Деятельность хозяйственного общества по определению своих аффилированных лиц (35571)

Посмотреть архив целиком

9



Деятельность хозяйственного общества по

определению своих аффилированных лиц


Закон Республики Беларусь "О хозяйственных обществах" в редакции Закона от 10.01.2006 № 100-З (далее - Закон), вводя в белорусское право понятие аффилированного лица хозяйственного общества, одновременно устанавливает определенные обязанности общества в связи с наличием у него аффилированных лиц. Рассмотрим, в чем состоят упомянутые обязанности и какие действия должно совершить хозяйственное общество в процессе их исполнения.

Иходя из ч. 3 ст. 56 Закона в связи с введением института "аффилированное лицо" хозяйственное общество обязано осуществить три следующих действия:

определить круг своих аффилированных лиц в порядке, установленном хозяйственным обществом;

письменно уведомить лиц, которые отнесены хозяйственным обществом к его аффилированным лицам, о том, что они являются таковыми;

вести учет аффилированных лиц хозяйственного общества.

Остановимся на каждом из перечисленных действий подробнее.


Определение круга аффилированных лиц


Хозяйственное общество, устанавливая порядок, в котором будет определяться круг его аффилированных лиц, вправе исключить применение объективного критерия выявления указанных лиц. Иными словами, общество может отказаться от выявления аффилированных лиц на основании данного в Законе общего определения соответствующего понятия, ограничившись применением субъективного критерия, то есть указать на то, что аффилированными лицами данного хозяйственного общества являются конкретные категории лиц. Субъективный же критерий проигнорировать невозможно, поскольку законодатель в ч. 2 ст. 56 Закона называет категории лиц, которые при любых обстоятельствах должны рассматриваться в качестве аффилированных лиц хозяйственного общества. * 

При определении аффилированных лиц с опорой на субъективный критерий желательно максимально точно поименовать все категории лиц, которые будут относиться к аффилированным лицам соответствующего хозяйственного общества. Дело в том, что законодатель, перечисляя категории лиц, в любом случае признаваемых аффилированными по отношению к обществу, охарактеризовал их достаточно общо. Поэтому уже само хозяйственное общество должно при определении круга своих аффилированных лиц добиться максимальной конкретизации.

Поясним, что процедура определения круга аффилированных лиц как бы распадается на два самостоятельных действия. Сначала необходимо установить именно категории лиц, которые будут признаваться аффилированными по отношению к данному обществу, а не перечислять сразу "поименно" конкретных лиц, ведь этот перечень может со временем изменяться. Указать такие категории следует в локальном нормативном акте хозяйственного общества, который, по нашему мнению, должен быть принят общим собранием участников общества. Хотя в законодательстве не устанавливается четко, какой орган управления общества "отвечает" за реализацию рассматриваемой обязанности, а потому теоретически вышеупомянутый локальный акт может принять и совет директоров (наблюдательный совет), наиболее корректным представляется все-таки принятие его общим собранием участников.

Определив категории лиц, которые будут относиться к аффилированным лицам данного хозяйственного общества, последнему необходимо сформировать и конкретный перечень лиц, являющихся на конкретную дату аффилированными по отношению к этому обществу. Указанный перечень формируется на основе очерченного в локальном нормативном акте хозяйственного общества круга (категорий) аффилированных лиц.

С составлением такого перечня у хозяйственного общества могут возникнуть некоторые проблемы в силу того, что у общества на первоначальном этапе отсутствует информация обо всех его аффилированных лицах. В частности, вряд ли у хозяйственных обществ в настоящее время имеется информация обо всех родственниках и свояках физических лиц, являющихся его аффилированными лицами, между тем упомянутые родственники и свояки также должны быть включены в число аффилированных лиц исходя из ч. 2 ст. 56 Закона. У общества может отсутствовать информация и о членах органов управления аффилированных с ним юридических лиц, а также о других категориях физических лиц, признаваемых согласно Закону аффилированными.

