Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания (36409)

Посмотреть архив целиком

Введение


Освобождение от наказания – отказ государственных органов, осуществляющих уголовное преследование, от реального применения мер уголовного наказания к осужденному, в отношении которого вынесен обвинительный приговор суда, либо от полного отбывания назначенной меры наказания.

Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания (УДО) является наиболее значимым поощрением, которое может быть применено к осужденным.

Лицо, отбывающее содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. При этом лицо может быть полностью или частично освобождено от отбывания дополнительного вида наказания (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ).1

В работе будет показан исторический процесс становления института условно-досрочного освобождения от наказания, его современное положение и проблемы его применения, порядок подачи документов на условно-досрочное освобождение, порядок рассмотрения вопроса об условно-досрочном освобождении, порядок прохождения испытательного срока, условия его прекращения и возвращение осужденного в места отбывания наказания.

Актуальность рассмотрения данного вопроса не вызывает сомнений, в связи с тем, что страной взятой курс на гуманизацию уголовного законодательства и задачи, стоящие на пути реализации условно-досрочного освобождения, как механизма способного решить проблему наиболее плавного и наименее болезненного процесса социализации осужденных лиц, до конца не решены.


История становления института условно-досрочного освобождения от отбывания наказания


В первые годы советской власти институт условно-досрочного освобождения закреплялся в разрозненных нормативно-правовых актах. Первый из них, Декрет ВЦИК от 7 марта 1918 г. № 2 «О суде», предоставляя право на досрочное освобождение, не регламентировал основание и порядок его применения.

В соответствии с постановлением НКЮ от 25 ноября 1918 г. «О досрочном освобождении», условно-досрочное освобождение осуществлялось по отношению к любым осужденным, причем по отбытии половины срока назначенного наказания. В свою очередь, Декрет СНК от 21 марта 1921 г. «О лишении свободы » уже подробней регламентировал назначение наказания в случае совершения досрочно освобожденным нового преступления в период неотбытой части наказания. Причем вновь совершенное преступление должно быть такого же рода, что и преступное деяние, за которое лицо было осуждено.

Согласно УК РСФСР 1922 г., условно-досрочное освобождение применялось к лицам, обнаруживающим исправление. Оно отменялось, если осужденный в течение неотбытой части наказания совершал тождественное или однородное преступление. Согласно УК РСФСР 1926 г., условно-досрочное освобождение применялось, как и раньше, к лицам, обнаруживающим тенденцию к исправлению, но теперь оно одновременно заключалось и в освобождении от дальнейшего отбывания меры социальной защиты, и в замене ее более мягкой мерой. При этом условно-досрочное освобождение допускалось по отбытии осужденным не менее одной трети срока определенной судом меры социальной защиты. В то же время его отмена связывалась с совершением преступного деяния, которое должно было быть не менее тяжким, чем то, за которое была назначена первоначальная мера социальной защиты.

Следующим наиболее значимым этапом развития положений условно-досрочного освобождения стало принятие 25 декабря 1958 г. Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик. Теперь условно-досрочное освобождение могло применяться к лицам, осужденным не только к лишению свободы, но и к исправительным работам, ссылке, высылке или направлению в дисциплинарный батальон. Основанием для условно-досрочного освобождения являлось доказательство осужденным своего исправления, что подтверждалось примерным поведением и честным отношением к труду. Кроме того, необходимо было отбыть не менее половины срока, а лицам, осужденным за особо опасные государственные преступления, а также другие тяжкие преступления - не менее двух третей назначенного судом срока наказания. Вместе с тем условно-досрочное освобождение не применялось к особо опасным рецидивистам. Условно-досрочное освобождение отменялось, если осужденный в течение неотбытой части наказания совершал однородное или не менее тяжкое преступление по сравнению с тем, за которое он отбывал наказание.

В дальнейшем принятие УК РСФСР 1960 г. и его изменения, связанные с институтом условно-досрочного освобождения, касались дифференциации срока, необходимого отбыть перед освобождением, категории лиц, к которой оно не применяется, а также требований, предъявляемых к поведению освобожденных во время неотбытой части наказания. Однако по-прежнему главную роль при определении возможности условно-досрочного освобождения играло именно исправление осужденного, которое он должен был доказать примерным поведением и честным отношением к труду.

