Исключительное и авторское право на объекты высоких технологий (35738)

Посмотреть архив целиком

Введение


Принятие Части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации стало важнейшим шагом на пути систематизации и прогрессивной гармонизации законодательного регулирования в сфере договорного распоряжения исключительным правом.

Часть четвертая ГК превратила исключительное право в полноценный объект оборота, закрепив положение о том, что распоряжение данным видом имущественных прав может осуществляться в любой форме, которая не противоречит законодательству, а также природе данных прав.

Указывая в качестве основных способов распоряжения исключительным правом договор об отчуждении исключительного права и лицензионный договор, законодатель также упоминает договор о залоге исключительного права, а кроме того устанавливает ряд норм, регулирующих иные договоры, связанные с распоряжением исключительным правом (договор авторского заказа, создание объекта патентных прав при выполнении работ по договору, передача права на получение патента и др.).


Договора о распоряжении исключительным правом


В соответствии с Частью четвертой ГК к договорам о распоряжении исключительным правом применяются общие положения об обязательствах, а также общие положения о договоре, поскольку иное не установлено общими положениями Части четвертой ГК или не следует из содержания или характера исключительного права (кроме того, к указанным договорам должны применяться все общие положения ГК о сделках).

Тем не менее, необходимо учитывать существенное своеобразие договорных отношений, складывающихся в данной сфере (хотя бы в силу особой природы как самих исключительных прав, так и их объектов), в связи с чем применение к данным договорам любых норм Части второй ГК напрямую или в порядке аналогии закона должно осуществляться чрезвычайно осторожно.

Закрепление в законе двух основных договорных форм распоряжения исключительным правом представляется компромиссом между теорией уступки, провозглашавшей возможность полного отчуждения исключительного права, и теорией разрешения, допускавшей лишь заключение договоров о предоставлении права использования интеллектуальным продуктом. Таким образом, Часть четвертая ГК допускает как транслативное, так и конститутивное преемство (обременение) в исключительном праве.

Как договор об отчуждении исключительного права, так и лицензионный договор может быть построен сторонами как по консенсуальной, так и по реальной модели. Установление обязательности регистрации ряда договоров о распоряжении исключительным правом вновь остро ставит вопрос о соотношении «регистрируемых» договоров с договорами реальными и консенсуальными.

Исходя из природы и целей правового регулирования необходимо признать, что деление договоров на реальные и консенсуальные и деление договоров на «регистрируемые» и «нерегистрируемые» проводятся по разным основаниям.

Договоры об отчуждении исключительного права и лицензионный договор могут быть как возмездными, так безвозмездными. В связи с законодательным закреплением допустимости заключения реальных договоров о распоряжении исключительным правом (в особенности, являющихся к тому же безвозмездными) вновь становится актуальным вопрос о наличии в гражданском праве РФ так называемых «вещных договоров».

Применение данной конструкции к рассматриваемым договорам не соответствует ни российским, ни немецким правовым конструкциям, а, кроме того, противоречит обязательственно-правовой природе договоров о распоряжении исключительным правом. Распространение же на безвозмездные договоры действия норм о договоре дарения должно осуществляться максимально аккуратно и с учетом правовой конструкции данных договоров.

Общими для договоров о распоряжении исключительным правом являются также требования к их форме и регистрации.

В соответствии с договором об отчуждении исключительного права происходит передача исключительного права ауктором сукцессору в полном объеме. Таким образом, на основе данного договора происходит транслативное преемство в исключительном праве. В соответствии с нормами Части четвертой ГК заключение договоров об отчуждении отдельных «исключительных правомочий» является невозможным, а потому необходимо признать исключительное право единым, а возможность его дробления на отдельные составляющие чрезвычайно сомнительной.

Согласно положениям Части четвертой ГК на основе лицензионного договора происходит предоставление права использования объектом исключительного права. Закон устанавливает два основных вида лицензионного договора: договор о простой (неисключительной) лицензии и договор об исключительной лицензии. При этом представляется вполне допустимым заключение и прямо не упомянутого законодателем договора о предоставлении полной лицензии.

