Дознание в уголовном процессе Российской Федерации (35611)

Посмотреть архив целиком

Содержание


1. Понятие и сущность дознания в российском уголовном процессе

2. Органы дознания

3. Порядок дознания

4. Сроки дознания



1. Понятие и сущность дознания в российском уголовном процессе


Теоретические, правовые и организационные проблемы дознания активно обсуждаются в юридической литературе на протяжении многих десятилетий. В начале 70-х годов прошлого века актуальные проблемы дознания на примере органов милиции были поставлены и рассмотрены Ю.Н. Белозеровым, В.Е. Чугуновым, А.А. Чувилевым. Подготовленная и опубликованная ими работа так и называлась - "Дознание в органах милиции и его проблемы" .

В последующие годы интерес к проблемам дознания в среде ученых-процессуалистов не ослабел. В период подготовки нового уголовно-процессуального законодательства вопросы правового регулирования дознания также привлекли повышенное внимание как разработчиков проекта УПК РФ, так и юристов - теоретиков, практиков .

Принятие УПК РФ не сняло, как ожидалось, остроты надлежащей законодательной регламентации производства дознания. Данная форма расследования преступлений вызвала оживленную дискуссию на страницах юридической печати, поскольку многие принципиальные вопросы дознания решены законодателем недостаточно четко либо оказались вовсе не урегулированными законом .

"Словарь русского языка" С.И. Ожегова определяет "дознание" как предварительное административное расследование 1. "Дознавать" означает "допытываться, узнавать, разузнавать, разведывать, доведываться, разыскивать, подходить розыском, осведомляться" 2; "точно разузнать, удостовериться в чем-нибудь" 3; "выведать, выяснить" 4. Действительно, дознание возникло в прошлом именно как административная деятельность полиции на первоначальном этапе досудебного производства, которая осуществлялась не по процессуальным правилам, обязательным только для производства предварительного следствия.

Далеко не всегда в России следователь как орган расследования по не зависящим от него причинам мог оказаться на месте происшествия и неотложно приступить к производству по уголовному делу. Так, участки, обслуживаемые первыми судебными следователями, введенными в России в 1860 г., были весьма обширными, что с учетом примитивных средств передвижения не позволяло своевременно произвести неотложные следственные действия. Даже по делам об убийствах осмотры места происшествия и судебно-медицинские исследования трупов проводились в срок свыше 10 суток со времени совершения преступления .

Именно для разрешения подобных ситуаций в основном полицейскими чинами производилось дознание, понятие и природу которого профессор Петербургского университета Н.Н. Розин определял как "меры, принимаемые указанными в законе органами, для установления по "горячим следам" события преступного деяния, его намечающихся юридических черт и предполагаемого его виновника" .

Согласно ст. 250 Устава уголовного судопроизводства (УУС) полиция немедленно или "никак не позднее суток" обязана была сообщить судебному следователю или прокурору о всяком проступке или преступлении. Если же этих должностных лиц не оказывалось на месте, полиция заменяла следователя и имела право произвести судебное дознание, не терпящее отлагательства: осмотр, обыск, выемку и др. Аналогичное право полиция осуществляла и при условии неотложности своих действий: когда обнаруживала только что совершившееся или совершающееся преступление, а также когда следы обнаруженного преступления могли быть утрачены до прибытия на место происшествия следователя (ст. ст. 252 - 258 УУС). В соответствии со ст. 255 УУС "произведенное дознание полиция передает судебному следователю, которому впоследствии сообщает и все дополнительные сведения, собранные ею по тому же предмету. Передавая дознание следователю, полиция доносит о том прокурору или его товарищу".

Русский дореволюционный уголовный процесс исходил из различия органов, осуществляющих расследование: органы дознания рассматривались как несудебные, органы предварительного следствия - как выступающие представителем судебного ведомства. Собственно деятельность по производству дознания определялась как непроцессуальная, и ее материалы выступали только как основание для производства предварительного следствия. По этому поводу русский юрист А. Квачевский замечал: "Дознание дает основание к начатию следствия, устанавливает известный взгляд следователя на способы к дальнейшему раскрытию преступления. Но дознание вырабатывает только сведения и указания, которые не имеют судебного характера, вся его роль ограничивается изысканием данных для следователя содействием ей, облегчением ее..." . Позднее И.Я. Фойницкий развил это утверждение: "Акты дознания не составляются в процессуальной форме и не имеют доказательной силы... Дознание может быть вверено полицейским органам, а предварительное следствие носит на себе характер судебной деятельности..." .

