Причинная связь в уголовном праве (32674)

Посмотреть архив целиком

Министерство образования Российской Федерации

Хабаровская государственная академия экономики и права

Юридический факультет

Кафедра уголовного права и криминологии












ДОКЛАД

по уголовному праву

ТЕМА: «Причинная связь в уголовном праве»









ВЫПОЛНИЛ: студент * курса

Юридического ф-та ХГАЭиП

Группы № ****

ПРОВЕРИЛ:

_____________________________




Хабаровск. 2003г.

СОДЕРЖАНИЕ:


  1. Причинность как философская категория…………………………..3

  2. Причинность в теории уголовного права…………………………...4

  3. Причинная связь при бездействии………………………………....10

  4. Причинная связь в российском уголовном праве…………………11

  5. Причинная связь в судебной практике…………………………..…13

  6. Список использованной литературы……………………………….16



Причинность как философская категория.


Под причинной, или каузальной, обычно понимают связь, одна из сторон которой (причина) порождает другую сторону (следствие). Различное решение вопроса о причинности определяется, прежде всего, различием основных философских направлений — материализма и идеализма. Для материализма причинная связь есть объективная, существующая вне нашего сознания связь между явлениями внешнего мира, она есть одна из форм всеобщего взаимодействия природы и общества. С точки зрения идеализма причинная связь — это субъективная категория, которая существует лишь в сознании познающего субъекта (субъективный идеализм), или хотя и объективная категория, но которая выводится не из внешнего мира, а из объективно существующего разума, логики, идеи (объективный идеализм).

Идеалистическое понятие о причинности в современной философии обычно опирается или на учение Юма, или на учение Канта.

По учению Юма, причинность есть лишь привычка нашего сознания считать, что за данным явлением обычно следует другое определённое явление. Хотя идея причинности и имеет своим источником опыт, она всё же не выражает объективной связи между предметами внешнего мира и является чисто субъективной категорией.

В отличие от Юма, Кант не выводит понятие причинности из опыта, а объявляет, что оно существует в сознании человека до всякого опыта, считает его априорным понятием нашего рассудка, привнесённым им в опыт. Закономерность природы, по Канту, есть не объективно существующая вне человеческого сознания связь между предметами внешнего мира, а лишь связь между «явлениями» (восприятиями внешнего мира нашими чувствами — ощущениями).

Среди русских дореволюционных криминалистов существовало немало приверженцев идеалистических концепций причинной связи: кантианские основы решения вопроса о причинности в уголовном праве провозглашал С.П. Мокринский, на позициях учения Юма и его последователей стоял Н.С. Тимашев.

Существует точка зрения, согласно которой юрист может разрешить вопрос о причинной связи в праве независимо от решения проблемы причинности в философии. Так немецкий криминалист Л. Трэгер полагал, например, что философия как таковая неспособна дать какие-либо разъяснения причинности в области права; причинность в праве означает лишь установление того, «что должен понимать юрист под словами закона о причинении смерти, телесного повреждения, убытка и т.д.»1.

Р. Маурах провозгласил, что этот вопрос должен решаться не с точки зрения философского или естественнонаучного понимания причинности, а в зависимости от практических потребностей, т.е. предоставил решение вопроса о причинной связи полностью на усмотрение суда. Аналогичные суждения высказывались и в русской юридической литературе (С.В. Познышев). Нужно заметить, однако, что взгляды о независимости юриспруденции от философии, как правило, всё же носили на себе печать определённого философского направления.


Причинность в теории уголовного права.


Вопрос о значении причинной связи при определении ответственности за совершённое преступление в теории уголовного права исторически возник в связи с рассмотрением преступлений против жизни и здоровья. Итальянские юристы средних веков выработали целый ряд правил, которые, как им казалось, могли содействовать определению ответственности за убийство, явившееся результатом нанесения раны потерпевшему. Они считали, что для признания наличия причинной связи при убийстве требуется непосредственное лишение жизни другого человека, например, удар топором, выстрел в упор. Всякое привходящее обстоятельство, содействующее наступлению преступного результата, устраняло вменение содеянного в вину лицу. Это так называемая теория исключительной причинности, сложившаяся под влиянием аристотелевского представления о действующей причине.

