Разбой и его отличие от бандитизма (37100)

Посмотреть архив целиком

Размещено на http://www.allbest.ru/

План


Введение

1. Развитие норм об ответственности за разбой по российскому уголовному законодательству

2. Объективные и субъективные признаки разбоя

3. Отличие разбоя от бандитизма

Заключение

Список использованной литературы



Введение


Основную долю в общей криминальной обстановке в России составляют, так называемые имущественные преступления: разбои, вымогательства и грабежи. В структуре имущественных преступлений наиболее значительное место занимают разбойные нападения на граждан.

Актуальность вопросов возникающих в рассматриваемой области обусловлена тем фактом, что в последние годы данный вид преступлений приобрел окраску организованной и профессиональной направленности, отличается квалифицированным способом его совершения, включающими разнообразие действий по подготовке к нападению, непосредственному его совершению, проникновению в жилища, завладению ценностями, а также сокрытию следов преступного посягательства.

Разбой представляет угрозу и основное препятствие для нормального развития отношений собственности. Более того, в связи с тем, что изменяются формы совершения разбоя, повышается его общественная опасность. Так, за последние годы значительно увеличилось число разбоев, совершаемых в соучастии, с применением изощренного насилия, с использованием оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью, а также в целях получения имущества в крупных размерах. По мнению ученых-правоведов эффективная борьба с совершением разбоев в России в значительной степени определяется комплексным подходом к изучению данного вида преступлений и выработкой адекватных мер реагирования на него.

В данной работе рассмотрена тема, посвященная в широком смысле исследованию разбоя, как одного из наиболее опасных видов насильственного хищения, а в узком особенностям квалификации разбойных нападений, тем более что последнее на практике подчас вызывает немалые трудности.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в сфере правоприменения уголовно-правовых норм действующего законодательства предусматривающих ответственность за совершения разбоя.

Предметом исследования является уголовно-правовая характеристика и квалификация разбойных нападений в уголовном законодательстве России, а также отличие разбоя от бандитизма, в контексте проблем квалификации данных преступлений.

Изучение выбранной темы предполагает достижение следующей цели - исследовать особенности уголовной ответственности за разбой на основе квалификационных критериев с точки зрения действующего российского законодательства.

Достижение цели исследования предполагает решение следующих взаимосвязанных задач:

  • провести историко-правовой анализ развития законодательства об ответственности за разбой по российскому уголовному законодательству;

  • исследовать объект и объективные признаки разбоя;

  • рассмотреть субъект и субъективные признаки разбоя;

  • отграничить разбой от такого преступления как бандитизм.

Исследование выбранной темы осуществлялось при помощи следующих методов: диалектический метод, метод анализа и синтеза; структурно-функциональный метод; сравнительно-правовой метод; метод обобщения полу

Теоретической основой представленной работы также выступили научные работы российских авторов, посвященных изучению разбоя, как одного из видов хищения. Это такие авторы как Галиакбаров Р., Грачева Ю.В., Ермакова Л.Д., Здравомыслов В.В., Кожуханов Н.М, Кудрявцев В.Н., Лебедев А.И., Наумов А.В., Орлов В.С., Павлов В.Г., Таганцев Н.С., Токарчук Р.Е., Чучаев А.И., Рарог А.И., Михлин А.С.и др.

Нормативно-правовую базу исследования составляют уголовное законодательство дореволюционного, советского периода, а также действующее уголовное законодательство Российской Федерации и постановления Пленумов и Президиума Верховного суда РФ.



1. Развитие норм об ответственности за разбой по российскому

уголовному законодательству

разбой бандитизм насильственный хищение

Разбой на протяжении всего периода развития общества являлся одним из самых распространенных видов преступлений, которое выделялось среди других преступлений еще с древних времен. В историческом развитии учения о разбое можно выделить три периода.

1. Дореволюционный период (уголовное законодательство Древней Руси X в. - до Октябрьской социалистической революции 1917 г).

Разбой, как вид преступления, был упомянут еще в Псковской Судной грамоте (ХIV-XV вв.). Однако, по Псковской Судной грамоте разбой (как впрочем, и наход, грабеж) не относится к наиболее опасным преступлениям.

Разбой (наряду с наездом и грабежом) упоминался и в Новгородской Судной грамоте. Можно предположить, что она относила к разбою, как и Псковская Судная грамота, насильственное корыстное завладение чужим имуществом.

Разбой был известен Судебникам 1497 и 1550 г. г. О наказании за разбой говорили ст. ст.8, 39 Судебника 1497 г. и ст. ст.53, 59, 60 Судебника 1550 г. Вместе с тем, судебники не раскрывали состава этого преступления0.

Правовые меры, направленные на борьбу с разбоем, в рассматриваемый период, кроме судебников, были определены и в ряде других источников, в частности, в губных грамотах. К их числу относятся Губная Белозерская грамота (1539 г), Медынский губной наказ (1555 г), Уставная земская грамота волостей Малой Пенежки, Выйской и Суры Двинского уезда (1552 г) Хотя они в основном регламентировали порядок деятельности местных администраций по борьбе с разбоями и некоторыми другими тяжкими преступлениями, указанные документы содержали и ряд уголовно-правовых норм, регулировавших уголовную ответственность разбойников.

Для борьбы с разбоями и некоторыми другими посягательствами в масштабах страны в период царствования Ивана IV был создан специальный орган - Разбойный Приказ, который совмещал функции уголовного суда высшей инстанции и учреждения, осуществляющего розыск, дознание и следствие.

