Теоретические основы института возмещения вреда (34098)

Посмотреть архив целиком

Теоретические основы института возмещения вреда причиненного, личным правам и законным интересам военнослужащих в условиях боевых действий


Историко-правовая характеристика развития института возмещения вреда, причиненного личным правам и законным интересам военнослужащих в условиях боевых действий


Преобразования, происходящие в современном российском обществе, обусловленные реформированием правовой системы, а также возникновение принципиально новых угроз для существующих общественных отношений в лице международного терроризма и экстремизма, предопределили формирование качественно новых подходов к пониманию института ответственности в целом и возмещения вреда, причиняемого военнослужащим, как его частного проявления. Все это также находит отражение в современном отечественном законодательстве. Наиболее значимыми событиями в этой сфере законодательной деятельности явилось принятие и введение в действие нового ГК РФ, Федерального закона "О статусе военнослужащих", а также Федерального закона "О противодействии терроризму"0. Развивая многие демократические принципы Конституции Российской Федерации, данные акты закрепили необходимость обеспечения восстановления нарушенных прав и их судебной защиты, а также конкретизировали механизмы реализации права на защиту. При этом созданы необходимые правовые условия для решения важнейшей задачи - быстрого и полного возмещения причиненного вреда.

Интерес к заявленной теме настоящего исследования объективно обусловлен, с одной стороны, недостаточной разработанностью проблемы в юридической науке, с другой - необходимостью совершенствования действующего законодательства и повышения эффективности его применения.

Принцип обеспечения восстановления нарушенных личных прав и законных интересов военнослужащих предполагает не только возмещение имущественного, но также и компенсацию неимущественного вреда. Институт компенсации морального вреда является достаточно новым для нашего законодательства, в связи с чем возникает ряд проблем теоретического и практического характера.

Например, в юридической литературе все чаще возникают споры относительно разграничения условий, при которых у военнослужащих может возникать право требовать возмещения вреда. Кроме того, не совсем ясно в каком порядке военнослужащие могут реализовывать свое право на возмещение причиненного им вреда в условиях боевых действий. Ответь на эти и другие вопросы, периодически возникающие на практике, возможно лишь поняв суть института возмещения вреда и познав историю его формирования.

В этой связи представляет значительный интерес изучение исторического опыта развития института возмещения вреда военнослужащим в истории права Российского государства, которое может быть полезно для совершенствования отечественного законодательства. Особенную актуальность в сравнительно-правом аспекте приобретает разграничение возмещения вреда военнослужащим вообще и в условиях боевых действий в частности.

Институт возмещения вреда, причиненного личным правам и законным интересам военнослужащих, в национальной правовой системе Российского государства формировался по мере становления и укрепления государственности и развития вооруженных сил со времен Древней Руси до наших дней. По мнению профессора В.М.Калинина историко-правовой подход к изучению проблем возмещения вреда, причиненного личным правам и законным интересам гражданина (военнослужащего), позволяет выявить закономерности развития указанного правового института и выработать рекомендации по совершенствованию законодательства в данной области.0

Развитие древнерусского права во многом было взаимообусловлено становлением и развитием Древнерусского государства. Исходную точку, которая бы определила возникновение института возмещения вреда, представляется весьма проблематичным, поскольку первые правовые нормы не документировались, а существовали в виде обычаев, передаваясь в устной форме.

Весьма распространенным в государствах восточных славян (примерно в середине IX в. н.э.) были институты кровной мести, а также денежного вознаграждения за причиненный преступлением вред.

Первые правовые источники IX - Х вв. - договоры Руси с Византией (911, 944, 971 гг.) дают представление о складывающемся праве Древней Руси, подтверждая существование как принципа талиона за причинение смерти, так и имущественных санкций за совершенное преступление. Например, при причинении увечья мечом или копьем виновный обязан был уплатить 5 литров серебра, а если он был неплатежеспособен, то его имущество (даже одежда) распродавалось, т. е. виновный признавался, по существу, должником: "Аще ли ударить мечем или бьеть кацем любо сосудом, за то ударение или бьенье да вдасть литр 5 сребра по закону Рускому. Аще ли (будет) неимовит тако сотворивыи, да вдасть, елико можать, да соиметь (с) себе и ты самыа порты, в них же ходить"0.

