Принцип гласности гражданского процесса (32561)

Посмотреть архив целиком

Содержание


Введение 3

1. Правовое содержание принципа гласности гражданского процесса. .. .. 4

2. Судебная практика 13

Заключение 15

Список литературы 16

Введение


Принципами гражданского процессуального права (процесса) называют фундаментальные его положения, основополагающие правовые идеи, закрепленные в нормах права наиболее общего характера. Они пронизывают все гражданские процессуальные институты и определяют такое построение гражданского процесса, который обеспечивает вынесение законных и обоснованных решений и их исполнение.

Принципы есть основание системы норм гражданского процессуального права, центральные понятия, стержневые начала всей системы процессуальных законов.

Правовой принцип находит всегда конкретное закрепление в нормах права, или он должен быть абстрагирован из норм действующего права. Правовая идея, концепция, не закрепленная в нормах права, остается существовать только в области правового учения, доктрины.

В принципах гражданского процессуального права концентрируются взгляды законодателя на характер и содержание современного судопроизводства по рассмотрению и разрешению судами правовых конфликтов и иных дел (дел особого производства).

Принципы гражданского процессуального права выражаются как в отдельных нормах наиболее общего содержания, так и в целом ряде процессуальных норм, в которых находятся гарантии реализации на практике общих правовых предписаний. Без гарантирующих норм принципы превращаются в призывы, лозунги. Поскольку принципы гражданского процессуального права осуществляются в процессуальной деятельности, постольку они не только принципы права, но и принципы гражданского процесса.

В познавательных целях в юридической науке принято выявлять состав принципов каждой отрасли права, в том числе гражданского процессуального права.

1. Правовое содержание принципа гласности гражданского

процесса


Правовое содержание принципа гласности (прозрачности, открытости, транспарентности) правосудия заключается в открытом разбирательстве дел в суде, обеспечивающем доступность судебного процесса для лиц, не участвующих в судебном разбирательстве, но изъявивших желание присутствовать в судебном заседании.

Как отметил Председатель Верховного Суда РФ В.М. Лебедев: "Двери судебных заседаний открыты для каждого, и тот, кто желает увидеть, как вершится правосудие, имеет на это полное право".

Социальное значение гласности в том, что она ставит работу суда под контроль общества, обеспечивает связь между судом и обществом. Открытое разбирательство оказывает положительное воздействие на судей, участвующих в деле их представителей с точки зрения публичного контроля за их деятельностью и влияет на соблюдение ими норм гражданского процессуального права. Этот принцип является одной из предпосылок вынесения обоснованных и законных судебных постановлений и последующей оценки со стороны общества работы судов и функционирования системы органов правосудия.

Гласность распространяется на весь ход судопроизводства, включая исследование доказательств, а также оглашение судебного постановления. Открытое разбирательство оказывает сильное воздействие на судей, участ­вующих в деле лиц, их представителей и положительно влияет на соблюде­ние ими норм гражданского процессуального права. Этот принцип является одной из предпосылок вынесения обоснованных и законных судебных по­становлений.

Принцип гласности разбирательства дел в судах общей юрисдикции закреплен в ст. 123 Конституции РФ, в ст. 9 ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации", в ст. 6 Европейской Конвенции о защите права человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. (ратифицирована Россией 15 мая 1988 г.), в ст. 16 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 г. (вступил в силу для СССР 23 марта 1976 г.)

Положения данного принципа распространяются не только на стадию судебного разбирательства по первой инстанции, являющейся центральной в гражданском судопроизводстве, но и на все последующие стадии производства по делу в суде.

Согласно этим статьям разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дел в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом.

В соответствии с этим принципом граждане имеют право присутствовать при рассмотрении судами дел от начала и до конца во всех стадиях процесса (в суде первой инстанции, кассационной и надзорной инстанциях, при пересмотре решений по вновь открывшимся обстоятельствам) и лично воспринимать все происходящее в зале судебного заседания.

Однако, иметь в виду, что гласность в надзорных инстанциях, как справедливо отмечается в теории гражданского процесса, должна быть реальной, что требует принятия таких мер, как перемещение судебно-надзорной работы из кабинетов в залы судебных заседаний и своевременное извещение о делах, подлежащих рассмотрению надзорной инстанцией ввиду открытия новых обстоятельств.

