Реформы Петра I (33203)

Посмотреть архив целиком

СОДЕРЖАНИЕ


ВВЕДЕНИЕ 3

Глава 1. Общая характеристика правления Петра I 4

1.1. Начало царствования Петра I 4

1.2. Становление абсолютной монархии в России 8

Глава 2. Государственные реформы Петра I 13

2.1. Военная реформа 13

2.2. Финансовая реформа 14

2.3. Реформа центрального управления 15

2.4. Реформа местного управления 18

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 21

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 23


ВВЕДЕНИЕ


В истории России конец XVIIXVIII веков принято считать временем утверждения абсолютной монархии. В переводе с латинского absolutus означает неограниченный, безусловный.

Абсолютные монархии существовали в Европе во время перехода стран от феодально­го, сословного общества к капиталистическому, гражданскому. Их нельзя, однако, смешивать с более ранними формами деспотий или с более позд­ними формами тоталитарной и авторитарной государственности. Не со­всем тождественны и понятия абсолютизм и самодержавие. Именно этим термином пользовались русские историки, определяя природу абсолют­ной монархии в России.

Первые предпосылки абсолютизма в России стали проявляться уже при Иване Грозном. Но форсированное оформление его пришлось на копен XVII – первую четверть XVIII веков.

Связано оно было с политикой меркан­тилизма в экономике и торговле, которую проводил Петр I, с формирова­нием новой идеологии и культуры, с расширением этнотерриториальных пределов Российского государства, с укреплением и расширением крепо­стнических порядков. Все это требовало сосредоточения всей полноты власти в руках монарха.

Цель данной работы – анализ содержания и проведения реформ Петра I в области государственного управления.


Глава 1. Общая характеристика правления Петра I


1.1. Начало царствования Петра I


После смерти в 1682 году Федора Алексеевича развернулась борьба различных группировок у трона за провозглашение царем 10-летнего Петра – сына Алексея Михайловича от второй жены – Н. К. Нарышкиной, или 16-летнего слабого здоровьем Ивана – сына царя от первой жены – М. И. Милославской. Группировка Милославских во главе с энергичной и властолюбивой Софьей Алексеевной в итоге добилась утверждения на троне сразу двух братьев (случай невиданный в истории Московского государства, свидетельствующий о глубоком духовном и политическом кризисе общества) при фактическом регентстве Софьи. Ее правительством руководил фаворит царевны В.В. Голицын, европейски образованный человек, по некоторым сведениям предполагавший превратить помещичьих крестьян в государственных. (Вероятно, расстановка политических сил, зыбкость его положения и определенная мягкость характера, несоответствующая духу времени, не позволили развернуться его реформаторскому потенциалу, хотя, не исключено, что его планы могли стать альтернативой петровской реформе).

Формирование личности царя-реформатора.

Петр и его окружение были удалены из Кремля и жили в с. Преображенском под Москвой. Предоставленный самому себе, мальчик тянулся к знаниям, живо увлекался ремеслами. И хотя эти занятия противоречили представлениям об образе «православного царя», они помогли Петру воспринимать мир таким как он есть. Отсюда, вероятно, проистекали его рационализм и прагматизм, умение и желание осваивать новое. С детства страстью Петра были военные забавы, в которых принимали участие дети служилых людей и простолюдинов. Именно из них формировались «потешные полки» – Преображенский и Семеновский, – ставшие затем основой русской регулярной армии и первыми гвардейскими полками. В общении с простыми людьми формировались демократические черты поведения царя, его умение разбираться в людях, ценить и выдвигать их за способности и заслуги, а не знатность происхождения. Вместе с тем в нем проявлялось и такое качество, как пренебрежение к жизни и интересам отдельного человека ради общего, прежде всего государственного дела.

По словам В. О. Ключевского, «будучи добрым по природе как человек, Петр был груб как царь»1.

На годы отрочества пришлось и первое знакомство Петра с иностранцами и европейской культурой. Посещая Немецкую слободу на р. Яузе, он встретил своеобразный слепок западной цивилизации и узнал совершенно иной тип межчеловеческих отношений, иной тип культуры и быта. Тогда же у Петра пробудилась любовь к морю и мореплаванию.

Таким образом, уже в этот период жизни у Петра складывались такие взгляды и черты характера, которые не только подтолкнули его к преобразованиям, но и влияли на ход и методы реформ.