Сопоставление норм, закрепленных в договорах (911, 944, 971 гг.), с нормами, содержащимися в Русской Правде - памятнике права Древней Руси, состоящей из Устава Ярослава Владимировича (1019 - 1054 гг.) и Устава Владимира Мономаха (1113-1125 гг.), а также в Псковской судной грамоте (1397 г.). явно указывает на то, что нормы о защите жизни и здоровья человека, закрепленные в договорах Руси с Византией, несколько отличались от норм, регулирующих отношения, связанные с причинением вреда жизни или здоровью непосредственно на Руси. В текстах договоров содержатся ссылки на "Закон Русский", представлявший собой, по мнению историков-правоведов, свод обычаев0. Распространенным в этой связи считается мнение о том, что это было обусловлено международным характером договоров, и закрепление, например, кровной мести за убийство человека другого государства противоречило бы политическим целям, обостряя межгосударственные отношения.

В аспекте изучения института возмещения вреда интересен рассказ летописца о проведении Владимиром Святославичем судебной реформы, которая должна была стать ответом государства на эти разбои0. Как сообщается в "Повести временных лет", "И умножишася зело разбоеве, и реша (сказали) епископи Володимеру: "Се умножишася разбоиници; почто не казниши ихъ?" Он же рече (сказал) имъ: "Боюся греха". Они же реша ему: "Ты поставленъ еси от бога на казнь злымъ, а добрымъ на милованье. Достоить ти казнити разбойника, но со испытомъ" Володимеръ же отвергъ виры, нача казнити разбойники, и реша епископи и старци: "Рать многа; оже вира, то на оружьи и на коних буди". И рече Володимеръ: "Тако буди". И живяше Володимеръ по устроенью отьню и дедню"0. Этот казалось бы простой для понимания текст вызвал значительные различия в толковании.

Согласно комментарию Д.С.Лихачева к этому рассказу0, Владимир, следуя нормам русского права, брал с убийц виры - штрафы. Епископы (они были тогда из греков) посоветовали Владимиру наказывать убийц смертью, усилив предварительное расследование ("со испытом"), что великий князь и сделал. Но вскоре оказалось, что государство лишилось некоторой части доходов. Тогда русские советники князя - "старцы" и епископы (те же или другие - не ясно) посоветовали ему вернуться к старой русской вире и употреблять ее на приобретение коней и оружия. Владимир согласился с этим и стал придерживаться русского обычая отцов и дедов0. Такое толкование представляется наиболее близким к содержанию летописного рассказа. Между тем, по мнению одних исследователей, Владимир заменил "частный выкуп" -головщину штрафом в пользу государства - вирой; по мнению других, виру за разбой сменили "поток и разграбление" и т. д.0 Были и иные интерпретации реформы Владимира: предполагалось, что до нее применялась только кровная месть, а также, что вира - это штраф, установленный в княжение Ольги на содержание всей дружины0. Однако эти мнения не учитывали древней судебной практики, восходящей к периоду "военной демократии" (ограничение права кровной мести, раздел штрафа между "королем" или племенем, с одной стороны, и родственниками убитого, с другой), а также существования древней системы продаж, отраженной позднее в Древнейшей Правде. Вира в пользу князя имела очень давнюю традицию, и утверждение летописца о возвращении Владимира к "устроенью отънго и дедню", взиманию вир - штрафа за убийство, имеет все основания.

Важнейшим законодательным памятником Древнерусского государства явилась Русская Правда, ибо в ней охвачены чуть ли не все отрасли тогдашнего права. Наряду с Русской Правдой следует назвать и княжеские уставы, регламентировавшие отдельные вопросы жизни древнерусского общества.

Русская Правда в основе своей представляла законодательство князей. При этом судебная практика, свидетельствуюет о том, что на Руси была распространена кровная месть за убийство, а в случае, если мстить было некому, то с виновного взыскивался штраф. Особенностью правовых норм, охраняющих естественные права человека на Руси, следует признать взыскание в пользу потерпевшего только части штрафа, а большая часть взыскивалась в пользу казны. Если виновный не мог уплатить указанную сумму или убийца не был найден, то платила община, к которой принадлежал виновный или на территории которой был найден убитый. Это подтверждается нормами, изложенными в Суде Ярослава Владимировича (Русский Закон): "Если кто ударит кого мечом, но не убьет до смерти, платит 3 гривны, а раненому - гривну за рану, да еще, что следует за леченье0. .. .Если же убийца из той же общины (как и виновный) и находится налицо, то община или помогает ему, так как и он приплачивал за других по общественной раскладке, или же платит дикую виру в 40 гривен сообща, а вознаграждение потерпевшим платит сам убийца, внося в виру только свою долю по раскладке"0.


Случайные файлы

Файл
95391.doc
3245-1.rtf
181818.rtf
92302.rtf
117314.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.