Таким образом, до советского периода развития отечественного уголовного процесса дознание воспринималось исключительно как административная деятельность полицейских органов, а ее акты в качестве источников доказательств не признавались .

Иное место занял институт дознания в советском уголовно-процессуальном законодательстве. В качестве важнейшей черты данной деятельности всегда акцентировался сугубо уголовно-процессуальный порядок ее процедур. Тем не менее до принятия Основ уголовного судопроизводства СССР 1958 г. советский законодатель, признавая безусловный приоритет за предварительным следствием как основной формой расследования, не проводил принципиального различия между следствием и дознанием. В связи с этим М.С. Строгович выступил с предостережением о смешении этих форм предварительного расследования, хотя признавал, что предварительное следствие и дознание производятся в единых процессуальных формах и акты этих органов имеют одинаковую доказательную силу. Он также обратил внимание на необходимость "четкого размежевания компетенции и полномочий различных государственных органов: предварительного следствия и дознания" .

Современный российский уголовный процесс также рассматривает дознание как уголовно-процессуальную деятельность, строго регламентированную законом. Конструирование этого противоречащего реальной правовой природе данной деятельности положения началось с принятием УПК РСФСР 1922 г. и особенно - УПК РСФСР 1923 г. Последний устанавливал, что акты дознания могут служить основанием к преданию суду по делам, не требующим производства предварительного следствия (ст. 98), а дознание производится по общим правилам, установленным для предварительного следствия (ст. 101). По делам, переданным следователю, акты дознания имели доказательственную силу, одинаковую с материалами предварительного следствия, и следователь освобождался от обязанности повторять действия, уже выполненные органами дознания. Статья 109 УПК РСФСР 1923 г. разрешала следователю не производить предварительного следствия или ограничиться производством отдельных следственных действий, если поступившие материалы дознания будут признаны достаточно полными.

В советском уголовном процессе функции дознания в первую очередь были приданы милиции. Хотя число безотлагательных следственных действий, производимых милицией, согласно Инструкции НКВД и НКЮ РСФСР об организации Рабоче-крестьянской милиции, принятой в 1918 г., ограничивалось тремя: осмотр, обыск, выемка. Этим закладывался принцип, на котором построено современное дознание, - проведение органами, его осуществляющими, следственных действий, требующих срочности в случае обнаружения преступления .

Уголовно-процессуальное законодательство 1922 - 1923 гг. значительно расширило круг органов дознания, более четко определило их задачи, а также увеличило число следственных действий, не терпящих отлагательства. Статья 99 УПК РСФСР 1923 г. обязывала органы дознания принимать меры к сохранению следов преступления, если они могут быть уничтожены или скрыты. Эти задачи выполнялись путем неотложных следственных действий: опроса подозреваемого и свидетелей, производства выемки, обыска, осмотров и освидетельствования.

Наряду с этим законодатель постоянно искал избирательные подходы к осуществлению расследования уголовных дел о преступлениях, не представляющих большой общественной опасности и несложных в производстве. Были предложены основные направления реформирования законодательства: освобождение следователя от расследования наиболее простых уголовных дел и упрощенное, в более короткие сроки, производство по ним. В результате в УПК РСФСР 1923 г. было закреплено принципиально новое процессуальное положение: наряду с предварительным следствием получила жизнь иная самостоятельная форма предварительного расследования - дознание по делам, по которым предварительное следствие необязательно, т.е. дознание, не предшествующее предварительному следствию, а его заменяющее. Это тот случай, когда дознанием исчерпывается все предварительное производство по уголовному делу. Статья 98 Кодекса предложила различать два вида дознания, в зависимости от того, проводится оно по делам, по которым производство предварительного следствия является обязательным, или же по делам, по которым материалы дознания могут служить основанием к преданию обвиняемого суду без производства предварительного следствия. Если совершенное преступление влекло за собой наказание, не превышающее одного года лишения свободы, органы дознания могли передать уголовное дело в суд без производства предварительного следствия.


Случайные файлы

Файл
14278-1.rtf
113534.rtf
150617.rtf
81861.rtf
130477.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.