Начало самостоятельного правления Петра I.

Борьба за власть. В начале 1689 года Петр женился на Евдокии Лопухиной, что означало его совершеннолетие и давало все права на самостоятельное правление. Отношения между Петром и Софьей обострились, регентша вновь попыталась опереться на стрельцов, но, в итоге, вынуждена была уступить сводному брату. Ее поражение было обусловлено рядом факторов:

    • Софья в качестве правительницы успела вызвать недовольство различных слоев общества, традиционно ожидавших от нового «государя» различных послаблений и улучшений жизни;

    • патриархальному сознанию людей противоречил факт нахождения женщины во главе государства;

    • неудачи Крымских походов возлагались на Софью и ее фаворита – В. В. Голицына.

Однако непосредственная власть находилась в руках родственников Петра – Нарышкиных и Лопухиных, которые, по свидетельству современников, в первую очередь заботились о своих интересах.

Это правление, по словам Б. И. Куракина, было «весьма непорядочное; мздоимство великое и кража государственная»2.

Царь Иван V, никогда не участвовавший в делах государства, формально оставался соправителем Петра вплоть до своей смерти в 1696 году.

Азовские походы. Непосредственная государственная деятельность самого Петра началась с организации в 1695 году первого Азовского похода. Мощную турецкую крепость взять не удалось из-за отсутствия флота, способного ее блокировать с моря. Петр, осознав причины неудач, начал энергичную подготовку ко второму походу и, благодаря действиям построенных на верфях Воронежа галер, сумел в 1696 году взять Азов.

«Великое посольство». Для развития успеха и осуществления прорыва в Черное море, Петр принял решение о создании мощного флота. Кроме того он организовал в 1697 году «Великое посольство» в Европу. Целями посольства являлись:

    • укрепление и расширение антитурецкого союза;

    • приглашение на русскую службу специалистов, закупка и заказ вооружения;

    • личное ознакомление Петра с политической обстановкой, экономическими и культурными достижениями стран Западной Европы. Впервые «православный царь», покинул, правда, инкогнито под именем волонтера Петра Михайлова, свою страну и вступил на «нечистую» землю иноземцев.

Результаты посольства. В условиях подготовки европейских стран к войне за «испанское наследство» Петру не удалось решить главную дипломатическую задачу и предотвратить подписание сепаратного мира Австрии с Турцией. Но в ходе поездки :

    • он склонился к идее переориентации внешнеполитического курса России и создания антишведской коалиции;

    • сумел пригласить на русскую службу иностранных специалистов, оставить для обучения за рубежом русских дворян, закупить вооружение;

    • обогатился новыми впечатлениями, что по возвращению в 1698 году после известия о новом стрелецком бунте и подтолкнуло его к началу преобразований.

Импульсы реформ. К концу 90-х годов у Петра сложились мировоззренческие и психологические установки, подтолкнувшие его к преобразованиям.

В первую очередь – это рационалистическое представление о монархе как первом слуге государства, пришедшее на смену теологической идее божественной природы царской власти. Служению государству Петр подчинил всю свою деятельность. Своим же отношением к делу («то академик, то герой, то мореплаватель, то плотник, он всеобъемлющей душой, на троне вечный был работник» – по словам А. С. Пушкина), игнорированием личных интересов ради государственных, готовностью наказывать даже близких ему людей за «нерадение» на службе, а тем более – за государственные преступления, он стремился ускорить преобразования, показывал пример подлинного служения государству.

Главную задачу служения государству Петр I видел в воплощении идеи «общего блага». Ее суть заключалась в обеспечении богатства государства путем развития промышленности, активной внешнеторговой политики, достижения внешней и внутренней безопасности. При этом на деле он не отделял себя от государства и считал, что лишь один знает как добиться «общего блага», а сопротивление реформам воспринимал как проявление невежества и лени. «Наш народ, – писал он в одном из указов, – яко дети неучения ради, которые никогда за азбуку не примутся, когда от мастера не приневолены бывают...»3.

Восприятие Петром насилия как единственного средства, с помощью которого, по его мнению, возможно было преобразовать отсталую Россию. По словам А. И. Герцена «Петр внедрял Европу как варвар». Это объясняет его жестокость и равнодушие к судьбе отдельной личности. В человеке он видел, в первую очередь, непосредственного исполнителя своих служебных обязанностей, а в соответствии с этим и относился к нему.