При Борисе Годунове, например, если преступник после применения к нему пыток сознавался в совершении одного разбоя, сопровождавшегося убийством или поджогом, он приговаривался к смертной казни. Этому же наказанию подлежало и лицо, признавшееся в трех разбоях, даже если они не были сопряжены с убийством или поджогом. Преступник, совершивший одно или два разбойных нападения, без указанных выше отягчающих обстоятельств, карался тюремных заключением на неопределенный срок - "до тех пор, пока не укажет государь"0.

В 1699 г. был принят документ, именовавшийся "Новоуказанные статьи о тятебных, разбойных и убийственных делах", которым были внесены определенные изменения в нормы Уложения 1649 г., в частности, касавшиеся уголовной ответственности за разбой0.

В Уложении о наказаниях уголовных и исполнительных (1845 г) было впервые сформулировано понятие разбоя, на основе которого базируется и современное понятие этого преступления0.

Уголовное уложение 1903 г. явилось последним крупнейшим систематизированным актом в области уголовно права времен Российской Империи. Введение его предполагалось произвести поэтапно по главам или даже по статьям. Процесс этот затянулся и нормы, регламентирующие ответственность за разбой, так и не вступили в силу. Империя пала и на территории России было создано Советское государство.

2. Советский период (1917 г. - конец 80-х гг.). Образование нового государства сопровождалось и созданием нового права, в том числе и уголовного.

Инструкция народным следователям по производству предварительного следствия (1920 г) определяла, что разбой - это такое хищение имущества, средством к которому служило либо совершение убийства, либо нанесение ран или других телесных истязаний, либо угроза тем или иным тяжким последствием для жизни или здоровья0.

УК РСФСР 1922 г. не воспринял конструкцию состава разбоя Уложения 1903 г.

Различались квалифицированные виды разбоя - разбой, совершенный группой лиц (бандитизм); разбой, совершенный лицом, признанным судом особо социально опасным (до постановления ВЦИК РСФСР от 11 ноября 1922г. - рецидивистом).

УК РСФСР 1960 г. квалифицировал разбой как нападение с целью завладения имуществом (государственным, общественным, личным), соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья (лица, подвергшегося нападению, потерпевшего), или с угрозой применения такого насилия (ст. ст.91, 146 УК РСФСР в ред. от 27 октября 1960 г.; ст.146 УК РСФСР в ред. от 1 июля 1994 г. определила разбой как нападение с целью хищения чужого имущества, соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, или угрозой применения такого насилия)0.

3. Постсоветский период (с 1996 г. по настоящее время). В УК РФ 1996г. законодатель дал новую редакцию определения разбоя. Статья 162 кодекса к разбою отнесла "нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия". Нельзя не увидеть, что в действующем кодексе цель разбоя определена во множественном числе (в ст.146 УК 1960 г. в ред. от 1 июля 1994 г. говорилось, что разбой - это "нападение с целью хищения чужого имущества")0. По иному обрисована и объективная сторона разбоя: разбой - это нападение, совершенное с применением насилия (по УК 1960 г. разбой составляло нападение, "соединенное с насилием"). Однако в целом, конструкция состава разбоя осталась прежней; разбой - это агрессивное действие (нападение с применением физического или психического насилия, опасного для жизни и здоровья) с целью хищения чужого имущества0.

Вывод. Законодательная конструкция разбоя в российском уголовном праве отличается относительной устойчивостью. Начиная со Свода законов уголовных 1832 г., впервые определившего состав разбоя, законодатель к числу его элементов, как правило, относит: нападение; насилие, опасное для жизни и здоровья человека; угрозу применения такого насилия; цель похищения (хищения) чужого имущества. Попытки изменения такой конструкции состава, предпринятые до революции, в советское время, в исторической перспективе не увенчались успехом.

Таким образом, в историческом развитии учения о разбое можно выделить три периода (дореволюционный период - уголовное законодательство Древней Руси X в. - до Октябрьской социалистической революции 1917 г.; советский период - 1917 г. - конец 80-х г. г. и постсоветский период с 1996 г. по настоящее время).


2. Объективные и субъективные признаки разбоя


Разбой - наиболее опасная форма хищения. Его повышенная опасность обусловлена не столько фактом посягательства на отношения собственности, сколько способом такого посягательства - нападением, соединенным с реальным применением насилия, опасного для жизни или здоровья лица, подвергшегося нападению, или с угрозой применения такого насилия. Особая опасность рассматриваемой формы хищения определяется его двухобъектным характером0.

Нельзя согласиться, что основным объектом при разбое выступают отношения собственности, а дополнительным - здоровье личности. Личность является высшей ценностью в правовом государстве (ст. 2 Конституции РФ). Не случайно законодатель сконструировал состав разбоя иначе, чем составы других видов хищений.

Объективная сторона разбоя характеризуется следующими признаками: а) нападение; б) применение насилия, опасного для жизни или здоровья; в) угроза применить насилие, опасное для жизни или здоровья. Таким образом, применение физического или психического насилия при разбое является обязательным элементом состава преступления.

Нападение - это внезапный для потерпевшего акт агрессии. Нападение при разбое всегда связано с насилием физическим или психическим. Оно может быть как открытым (в прошлом законодательстве разбой определялся как открытое нападение), так и скрытым (удар сзади тяжелым предметом по голове, выстрел из-за укрытия и т.п.). Особой формой скрытого нападения является применение отравляющих или одурманивающих веществ, представляющих опасность для жизни или здоровья потерпевшего, например клофелина0.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 23 постановления от 27 декабря 2002 г. N 290 указал, что в случаях, когда в целях хищения чужого имущества в организм потерпевшего против его воли или путем обмана введено опасное для жизни или здоровья сильнодействующее, ядовитое или одурманивающее вещество с целью приведения потерпевшего в беспомощное состояние, содеянное должно квалифицироваться как разбой.