Во времена коммунистического режима институт условно-досрочного освобождения также существовал, но использовался очень избирательно, и освободиться условно-досрочно было достаточно сложно. Так, в 1990 г. только немногим менее 13 000 граждан были освобождены из мест лишения свободы до окончания назначенного судом срока отбывания наказания при общей численности тюремного населения почти в 2 млн. человек. В 1999 г. досрочно освободились более 93 000 граждан (общая численность заключенных - 1,04 млн. человек).


Современное положение института условно-досрочного освобождения и проблемы его применения


В 2003 г. условно-досрочно было освобождено 139 031 человек, что составило 55,1% от общего числа освобожденных (при общей численности заключенных 847 тыс. человек). Получается, что условно-досрочно было освобождено 16,5% от общего числа заключенных, включая подследственных. Много это или мало?

Для сравнения возьмем пенитенциарную систему Франции, страны с очень высоким уровнем демократии и очень высокой степенью защиты прав и свобод граждан, включая заключенных. Так, в 2003 г. из тюрем Франции условно было освобождено 5509 человек при общей численности заключенных в 59 тыс. человек. Иначе говоря, условно был освобожден примерно каждый десятый французский заключенный. Другое дело, что во Франции, кроме условного освобождения, существуют и другие возможности для заключенных жить вне тюремных стен, в том числе и, например, система электронного контроля при помощи специальных браслетов. Тем не менее, возможности освободиться условно-досрочно у российских заключенных вполне сопоставимы с возможностями заключенных в демократически развитых странах. А уж что касается несовершеннолетних, то они в России практически все, за очень небольшим исключением, освобождаются именно условно-досрочно.

Таким образом, можно, конечно, говорить о том, что в уголовно-исполнительной системе имеется масса недостатков, что права и свободы заключенных не всегда соблюдаются, что питание явно невысокого качества и т.д., но упрекать Министерство юстиции в препятствовании заключенным освободиться условно-досрочно и в "зажимании" этого вида поощрения не приходится.

Однако здесь кроется некая опасность. Низведение такого мощного стимулирующего поощрения как условно-досрочное освобождение до уровня простой формальности (общеизвестен тот факт, что суды практически в 100% соглашаются с мнением администрации при представлении кого-либо на УДО) подрывает сам этот институт. Известно, что уровень рецидивной преступности в России достаточно высок (по разным оценкам он достигает 40%). Следует более жестко подходить к критериям, предъявляемым к условно-досрочно освобождаемым лицам.

Наиболее предпочтительнее был бы вариант поэтапного освобождения заключенных из-под надзора. Что имеется в виду? В Уголовно-исполнительном кодексе РФ имеется такой вид поощрения для осужденных, как колония-поселение. Это полусвободный режим. Туда и надо направлять тех, за кого администрация не может поручиться стопроцентно, но которые своим поведением подают надежду на то, что они все-таки больше не нарушат закон. Но ведь сроки предоставления в колонию-поселение и на условно-досрочное освобождение совершенно одинаковые! Естественно, все осужденные предпочитают УДО, а не колонию-поселение. Ведь УДО, в отличие от полусвободного поселения, - это полная свобода. Было бы правильнее, если бы сроки представления для перевода на поселение были чуть поменьше, а на условно-досрочное освобождение - чуть побольше. Логично было бы, чтобы осужденный из-под жесткого надзора перешел на полусвободный режим, а уж потом на свободный. Реинтеграция в общество должна быть постепенной. Предположим, кто-то отсидел десять лет, и его сразу же окунают во все мыслимые и немыслимые проблемы на свободе. А их, этих проблем, хватает. В первую очередь это, конечно, работа. Не секрет, что ранее судимым не очень охотно предоставляют рабочие места. Да и все остальное. За десять лет ведь общество меняется неузнаваемо. А находясь в колонии-поселении, человек в течение года-двух привык бы к жизни на свободе, подыскал бы себе работу, жилье, если нужно, да мало ли что еще. В общем, это проблема серьезная, нуждающаяся в тщательной проработке.


Порядок подачи документов на условно-досрочное освобождение


Условно-досрочное освобождение может быть применено ко всем категориям осужденных, в том числе и к отбывающим пожизненное лишение свободы.


Случайные файлы

Файл
112317.rtf
153744.rtf
1218.rtf
36382.rtf
153130.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.