Получить такую информацию хозяйственное общество может только обратившись к соответствующему физическому лицу. В связи с этим законодатель предусмотрел право хозяйственного общества на обращение к своим аффилированным лицам, в отношении которых оно точно знает, что они таковыми являются, за информацией, необходимой для определения круга аффилированных лиц хозяйственного общества (ч. 3 ст. 56 Закона). В то же время аффилированное лицо, к которому обратилось общество, может отказать последнему в предоставлении нужной информации и обязать такое лицо предоставить ее невозможно. При этом указанный случай не охватывается ч. 8 ст. 56 Закона, устанавливающей обязанность аффилированного лица возместить убытки, причиненные обществу непредоставлением информации, указанной в ч. 4, 6 и 7 той же статьи.

В данном случае у хозяйственного общества имеется только возможность взыскания убытков с лица, их причинившего, на основании общегражданского принципа возмещения убытков, отраженного в ст. 14 Гражданского кодекса Республики Беларусь.

Получить информацию о юридических лицах, являющихся аффилированными по отношению к хозяйственному обществу, на наш взгляд, проще по следующей причине. Как и в иных странах мира, в Республике Беларусь ведется торговый регистр юридических лиц, в нашей стране именуемый Единым государственным регистром юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (ЕГР). Данные ЕГР являются общедоступными, и любое лицо может получить их за умеренную плату.


Уведомление лиц, отнесенных к аффилированным


Обязанность письменно уведомить лиц, которые отнесены хозяйственным обществом к его аффилированным лицам, должна быть исполнена, по нашему мнению, посредством направления соответствующим лицам заказных писем с уведомлением и описанием вложения либо посредством доставки письма с использованием услуг курьерской почты. Именно эти способы могут гарантировать, что аффилированное лицо будет точно уведомлено о том, что оно является таковым по отношению к хозяйственному обществу.

Надлежащим, на наш взгляд, следует признавать письменное уведомление по последнему известному хозяйственному обществу адресу аффилированного лица. Если же у хозяйственного общества отсутствуют точные адреса, например, членов органов управления его аффилированного лица, общество, как представляется, должно направить уведомление по месту нахождения своего аффилированного лица или, что более правильно, запросить его о месте жительства лиц, которые входят в его органы управления. **  В случае если аффилированное лицо хозяйственного общества откажется предоставить указанную информацию либо проигнорирует обращение к нему, по нашему мнению, никаких последствий для такого лица не наступит.

Отметим, что и невыполнение самим хозяйственным обществом рассматриваемой обязанности также может остаться без каких-либо негативных последствий для общества, так как законодатель не указывает, что неуведомление хозяйственным обществом своих аффилированных лиц влечет возмещение обществом убытков этим лицам в каких-то случаях.

В то же время даже в отсутствие непосредственного указания на это в Законе гражданско-правовая ответственность в виде возмещения убытков по общему правилу присутствует всегда, когда речь идет о нарушении гражданско-правовой обязанности. Эта особенность отличает гражданско-правовую ответственность от любых иных видов ответственности, в частности административного характера, для применения которых необходимо точное указание на вид правонарушения. Но административная ответственность хозяйственного общества за нарушение требования об уведомлении его аффилированных лиц, повторим, законодательно не установлена.


Ведение учета аффилированных лиц


Что касается учета хозяйственным обществом его аффилированных лиц, то указанный учет может вестись как на бумажных, так и на электронных носителях, - в зависимости от того, как урегулирует общество данный вопрос в локальном нормативном акте, регламентирующем вопросы, связанные с определением и учетом его аффилированных лиц. В том же акте следует оговорить, какие данные об аффилированных лицах хозяйственного общества подлежат учету и отражению в соответствующих учетных документах. По нашему мнению, обществу целесообразно отразить в учете следующие данные о его аффилированных лицах:

точное полное наименование юридического лица (так, как оно отражено в ЕГР);

фамилию, имя, отчество и паспортные данные физического лица, являющегося аффилированным лицом;

место жительства (место нахождения) аффилированного лица;

номер государственной регистрации юридического лица или индивидуального предпринимателя - аффилированного лица;

о юридических лицах, в которых аффилированные лица распоряжаются (единолично либо совместно) 20 и более процентами акций (долей участия);

о юридических лицах, в которых аффилированные лица занимают должности в органах управления либо являются управляющими (управляющей организацией);

о сделках, совершенных хозяйственным обществом со своими аффилированными лицами.