Если с той же целью в организм потерпевшего введено вещество, не представляющее опасности для жизни или здоровья, содеянное надлежит квалифицировать как грабеж, соединенный с насилием. Свойства и характер действия веществ, примененных для совершения указанных преступлений, могут быть при необходимости установлены с помощью соответствующего специалиста или экспертным путем.

Действия лица, совершившего нападение с целью хищения чужого имущества с использованием собак или других животных, представляющих опасность для жизни или здоровья человека, либо с угрозой применения такого насилия, надлежит квалифицировать с учетом конкретных обстоятельств дела по ч. 2 ст. 162 УК. В последнем случае имеется в виду применение предметов, используемых в качестве оружия.

Насилием следует признавать противоправное воздействие на организм потерпевшего, совершенное против его воли. Поэтому насилием будет и воздействие на внешние покровы тела человека, и на его внутренние органы, и на его психику.

Насилием, опасным для жизни или здоровья, является такое воздействие на организм потерпевшего, которое привело или могло привести к причинению смерти или расстройству его здоровья любой степени тяжести. Поэтому причинение легкого вреда здоровью при применении насилия достаточно для признания разбоя. Совершение опасных для жизни или здоровья действий, не приведших к причинению вреда здоровью (например, выстрел и промах, удар ножом, который был отбит потерпевшим, и т.п.), должно также рассматриваться как действие, являющееся элементом состава разбоя.

Причинение в ходе разбойного нападения потерпевшему легкого или средней тяжести вреда здоровью квалифицируется по ч. 1 ст. 162 УК и квалификации по совокупности ст. 112 или 115 УК не требует.

Угроза при разбое может быть выражена словесно или в действиях, вызывающих опасение за жизнь и здоровье. Угроза при разбое должна носить реальный характер. Потерпевший должен осознавать, что угроза немедленно может быть приведена в исполнение.

Применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, всегда должно рассматриваться как насилие, опасное для жизни или здоровья, или угроза таким насилием.

Отличие разбоя от насильственного грабежа заключается в степени и характере насилия. При грабеже насилие не опасно для жизни или здоровья. При разбое насилие более интенсивное, представляющее опасность для жизни или здоровья.

Ж., напав на Д., сбил его с ног и нанес ему удары кулаками и ногами. После чего отобрал у него деньги и открыто похитил видео- и аудиокассеты. Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, Д. действиями Ж. были причинены множественные кровоподтеки и ссадины лица, которые относятся к легким телесным повреждениям, не повлекшим кратковременного расстройства здоровья.

Президиум Верховного Суда РФ не признал в действиях Ж. состава разбоя, квалифицировав преступление как насильственный грабеж0.

Также не признала Судебная коллегия по уголовным делам насилием, опасным для жизни или здоровья, связывание рук и завязывание глаз потерпевшему0.

Поскольку жизнь и здоровье человека являются более значимой ценностью, чем имущество, разбой признается оконченным с момента нападения и применения насилия или угрозы независимо от того, удалось преступнику завладеть имуществом или нет. Этим разбой отличается от всех других видов хищений.

Нельзя согласиться с распространенным мнением, что разбой - преступление с формальным составом. Применение физического или психического насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего, является обязательным конструктивным признаком состава разбоя.

Таким образом, посягательство на личность, причиняющее физический или психический вред личности, и есть необходимое последствие, при отсутствии которого не может быть признания разбоя.

Субъектом разбоя является вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста. За последние годы число несовершеннолетних правонарушителей, совершающих разбойные нападения, увеличилось. Особенно настораживает, что в разбоях начинают принимать участие и девочки.

Необходимо заметить, что существует множество небезосновательных предложений, касающихся снижения его пределов. Так, В. Г. Павлов предлагает привлекать к уголовной ответственности за разбой с 13 лет, обосновывая свои предложения криминогенной обстановкой и увеличением подростковой преступности, что свидетельствует о "глубокой криминальной пораженности не только подрастающего поколения, но и общества в целом"0.

Думается, предложения о снижении возраста уголовной ответственности обоснованны. Доводы противников данного подхода базируются на психологии и касаются того, что именно к 14 годам заканчивается переходный возраст, происходит физическое, психическое и социальное "взросление", формируется личность, способная к абстрактному мышлению, складывается мировоззрение, познаются закономерности окружающей действительности, жизненный опыт, появляется способность понять не только смысл и общественную опасность ряда преступлений, но и смысл уголовной ответственности и наказания0.

Следовательно, предлагается процесс становления личности сопровождать условиями безнаказанности, что и формирует "соответствующие" знания об "окружающей действительности" – первоначальный преступный опыт без его осуждения0.

Субъективная сторона разбоя заключается в прямом умысле и корыстной цели. В содержание умысла входит сознание, что применяется насилие, опасное для жизни или здоровья потерпевшего, или осуществляется угроза применить такое насилие.

Субъект имеет цель завладеть чужим имуществом немедленно для личного обогащения. Умысел на завладение чужим имуществом должен возникнуть до применения к потерпевшему насилия, опасного для жизни или здоровья.

Если посягательство на личность было совершено не с целью хищения, (например, по мотиву мести, ссоры и т.п.), а затем после посягательства потерпевшего тайно или открыто было похищено имущество, т.е. умысел на хищение возник уже после применения насилия, все содеянное надлежит квалифицировать как совокупность преступления против личности (причинение вреда здоровью различной степени тяжести) и кражи, грабежа или разбоя в зависимости от обстоятельств дела.

