Преступление и наказание по "Русской правде" и Псковской судной грамоте (32400)

Посмотреть архив целиком

Содержание


Введение 3

Преступление и наказание по «Русской правде» и Псковской судной грамоте. 4

Заключение 12

Список литературы
























Введение


Древнейшим источником права является обычай. Когда обычай санкционируется государственной властью (а не просто мнением, традицией), он ста­новится нормой обычного права. Эти нормы могут су­ществовать как в устной, так и в письменной форме.

Возникновение Древнерусского государства естественно сопровождалось формированием древнерусского феодального пра­ва. Первым источником его были обычаи, перешедшие в классо­вое общество из первобытнообщинного, строя и ставшие теперь обычным правом. Но уже с X в. мы знаем и княжеское законо­дательство. Особое значение имеют уставы Владимира Святославича, Ярослава, внесшие важные нововведения в финансовое, семейное и уголовное право. Наиболее же крупным памятником древнерусского права является Русская Правда, сохранившая свое значение и в следующие периоды истории, и не только для русского права.

Целью данной работы ставим раскрытие понятий преступления и наказания в системе древнерусского права. Раскроем эти понятия, опираясь на известные законодательства той поры Русскую Правду и Псковскую судную грамоту.












Преступление и наказание по «Русской правде»

и Псковской судной грамоте.


История Русской Правды достаточно сложна. Вопрос о времени происхождения ее древнейшей части в науке спорен. Некоторые авторы относят его даже к VII в. Однако большинство современных исследователей связывают Древней­шую Правду с именем Ярослава Мудрого. Спорно и место изда­ния этой части Русской Правды. Летопись указывает на Новго­род, но многие авторы допускают, что она была создана в центре земли Русской – Киеве.

Первоначальный текст Русской Правды до нас не дошел. Однако известно, что сыновья Ярослава во второй половине XI в. существенно дополнили и изменили его, создав так называемую Правду Ярославичей. Объединенные потом переписчи­ками Правда Ярослава и Правда Ярославичей составили осно­ву так называемой Краткой редакции Русской Правды. Владимиp Мономах произвел еще более крупную переработку этого закона. В результате сложилась Пространная редакция. В пос­ледующие века создавались новые редакции Русской Правды, которых насчитывается около шести.

Источниками кодификации явились нормы обычного пра­ва и княжеская судебная практика. К числу норм обычного права относятся прежде всего положения о кровной ме­сти и круговой поруке. Законодатель прояв­ляет различное отношение к этим обычаям: кровную месть он стремится ограничить, сужая круг мстителей, или вовсе отме­нить, заменив денежным штрафом (вирой). Круговая порука, напротив, сохраняется им как политическая мера, связываю­щая всех членов общины ответственностью за своего члена, со­вершившего преступление («дикая вира» налагалась на всю об­щину). Нормы, выработанные княжеской судебной практикой, многочисленны в Русской Правде и связываются иногда с име­нами князей, принимавших их (Ярослава, сыновей Ярослава, Владимира Мономаха).

Определенное влияние на Русскую Правду оказало визан­тийское каноническое право.

Вся совокупность законов и правовых обычаев создала основу довольно развитой системы древнерусского права.

Древнерусское законодательство большое внимание уделяет уголовному праву. Ему посвящено много статей Русской Правды, уголовно-правовые нормы есть и в княжеских уста­вах.

Своеобразно трактует Русская Правда общее понятие прес­тупления: преступно только то, что причиняет непосредственный ущерб конкретному человеку, его личности или имуществу. От­сюда и термин для обозначения преступления — «обида».

Соответственно этому строится и система преступлений. Рус­ская Правда знает лишь два рода преступлений — против лич­ности и имущественные. В ней нет ни государственных, ни должностных, ни иных родов преступлений. Это не означало, конечно, что выступления против княжеской власти проходили безнаказанно. Просто в таких случаях применялась непосредственная расправа без суда и следствия.

В уголовном праве особенно ярко проявляется классовая природа феодального права, открыто встающего на защиту господствующего класса и пренебрегающего интересами трудящих­ся. Это отчетливо видно при рассмотрении отдельных элементов состава преступления. Так, субъектом преступления может быть любой человек, кроме холопа. За действия холопа отвечает его господин. Однако в некоторых случаях потерпевший может сам расправиться с холопом-обидчиком, не обращаясь к государст­венным органам, вплоть до убийства холопа, посягнувшего на свободного человека.