К концу века русские традиции, «старина» стали ассоциироваться у царя не только с отсталостью страны, но и со стрелецкими бунтами, представляющими непосредственную опасность не только его планам, но и его жизни.

Патриотизм Петра I. После возвращения из поездки по странам Западной Европы необходимость реформ он стал воспринимать не только умом, но и сердцем. Как человек любящий свою родину, Петр со всей болью ощущал отсталость страны, несущую в себе угрозу ее национальной безопасности.

Обновление страны диктовалось также напряженной международной обстановкой и сложной общественно-политической ситуацией, сложившейся в России на рубеже веков.


1.2. Становление абсолютной монархии в России


Главными чертами абсолютной монархии являются: сосредоточение законодательной, исполнительной и судебной власти в руках наследственно­го монарха: право монарха распоряжаться налоговой системой и государ­ственными финансами; наличие обширного разветвленного бюрократическо­го аппарата, который именем монарха осуществляет управленческие функ­ции; централизация и регламентация государственного и местного управле­ния, территориального деления; наличие постоянной армии и полиции; рег­ламентация всех видов службы и состояния сословий4.

В эпоху абсолютизма прекращается деятельность органов, характер­ных для сословно-представительной монархии (Земский собор и Боярская дума), государственная власть получает большую самостоятельность по отношению к обществу, в том числе и к верхам господствующих сословий, а межсословные перегородки становятся более проницаемыми.

В XVIII веке происходит значительное продвижение России как на запад так и на восток и на юг. В результате Северной войны (1700–1721) она утверждается на берегах Балтики, присоединяет к себе Лифляндию (Латвию), Эстляндию (Эстонию), Ингрию (устье Невы), часть Карелии (бывшие Новгородские земли) и часть Финляндии. С конца XVII и' нача­лось окончательное воссоединение Восточной и Западной Руси. Правобе­режная Украина, вся Белоруссия, вся Юго-Западная Русь, Литва и Кур­ляндия в течение XVIII века, а главное в результате успешной внешней поли­тики Екатерины II вошли в состав Российской империи. Чуть позже, в на­чале XIX века, Александр I завершил процесс территориального расширения России на запад, присоединив в 1809 году всю Финляндию, а в 1815 году – часть Польши – герцогство Варшавское под именем Царства Польского.

Поначалу не чувствовавший еще себя уверенно российский монарх предоставил всем новым территориям весьма широкую автономию, в них сохранялись все прежние порядки, в том числе прежние органы управле­ния и законы. Но уже к концу XVIII века и в начале XIX века на них распро­страняются общеимперские порядки (за исключением Финляндии и При­балтики (Остзейского края), где сохранялось прежнее местное самоуправ­ление).

В XVIII веке в результате блистательных побед русского оружия при Ека­терине II Россия утверждается на берегах Черного моря, исполнив завет­ную мечту Петра I. Александр I завершает в 1812 году выход к Черному мо­рю присоединением Бессарабии. Не менее успешной была и восточная политика России. еще при Екатерине II под протекторат России перехо­дит Грузия, а затем бывшие турецкие владения на Кавказе. В середине XIX века происходит покорение Средней Азии (Туркестан, Коканд, Бухара, Хива). Вся Сибирь до Амура уже в составе России. Громадная империя, в 1/6 часть земного шара, распластывается на географических картах. Что­бы удержать целостность многонациональной державы, необходима была сильная центральная власть, опиравшаяся на мощную армию и разветв­ленный бюрократический аппарат.

Юридическое оформление абсолютизма произошло уже при Петре I. В 1816 году в Воинских Артикулах было определено: «Его величество есть са­мовластный монарх, который никому на свете о своих делах ответу давать не должен, но силу и власть имеет свои государства и земли, яко христиан­ский государь, по своей воле и благомнению управлять». В октябре 1721 года, во время празднования победы в Северной войне, послушные Петру Сенат и Синод торжественно преподнесли ему титул «Великого, императора и От­ца отечества». Позднее в императорское достоинство была введена и жена Петра I Екатерина I. В «Духовном регламенте» 1721 года значилось: «Император всероссийский есть монарх самодержавный и неограниченный. Повиноваться его верховной власти не токмо за страх, но и за совесть сам Бог повелевает».