Предоставление информации физическими лицами, признанными аффилированными лицами


Закон возлагает обязанности не только на хозяйственное общество в связи с наличием у него аффилированных лиц, но и на самих аффилированных лиц в связи с приданием им такого статуса.

Так, белорусский законодатель предусматривает, что физические лица, которые являются аффилированными лицами конкретного хозяйственного общества, обязаны в порядке, установленном этим обществом, доводить до сведения общего собрания его участников и (или) совета директоров (наблюдательного совета) определенную информацию (о ней скажем ниже). Такая обязанность возложена на следующих физических лиц:

входящих в состав коллегиального органа управления хозяйственного общества либо осуществляющих полномочия единоличного исполнительного органа этого общества;

имеющих право единолично или совместно с одним или несколькими своими аффилированными лицами (родственниками и свояками) распоряжаться долей в уставном фонде (акциями) хозяйственного общества и (или) иного юридического лица, являющегося аффилированным лицом этого общества, в размере 20 и более процентов.

Таким образом, в локальном нормативном акте хозяйственного общества, которым будут регулироваться его отношения с аффилированными лицами, должно быть четко установлено, когда, кому и в какие сроки перечисленные аффилированные лица хозяйственного общества должны предоставлять соответствующую информацию. Например, в упомянутом акте может быть определено, что физическое лицо в 20-дневный срок с момента получения права распоряжаться 20 и более процентами акций (долей участия) в соответствующем юридическом лице обязано сообщить хозяйственному обществу о наличии у него такой возможности (права). Такая информация должна направляться по юридическому адресу хозяйственного общества и, по нашему мнению, адресоваться самому обществу, а не общему собранию участников и (или) совету директоров (наблюдательному совету), иначе никто не сможет воспользоваться данной информацией до проведения ближайшего совета директоров или общего собрания. Целесообразно также, чтобы в обществе был работник, в чьи обязанности будут вменены сбор такой информации, ее систематизация, ведение учета аффилированных лиц.

Итак, согласно ч. 4 ст. 56 Закона физические лица вышеуказанных категорий, являющиеся аффилированными лицами конкретного хозяйственного общества, обязаны предоставить последнему следующую информацию:

- о юридических лицах, в уставных фондах которых они единолично или совместно со своими аффилированными лицами (родственниками и свояками) имеют право распоряжаться долей в уставном фонде (акциями) в размере 20 и более процентов. Указанную информацию физическое лицо предоставляет в том виде и в том объеме, которые определены хозяйственным обществом в локальном нормативном акте, посвященном аффилированным лицам. По нашему мнению, такая информация должна включать сведения о наименовании соответствующего юридического лица, его месте нахождения, а также иные сведения, которые не будут являться коммерческой тайной этого юридического лица и при этом могут быть интересны хозяйственному обществу, в частности о видах деятельности, осуществляемых юридическим лицом.

