Роль арбитражного управляющего при заключении мирового соглашения в деле о банкротстве (33253)

Посмотреть архив целиком

Роль арбитражного управляющего при заключении мирового соглашения в деле о банкротстве


Правовая природа мирового соглашения в рамках дела о банкротстве служит предметом научной дискуссии. Во-первых, в литературе широко обсуждается вопрос о договорной природе мирового соглашения. Во-вторых, авторы подвергают критике отношение мирового соглашения к процедурам банкротства.

Отмечая в мировом соглашении признаки многосторонней гражданско-правовой сделки, а также процессуально-значимого действия, ученые определяют мировое соглашение как сложный юридический факт, как "специфический институт, значительно отличающийся от одноименного института, существующего в исковом производстве", как "особую разновидность обязательств, основанием возникновения которых служит сложный фактический состав, включающий в себя волеизъявление должника, решение собрания кредиторов и судебный акт в форме определения об утверждении мирового соглашения". Договорная природа мирового соглашения подвергается сомнению в силу отсутствия единства воли кредиторов при его заключении, поскольку решение о заключении мирового соглашения принимается собранием кредиторов большинством голосов. Конституционный Суд Российской Федерации сформулировал природу мирового соглашения следующим образом: "По своей юридической природе такие мировые соглашения значительно отличаются от мирового соглашения, заключаемого в исковом производстве. В отношениях, возникающих при заключении мирового соглашения в процессе реструктуризации или в ходе конкурсного производства, превалирует публично-правовое начало: эти отношения основываются на предусмотренном законом принуждении меньшинства кредиторов большинством, а следовательно, в силу невозможности выработки единого мнения иным образом воля сторон в данном случае формируется по другим, отличным от искового производства, принципам".

Определение мирового соглашения как процедуры банкротства подвергается справедливой критике. Следует согласиться с выводом А.В. Егорова о том, что "мировое соглашение как "процедура" завершает свое существование одновременно с началом", поскольку одним и тем же судебным актом утверждается мировое соглашение и прекращается производство по делу о банкротстве. Оглавление и содержание ст. 151 - 154 Закона о несостоятельности (банкротстве) содержит указание на заключение мирового соглашения именно в ходе конкретной процедуры банкротства. Таким образом, мировое соглашение само по себе процедурой банкротства не является. Мировое соглашение можно охарактеризовать как один из способов прекращения производства по делу о банкротстве, наряду, например, с исполнением обязательств должника учредителями должника и иными лицами в соответствии со ст. 86, 113, 125 Закона о несостоятельности (банкротстве).

Статус арбитражного управляющего при заключении мирового соглашения различен в зависимости от того, в ходе какой процедуры заключается мировое соглашение.

В заключении мирового соглашения в ходе наблюдения участвуют должник в лице руководителя должника, кредиторы в лице собрания кредиторов, а также третьи лица, если таковые изъявят желание принять участие в мировом соглашении. Пункт 3 ст. 151 Закона о несостоятельности (банкротстве) содержит правило: мировое соглашение нельзя согласовывать с временным управляющим. В связи с этим не подлежит применению п. 2 ст. 64 Закона, которым установлено, что органы управления должника могут совершать исключительно с согласия временного управляющего сделки, связанные с отчуждением имущества должника балансовой стоимостью более пяти процентов от балансовой стоимости активов на дату введения наблюдения. В научной литературе выражено единое мнение, что мировое соглашение не относится к сделкам, контролируемым со стороны временного управляющего. Означает ли это, что временный управляющий отстраняется от участия в заключении мирового соглашения?

Представляется, что такая позиция ошибочна по следующим основаниям. Во-первых, мировое соглашение может быть не утверждено судом из-за выявившегося нарушения прав третьих лиц, к которым, в частности, можно отнести отсутствие возможности удовлетворения своих требований кредиторами, не включенными в реестр требований кредиторов. В связи с этим роль временного управляющего, анализирующего финансовое состояние должника и имеющего реальное представление об имуществе должника и его потенциальных конкурсных кредиторах, заключается в своевременном предупреждении конкурсных кредиторов и должника, имеющих намерение заключить мировое соглашение, о возможном нарушении прав третьих лиц. Во-вторых, мировое соглашение может быть утверждено судом только после погашения задолженности по требованиям кредиторов первой и второй очереди; определить размер требований второй очереди может только временный управляющий в соответствии с возложенными на него функциями согласно ст. 16 Закона о несостоятельности (банкротстве). В-третьих, временный управляющий созывает и проводит первое собрание кредиторов, предметом рассмотрения которого может стать заключение мирового соглашения, а также является единственным лицом, отвечающим за составление и ведение реестра требований кредиторов в ходе наблюдения. Кроме того, поскольку в утверждении мирового соглашения может быть отказано по причине превышения полномочий представителем конкурсного кредитора при голосовании за заключение мирового соглашения, временный управляющий обязан при проведении собрания кредиторов тщательным образом проверить действительность доверенностей, выданных представителям конкурсных кредиторов, а также учредительные документы указанных кредиторов.