Став императором и «Отцом отечества», Петр изменил порядок пре­столонаследия. В указе 1722 года он утвердил за собой право назначения преемника по собственной воле, не считаясь с традициями родства. Одна­ко сам Петр умер, не назначив себе преемника, чем положил начало дли­тельной и своекорыстной борьбе за престол, вошедшей в историю под па-званием «дворцовых переворотов».

В XVIII веке изменились и теоретические обоснования монаршей власти. Идея договора в интересах государства, ради «обшей пользы», «общего блага» становится ведущей в указах Петра I. Народ вручает монарху власть: «Согласно все хощем, дабы ты, государь, к общей нашей пользе владееши нами вечно». Но и монарх служит государству наравне с подданны­ми, а высшая цель его деятельности – обеспечение прав всех граждан, правосудия и общественного порядка. Эти идеи всеобщего служения госу­дарству, пренебрежения личными интересами ради его могущества лейт­мотивом проходят не только через произведения идеологов абсолютизма («Правда воли монаршей» Феофана Прокоповича и др.), но и через кон­кретную практику государственного строительства.

Императору принадлежала законодательная и высшая административ­ная (исполнительная) власть в государстве. Император был последней высшей инстанцией в решении судебных дел. Он являлся верховным глав­нокомандующим войсками и фактическим главой русской церкви.

После смерти Петра I на престол была возведена его супруга Екатери­на I (Марта Скавронская). Она процарствовала недолго и оставила заве­щание, допустив в нем субституцию, т.е. назначив своим преемником за­конного наследника – внука Петра I Алексея Петровича. После смерти юного монарха Верховный тайный совет, в руках которого находилась реальная власть (М. Голицын, А. Меншиков, Долгоруковы и др.), пред­ложил престол племяннице Петра Анне Иоановне, вдове курляндского герцога. Верховники попытались при этом ограничить ее самодержавную власть. Согласно договору (кондициям) она не имела права без согласия Совета решать важные государственные, дипломатические, финансовые и военные дела, назначать себе преемника. Но Анна Иоановна, воспользо­вавшись поддержкой дворянских верхов, передавших ей прошение о при­нятии «самодержавства», в феврале 1730 года разорвала кондиции и разо­гнала Тайный совет. Попытка повернуть историю вспять не удалась. Укрепление абсолютизма продолжалось и при других преемниках Пет­ра I. В 1740 году в соответствии с Манифестом императрицы наследником престола был объявлен сын племянницы императрицы, Анны Леополь­довны, малолетний Иван Антонович Брауншвейгский, а регентом при нем – бывший фаворит Эрнст Бирон, вскоре свергнутый и отправленный в сибирскую ссылку фельдмаршалом Минихом. После кратковременного регентства Анны Леопольдовны Иван Антонович был низложен и заточен в темницу, а вместо него 25 ноября 1741 года гвардией на престол была воз­ведена дочь Петра I Елизавета, после смерти которой в 1861 году престол перешел к ее племяннику Петру III (Голштинскому). Но уже в 1762 году жена Петра III свергла его с престола, совершив очередной дворцовый перево­рот с помощью гвардии. Екатерина II царствовала 34 года и намеревалась передать престол внуку Александру (в обход сына Павла). Но апоплекси­ческий удар лишил ее дара речи, а Павел, прибыв вовремя к смертному одру своей матери, уничтожил заготовленные ею бумаги.

Павел I восстановил старый порядок престолонаследия, отменив в 1797 году петровский указ и запретив впредь женское правление в России. Однако сам он стал жертвой нового, совершенного в 1801 году дворцового переворо­та, последнего в истории России. Пришедший к власти в его результате Александр Павлович I сумел стабилизировать монархическую власть.


Глава 2. Государственные реформы Петра I


Преобразования Петра 1 начались на рубеже двух веков и продолжа­лись до его смерти в 1725 году, неожиданно прервавшей исполнение заду­манных им планов. В своей реформаторской деятельности Петр 1 опирал­ся на европейский опыт (Швеции, Германии, Франции, Голландии), но действовал, исходя из практических потребностей, не имея строгой систе­мы и программы преобразований. Реформы начались в армии в связи с войной за выход в Балтийское море (1700 год), за ними последовали другие.