Русская Правда не знает еще возрастного ограничения уго­ловной ответственности, понятия невменяемости. Состояние опьянения не исключает ответственности. В литературе выска­зывалось суждение, что опьянение по Русской Правде смягчало ответственность (убийство на пиру). В действительности при убийстве в драке имеет значение не состояние опьянения, а эле­мент простой ссоры между равными людьми. Больше того, Рус­ская Правда знает случаи, когда опьянение вызывает повы­шенную ответственность. Так, если хозяин бьет закупа под пьяную руку, то теряет этого закупа со всеми его долгами; ку­пец, пропивший доверенный ему чужой товар, отвечает не толь­ко в гражданском, но и в уголовном порядке, притом весьма строго.

Русской Правде известно понятие соучастия. Эта проблема решается просто: все соучастники преступления отвечают поров­ну, распределение функций между ними пока не отмечается.

Русская Правда различает ответственность в зависимости от субъективной стороны преступления. В ней нет различия между умыслом и неосторожностью, но различаются два вида умысла — прямой и косвенный. Это отмечается при ответственности за убийство: убийство в разборке карается высшей мерой наказа­ния — потоком и разграблением, убийство же в «сваде» (дра­ке) — только вирой. Впрочем, некоторые исследователи полага­ют, что здесь ответственность зависит не от формы умысла, а от характера самого преступления: убийство в разбое — это низ­менное убийство, а убийство в драке все-таки как-то может быть оправдано с моральной точки зрения. По субъективной стороне различается и ответственность за банкротство: преступным счи­тается только умышленное банкротство. Состояние аффекта ис­ключает ответственность.

Что касается объективной стороны состава преступления, то подавляющее число преступлений совершается путем действия. Лишь в весьма немногих случаях наказуемо и преступное без­действие (утайка находки, длительное невозвращение долга). Наиболее ярко классовая природа древнерусского права вы­ступает при анализе объекта преступного посягательства. От­ветственность резко различается в зависимости от классовой принадлежности потерпевшего. Так, за убийство основной мас­сы свободных людей платится вира в 40 гривен. Жизнь верхушки феодалов оценивается двойной вирой в 80 гривен. Жизнь же зависимых людей оценивается в 12 и 5 гривен, которые даже не называются вирой.

Русская Правда знает лишь два родовых объекта преступ­ления — личность человека и его имуществе. Отсюда, как уже упоминалось, только два рода преступлений. Однако каждый из родов включает в себя довольно разнообразные виды преступ­лений. Среди преступлений против личности следует назвать убийство, телесные повреждения, побои, оскорбление действи­ем. Княжеские уставы знают и состав оскорбления словом, где объектом преступления является преимущественно честь жен­щины.

В уставах князей Владимира Святославича и Ярослава рассматриваются также половые преступления.

Среди имущественных преступлений наибольшее внимание Русская Правда уделяет краже (татьбе). Наиболее тяжким ви­дом татьбы считалось конокрадство, ибо конь был важнейшим средством производства, а также и боевым имуществом. Извест­но и преступное уничтожение чужого имущества путем поджога, наказуемое потоком и разграблением. Такая высокая мера наказания за поджог определяется, очевидно, тремя обстоятельст­вами. Поджог — наиболее легкодоступный, а потому и наиболее опасный способ уничтожения чужого имущества. Он нередко применялся как средство классовой борьбы, когда закабаляе­мые крестьяне хотели отомстить своему господину. Наконец, поджог имел повышенную социальную опасность, поскольку в деревянной Руси от одного дома или сарая могло сгореть це­лое село или даже город. В зимних условиях это могло привести и к гибели массы людей, оставшихся без крова и предметов первой необходимости.

В княжеских уставах предусматривались и преступления против церкви, а также против семейных отношений. Церковь, насаждая новую форму брака, усиленно боролась против остат­ков языческих порядков.

Система наказаний Русской Правды еще довольно проста и мягка. Здесь сказывается недостаточное обострение классовых противоречий, свойственное раннему феодализму.

Высшей мерой наказания, как уже отмечалось, был поток и разграбление. Сущность этой меры не совсем ясна. Во всяком случае в разное время и в разных местах поток и разграбление понимались по-разному. Иногда это означало убийство осужден­ного и прямое растаскивание его имущества, иногда — изгнание и конфискацию имущества, иногда — продажу в холопы.


Случайные файлы

Файл
160008.rtf
175938.rtf
74206-1.rtf
102697.rtf
125290.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.