Полагаем также, что физическое лицо обязано предоставлять сведения не только о тех юридических лицах, в которых ему непосредственно принадлежит доля участия (акции) в размере 20 и более процентов, но и о тех, в которых это физическое лицо может контролировать 20 и более процентов их капитала в силу косвенного контроля или "договорного" влияния ***  . Более того, указанное относится не только к физическому лицу, единолично обладающему таким контролем или влиянием, но и к лицу, которое обладает ими совместно со своими близкими родственниками и свояками. При этом все доли всех родственников и свояков соответствующего физического лица "суммируются" с долей самого физического лица, и если такая "совокупная" доля превышает 20 %, то физическое лицо должно информировать хозяйственное общество о соответствующем юридическом лице;

- о юридических лицах, в которых соответствующее физическое лицо или его аффилированные лица в виде близких родственников или свояков занимают должности в органах управления. Законодатель не конкретизирует, о каких органах управления юридического лица идет речь. К таковым же, как известно, относятся не только совет директоров (наблюдательный совет), дирекция (правление) либо директор (генеральный директор), но и общее собрание участников хозяйственного общества. Однако члены общего собрания участников общества не занимают в названном органе определенные должности, иными словами, член собрания участников - это не должность в органах управления общества. Следовательно, в рассматриваемой ситуации участие определенного физического лица либо его аффилированных лиц в общем собрании участников некоего общества не обязывает их уведомлять об этом соответствующее хозяйственное общество. Кроме того, поскольку законодатель ведет речь исключительно об органах управления юридического лица, участие соответствующего физического лица либо его близких родственников и свояков в ревизионной комиссии (занятие должности ревизора) либо в каких-то иных контрольных органах юридических лиц также не влечет за собой необходимости направлять информацию о таких лицах.

Что касается объема предоставляемой обязанными к тому физическими лицами информации о юридических лицах, в которых они занимают должности в органах управления, то он также должен определяться в локальном нормативном акте хозяйственного общества. При этом следует учитывать, что такая информация не должна относиться к коммерческой тайне соответствующего юридического лица;

- об известных соответствующим физическим лицам совершаемых или предполагаемых сделках хозяйственного общества, в совершении которых они могут быть признаны заинтересованными. Рассматривая указанную обязанность, необходимо выделить несколько моментов.

Во-первых, подчеркнем, что Закон обязывает физическое лицо, являющееся аффилированным лицом хозяйственного общества, предоставить информацию лишь об известных ему сделках, в которых такое лицо может быть заинтересовано. Такой подход вполне понятен, так как указанное лицо может просто не знать о тех сделках, которые совершаются либо готовятся к совершению с обществом, в заключении которых оно может быть признано заинтересованным лицом.

Во-вторых, нельзя не заметить, что предоставление информации об уже совершаемых сделках общества может и не достичь цели, которую, очевидно, преследует законодатель, а именно соблюдение требования ст. 57 Закона о том, что решение о сделке, в совершении которой имеется заинтересованность его аффилированных лиц, должно быть принято общим собранием участников хозяйственного общества. Если сделка уже совершается, то вполне возможно, что соответствующая информация запоздает, в результате чего общество заключит сделку без соблюдения процедуры, предусмотренной ст. 57 Закона.

В-третьих, в отношении предполагаемых сделок хозяйственного общества очень важно предусмотреть срок, в течение которого с момента, когда определенному физическому лицу стала известна информация о предполагаемой сделке, оно должно сообщить об этом обществу. Определить такой срок следует опять же в локальном нормативном акте хозяйственного общества, в котором регулируются отношения с его аффилированными лицами. По нашему мнению, указанный срок целесообразно ограничить 3-5 днями с того момента, когда физическому лицу стало известно о возможном совершении сделки "с заинтересованностью". Такой срок позволит обществу совершить сделку с точным соблюдением всех предусмотренных законодательством процедур.

Наконец, заметим, что информация о вышеназванных сделках носит оценочный характер, что оставляет аффилированному лицу возможность при желании сослаться на то, что ему не было известно о предполагаемых сделках хозяйственного общества, тем самым уйдя от выполнения обязанности по предоставлению такой информации обществу.