2.1. Военная реформа


В ходе военной реформы все прежние роды войск были заменены одной регулярной армией, скроенной по европейскому образцу. С 1705 года стала вводиться рекрутская система, в соответствии с которой в армию посредством регулярных наборов призывались мужчины в возрасте от 17 до 32 лет (сначала 1 от 20, затем 1 от 100 дворов ежегод­но). От службы освобождалось лишь духовенство, все остальные сословия подлежали призыву с той лишь разницей, что дворянство служило на офицерских должностях. Служба продолжалась 25 лет, выбывшие из ар­мии (убитыми, ранеными или отслужившими срок) замещались новыми рекрутами. Регулярная армия делилась на дивизии, бригады, полки, роты и т.д., сохранившиеся до сего дня. Появились новые виды артиллерийских соединений (полковые, полевые и др.), введена была единая военная фор­ма. К 1725 году сухопутная армия, одна из самых мощных в Европе, насчи­тывала около 300 тыс. солдат (в пехотных, драгунских, артиллерийских и казачьих полках).

За годы войны был создан морской флот (около 150 кораблей на Бал­тике и до 100 судов на Каспии), который обслуживали около 30 тыс. мат­росов и офицеров. Обучение солдат и матросов проводилось по утвер­жденным уставам, неявка на службу сурово наказывалась, практиковалось обучение «навигацкому», артиллерийскому и другим военным делам за границей: в Италии, Испании, Голландии и др. странах. В армии и на флоте вводилась строгая дисциплина, шпицрутены в качестве наказаний, запреты жениться дворянским недорослям, пока не окончена учеба. Все выслужившие офицерские звания, согласно Табели о рангах (1722 год), по­лучали дворянство. В лице Воинского (1716) и Морского (1720) уставов была создана законодательная база регулярной армии.


2.2. Финансовая реформа


Создание и содержание армии потребовали ог­ромных финансовых затрат. «Деньги – суть артерии войны», – говорил Петр I. Деньги требовались и для обеспечения огромного бюрократиче­ского аппарата, созданного Петром, который получал жалование из госу­дарственного бюджета. Появилась государственная роспись доходов и расходов. С 1718 года в России стали проводиться регулярные переписи на­селения, па основе которых вводилась подушная подать. Все необходимые для содержания армии средства были поделены на число ревизских душ (т.е. учтенных переписью лиц мужского пола), включая холопов, и уста­новлена 74-копеечпая подать, которая, увеличившись и размере, дожила до времени Александра III. За больных, умерших, выбывших и пр. вплоть до следующей ревизии платили общины (ревизии проводились через 20–25 лет). Подушная подать увеличила бюджет России почти на 50 %.

При Петре I неизмеримо выросло число косвенных налогов и разного рода чрезвычайных сборов и повинностей (в 4–5 раз). Косвенными налогами, в изобретении которых изощрялись специальные люди при-быльщики, облагалось практически все: бани, гробы, причалы и перевозы, гербовая бумага и одежда, бороды. Право носить бороду стоило 1 коп. для крестьян, 60 рублей для дворян, 100 рублей для купечества и 30 рублей для прочих граждан.

Тяжесть налогового гнета вызвала бурный рост недоимок и бегство крестьян и посадских людей на окраины. В целях противодействия побе­гам была введена паспортная система. Паспорта выдавались на срок до 3 лет с указанием всех основных характеристик личности: рост, лицо, осо­бые приметы, которые заменяли фотографии.


2.3. Реформа центрального управления


Около 1700 года Петр I упразднил Боярскую думу, заменив ее Конзилией министров в составе 8–14 (в разные годы) своих ближайших сподвижни­ков. Орган этот назывался еще Ближней Канцелярией, которая ведала де­лами во время многочисленных отлучек Петра из столицы. В 1711 году с от­бытием на фронт Петр издал указ об учреждении Правительствующего Сената, 9 членов которого были назначены царем. Им поручалось руко­водство страной в его отсутствие. Чуть позже определились и функции Сената: ведать торговлей, комплектованием армии, сбором налогов, су­дом, установлена строгая процедура обсуждения вопросов и принятия решений (на основе единогласия). Позднее Сенат расширил свой состав: в него стали входить президенты коллегий, с 1722 года – только основных 4, а также по 2 «комиссара» от каждой губернии.