Специфическим для разбоя квалифицирующим обстоятельством, предусмотренным ч. 2 ст. 162 УК, помимо группы по предварительному сговору, которое понимается так же, как и при краже, является применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Оружием являются предметы, специально предназначенные для поражения живой цели. Оружие может быть огнестрельным и холодным, фабричного изготовления или самодельным. К оружию следует отнести и взрывные устройства.

Предметами, используемыми в качестве оружия, могут быть различные орудия хозяйственного, производственного, бытового назначения, которыми можно причинить вред здоровью или смерть, например топоры, вилы, молотки, хозяйственные ножи и т.п. Так, финский нож относится к категории холодного оружия, а ножи для разделки мяса или резки сыра - нет, хотя они имеют длину лезвия большую, чем у финского ножа.

Предметом, используемым в качестве оружия, может служить баллончик с газом, способным причинить вред здоровью0.

Применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, представляет повышенную опасность ввиду возможности причинения серьезного физического вреда здоровью и значительно большего воздействия на психику потерпевшего при угрозе, а также свидетельствует о большей опасности личности преступника.

Применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, означает показ их потерпевшему при угрозе, нанесение или попытку нанесения телесного повреждения при физическом насилии.

В практике имелись случаи, когда лица, совершавшие разбой, угрожали макетами оружия или предметами, имитирующими оружие, например зажигалкой в форме пистолета и т.п.

Поскольку в судебной практике возникали трудности при квалификации подобных действий, Пленум Верховного Суда РФ в п. 23 постановления от 27 декабря 2002 г. N 290 указал, что, если "лицо лишь демонстрировало оружие или угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, например, макетом пистолета, игрушечным кинжалом и т.п., не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия (при отсутствии других отягчающих обстоятельств) с учетом конкретных обстоятельств дела следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена ч. 1 ст. 162 УК".

Если, угрожая незаряженным и сломанным ружьем или пистолетом, субъект в дальнейшем использует эти предметы для нанесения ударов и причинения физического вреда здоровью, деяние следует квалифицировать как разбой, совершенный с применением предметов, используемых в качестве оружия.

В ч. 3 ст. 162 УК предусматривается ответственность за квалифицированные виды разбоя, совершенного: с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище или в крупном размере. Эти признаки были рассмотрены при анализе квалифицированных видов кражи.

В ч. 4 ст. 162 УК предусмотрено совершение разбоя: организованной группой (п. "а"); в целях завладения имуществом в особо крупном размере (п. "б"); с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. "в")0.

Специфическим для разбоя квалифицирующим обстоятельством является причинение тяжкого вреда здоровью. Причем этот вред должен быть причинен с целью завладения похищенным имуществом или удержания его. Так, вооруженный преступник, тайно проникнув в чужую квартиру с целью хищения, был застигнут хозяином и, выстрелив из пистолета, причинил тяжкий вред его здоровью, после чего скрылся с похищенным. Действие этого субъекта должно быть квалифицировано по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК.

Если похититель, отказавшись от завладения чужим имуществом, применяет насилие, опасное для жизни или здоровья, и причиняет вред любой тяжести здоровью потерпевшего или другим преследующим его лицам с целью избежать задержания, деяние должно квалифицироваться по совокупности как кража, грабеж или разбой без квалифицирующих признаков (в зависимости от обстоятельств дела) и причинение вреда здоровью соответствующей тяжести.

Причинение тяжкого вреда здоровью в процессе разбойного нападения с применением оружия по неосторожности должно квалифицироваться (при отсутствии других квалифицирующих обстоятельств) по ч. 2 ст. 162 УК по признаку применения оружия или предмета, используемого в качестве оружия. Например, угрожая огнестрельным оружием, разбойник стреляет в воздух, но попадает в окно расположенного поблизости дома и ранит находившегося в доме человека. Если в ходе разбойного нападения потерпевшему был причинен тяжкий вред здоровью, что повлекло за собой наступление его смерти по неосторожности, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений - по п. "в" ч. 4 ст. 162 и ч. 4 ст. 111 УК.

Убийство в процессе разбойного нападения должно квалифицироваться по совокупности п. "з" ч. 2 ст. 105 УК и п. "в" ч. 4 ст. 162 УК.

Пункт "з" ч. 2 ст. 105 УК прямо предусматривает убийство, сопряженное с разбоем. Совершение разбоя служит в данном случае квалифицирующим обстоятельством для убийства. Однако состав убийства охватывает только лишение жизни и не включает похищение имущества, характерное для разбоя. Поэтому, как правильно указал Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)"0, только квалификация по совокупности точно отразит юридическую характеристику совершенного деяния.

Идеальную совокупность образует разбой с применением незаконно находящегося у субъекта оружия. В этом случае деяние должно быть квалифицировано по ч. 2 ст. 162 и ст. 222 УК.

Вооруженный разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, отличается от бандитизма (ст. 209 УК) отсутствием признака устойчивости. Как разбой квалифицируется единичное разбойное нападение группы лиц с применением оружия.

При разграничении разбоя и грабежа, когда угроза насилием носила неопределенный характер, необходимо учитывать все обстоятельства дела: место и время совершения преступления, число нападавших, характер предметов, которыми осуществлялась угроза, субъективное восприятие угрозы потерпевшим, совершение преступниками каких-либо конкретных демонстративных действий, свидетельствующих о намерении нападавших применить физическое насилие, и т.п.