Частью 5 ст. 56 Закона предусмотрено, что признанные аффилированными лицами хозяйственного общества физические лица, которые обладают правом единолично или совместно со своими близкими родственниками и свояками распоряжаться 20 и более процентами в уставном фонде соответствующего общества или юридического лица - аффилированного лица такого общества, могут уполномочить предоставлять обществу рассмотренную выше информацию одного из них. При этом законодатель устанавливает, что соответствующая информация должна доводиться до сведения общего собрания участников, или совета директоров (наблюдательного совета), или до того и другого органа одновременно. По этому поводу еще раз заметим, что сведения все-таки не должны направляться лишь в адрес общего собрания участников, поскольку общество, учитывая нерегулярность работы данного органа управления, может быть лишено возможности использовать указанные сведения в конкретной ситуации при заключении сделки, в которой имеется заинтересованность аффилированных лиц.

Равно как и в отношении физических лиц, признанных аффилированными лицами хозяйственного общества, Закон Республики Беларусь "О хозяйственных обществах" в редакции Закона от 10.01.2006 № 100-З (далее - Закон) в ч. 6 ст. 56 устанавливает обязанность определенных категорий юридических лиц, являющихся аффилированными лицами общества, предоставлять оговоренную в Законе информацию.

Указанную обязанность Закон возлагает только на юридические лица трех категорий:

- юридическое лицо, имеющее право распоряжаться долей в уставном фонде (акциями) хозяйственного общества, - в размере 20 и более процентов;

- юридическое лицо, имеющее право распоряжаться долей в уставном фонде (акциями) иного юридического лица, являющегося аффилированным лицом этого общества, - в размере 20 и более процентов;

- юридическое лицо, по отношению к которому хозяйственное общество является дочерним или признается зависимым.

Выделение именно этих категорий аффилированных лиц хозяйственного общества достаточно понятно: все перечисленные юридические лица, признанные аффилированными по отношению к обществу, обладают возможностью влиять на принимаемые последним решения. Следовательно, такие юридические лица являются "наиболее опасными" аффилированными лицами хозяйственного общества, поскольку общество может под их влиянием совершить сделку, противоречащую интересам самого общества, но удовлетворяющую интересам указанных лиц, в силу чего пострадают интересы иных участников (акционеров) хозяйственного общества.

Вместе с тем, руководствуясь теми же мотивами, законодатель, на наш взгляд, с полным основанием мог бы включить в указанную группу и юридические лица, которые выступают головной организацией, уполномоченной организацией или центральной компанией в хозяйственной группе, участником которой является соответствующее хозяйственное общество. Однако сделано это не было, в связи с чем у названной категории лиц обязанности по предоставлению обществу информации не возникает.

Что касается субъектов, относимых к аффилированным лицам хозяйственного общества в силу того, что уже само общество способно влиять на принятие ими решений, то такие лица, действительно, "менее опасны" с точки зрения возможности "вмешаться" в совершаемые хозяйственным обществом сделки. Потому у общества отсутствует необходимость в получении от них дополнительной информации.

Итак, законодатель предусматривает, что юридические лица, принадлежащие к трем вышеуказанным категориям аффилированных по отношению к хозяйственному обществу лиц, должны предоставлять обществу следующую информацию:

- о юридических лицах, в уставных фондах которых они единолично или совместно с аффилированным лицом (лицами) хозяйственного общества в результате согласованных действий, в том числе в силу заключенного договора, имеют право распоряжаться долей (акциями) в размере 20 и более процентов. В приведенном требовании важно обратить внимание на то обстоятельство, что речь идет о возможности юридического лица, являющегося по отношению к обществу аффилированным, совместно с иным юридическим лицом распоряжаться 20 и более процентами долей (акций) в результате согласованных действий. Такая формулировка позволяет сделать вывод, что белорусский законодатель не требует предоставлять информацию о юридических лицах, в которых несколько аффилированных лиц хозяйственного общества просто владеют в совокупности долями (акциями) в размере 20 и более процентов. Указанное предписание распространяется лишь на случай, когда юридические лица, аффилированные по отношению к хозяйственному обществу, вступили в сговор между собой, результатом которого стали их согласованные действия.