Сенат являлся по сути высшим законодательным, судебным и кон­трольным органом империи. Он издавал указы по всем вопросам внешней и внутренней политики, являлся судом первой инстанции для высших должностных лиц и рассматривал дела по апелляции нижних судов, реви­зовал деятельность губернского начальства, осуществлял контрольные функции. Для исполнения последней при Сенате учреждалась тайная должность фискала, который имел штат подчиненных и должен был «тайно проведывать» и «доносить» о злоупотреблениях должностных лиц, получая при этом четвертую часть обнаруженных у казнокрадов и взяточ­ников сумм. Институт фискалов вскоре разросся, под руководством на­значаемого царем генерал-фискала трудились обер-фискал, фискалы при коллегиях, провинциал-фискалы в губерниях и городовые фискалы в го­родах.

Функции полицейского надзора вменялись и в обязанность генерал-прокурора, чья должность была учреждена в 1722 году. Задуманная как «полиция над администрацией» должность быстро обросла необходимым штатом (обер-прокуроры, прокуроры при коллегиях и надворных судах) и превратилась в недремлющее «око государя». Полицейские функции по отношению к населению возлагались на администрацию всех рангов, обя­занную контролировать на только общественную, но и частную жизнь подданных. С 1718 года введена и должность полицмейстера в городах, ему подчинялись местная администрация и старосты.

Петр I, проводя преобразования в области экономики, попытался при­способить к новым задачам старую приказную систему управления. Но попытка не увенчалась успехом, пришлось провести коренную реформу, реорганизовав и частично упразднив приказы и создав на их месте новые органы – коллегии (по образу Швеции). Сначала, в 1718 году, появились 10 коллегий (Чужестранных дел, Камер-, Штатс-, Ревизион-контор, Юстиц-, Коммерц-, Берг-, Мануфактур-коллегии, Военная и Адмиралтейская), ко­торым было поручено заниматься армией и флотом, промышленностью и торговлей, финансами. Чуть позже к ним добавились Вотчинная коллегия и Главный магистрат.

Структура и порядок деятельности коллегий регулировались Гене­ральным регламентом 1720 года — своеобразным уставом гражданской службы. Кроме него были изданы регламенты каждой коллегии. Штаты коллегий были невелики: президент (русский), вице-президент (немец), 4 советника и 4 асессора (при Екатерине II число последних сократилось до 2-х, а весь штат до 6 человек). Решения принимались на общем собрании большинством голосов. С упразднением приказов реформировалось и старое делопроизводст­во. Петр I запретил столбцы-свитки, ушли в прошлое дьяки и подьячие, памяти и отписки. Появились новые служители канцелярии: секретари, нотариусы, регистраторы, актуариусы, переводчики, писари. С петровско­го времени стали сочиняться протоколы, доклады, отчеты, заявления, прошения и пр.

Отношение Петра I к церкви было двояким. С одной стороны, Петр не терпел «отеитства» (атеизма) и понимал значение религии и церкви в строительстве государства. С другой, создавая государство светское, он попытался ликвидировать духовное лидерство церкви и превратить ее в часть государственного аппарата. И это ему удалось. Помогая ортодок­сальной церкви в борьбе с расколом, Петр развернул массовые репрессии против раскольников, но одновременно с этим упразднил патриаршество. Когда умер в 1700 году патриарх Адриан, конфликтовавший с царем в во­просе о веротерпимости, об отношениях с Западом, Петр не стал прово­дить выборы нового, а поручил управление церковью рязанскому митро­политу Стефану Яворскому, объявленному «местоблюстителем патриар­шего престола»5. После того как недовольный натиском царя на матери­альные блага церкви Яворский «крикнул речь» в 1712 году против царя, он был фактически отстранен от духовных дел, перешедших в руки других фаворитов, Ф. Прокоповича в частности. В 1721 году на месте Монастырско­го приказа появился Синод — духовная коллегия для управления делами церкви. Синод состоял из 12 персон, высших иерархов, назначенных ца­рем. Обер-прокурором Синода, имевшим право наложить вето на любое решение иерархов, назначался светский человек, как правило, отставной офицер. Синод наблюдал за чистотой веры (переход из православия в дру­гую веру был запрещен), толкованием церковных догматов, ведал делами о браках. Синоду подчинялись при Петре и все иноверческие церкви, лю­теранского, католического и отчасти нехристианского исповедания.