Вывод: Таким образом, на основе анализа ключевых теоретических положений, а также результатов судебной практики, можно констатировать, что в отношении видов насилия виновное вменение полностью подчинено исследованию объективной стороны деяния. Если в ходе хищения чужого имущества в отношении потерпевшего применяется насильственное ограничение свободы, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя рекомендуется решать с учетом характера и степени опасности этих действий для жизни или здоровья, а также последствий, которые наступили или могли наступить. Применение газового пистолета (баллончика) при нападении, в случае присутствия в патроне (баллончике) опасного для здоровья газа, рассматривается как применение оружия, опасного для здоровья и жизни человека. В случае отсутствия газа или если не удалось установить, какое вещество было в указанных выше предметах, используемых в качестве оружия, содеянное надлежит квалифицировать только как грабеж. Применение сильнодействующих, ядовитых или одурманивающих веществ рекомендовано оценивать по их свойствам и характеру действия. Так как их введение обосновано целью приведения потерпевшего в беспомощное состояние, виновному презюмируется умышленное отношение к их качественным свойствам – опасности для жизни или здоровья. В отсутствие вреда здоровью и отсутствие сведений об опасности используемых предметов преступления насилие, опасное для жизни или здоровья, не применялось0.


3. Отличие разбоя от бандитизма


Разграничение бандитизма и вооруженного разбоя, совершенного организованной группой, - довольно старая проблема в теории уголовного права. С принятием нового УК РФ она также не получала ясного и убедительного разрешения0.

Таким образом, наибольшую трудность на практике вызывают случаи отграничения от бандитизма насильственно-корыстных посягательств и, прежде всего, вооруженного группового разбоя. В том случае, когда разбойные нападения совершаются организованной группой с применением оружия это сложно сделать в связи с тем, что оба состава преступления являются усеченными, возникает необходимость точно определить, какие именно признаки элементов состава относятся к бандитизму, а какие - к разбою. Сложность состоит в том, что и бандитизм, и указанный вид разбоя имеют много сходных признаков. Недаром ряд криминалистов предлагает признать, что разбой, совершенный организованной вооруженной группой, - это просто и есть бандитизм, как считает В. Быков0. Вместе с тем не все так просто.

При разбое, совершенном организованной группой, есть группа, но всегда нет банды как более опасного формирования. Вооруженная организованная группа, совершившая разбой, и банда - вовсе не совпадающие понятия. Полагая, что это одно и то же, В. Быков ссылается на ч.3 ст.35 УК, упуская при этом содержание ч.4 данной статьи, четко формулирующей признаки преступного сообщества. Банда относится не к организованной преступной группе, а именно к разновидности преступного сообщества. Вопреки утверждению В. Быкова конкуренции норм между вооруженным разбоем, совершенным организованной группой, и бандитизмом нет. Налицо разные составы. Во-первых, оценивая ст.ст.162 и 209 УК, нельзя упускать из поля зрения содержание объектов посягательств. Разместив ст.162 УК в главе "Преступления против собственности", законодатель четко ограничил рамки применения нормы. Статья 209 УК размещена в главе "Преступления против общественной безопасности". Объект бандитизма иной - общественная безопасность. Во-вторых, то, что банда - разновидность сообщества, доказывается и размещением состава рядом со ст.210 УК. Последняя является общим составом для состава бандитизма. В-третьих, ч.5 ст.35 УК четко оговаривает, что лицо, создавшее организованную группу или сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК. Закон связывает наличие преступного сообщества именно со статьями Особенной части УК, а не только со ст.210 УК, тем самым позволяя уточнить, что банда есть разновидность преступного сообщества, а не просто организованная группа0.

Таким образом, особенностью преступлений против общественной безопасности, в том числе и бандитизма, является то, что они объективно вредны для широкого круга общественных отношений (безопасности личности, нормальной деятельности предприятий, учреждений, организаций и других социальных институтов). При совершении преступлений против общественной безопасности вред причиняется интересам не конкретного человека, а общественно значимым интересам - безопасным условиям жизни общества в целом. Однако, как представляется, и совершение иных преступлений организованной вооруженной группой лиц (разбойные нападения, совершаемые организованной группой лиц с применением оружия) изначально также причиняет существенный вред общественным отношениям, обеспечивающим состояние общественного спокойствия. Несмотря на это, такие преступления не включены в раздел преступлений против общественной безопасности УК РФ, а объединены в главу, предусматривающую ответственность за преступления против собственности0.

Следует признать, что если в теории еще можно разделить два таких значимых объекта, как общественная безопасность и собственность, и один из них по важности поставить на первое, другой - на второе место, то на практике этого сделать в большинстве случаев невозможно. Скажем, несколько человек, сорганизовавшись в вооруженную преступную группу, неоднократно совершали разбойные нападения на граждан. Возникает естественный вопрос, на что в первую очередь посягали преступники - собственность или общественную безопасность? Если судить по действиям при нападении, то они были направлены на причинение вреда чужой собственности и можно говорить о разбойном нападении. Однако до этого данная группа вооружилась для совершения именно этих нападений и тем самым уже представляла опасность для общественной безопасности, призванной обеспечивать ту же самую собственность, и потому все содеянное подпадает под признаки бандитизма. В связи с этим в подобных сложных для оценки случаях квалифицировать действия по совокупности двух статей нет оснований, так как все обязательные признаки бандитизма, закрепленные в ч.2 ст.209 УК, полностью совпадают с такими признаками разбоя, как нападение, организованная группа и вооруженность.

Для всех форм хищений, и в том числе для разбоя, характерен квалифицирующий признак - совершение преступления организованной группой. Ее понятие дается в ч.3 ст.35 УК: устойчивая группа, заранее объединившаяся для совершения одного или нескольких преступлений. Указав в п.3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм", что "от иных организованных групп банда отличается своей вооруженностью и своими преступными целями - совершение нападений на граждан и организации", высшая судебная инстанция в очередной раз подчеркнула, что банда - это также разновидность организованной группы, а не другой формы соучастия.