В основе таких согласованных действий может лежать легализованный договор между соответствующими юридическими лицами, но наличие его исходя из формулировки абзаца 3 ч. 6 ст. 56 Закона необязательно. Иными словами, законодатель допускает ситуацию, когда вместо договора, заключенного в соответствии с законодательством Республики Беларусь (в частности, с соблюдением его письменной формы), между сторонами - аффилированными лицами хозяйственного общества совершено некое соглашение в устной форме, которое формально никак не проявляется, однако на поверку приводит к согласованным действиям между такими лицами. Вместе с тем, учитывая, что информацию о юридическом лице, указанном в абзаце 3 ч. 6 ст. 56 Закона, должно сообщить само юридическое лицо, вступившее в подобный сговор, такое лицо вряд ли признает наличие соответствующего сговора, если между сторонами не будет заключен легальный договор, например договор простого товарищества либо иной - как поименованный, так и не поименованный в белорусском праве - договор.

Что касается объема и сроков предоставления указанной информации, то, по нашему мнению, они должны быть аналогичны определяемым для предоставления информации физическими лицами, аффилированными по отношению к хозяйственному обществу, о чем сказано в предыдущем разделе статьи. 2.

Отметим также, что и в данном случае, определяя размер доли участия (акций), которыми может распоряжаться аффилированное лицо в уставном фонде соответствующего юридического лица, необходимо суммировать все принадлежащие участникам определенного соглашения доли. При этом еще раз подчеркнем, что речь идет не только о прямом, но и о косвенном контроле, не только о владении долями (акциями), но и о возможности распоряжаться ими, в том числе на договорной основе.

- об известных вышеуказанным юридическим лицам, являющимся аффилированными по отношению к хозяйственному обществу, совершаемых или предполагаемых сделках хозяйственного общества, в совершении которых они могут быть признаны заинтересованными. В отношении данной информации справедливо практически все сказанное в предыдущем разделе статьи об аналогичной информации, которую должно предоставлять обществу аффилированное по отношению к нему физическое лицо.

Как и в случае с физическим лицом, юридическое лицо, на которое возложена обязанность по предоставлению вышеназванной информации, может не знать обо всех совершаемых либо планируемых сделках хозяйственного общества. Равным образом аффилированному лицу общества может быть неизвестно о предполагаемых сделках с этим хозяйственным обществом иного юридического лица, долей в уставном фонде (акциями) которого в размере 20 и более процентов такое аффилированное лицо распоряжается. Обусловлено это тем, что вопросы внешнего представительства, к каковым относится и совершение сделок, по общему правилу находятся в компетенции исполнительного органа, воля, а в силу этого и действия которого в определенной степени автономны по отношению к воле и действиям участника соответствующего общества (юридического лица).

Теоретически обозначенную проблему можно решить посредством внесения в учредительные документы юридических лиц условия о том, что их участники (учредители) в обязательном порядке информируются исполнительным органом о предполагаемых сделках определенного рода и вида, в частности с конкретными лицами или категориями лиц. Но реализовать указанное положение на практике будет сложно, поскольку его введение приведет к затягиванию процесса совершения сделок, связанных с текущей деятельностью юридического лица, что в конечном счете может негативно сказаться на производственной деятельности такого лица и, следовательно, на его доходах (прибыли).

Предоставлять рассмотренную информацию юридические лица, относящиеся к трем вышеуказанным категориям аффилированных лиц хозяйственного общества, обязаны также трем возможным адресатам: общему собранию участников, или совету директоров (наблюдательному совету), или общему собранию участников и совету директоров (наблюдательному совету) одновременно. Повторим, что уведомление только общего собрания участников, на наш взгляд, нецелесообразно в силу нерегулярности работы этого органа управления.