Таким образом, деятельность временного управляющего во многом способствует заключению надлежащего мирового соглашения и его утверждению арбитражным судом в ходе наблюдения.

Мировое соглашение, заключаемое в ходе финансового оздоровления, также не полежит согласованию с административным управляющим. В качестве последствий утверждения мирового соглашения в ходе финансового оздоровления Закон определяет прекращение исполнения графика погашения задолженности. Означает ли данное правило прекращение действия соглашения об обеспечении исполнения обязательств должника в соответствии с графиком погашения задолженности? В силу ст. 352, 367 Гражданского кодекса Российской Федерации с прекращением обеспеченного залогом или поручительством обязательства подлежит прекращению и акцессорное обязательство. Действие банковской гарантии не зависит от прекращения обеспеченного ею обязательства; прекращение гарантии обусловлено уплатой бенефициару суммы, на которую выдана гарантия (ст. 378 ГК РФ). Таким образом, действие банковской гарантии сохраняется в течение срока, на который она выдана, до момента расчетов с кредиторами по мировому соглашению. Административный управляющий является не только бенефициаром по банковской гарантии, но и стороной соглашения об обеспечении обязательств должника, в рамках которого выдается банковская гарантия. Поскольку административный управляющий в указанном соглашении выступает в интересах кредиторов, представляется, что он не вправе отказаться от своих прав бенефициара и тем самым прекратить действие банковской гарантии по собственному усмотрению. Таким образом, в случае отказа арбитражного суда утвердить мировое соглашение, а также в случае его расторжения или отмены определения суда об утверждении мирового соглашения в период срока действия банковской гарантии административный управляющий вправе потребовать от гаранта исполнения обязательств по гарантии в интересах кредиторов, не получивших удовлетворения своих требований ни в рамках выполнения графика погашения задолженности при финансовом оздоровлении, ни посредством мирового соглашения.

Функции административного управляющего при заключении мирового соглашения включают в себя созыв и проведение собрания кредиторов, предоставление информации о финансовом состоянии должника и о возможном нарушении прав третьих лиц, определение размера требований кредиторов второй очереди.

Внешний управляющий заключает мировое соглашение от имени должника, о чем прямо указано в ст. 99 Закона о несостоятельности (банкротстве), в то время как формулировка п. 1 ст. 153 Закона предусматривает принятие решения о заключении мирового соглашения внешним управляющим со стороны должника, что не означает самого действия по его подписанию. Пунктом 2 ст. 153 Закона предусмотрено, что, в случае если мировое соглашение является для должника сделкой, требующей в соответствии с федеральными законами и (или) учредительными документами одобрения органами управления должника, решение о заключении мирового соглашения может быть принято после получения такого одобрения. Между тем органы управления должника действуют в период внешнего управления с довольно ограниченными полномочиями. Пункт 2 ст. 94 Закона не включает в их компетенцию согласование крупных сделок или сделок, связанных с заинтересованностью, следовательно, решение данного вопроса относится к компетенции внешнего управляющего. Но и полномочия внешнего управляющего по поводу совершения крупных сделок ограничены собранием (комитетом) кредиторов, если такие ограничения не сняты планом внешнего управления. Представляется, что необходимо законодательно расширить перечень вопросов, входящих в компетенцию органов управления должника согласно п. 2 ст. 94 Закона о несостоятельности (банкротстве), с тем чтобы избежать противоречия норм закона, регулирующих компетенцию органов управления должника в период внешнего управления при подготовке к заключению мирового соглашения.


Случайные файлы

Файл
114699.rtf
154692.rtf
Euro Trance.doc
15400.doc
39121.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.