У бандитизма и квалифицированного разбоя присутствует еще один общий признак - вооруженность. Однако, несмотря на сходство двух составов в отношении оружия, между бандитизмом и вооруженным разбоем, совершенным организованной группой, имеется существенное различие.

Наличие оружия в банде - обязательный признак данного преступления. При этом имеется в виду оружие только в прямом смысле слова, т.е. предназначенное в соответствии с Законом РФ "Об оружии"0 для поражения живой или иной цели, подачи сигналов, а не любые предметы, используемые в качестве оружия. Состав разбоя может образовать и нападение с применением предметов, используемых в качестве оружия, если они предназначены или приспособлены членами группы для нападений на людей; имитации или негодного оружия.

Законодатель связывает состав вооруженного разбоя с обязательным применением оружия при нападении, тогда как наличие состава бандитизма связывается лишь с наличием оружия хотя бы у одного из членов банды даже без его применения, если об этом было известно остальным участникам банды и они были готовы его применить.

Под применением оружия при совершении вооруженного разбоя следует понимать: причинение с его помощью легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью; использование его поражающих свойств, когда по причинам, не зависящим от воли виновного, реальный вред здоровью для потерпевшего не наступает; использование указанных предметов для психического насилия (демонстрация оружия). Если же имевшееся у преступников оружие не демонстрировалось вообще при совершении разбойного нападения, то состав, предусмотренный п."г" ч.2 ст.162 УК, отсутствует.

Различие в квалификации бандитизма и вооруженного разбоя заключается также в том, что поскольку бандитизм предполагает организацию вооруженной банды, то хранение и ношение оружия охватывается признаками состава, предусмотренного ст.209 УК, и дополнительной квалификации по ст.222 УК не требуется. Состав вооруженного разбоя включает в себя только применение оружия и не охватывает его незаконные приобретение, хранение, ношение, поэтому эти составы преступлений образуют реальную совокупность.

Одним из обязательных признаков и бандитизма, и разбоя, указанных в законе, является нападение, которое в п.6 ранее названного постановления Пленума Верховного Суда РФ определяется как "действие, направленное на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения". Иными словами, нападение можно представить как действие, состоящее из двух последовательных этапов: создание реальной опасности применения насилия и непосредственно насилие. Реальная возможность применения насилия и степень его опасности для потерпевшего могут оцениваться самим потерпевшим (в случае, когда нападение носит открытый характер), а могут быть лишь объективно реальными, исходя из конкретной обстановки, независимо от того, осознавал ли этот факт потерпевший или нет. Действия должны быть направлены против жизни и здоровья потерпевшего. Сказанное в полной мере относится и к ст.162, и к ст.209 УК.

Нападение при бандитизме может выражаться в разнообразных формах и совершаться по различным мотивам (месть, создание массовых беспорядков и т.д.), тогда как разбой совершается только с корыстным мотивом. Различается и статус нападения: в разбое оно - необходимый элемент объективной стороны, в бандитизме представляет собой цель создания банды, т.е. является прежде всего элементом субъективной стороны или необходимым элементом объективной стороны (участие в нападениях).

Разграничение между бандитизмом и разбоем, совершенным организованной группой с применением оружия, можно проводить и по субъекту преступления. Уголовной ответственности за бандитизм подлежат лица, которым на момент совершения преступления исполнилось 16 лет. Лица, не достигшие этого возраста, в случае участия в банде подлежат уголовной ответственности за фактически содеянное (ч.2 ст.20 УК). В ч.3 ст.209 УК установлена ответственность для лиц, являющихся организаторами, руководителями, участниками банды или участниками совершаемых ею нападений, если при этом имело место использование ими служебного положения. Иными словами, в ст.209 УК появился и специальный субъект. Субъект разбоя - общий (с 14 лет).

Бандитизм в отличие от разбоя считается оконченным преступлением с момента организации вооруженной банды, независимо от того, совершила ли она хотя бы одно нападение или нет0. А факт участия в организованной группе, созданной для совершения разбоя, но еще не исполнившей ни одного нападения, следует рассматривать как приготовление к совершению разбоя.

Вывод: При разграничении совершении разбоя организованной группой с применением оружия (п."г" ч.2, п."а" ч.3 ст.162 УК) с бандитизмом (ст. 209 УК), за основу берутся следующие критерии: Во-первых, в разбое, совершенном организованной группой лиц, устанавливается наличие оружия или предметов, используемых в качестве оружия. В банде же должно быть только оружие. Во-вторых, в разбое оружие должно использоваться по назначению. Для бандитизма необходимо лишь наличие оружия. На данный признак обращено внимание в п.5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм"0. В-третьих, имеется отличие по моменту окончания посягательств. По п."г" ч.2 ст.162 УК разбойное нападение квалифицируется в тех случаях, когда оружие применено в ходе нападения. Нападение вооруженной банды считается состоявшимся и тогда, когда имевшееся у членов банды оружие не применялось (п.6 упомянутого постановления). Более того, уже само создание банды образует оконченный состав преступления.



Заключение


Итак, подводя итог вышеизложенному в соотношении с поставленными общей целью и конкретными задачами исследования, можно выделить ряд основных положений.

Необходимо отметить, что законодательная конструкция разбоя в российском уголовном праве отличается относительной устойчивостью. В историческом развитии учения о разбое можно выделить три периода (дореволюционный период - уголовное законодательство Древней Руси X в. - до Октябрьской социалистической революции 1917 г.; советский период - 1917 г. - конец 80-х г. г. и постсоветский период с 1996 г. по настоящее время).