Если аффилированное лицо приобретает долю

в уставном фонде (акции) общества…


Часть 7 ст. 56 Закона обязывает любое аффилированное лицо хозяйственного общества (независимо от категории) в порядке, установленном этим обществом, уведомить его о приобретении доли в уставном фонде (акций) этого общества не позднее 10 дней с даты ее (их) приобретения.

По поводу приведенной нормы возникает вопрос, что понимать под датой приобретения доли участия (акций), от которой следует вести отсчет 10-дневного срока: момент совершения (заключения) сделки, направленной на переход прав на долю (акцию) к аффилированному лицу, либо момент, когда соответствующее аффилированное лицо станет обладателем доли участия (акции). Ведь указанные моменты могут не совпадать по времени, если в договоре указано, что права на акцию (долю участия) переходят к приобретателю не в момент заключения договора, а например, после их полной оплаты, либо через какой-то срок после заключения договора, либо после наступления определенного события.

По нашему мнению, по логике законодателя речь все-таки идет о моменте, когда соответствующее аффилированное лицо станет обладателем доли участия (акции), поскольку сам термин "приобретение" означает уже свершившийся переход прав на долю участия (акции). Именно с этого момента и следует отсчитывать 10-дневный срок.

При этом в Законе предусмотрено, что порядок уведомления должно определить само хозяйственное общество. То есть общество в локальном нормативном акте, регламентирующем его взаимоотношения с аффилированными лицами, должно указать, с помощью какого вида связи следует направлять сообщение (например, заказным письмом с уведомлением с описанием вложения либо по факсу и т.д), а также какому органу нужно его направить. Как представляется, в этом случае также нельзя ограничиваться указанием лишь на общее собрание участников и (или) совет директоров (наблюдательный совет) - такое уведомление должен получить и исполнительный орган.

Устанавливая жесткий срок, отведенный для уведомления аффилированным лицом о приобретении им доли в уставном фонде (акций) хозяйственного общества, законодатель не предусмотрел ответственности ни за нарушение указанного срока, ни за невыполнение этой обязанности вовсе, что, безусловно, не вполне корректно. В то же время следует признать, что даже полное игнорирование аффилированным лицом рассматриваемой обязанности не принесет сколько-нибудь заметных негативных последствий для общества. Дело в том, что общество в лице его исполнительных органов всегда вправе запросить держателя реестра его акций (если речь идет об акционерном обществе) и получить все необходимые сведения о своих акционерах. В любом случае станет известна информация и о приобретении доли в уставном фонде общества с ограниченной или с дополнительной ответственностью, поскольку сведения о составе участников и принадлежащих им долях включаются в учредительные документы таких обществ и подлежат обязательной государственной регистрации (в том числе при каждом изменении состава участников и характера распределения долей).


Возмещение убытков хозяйственному обществу


Часть 8 ст. 56 Закона устанавливает, что в случае, когда хозяйственному обществу причинены убытки в результате непредставления аффилированным лицом указанной выше информации, такое лицо по требованию общего собрания участников общества обязано возместить ему данные убытки, если иное не предусмотрено другими законодательными актами.

Убытки могут возникнуть, прежде всего, в связи с признанием сделки между аффилированным лицом и хозяйственным обществом недействительной в силу нарушения порядка ее совершения (например, не получено согласие общего собрания на осуществление такой сделки). Хотя речь в такой ситуации идет об оспоримой сделке и, как следствие, о гражданско-правовой реституции, то есть напрямую хозяйственное общество пострадать не должно, однако наряду с прямым ущербом возможна упущенная выгода, а ее возместить при двусторонней реституции не удастся. Статья 56 Закона как раз и позволяет хозяйственному обществу попробовать добиться возмещения упущенной выгоды аффилированным лицом.

Законодатель, отметим, не устанавливает императивного правила об обязательном возмещении убытков, возникших в результате непредоставления аффилированным лицом нужной хозяйственному обществу информации, независимо от того, потребовало ли общество такого возмещения. Общее собрание участников общества может предъявить указанное требование к соответствующему аффилированному лицу. Тем самым вопрос о возмещении убытков переведен из компетенции исполнительного органа общества в компетенцию его высшего органа управления. Следовательно, без санкции общего собрания исполнительный орган, в частности директор (генеральный директор), не вправе потребовать от аффилированного лица возмещения соответствующих убытков.