Развивая и конкретизируя принцип гласности в гражданском судопроизводстве, ГПК устанавливает: 1

- разбирательство дел во всех судах открытое (п. 1 ст. 10);

- лица, участвующие в деле, и граждане, присутствующие в открытом судебном заседании, имеют право в письменной форме, а также с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход судебного разбирательства; фотосъемка, видеозапись, трансляция судебного заседания по радио и телевидению допускаются с разрешения суда (п. 7 ст. 10);

- решения судов объявляются публично, за исключением случаев, если такое объявление решений затрагивает права и законные интересы несовершеннолетних.

Введение законодателем в Гражданский процессуальный Кодекс (ГПК) правовых норм, предоставляющих лицам, участвующим в деле, гражданам, присутствующим в открытом судебном заседании, право в письменной форме, а также с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход судебного разбирательства не только значительно расширили рамки гласности гражданского судопроизводства, но и способствовали появлению новых форм ее реализации, а следовательно, и укреплению принципа гласности в гражданском судопроизводстве.

ГПК предусматривает две формы получения гражданами и должностными лицами информации из зала судебного заседания:

1) непосредственное восприятие информации в зале судебного заседания и право фиксировать ее различным образом;

2) восприятие информации о судебном процессе через средства массовой информации (опосредованное восприятие).

Обе формы имеют общие задачи, дополняют одна другую, и противопоставлять их друг другу нет оснований.

Гласность в гражданском судопроизводстве проявляется не только в форме восприятия гражданами и должностными лицами всего происходящего в зале судебного заседания и возможности лиц, присутствующих в открытом судебном заседании, делать заметки, совершать иные действия, предусмотренные ч. 7 ст. 10 ГПК, но и путем распространения в средствах массовой информации (далее - СМИ) различной информации о судебных процессах, публикации судебных актов, вынесенных судами различных инстанций, а также получения возможности широкому кругу граждан и должностных лиц ознакомиться с этими актами.

Механизм получения информации о судебном разбирательстве, в том числе и о судебных актах суда, через средства массовой информации имеет свои особенности, которые во многом предопределяются правом самих средств массовой информации получать такую информацию.

В ГПК закреплены и правовые нормы о публикации судебных актов в средствах массовой информации. В ст. 253 Кодекса говорится, что решение суда о признании нормативного правового акта или его части недействующими или сообщение о таком решении после вступления его в законную силу публикуется в печатном издании, в котором был официально опубликован нормативный правовой акт.

Если данное печатное издание прекратило свою деятельность, такое решение или сообщение публикуется в другом печатном издании, в котором издаются нормативные правовые акты соответствующего органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица.

Реализация принципа гласности по существу в такой же форме в настоящее время имеет место через информационные системы "Консультант-Плюс", "Гарант" и др. Подобные системы весьма перспективны и довольно эффективно позволяют гарантировать реализацию принципа гласности в гражданском процессе. Они являются богатейшим каналом получения организациями и гражданами правовой информации, обеспечивают реальную информированность организаций и граждан о результатах работы суда, способствуют в значительной мере выполнению задач гражданского судопроизводства, указанных в ст. 2 ГПК, и, что тоже немаловажно, повышению профессионального уровня юристов, в том числе и самих судей.

Принцип гласности имеет большое значение для обеспечения воспитательных и превентивных функций правосудия и является средством контроля за деятельностью суда, рассматривающего дело.

Однако принцип гласности правосудия нередко входит в противоречие с институтом неприкосновенности частной жизни лиц, вовлеченных в орбиту гражданского судопроизводства. В таких случаях имеет место коллизия названных конституционных положений. Какому из них отдать предпочтение, в каждом конкретном случае решает суд.

Право на неприкосновенность частной жизни, как и гласность правосудия, относится к фундаментальным принципам построения взаимоотношений между субъектами гражданского общества, взаимоотношений личности и государства. Право на неприкосновенность частной жизни представляет собой неотъемлемое право человека на самостоятельное определение своего образа жизни, свободного от произвольных регламентаций, вмешательства или посягательства со стороны и государства, и общества, и человека.

Конституция устанавливает незыблемость конституционных прав и свобод. Часть 2 ст. 55 гласит: "В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина". Вместе с тем в ч. 3 ст. 55 Конституции прописан институт ограничения прав и свобод при наличии определенных оснований.

Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Право на частную жизнь в свою очередь предполагает наличие у гражданина права требовать от государства, а значит, и суда как органа судебной власти, позитивных действий, призванных защитить указанное право. В силу этого представляется вполне законным и обоснованным решение суда закрыть судебное заседание, если кто-либо из участников процесса будет возражать против присутствия в зале публики или журналистов из-за возможности нежелательной огласки сведений о частной жизни.

Так, в целях охраны тайны переписки и телеграфных сообщений личная переписка и личные телеграфные сообщения граждан могут быть оглашены в открытом судебном заседании только с согласия лиц, между которыми эта переписка и телеграфные сообщения происходили. В противном случае такая переписка и телеграфные сообщения оглашаются в закрытом судебном заседании (ст. 182 ГПК).

Согласно ч. 2 ст. 10 ГПК разбирательство в закрытых судебных заседаниях допускается и при удовлетворении ходатайства лица, участвующего в деле и ссылающегося на неприкосновенность частной жизни граждан или иные обстоятельства, гласное обсуждение которых способно повлечь за собой разглашение указанных тайн или нарушение прав и законных интересов гражданина.

В закрытом судебном заседании рассматриваются дела, содержащие сведения, составляющие государственную тайну, тайну усыновления (удочерения) ребенка, а также другие дела, если это предусмотрено федеральным законом.

Перечень сведений, составляющих государственную тайну, указан в ст. 5 ФЗ "О государственной тайне" от 21 июля 1993 г. N 5485-1.

По ходатайству лица, участвующего в деле, разбирательство в закрытых судебных заседаниях допускается, если в нем содержится ссылка на необходимость сохранения коммерческой или иной охраняемой законом тайны, неприкосновенность частной жизни граждан или иные обстоятельства, гласное обсуждение которых способно помешать правильному разбирательству дела либо повлечь за собой разглашение указанных тайн или нарушение прав и законных интересов гражданина.

Согласно ст. 139 ГК РФ информация составляет служебную или коммерческую тайну в случае, когда информация имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности. Сведения, которые не могут составлять служебную или коммерческую тайну, определяются законом и иными правовыми актами.

Перечень сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну, утвержден Постановлением Правительства Российской Федерации от 5 декабря 1991 г. N 35.

Указанные правила должны применяться и при исследовании звуко- и видеозаписей, носящих личный характер.

Исходя из того, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы, суд вправе рассмотреть дело в закрытом судебном заседании на основании п.1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, п. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которыми предусмотрено, что пресса и публика могут не допускаться на все судебное разбирательство или его часть по соображениям морали, общественного порядка, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних детей или для защиты частной жизни сторон или в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо в интересах правосудия.

Мотивированное определение суда о разбирательстве дела в закрытом судебном заседании в отношении всего или части судебного разбирательства должно содержать сведения об обстоятельствах, препятствующих открытому слушанию дела, а также ссылки на конкретные нормы права - федерального или международного, которые послужили законным основанием для ограничения гласности судебного разбирательства.

Мотивированное определение суда не подлежит обжалованию. После оглашения определения все присутствующие в зале судебного заседания граждане обязаны покинуть его.

Однако, несмотря на возможность проведения закрытого судебного заседания для сохранения неприкосновенности и тайны частной жизни, публичное оглашение судебного решения (п. 8 ст. 10 ГПК) сводит на "нет" все усилия суда в этом направлении.

Таким образом, требование о публичности провозглашения судебного решения должно учитываться судом при изложении решения по делу, рассмотренному на закрытом судебном заседании.

Публичное провозглашение решения не должно сопровождаться разглашением сведений, ради сохранения тайны которых судебное заседание полностью или частично проходило закрыто. Представляется, что в таком решении не следует отражать сведения, послужившие основанием для закрытого судебного заседания, или в случае крайней необходимости упоминать их косвенно в виде ссылок на соответствующие листы дела.

Необходимо подчеркнуть, что проблема транспарентности итогового судебного решения заключается не только в его обязательном публичном оглашении, но и в получившей распространение в последние годы практике опубликования судебных решений в СМИ и Интернете, в том числе на сайтах судов различного уровня. Вносятся предложения по созданию тотальных электронных баз судебных решений.

Подобные публикации допустимы только при соблюдении гарантий прав каждого на неприкосновенность и тайну частной жизни, т.е. на публикацию судебного решения в СМИ должно быть получено согласие участников судебного разбирательства.2

Принцип гласности правосудия, с одной стороны, и принцип свободы слова и массовой информации (ст. 29 Конституции) - с другой, предполагают свободный доступ всех заинтересованных лиц, и прежде всего представителей СМИ, к судебной информации. Однако доступ к такой информации представителей СМИ должен иметь свои пределы.