2.4. Реформа местного управления


Реорганизация местного управления преследовала главную цель – увеличение налоговых поступлений в казну. Для этого требовалось не только централизовать управленческую систему, усилить контрольные функции государства, но и создать механизм стимулирования торгово-промышленных предпринимательских слоев населения. Функционировать этот механизм, по мысли Петра, мог при условии сведения в одних и тех же органах государственных и выборных (муниципальных) элементов управления. В 1699 году в Москве появилась Бурмистрская Палата вы­борный орган, которому были подчинены земские избы в городах. В вы­борах участвовали горожане и государственные крестьяне, как и ранее, только теперь глава земской избы стал называться бурмистром. Органы эти ведали доходами, сбором налогов, осуществляли местное самоуправ­ление и суд. По уже в 1702 году функции эти были переданы воеводам.

Однако реформа местного управления продолжалась. В 1708 году Бурмистрская Палата под новым названием Ратуша возобновила спою деятель­ность, превратившись в финансовый центр, сосредоточивший в своих ру­ках функции всех ранее действовавших финансовых органов. Но в том же году в России было введено губернское правление (сначала в 8, а с 1718 года в 10 губерниях). Губернаторам, назначаемым царем, были поручены все фи­нансовые и военные дела на территории губернии. Губернии делились на провинции (47) и дистрикты (146) во главе с воеводами, которым переда­вались функции губных старост.

После окончания Северной войны городские органы самоуправления вновь подверглись реорганизации. В городах были созданы магистраты, а в Петербурге Главный магистрат, состоявшие из выборных чиновников с теми же полномочиями, что и у прежних бурмистров: сбор податей, ру­ководство торговлей и промышленностью, суд. Однако после смерти Пет­ра I местное самоуправление захирело, и все управленческие дела сосредо­точились у губернаторов.

Столь же безрезультатно завершились попытки Петра I отделить от администрации суд. Он попробовал изъять судебные функции у многочис­ленных государственных органов, коллегий, полиции, губернаторов и со­средоточить их в руках специальных – судебных органов: нижних судов в провинциях и городах и в надворных судах (вторая инстанция) в губерн­ских центрах. В состав надворного суда входили президент, вице-президент и несколько членов. Высшей судебной инстанцией стала Юс­тиц-коллегия, рассматривавшая в апелляционном и надзорном порядке дела надворных судов. Губернаторам было запрещено вмешиваться в су­дебные дела и «судьям в расправе помешательство чинить»6. На практике же высшие административные чины не только осуществляли общий над­зор за деятельностью этих судов, но и вмешивались в их дела, рассматри­вали жалобы от населения и принимали решения. С 1722 года председательствование губернаторов в надворных судах получает санкцию закона, нижние суды упраздняются вообще и правосудие возвращается к воево­дам. Такой порядок вещей более соответствовал духу полицейского госу­дарства, созданного Петром I.

Судьба других нововведений в области государственного устройства, осуществленных Петром I, была более счастливой. Сенат, к примеру, пре­вратившись при ближайших преемниках Петра в одну из коллегий, ве­давших административными и судебными делами, вновь возвысился при Елизавете Петровне и сосредоточил в своих руках все нити государствен­ной деятельности. При Екатерине II (указ 1763 года) Сенат, разделенный на 6 департаментов (4 в Петербурге и 2 в Москве) с сугубо административными функциями и ограниченной компетенцией (финансы, военные дела, руководство остзейскими и малороссийскими провинциями), утрачивает зако­нодательные функции. Большинству его департаментов были поручены судебные дела. С 1802 года Александр I окончательно превратил Сенат в высшую судебную инстанцию, передав административное управление ми­нистерствам.

Большинство коллегий было ликвидировано в ходе губернской рефор­мы Екатерины II, которая сохранила лишь 2 – военную и иностранных дел. Павел I восстановил их, но ненадолго, в 1802 году на смену им пришли министерства. После казни уличенного во взятках генерал-фискала Несте­рова и полной дискредитации самого института фискалов, окрещенных в народе «антихристами», «плутами» и «свисталами», благополучно скон­чался и сам институт, так и не искоренив злоупотребления в чиновничье-бюрократической среде.

А вот светский порядок управления церковными делами с 1744 года рас­пространился и на места. В епархиях, которыми ранее руководили архие­рейские домовые правления, появились консистории, в состав их стали вводиться светские чиновники-секретари, ограничивавшие единоличную власть архиерея.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Возросшая экономическая и финансовая мощь государства, появление новой регулярной армии, резкое увеличение бюрократического аппарата и реформа системы управления создали необходимые условия для завершения формирования абсолютистской монархии. Царь был носителем высшей законодательной, исполнительной и судебной власти и не разделял ее ни с кем. В Духовном регламенте 1721 года записано: «Император всероссийский есть монарх самодержавный и неограниченный. Повиноваться его верховной власти не токмо за страх, но и за совесть сам Бог повелевает».

