Стадии совершения преступления (33737)

Посмотреть архив целиком

Стадии совершения преступления


Стадии совершения преступления — это этапы, которые проходит преступление в своем развитии от начала (подготовительных действий) до конца (наступления общественно опасных последствий). В случае, если развитие преступления было прервано на любой из стадий до его завершения, речь идёт о неоконченной преступной деятельности.

Данные два понятия достаточно часто употребляются в литературе в качестве взаимозаменяемых. Например, разделы многих учебников, описывающие неоконченную преступную деятельность, носят название «Стадии совершения преступления».

Стадии совершения преступления не обязательно присутствуют в деянии: наступлению общественно опасных последствий или совершению преступного деяния может и не предшествовать никаких этапов общественно опасного поведения, такие этапы не образуют обязательного компонента преступности деяния. В целом стадии преступления становятся предметом правового рассмотрения только в случае, когда преступление является прерванным, т.е. при неоконченной преступной деятельности. Уголовно-правовая оценка действий лица в таких случаях будет зависеть от того, являлось ли такое прерывание добровольным или оно произошло по не зависящим от лица причинам, а также от конкретной стадии, на которой произошло прерывание.

Первым этапом, предшествующим совершению общественно опасного деяния, может являться формирование умысла или замышление преступления. Формирование умысла представляет собой мыслительную деятельность субъекта, направленную на создание психической модели будущего преступления: постановку целей и задач, выбор средств и способов их достижения, обдумывание постпреступной деятельности по сокрытию следов преступления и т.д.

В процессе формирования умысла или после его завершения лицо может сообщить окружающим о наличии у него намерения совершить преступление (в словесной, письменной или иной форме). Такое информирование в уголовно-правовой теории получило название «обнаружение умысла».

После того, как будет сформировано преступное намерение, виновный может совершить определённые запланированные им действия, направленные на подготовку условий для приведения преступного замысла в исполнение: приобретение орудий и средств преступления, поиск соучастников и т.д.

Наконец, лицо непосредственно должно совершить действия, направленные на причинение вреда объектам уголовно-правовой охраны. Эти действия и процесс реализации преступного вреда могут быть как одномоментными, так и растянутыми во времени.

Уголовно-правовое значение имеют стадии лишь умышленного преступления. Деяния, приводящие к неосторожному причинению вреда, становятся преступными лишь в момент фактического наступления общественно опасных последствий, до этого они не считаются преступными.

Отдельными теоретиками высказываются мнения о возможности выделить также стадии неосторожного преступления, однако большинство российских учёных не признают теоретической и практической ценности за такими конструкциями.

Лишь преступления, совершаемые с прямым умыслом, могут иметь неоконченный характер, поскольку в неосторожных преступлениях и преступлениях с косвенным умыслом отсутствует какой-либо желаемый виновным преступный результат.

Спорным в теории уголовного права является вопрос о том, могут ли быть неоконченными преступления с формальным составом, преступления, совершаемые путём бездействия и преступления, в которых уже с совершением первого поведенческого акта виновного, образующего объективную сторону преступления, оно считается оконченным. Противники признания возможности неоконченной преступной деятельности указывают, что в таких случаях деятельность лица до того, как преступление будет окончено, не носит преступного характера, является безразличной для уголовного права. Так, например, при бездействии лицо может сколь угодно долго воздерживаться от совершения требуемых от него действий, пока не наступит некоторый критический момент, который переведёт такое бездействие в разряд преступного.

Между тем, указывается, что в большинстве преступлений с формальным составом возможна как минимум приготовительная деятельность, а если деяние состоит из нескольких актов, либо если имеется разрыв во времени между началом и окончанием преступного действия — возможно и покушение.