На основе анализа ключевых теоретических положений, а также результатов судебной практики, можно констатировать, что в отношении видов насилия виновное вменение полностью подчинено исследованию объективной стороны деяния. Если в ходе хищения чужого имущества в отношении потерпевшего применяется насильственное ограничение свободы, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя рекомендуется решать с учетом характера и степени опасности этих действий для жизни или здоровья, а также последствий, которые наступили или могли наступить. Применение газового пистолета (баллончика) при нападении, в случае присутствия в патроне (баллончике) опасного для здоровья газа, рассматривается как применение оружия, опасного для здоровья и жизни человека. В случае отсутствия газа или если не удалось установить, какое вещество было в указанных выше предметах, используемых в качестве оружия, содеянное надлежит квалифицировать только как грабеж. Применение сильнодействующих, ядовитых или одурманивающих веществ рекомендовано оценивать по их свойствам и характеру действия. Так как их введение обосновано целью приведения потерпевшего в беспомощное состояние, виновному презюмируется умышленное отношение к их качественным свойствам – опасности для жизни или здоровья. В отсутствие вреда здоровью и отсутствие сведений об опасности используемых предметов преступления насилие, опасное для жизни или здоровья, не применялось0.

При разграничении совершении разбоя организованной группой с применением оружия (п."г" ч.2, п."а" ч.3 ст.162 УК) с бандитизмом (ст. 209 УК), за основу берутся следующие критерии: Во-первых, в разбое, совершенном организованной группой лиц, устанавливается наличие оружия или предметов, используемых в качестве оружия. В банде же должно быть только оружие. Во-вторых, в разбое оружие должно использоваться по назначению. Для бандитизма необходимо лишь наличие оружия. На данный признак обращено внимание в п.5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм"0. В-третьих, имеется отличие по моменту окончания посягательств. По п."г" ч.2 ст.162 УК разбойное нападение квалифицируется в тех случаях, когда оружие применено в ходе нападения. Нападение вооруженной банды считается состоявшимся и тогда, когда имевшееся у членов банды оружие не применялось (п.6 упомянутого постановления). Более того, уже само создание банды образует оконченный состав преступления.

Таким образом, исходя из вышеизложенного, безусловная важность и злободневность рассмотренной темы обусловливается необходимостью изучения квалификации разбойных нападений с точки зрения современного российского законодательства,

Не подлежит сомнению тот факт, что исследования, проводимые в данной области, имеют большое теоретическое и практическое значение в процессе расследования и судебного рассмотрения уголовных дел, так как в значительной мере обеспечивают обоснованность, точность и эффективность применения уголовного закона, а также своевременность выявления преступника и привлечение его к ответственности.



Список использованной литературы


Нормативно-правовые акты

  1. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) (с поправками) // Российская газета от 21 января 2009 г. N 7

  2. Уголовный кодекс Российской Федерации" от 13.06.1996 N 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ, 17.06.96, N 25, ст. 2954 (ред. от 29.12.2010)

  3. Федеральный закон от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ "Об оружии" // Собрание законодательства Российской Федерации от 16 декабря 1996 г. N 51 ст. 5681 (ред. от 28.12.2010)

  4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, февраль 2003 г., N 2 (ред. от 23.12.2010)

  5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)" // Российская газета, N 24, 09.02.1999 (ред. от 03.12.2009)

  6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. N 1 "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1997 г.

  7. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 28 декабря 1994 г. "Действия лица переквалифицированы с п. "а" ч.2 ст. 146 на ч. 2 ст. 145 УК, поскольку насилие, примененное к потерпевшему, не было соединено с опасностью для его жизни и здоровья" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1995 г., N 8

Учебная и специальная литература

  1. Беляев И.Д. История русского законодательства. - СПб., 1999

  2. Быков В. Как разграничить бандитизм и разбой // Российская юстиция, N 3, март 2001

  3. Галиакбаров Р. Разграничение разбоя и бандитизма. Ошибка в теории ломает судебную практику // Российская юстиция, N 7, июль 2001

  4. Грачева Ю.В., Ермакова Л.Д. и др. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.И. Рарог. - 6-е изд., перераб. и доп. - "Проспект", 2009

  5. Жижиленко А.А. Имущественные преступления. Л., 1925. - Allpravo, 2007. - 448 с. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://allpravo.ru. /

  6. Законодательные акты Русского государства во второй половине X - первой половине XVII в.в. - Л., 1986

  7. Кожуханов Н. М Анализ современного состояния групповых грабежей и разбоев // Российский следователь. - 2007. - № 6

  8. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. В.М. Лебедева). - "Норма", 2010

  9. Курс советского уголовного права. Часть Особенная. Т.V. - М., 1971

  10. Орлов В.С. Субъект преступления. - М., 1958

  11. Павлов В.Г. Субъект преступления и уголовная ответственность. - СПб., 2000

  12. Попова О. Сложности при разграничении бандитизма и вооруженного группового разбоя // Российская юстиция, N 5, май 2001

  13. Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. д. ю. н., проф. А.И. Чучаева. - "Юридическая фирма "КОНТРАКТ", "ИНФРА-М", 2010

  14. Прозументов Л.М. Групповая преступность несовершеннолетних и основные направления ее предупреждения. - Томск, 2001

  15. Российское законодательство Х-ХХ веков. - Т.1. - М., 1998

  16. Судебная практика по уголовным делам / сост. Г.А. Есаков. - М., 2005

  17. Таганцев Н.С. Уложение о наказаниях уголовных и исполнительных. 1885 г. СПб., 1909. - Allpravo, 2007. - 448 с. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://allpravo.ru

  18. Токарчук Р.Е. Насилие как составообразующий признак хищений: вопросы уголовной ответственности. - Омск, 2008

  19. Уголовное право России: учебник для высших учебных заведений / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. - М.: Юринформцентр, 2008

  20. Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. Иногамовой-Хегай Л.В., Рарога А.И., Чучаева А.И., издание испр. и доп. Юридическая фирма "Контракт", Издательский Дом "ИНФРА-М". 2008

  21. Уголовное право. Особенная часть: учебник / Под ред. А.И. Рарога. - М.: Институт международного права и экономики, 2007. – 480 с.