К сожалению, законодатель не урегулировал порядка принятия общим собранием участников решения по указанному вопросу и не установил какого-либо ограничения на участие в голосовании по данному вопросу тех аффилированных лиц, по вине которых обществу причинены убытки. В этой ситуации мы, к сожалению, вынуждены констатировать, что если законодатель не сделал изъятия из порядка принятия решения общим собранием участников, то на рассматриваемые отношения распространяют свое действие общие нормы. То есть, даже если обществу причинены убытки по вине аффилированного лица - участника общества либо аффилированного лица, которое косвенно контролирует общество или иным образом распоряжается долями участия (акциями) в обществе, такое лицо, приняв участие в общем собрании, фактически (да и юридически) сможет заблокировать принятие обществом соответствующего решения.

Что до "иных законодательных актов", которыми может быть предусмотрен иной, по сравнению с Законом, подход к возмещению убытков в рассматриваемой ситуации, то в настоящее время таковые отсутствуют. Единственный акт, о котором можно упомянуть, - это Закон Республики Беларусь от 12.03.1992 № 1512-XII "О ценных бумагах и фондовых биржах". Он обязывает лиц, приобретающих более чем 5 % общего числа размещаемых акций с правом голоса, в течение 5 дней после покупки сообщить о таком приобретении эмитенту (обществу). При этом постановлением Правительства Республики Беларусь за несоблюдение указанных требований установлена ответственность. Однако, по нашему мнению, наличие этих норм не препятствует применению ч. 8 ст. 56 Закона "О хозяйственных обществах", так как применение административной ответственности за одни правонарушения не влияет на возможность применения гражданско-правовой ответственности за определенные "сходные действия".


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


  1. Конституция Республики Беларусь. Принята на республиканском референдуме 24 ноября 1996г.

  2. Гражданский кодекс Республики Беларусь от 7 декабря 1998 г. № 218-З. Принят Палатой представителей 28 октября 1998 года. Одобрен Советом Республики 19 ноября 1998 года. (Ведомости Национального собрания Республики Беларусь, 1999 г., № 7-9, ст.101).

  3. Закон Республики Беларусь «О бухгалтерском учете и отчетности» от 18 октября 1994 года № 3321-XII (Ведомости Верховного Совета Республики Беларусь, 1994 г., № 34, ст.566).

  4. Годунов В.Н. Комментарий к Гражданскому кодексу Республики Беларусь с приложением актов законодательства и судебной практики (постатейный): В 3 кн. Кн. 2. Разд. III. Общая часть обязательственного права. Раздел IV. Отдельные виды обязательств (главы 30-50) / Отв. ред. и руководитель авторского коллектива В.Ф. Чигир. – Мн.: Амалфея, 2005.

  5. Гражданское право: Учебник Автор: Алексеев С.С., Гонгало Б.М. М.: 2006г. – 480с.

  6. Гражданское право. Автор: "Фоков А.П., Попонов Ю.Г., Черкашина И.Л. и др." Издательство: "КноРус". 2008.

  7. Колбасин Д.А. Гражданское право. Общая часть. - Мн.: ПолиБиг. По заказу общественного объединения «Молодежное научное общество». 1999. - 360с.

  8. Хозяйственное право Республики Беларусь: Практическое пособие / С. С. Вабищевич. – Мн.: Молодежное науч. об-во, 2002. – 398с.

  9. Хозяйственное право Республики Беларусь. Особенная часть. Практ. пособие – Мн.: «МНО», 2001. – 318с.



Случайные файлы

Файл
92149.rtf
73935-1.rtf
150666.rtf
19784-1.rtf
29297.rtf