Неоконченная преступная деятельность возможна и в случае совершения преступления в состоянии сильного душевного волнения, не исключавшего возможность лица предвидеть наступление общественно опасных последствий и желать такого наступления. В то же время, невозможно приготовление и покушение на деяния, совершаемые с превышением пределов необходимой обороны или мер, необходимых для задержания лица

Хотя истории уголовного права известна ответственность как за формирование умысла (Соборное уложение 1649 года: «Будет кто каким умышлением учнет мыслить на государьское здоровье злое дело, а про то его злое умышление кто известит, и по тому извету про то его злое умышление сыщется допряма, что он царское величество злое дело мыслил и делать хотел, и такова по сыску казнить смертию»), так и за его обнаружение (Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года устанавливало ответственность за «изъявление на словах, или письменно, или каким-либо иным действием намерения учинить преступление»), современное уголовное право, как правило, признаёт формирование и обнаружение умысла ненаказуемыми.

Формирование умысла представляет внутренний психический процесс, оно никак не проявляется вовне и потому само по себе, без последующих действий по реализации такого умысла не представляет собою угрозы для охраняемых уголовным правом общественных отношений, интересов и благ. Кроме того, в настоящее время признается неотъемлемым право индивида на свободу мысли. Поэтому содержание мыслей не должно становиться предметом правовой оценки.

Обнаружение умысла само по себе, не подкреплённое конкретными действиями лица, направленными на реализацию намерения или хотя бы создание условий для такой реализации, также ненаказуемо. В этом случае также ещё не причиняется вреда объектам уголовно-правовой охраны и не создаётся реальной угрозы причинения такого вреда, следовательно, не может идти речи об общественной опасности. Отмечается, что обнаружение умысла часто, напротив, препятствует совершению преступления, ввиду своевременного принятия мер к предотвращению преступления.

Наказуемость обнаружения умысла характерна в основном для государственных преступлений в правовых системах государств с автократическим или тоталитарным режимом, где государство стремится к контролю за всеми сферами жизнедеятельности человека, в том числе и за его частной жизнью. Напротив, либерально-демократическая идеология исключает признание обнаружения умысла преступным. Монтескьё писал, что «законы должны наказывать одни только преступные действия». В Наказе Екатерины II говорилось, что «законы не обязаны наказывать никаких других, кроме внешних или наружных действий». В целом указывается, что наказуемость обнаружения умысла связана с судейским произволом, поскольку такая наказуемость основана на вторжении юстиции в мыслительную сферу человека, недоступную для объективного внешнего наблюдения.


Обнаружение умысла и сходные деяния


Обнаружение умысла следует отличать от угрозы совершения преступления, которая в отдельных случаях (например, угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью) может иметь самостоятельное уголовно правовое значение, поскольку уже сам факт угрозы причиняет вред (в основном носящий характер морального или организационного). Угроза совершения преступления не рассматривается как стадия реализации преступного намерения, это самостоятельное преступное деяние, информационное действие, несущее в себе самостоятельную общественную опасность.

Кроме того, обнаружение умысла отличается и от «информационных» преступлений, сущность которых заключается в передаче некой информации от одного субъекта к другому: оскорбление, клевета, публичные призывы к развязыванию агрессивной войны и т.д. В таких деяниях уже сам факт передачи информации причиняет преступный вред, является общественно опасным.

Приготовлением к преступлению признаются деяния лица, направленные на создание условий для будущего совершения преступления, не доведённые до конца по причинам, не зависящим от воли данного лица.

При приготовлении к преступлению лицо выполняет первые конкретные действия, направленные на обеспечение совершения будущего преступного посягательства, приступает к практической реализации своего преступного замысла. Непосредственно приготовительные действия не причиняют ущерба объектам уголовно-правовой охраны, однако они создают условия для причинения им вреда, чем и определяется их общественная опасность.

Преступными признаются не любые приготовительные действия, а только несущие в себе повышенную опасность. В некоторых правовых системах приготовительные действия и вовсе признаются ненаказуемыми, однако здесь необходимо иметь в виду, что законодательством разных стран предусматриваются различные правила разграничения приготовления и покушения на преступление: одни и те же действия (например, приобретение орудия преступления) могут рассматриваться и как приготовительные, и как уже входящие в состав покушения на преступление.

Приготовительными могут признаваться следующие действия: подготовка и приискание орудий преступления, поиск соучастников преступления, действия по заблаговременной нейтрализации технических средств охраны и т.д.


Случайные файлы

Файл
151863.rtf
70592.rtf
12692-1.rtf
93847.rtf
31131.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.