  22. Уголовное право. Часть Общая. Часть Особенная. Вопросы и ответы (Серия "Подготовка к экзамену") / Под ред. д.ю.н., проф. А.С. Михлина. - М.: Юриспруденция, 2009

  23. Фойницкий И.Я. Курс уголовного права. Часть Особенная. Посягательства личные и имущественные. - СПб, 1901. Цит. по Беляев И.Д. История русского законодательства. - СПб., 1999


Размещено на Allbest.ru


0 См. Российское законодательство Х-ХХ веков. - Т.1.М., 1998. - С. 306

0 Законодательные акты Русского государства во второй половине X - первой половине XVII в.в. - Л., 1986. - С. 178

0 См.: Беляев И.Д. История русского законодательства. - СПб., 1999. - С. 585.; Фойницкий И.Я. Курс уголовного права. Часть Особенная. Посягательства личные и имущественные. - СПб, 1901. - С. 230. Цит. по Беляев И.Д. История русского законодательства. - СПб., 1999

0 См. Таганцев Н. С. Уложение о наказаниях уголовных и исполнительных. 1885 г. - СПб., 1909. - С. 861. - Allpravo, 2007. - 448 с. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://allpravo.ru./

0 Жижиленко А.А. Имущественные преступления. Л., 1925. - С. 101. - Allpravo, 2007. - 448 с. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://allpravo.ru./

0 Курс советского уголовного права. Часть Особенная. Т.V. - М., 1971. - С. 294

0 См.: Грачева Ю.В., Ермакова Л.Д. и др. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.И. Рарог. - 6-е изд., перераб. и доп. - "Проспект", 2009 г.; Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. д. ю. н., проф. А.И. Чучаева. - "Юридическая фирма "КОНТРАКТ", "ИНФРА-М", 2010

0 Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. Иногамовой-Хегай Л.В., Рарога А.И., Чучаева А.И., издание испр. и доп. Юридическая фирма "Контракт", Издательский Дом "ИНФРА-М", 2008

0 Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. д. ю. н., профессора А.И. Чучаева. - "Юридическая фирма "КОНТРАКТ", "ИНФРА-М", 2010

0 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.М. Лебедева. - "Норма", 2010

0 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, февраль 2003 г., N 2 (ред. от 23.12.2010)

0 Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 28 декабря 1994 г. "Действия лица переквалифицированы с п. "а" ч.2 ст. 146 на ч. 2 ст. 145 УК, поскольку насилие, примененное к потерпевшему, не было соединено с опасностью для его жизни и здоровья" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1995, N 8

0 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. N 1. С. 19

0 Павлов В. Г. Субъект преступления и уголовная ответственность. – СПб., 2000. – С. 34

0 См., напр.: Прозументов Л. М. Групповая преступность несовершеннолетних и основные направления ее предупреждения. – Томск, 2001. – С. 24; Орлов В. С. Субъект преступления. – М., 1958. – С. 27

0 См. подр.: Токарчук Р.Е. Насилие как составообразующий признак хищений: вопросы уголовной ответственности. - Омск, 2008

0 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. N 5. С. 20-21

0 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, февраль 2003 г., N 2 (ред. от 23.12.2010)

0 См. подр.: Уголовное право России: учебник для высших учебных заведений / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. - М.: Юринформцентр, 2008. - 662 с.; Уголовное право. Часть Общая. Часть Особенная. Вопросы и ответы (Серия "Подготовка к экзамену") / Под ред. д. ю. н., проф.А.С. Михлина. - М.: Юриспруденция, 2009. - 489 с.

0 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)" // Российская газета, N 24, 09.02.1999 (ред. от 03.12.2009)

0 См.: Судебная практика по уголовным делам / сост. Г. А. Есаков. – М., 2005. – С. 532

0 См. Быков В. Как разграничить бандитизм и разбой // Российская юстиция, N 3, март 2001

0 См., например: Быков В. Указ. соч

0 Галиакбаров Р. Разграничение разбоя и бандитизма. Ошибка в теории ломает судебную практику // Российская юстиция, N 7, июль 2001

0 Попова О. Сложности при разграничении бандитизма и вооруженного группового разбоя // Российская юстиция, N 5, май 2001

0 Федеральный закон от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ "Об оружии" // Собрание законодательства Российской Федерации от 16 декабря 1996 г. N 51 ст. 5681 (ред. от 28.12.2010)

0 Кожуханов Н. М Анализ современного состояния групповых грабежей и разбоев // Российский следователь. - 2007. - № 6. - С.21-23

0 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. N 1 "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1997 г., N 3

0 См.: Судебная практика по уголовным делам / сост. Г. А. Есаков. – М., 2005. – С. 532.

0 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. N 1 "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1997 г., N 3


Случайные файлы

Файл
154416.rtf
69154.rtf
162985.rtf
176875.rtf
142264.rtf