На этот счет в Концепции информационной политики судебной системы, одобренной постановлением Совета судей РФ от 16.11.2001, правильно отмечается, что только в исключительных случаях с согласия лиц, принимавших участие в деле, и при наличии ходатайства редакции журналист может ознакомиться с материалами дела.

Действующее гражданское процессуальное законодательство не содержит ограничений для доступа в зал судебного заседания несовершеннолетних граждан. В зале суда могут присутствовать и лица, не достигшие 16 лет, например школьники для целей обучения.

Вместе с тем в законе говорится, что свидетель, не достигший шестнадцати лет, по окончании его допроса удаляется из зала судебного заседания, кроме случаев, когда суд признает необходимым присутствие этого свидетеля в зале заседания (ст. 179 ГПК РФ).

Ограничения гласности могут иметь место и в случае, предусмотренном ч. 5 ст. 159, согласно которой при массовом нарушении порядка гражданами, присутствующими при разбирательстве дела, суд может удалить из зала судебного заседания всех граждан, не участвующих в деле.

При разбирательстве дела в закрытом судебном заседании присутствуют лица, участвующие в деле, их представители, а в необходимых случаях также свидетели, эксперты, специалисты и переводчики. По действующему Кодексу эти лица должны быть предупреждены судом об ответственности за разглашение сведений, указанных в ч. 2 статьи 10 ГПК.

Разбирательство дела в закрытом судебном заседании ведется с соблюдением всех правил судопроизводства. Решения судов объявляются публично, за исключением случаев, если такое объявление решений затрагивает права и законные интересы несовершеннолетних (ч. 8 ст. 10).

Следует отметить, что о разбирательстве дела в закрытом судебном заседании в отношении всего или части судебного разбирательства суд выносит мотивированное определение (п. 4 ст. 10 ГПК), а лица, участвующие в деле, иные лица, присутствующие при совершении процессуального действия, в ходе которого могут быть выявлены сведения, указанные в ч. 2 ст. 10 ГПК, предупреждаются судом об ответственности за их разглашение (п. 3 ст. 10 ГПК).

Введение данной правовой нормы в ГПК вызвано, прежде всего, необходимостью допуска к участию в деле, связанном с государственной тайной, адвоката, не имеющего специального допуска к государственной тайне.

2. Судебная практика


Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 10.11.2002 N 314-О по жалобе гражданина Романова Юрия Петровича на нарушение его конституционных прав ст. ст. 21 и 21.1 Закона "О государственной тайне" указал, что оспариваемая Ю.П. Романовым норма, послужившая основанием отстранения выбранного им представителя (адвоката) от участия в рассмотрении дела судом общей юрисдикции, уже была предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации.

В сохраняющем силу Постановлении от 27 марта 1996 г. по делу о проверке конституционности ст. 21 Закона Российской Федерации "О государственной тайне" Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что отказ обвиняемому (подозреваемому) в приглашении выбранного им адвоката по мотивам отсутствия у последнего допуска к государственной тайне, а также предложение обвиняемому (подозреваемому) выбрать защитника из определенного круга адвокатов, имеющих такой допуск, обусловленные распространением положений ст. 21 Закона Российской Федерации "О государственной тайне" на сферу уголовного судопроизводства, неправомерно ограничивают конституционное право гражданина на получение квалифицированной юридической помощи и право на самостоятельный выбор защитника (ст. 48 Конституции Российской Федерации); зависимость выбора обвиняемым адвоката от наличия у последнего допуска к государственной тайне противоречит также принципу состязательности и равноправия сторон в судопроизводстве, закрепленному в ст. 123 (ч. 3) Конституции Российской Федерации.

Приведенная правовая позиция сформулирована Конституционным Судом Российской Федерации применительно к нормативным положениям, регулирующим процедуру уголовного судопроизводства, однако в силу универсальности права каждого на квалифицированную юридическую помощь (ч. 1 ст. 48 Конституции Российской Федерации) и принципов состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации), она может быть распространена на все другие виды судопроизводства, а значит, и на производство в судах общей юрисдикции по гражданским делам.