В отличие от договора об отчуждении исключительного права, на основе лицензионного договора происходит лишь конститутивное преемство (обременение) в исключительном праве. Сукцессор получает лишь ограниченную (сроком и территорией действия договора, а также объемом разрешенного использования) возможность извлекать выгоду из интеллектуального продукта, в то время как субъект исключительного права («обладатель титула») остается неизменным.


Охрана прав интеллектуальной собственности в сфере компьютерных технологий


Современная Россия стремится не просто войти в мировое сообщество, но и занять там одно из лидирующих мест, что видно по проводящимся в России реформам (ориентация на нанотехнологии). Абсолютно ясно, что данная задача не будет решена без создания эффективной системы защиты интеллектуальной собственности в России.

Такая система позволит защитить нашу интеллектуальную собственность от зарубежных попыток захвата (что проделывалось и не раз – изобретение Сикорским вертолета), но и сделает внутренний российский внутренний рынок более стабильным и предсказуемым, что естественно благоприятно отразится на инвестиционном климате. Это и характеризует проблему нашего исследования

Кроме того, существенную роль в современной экономике и жизни играют компьютерные технологии, где уровень защиты интеллектуальной собственности один из самых низких. Поэтому существует необходимость правового регулирования правоотношений, связанных с созданием и использованием программ для ЭВМ и баз данных в электронном виде, создания топологии интегральных микросхем для более совершенной работы ЭВМ. Это и является, в свою очередь, актуальностью нашей работы.

Главной целью работы ставится вопрос об эффективности системы защиты интеллектуальной собственности в сфере компьютерных технологий в России: в советский период, постсоветский период, и современный период – как изменится эффективность защиты в связи с выходом 4 части Гражданского Кодекса.

Развитие науки и техники приводит к появлению новых объектов и средств индивидуализации. В роли таких средств может выступать имя гражданина, наименование юридического лица, место жительства или юридический адрес, товарный знак, знак обслуживания, место происхождения товара.

Одним из таких объектов являются домены в сети Интернет. В соответствии с терминологией РосНИИРОС, которому изначально принадлежат права на администрирование домена RU, домен - это область пространства иерархических имен сети INTERNET.

Основная цель отнесения средств индивидуализации к объектам интеллектуальной собственности заключается в распространении на эти объекты правовых норм, касающихся защиты соответствующих исключительных прав.

Интеллектуальная собственность - понятие собирательное. Правовое регулирование соответствующих отношений осуществляется, как правило, на основании специальных законов. Не избежать этой участи и доменным именам, если они будут признаны официально объектами интеллектуальной собственности. Разумеется, потребуется соответствующий федеральный закон. Содержание подобного федерального закона - тема отдельного исследования.

Согласно новым правилам, аннулирование регистрации домена производиться по решению суда, "признающему администрирование домена его администратором нарушением прав истца или запрещающему использование в доменном имени обозначения, правами на которое обладает истец". Эти изменения упростили процедуру исполнения судебных решений для тех лиц, чьи права были признаны нарушенными в судебном порядке в результате использования администратором доменного имени объекта, правами на который обладает истец.

При этом лицо или компания, чьи права суд признал нарушенными, получает преимущественные права на регистрацию аннулированного домена.

Таким образом, существование самостоятельного правового регулирования системы адресации в сети Интернет и придание доменным именам статуса интеллектуальной собственности является необходимым и естественным шагом в развитии современного российского законодательства.

Кроме защиты права интеллектуальной собственности в сети INTERNET существенную роль играет защита исключительных прав на топологию интегральных микросхем.

Правовая охрана, предоставляемая 4 частью Гражданского кодекса, распространяется только на оригинальную топологию интегральной микросхемы, созданную в результате творческой деятельности автора и неизвестную автору и (или) специалистам в области разработки топологий интегральных микросхем на дату ее создания.

Топология интегральной микросхемы признается оригинальной, пока не доказано обратное.

Топологии интегральной микросхемы, состоящей из элементов, которые известны специалистам в области разработки топологий интегральных микросхем на дату ее создания, предоставляется правовая охрана, если совокупность таких элементов в целом отвечает требованию оригинальности.


Случайные файлы

Файл
163957.rtf
115556.rtf
160845.rtf
186841.rtf
44935.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.