Криминалисты феодальной эпохи проводили различие между безусловно смертельными ранами и ранами не смертельными. При наличии последних они отрицали причинную связь между ранением и наступившей смертью потерпевшего. Для признания причинной связи необходимо было, чтобы смерть наступила до истечения «критических дней» (этот срок обычно составлял 40 дней) после нанесения ранения. Примером могут служить постановления Воинских артикулов Петра I. В толковании к артикулу 154 (об умышленном убийстве) говорится: «…Но надлежит подлинно ведать, что смерть всеконечно ли от битья приключилась. А ежели сыщется, что убиенной был бит, а не от тех побоев, но от других случаев, которые к тому присовокупились, умре, то надлежит убийцу не животом, но по разсмотрению и по разсуждению судейскому, наказать или тюрьмою или денежным штрафом, шпицрутеном и протчая».2 Для установления причинной связи между нанесённым ранением и смертью потерпевшего Воинские артикулы также обязывали произвести судебно-медицинское вскрытие и перечисляли 15 видов ран, которые «за смертельные почитаются».

Феодальная доктрина исключительной причинности дольше всего сохраняла действие в странах англосаксонского права. В английском праве до сих пор для признания причинной связи при убийстве требуется, чтобы не истёк определенный срок (год и один день после причинения повреждения).

Однако наиболее распространённой теорией причинности в западной уголовно-правовой литературе является так называемая теория conditio sine qua non (теория «необходимого условия»). Согласно этой теории действия человека тогда является причиной данного события, когда оно было одним из необходимых условий наступления этого события. Теория conditio sine qua non исходит из предположения о полной равноценности всех предшествовавших близких или отдаленных условий наступления данного события. Каждое из них, если оно удовлетворяет указанному требованию, может рассматриваться как причина произошедшего.

Одним из основоположников этой теории считается немецкий юрист Бури, который в конце 60-х — начале 70-х гг. прошлого столетия опубликовал ряд работ, посвящённых вопросу о причинной связи.

В юридической литературе при попытке определить философские корни теории conditio sine qua non обычно расценивают её как позитивистскую теорию причинности. Однако А.А. Пионтковский утверждал, что не существует вообще никакой специальной теории причинности позитивизма, рассматривать теорию conditio sine qua non можно лишь либо в рамках механистического материализма, когда причинная связь рассматривается как объективное явление, либо в рамках идеалистического учения о причине, либо как результат непоследовательного их смешения. Мокринский, например, объявляя причинность априорной категорией (т.е. следуя Канту), для своего понимания закона причинной связи пользуется работой немецкого материалиста XVIII в. К.Ф. Гомеля: «Каждое событие, как бы оно не было маловажным, необходимо обусловлено всем мировым прошлым и всем настоящим. Вместе с тем, составляя часть целого, оно необходимо обуславливает всё существующее и всё то, что имеет осуществиться в будущем. По меткому и образному замечанию Гомеля, стоило бы изъять из Вселенной только один атом, и весь мир распался бы»3.

Теория причинности conditio sine qua non была господствующей в юридической литературе по гражданскому праву вплоть до начала текущего столетия, а в уголовно-правовой литературе это положение она занимала и в последствии. Однако нередко она вызывала возражения.

Основное возражение заключалось в том, что она ставит вопрос о возможности ответственности за очень далеко идущие последствия совершённого деяния. Против неё выступали прежде всего цивилисты, т.к. в области гражданского права во многих случаях по буржуазному праву ответственность за последствия могла наступать при наличии их невиновного причинения. Типичным в этом отношении явился аргумент, выдвинутый П. Эртманом: «Если мой пёс надоедает прохожему, и он вследствие этого изменяет маршрут своей ежедневной прогулки, а затем, спустя несколько недель, прохожий попадает под автомобиль, гуляя по вновь избранному маршруту, то я должен буду нести ответственность, ибо если бы моя собака не вела себя определенным образом, то прохожий не изменил бы прежнего направления своей прогулки и не попал бы под автомобиль. Моя собака, за которую я должен отвечать и при отсутствии вины с моей стороны, согласно ст. 833 Гражданского уложения, создала условие, без которого не могло наступить увечье или смерть прохожего».4


Случайные файлы

Файл
22917-1.rtf
ROM-0008.DOC
169280.rtf
154674.rtf
10646.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.