Следовательно, положения ст. ст. 21 и 21.1 Закона РФ "О государственной тайне" не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами в качестве основания для отстранения адвоката, являющегося представителем истца, от участия в рассмотрении дела судом общей юрисдикции в процедуре гражданского судопроизводства в связи с отсутствием у него допуска к государственной тайне.

Вместе с тем суд общей юрисдикции в целях обеспечения режима секретности при рассмотрении гражданских дел, связанных с государственной тайной, вправе применить иные средства и способы, предусмотренные законодательством, - проведение закрытого судебного заседания (ст. 10 ГПК РФ), а также предупреждение участников процесса о неразглашении государственной тайны, ставшей им известной в связи с производством по делу, привлечение этих лиц к уголовной ответственности в случае ее разглашения.

Кроме того, сохранность государственной тайны при рассмотрении дел с участием адвоката в качестве представителя в гражданском процессе обеспечивается нормами Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", которыми предусматривается обязанность адвоката хранить профессиональную тайну (ст. 8).

На такую возможность указал Конституционный Суд РФ в Постановлении от 27 марта 1996 г. применительно к обеспечению государственной тайны в уголовном судопроизводстве. Указанные способы и средства защиты государственной тайны вполне могут быть использованы судом и в гражданском процессе. Об этом свидетельствует правило, закрепленное в ч. 3 ст. 10 Кодекса.3

Заключение


Возникнув на основе новых взглядов на роль и значение судебной власти в обществе, принципы гражданского процесса становятся важными предпосылками дальнейшего развития и совершенствования гражданского процессуального законодательства в направлении, обеспечивающем надлежащую защиту судами прав граждан и организаций.

Под принципом гласности гражданского процесса, как правило, понимается такой порядок рассмотрения гражданских дел, при котором доступ в зал судебного заседания свободен для всех граждан, представителей прессы и др., а ход и результаты процесса могут свободно освещаться в печати или других средствах массовой информации.

Принцип гласности разбирательства дел в судах общей юрисдикции закреплен в ст. 123 Конституции РФ, в ст. 9 ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации", в ст. 6 Европейской Конвенции о защите права человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. (ратифицирована Россией 15 мая 1988 г.), в ст. 16 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 г. (вступил в силу для СССР 23 марта 1976 г.)

Принцип гласности имеет большое значение для обеспечения воспитательных и превентивных функций правосудия и является средством контроля за деятельностью суда, рассматривающего дело.

Однако принцип гласности правосудия нередко входит в противоречие с институтом неприкосновенности частной жизни лиц, вовлеченных в орбиту гражданского судопроизводства. В таких случаях имеет место коллизия названных конституционных положений. Какому из них отдать предпочтение, в каждом конкретном случае решает суд.

Список литературы


  1. Конституция Российской Федерации.

  2. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации. Федеральный закон от 14 ноября 2002 года N 138-ФЗ. (в ред. Федерального закона от 21.07.2005 N 93-ФЗ).

  3. Грось Л.А. Гласность судебного разбирательства // Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный, научно-практический) / Под ред. М.А. Викут. - М., 2003.

  4. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Г.П.Ивлиев - М.: Юрайт-Издат, 2002.

  5. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) (под ред. Г.А. Жилина). - "ТК Велби", 2004.

  6. Кузьмина М. А. Некоторые вопросы обеспечения принципа гласности
    гражданского процесса в условиях проводимой в России судебно-правовой реформы//Мировой судья. - 2006. - № 6. - С. 5 – 6

  7. Малешин Д.Я. Концепция реформы открытости правосудия / Д. Малешин // Законодательство. – 2006. - № 5.

  8. Миронов В.И. Принципы гражданского судопроизводства // ЭЖ-Юрист. – 2002. - №12. – с.19.

  9. Постатейный комментарий к Гражданскому процессуальному Кодексу Российской Федерации / Под редакцией доктора юридических наук П.В. Крашенинникова. - М.: Статут, 2003.

  10. Рыжаков А.П. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РФ - М.: «Норма», 2003.

11. Смирнов А. В. Транспарентность судебной власти: политико-правовой анализ / Проблемы транспарентности правосудия. – М., 2005.



1 Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Г.П.Ивлиев - М.: Юрайт-Издат, 2002.

2 Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) (под ред. Г.А. Жилина). - "ТК Велби", 2004.


3 Грось Л.А. Гласность судебного разбирательства // Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный, научно-практический) / Под ред. М.А. Викут. - М., 2003.







Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.