокняжеских тяглых людей. В то же время признание свободным холопа, бежавшего из плена, могло рассматриваться как награда за услугу в борьбе с татарами.


Ст. 57 (ср. ст. 42 ПСГ). Статья 57 является основ­ным постановлением Судебника, характеризующим его, как крепостнический кодекс. Развитие феодального хозяйства шло путем улучше­ния сельскохозяйственной техники и усиления эксплуата­ции крестьян, населявших владение феодала. Заинтере­сованность в рабочей силе влекла за собой установление отношений зависимости непосредственного производителя - крестьянина от феодала-землевладельца. Феодалы стреми­лись всячески обезопасить себя от возможности потери рабочей силы. Существовавшее право перехода крестьян ослабляло хозяйство землевладельца.

В центре внимания господствующего класса стано­вится вопрос об установлении порядка, при котором эко­номическая власть феодалов сочеталась бы с ростом внеэконмического принуждения, санкционированного государственной властью. Государственная власть, выражая волю господствующего класса, при помощи правовых норм, изданных в целях укрепления внеэкономиче­ского принуждения, усиливает экономическую власть феодалов.

Правительство Ивана III, юридически оформляя за­крепление крестьян за землевладельцами, не создавало но­вой нормы, а обобщило уже имевшуюся на местах законо­дательную практику (ср. грамоту белозерского князя Михаила Андреевича Ферапонтову монастырю, согласно которой крестьянам разрешался переход лишь в Юрьев день; ДАЭ, т. I № 48/1).

В условиях, когда господствующий класс требовал от государственной власти обеспечения ему полной возмож­ности эксплуатации крестьян и создания уверенности в сохранении постоянного контингента рабочей силы, пра­вительство лишь искало форму, в которую можно было бы облечь это требование. Дошедшие до нас грамоты Ми­хаила Андреевича показывают, что практика обрела иско­мое. Несомненно, что было немалое количество грамот, подобных грамоте Михаила Андреевича.

Правительство Ивана III, основываясь на уже суще­ствующей практике, внесло в создаваемый общерусский кодекс норму «О христианском отказе». Статья является характерным отражением основной черты феодального об­щества, а именно неполной собственности феодала на непосредственного производителя - крестьянина.

Вводя строгие правила перехода крестьян, Судебник все же сохраняет для основной массы возможность перемены владельца. Формальное сохранение остатков кре­стьянских вольностей объясняется боязнью русского правительства потерять поддержку крестьянства в деле образования Русского централизованного государства. На практике встречались отдельные предписания великокняжеской власти, запрещающие отпуск крестьян из владений феодала («которого их крестьянина из того села и из деревень, кто к себе откажет, а их старожильца, и яз князь велики тех крестьян из присек и из деревень не велел выпущати никому»;

Жалованная грамота Троице-Сергиеву монастырю, АИ, т. I, № 59). Однако правительство еще не решалось закрепить эти отдельные пожалования в виде общей нормы.

Академик Б. Д. Греков считал, что вторая половина ст. 57 особо оговаривает положение крестьян-новопорядчиков (новопоселенцев), поскольку эта часть населения была более подвижна, и приостановить ее передвижение, закрепив за данным владельцем, было одной из целей за­кона. Устанавливая максимальный размер пожилого, Су­дебник варьирует его в зависимости от срока проживания крестьянина в данном владении. При бедности крестьян, особенно новпорядчиков, обязанность уплаты пожилого фактически ложилась на вывозящего их феодала.


Случайные файлы

Файл
55624.rtf
97871.doc
121280.rtf
116Д.doc
151161.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.