Завершающими штрихом в создании абсолютизма стала ликвидация последнего ограничения власти самодержца. В 1722 году появился Устав о наследии престола, дающий право императору назначать себе преемника по своему усмотрению. Его появление во многом вызвано делом царевича Алексея, который в 1718 году был обвинен в государственной измене и приговорен к смертной казне.

Нередко для исполнения своих приказов царь прибегал к чрезвычайным мерам и придавал особые функции тем органам, которые по закону ими не располагали. Так одним из главных инструментов управления страной становится гвардия, участвующая в проведении всех важнейших реформ – от переписи населения, до контроля за деятельностью Сената и коллегий. Важное место в системе управления играла личная канцелярия царя – его Кабинет, с помощью которого Петр нередко вмешивался в дела, входившие в компетенцию других государственных органов управления. Неограниченная власть монарха нашла правовое выражение в Воинском уставе и Духовном регламенте.

В результате преобразований было создано мощное промышленное производство, сильная армия и флот, что позволило России добиться выхода к морю, преодолеть изоляцию, сократить отставание от передовых стран Европы и превратиться в великую державу мира.

Однако форсированная модернизация и заимствование технологий осуществлялись за счет резкого усиления архаичных форм эксплуатации народа, оплатившего крайне высокой ценой положительные результаты реформ.

Реформы государственного строя придали новые силы служилому деспотическому государству. Европейские формы прикрыли и укрепили восточную сущность самодержавного государства, чьи просветительские намерения не совпадали с политической практикой.

Дворянство, воспринимая ценности европейской культуры, резко обособлялось от национальной традиции и ее хранителя – русского народа, чья привязанность к традиционным ценностям и институтам нарастала по мере модернизации страны. Это вызвало глубочайший раскол общества в культурном и в социальном плане, во многом предопределивший глубину противоречий и силу социальных потрясений начала ХХ века.

Парадокс петровской реформы сводился к тому, что «вестернизация» России, носившая насильственный и поверхностный характер, укрепляла основы русской цивилизации – самодержавие и крепостничество, с одной стороны, вызывала к жизни силы, осуществлявшие модернизацию, а с другой, провоцировала антимодернизационную и антизападническую реакцию сторонников традиционализма и национальной самобытности.

Однако представляется, что особенности природно-климатических, геополитических и демографических условий страны, экономическая и культурная отсталость, устойчивость традиционалистского сознания не давали возможности иному пути продвижения вперед.



СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Анисимов Е. В. Время Петровских реформ. Л., 1989.

  2. Белковец Л. П., Белковец В. В. История государства и права России. Курс лекций. Новоси­бирск: Новосибирское книжное издательство, 2000. С. 216.

  3. Все монархи мира. Россия / Под ред. К. Рыжова. М.: Вече, 1999.

  4. История России с древнейших времен до 1861 года / Под ред. Н. И. Павленко. М., Высшая школа. 1996.

  5. Каменский А. Российская империя в XVIII веке: традиция и модернизация. М., 1999.

  6. Сахаров А. Н., Бугаев В. И. История России: Учебник. М.: ИНФРА-М, 2004.



1 Цит. по: Все монархи мира. Россия / Под ред. К. Рыжова. М.: Вече, 1999. С. 102.

2 Цит. по: Каменский А. Российская империя в XVIII веке: традиция и модернизация. М., 1999. С. 98.

3 См.: История России с древнейших времен до 1861 года / Под ред. Н. И. Павленко. М., Высшая школа. 1996. С. 467.

4 Белковец Л. П., Белковец В. В. История государства и права России. Курс лекций. Новоси­бирск: Новосибирское книжное издательство, 2000. С. 216.

5 Анисимов Е. В. Время Петровских реформ. Л., 1989. С. 45.

6 Сахаров А. Н., Бугаев В. И. История России: Учебник. М.: ИНФРА-М, 2004. С. 342.

9




Случайные файлы

Файл
85082.rtf
143938.rtf
106943.rtf
123249.rtf
46085.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.