Понятие фактических ошибок и их правовые последствия (31086)

Посмотреть архив целиком

7









Понятие фактических ошибок и их правовые последствия


Введение


В данной работе рассмотрены вопросы, связанные с трудностями, возникающими при квалификации преступления. В частности, это случаи с фактическими ошибками, институт которых в нашем государстве еще не урегулирован на государственном уровне. Во многих делах при определении наказания приходится руководствоваться нормами уголовного законодательства, исходя из общих принципов, провозглашенных Конституцией. Именно поэтому возникает необходимость рассмотрения такой проблемы учеными, и, как следствие, необходимость внесения в законодательство изменений, позволивших более правильное и быстро квалифицировать деяния, подпадающие под действие уголовного законодательства.


1. Фактические ошибки в уголовном праве


С уголовно-правовой точки зрения, ошибка – это неправильная оценка лицом юридических признаков или фактических обстоятельств совершенного деяния и его последствий. Вопрос о значении ошибки для правильной квалификации содеянного в принципе не является дискуссионным. Общепризнано, что анализ характера совершенной субъектом ошибки помогает уточнить субъективную сторону преступления, а также решить вопрос о наказании.

В УК РФ отсутствует норма, регламентирующая институт юридической или фактической ошибки, хотя доктринально данная проблема разработана. В Китае этот институт также законодательно не урегулирован.

В УК ФРГ содержатся нормы, как о фактической, так и о юридической ошибке. Ошибка в фактических обстоятельствах дела имеет место тогда, когда субъект при совершении деяния не знает об обстоятельстве, которое относится к предусмотренному законом составу преступления.

В Уголовном Кодексе Республики Беларусь также отсутствуют нормы, регламентирующие институт фактической ошибки. Но эта проблема активно прорабатывается учеными- правоведами.

Фактическая ошибка — это заблуждение лица относительно объективных признаков своего деяния и его последствий.

С учетом влияния на уголовную ответственность выделяют два вида фактических ошибок:

фактические ошибки, имеющие юридическое значение;

фактические ошибки, не имеющие юридического значения.

К фактическим ошибкам, имеющим юридическое значение, относятся ошибки, касающиеся конститутивных признаков состава преступления. Такие ошибки влияют па решение вопроса о привлечении к уголовной ответственности или об освобождении от нее, а также па квалификацию содеянного.

Не имеют юридического значения фактические ошибки относительно обстоятельств, не являющихся признаками состава преступления. Такие ошибки не освобождают от ответственности и не изменяют квалификацию содеянного.

Имеющие юридическое значение ошибки могут быть:

извинительными;

неизвинительными.

Извинительная ошибка (добросовестное заблуждение) имеет место, когда лицо не осознавало своего заблуждения и по обстоятельствам дела, не должно было или не могло осознавать его (случай).

Неизвинительная ошибка имеет место, когда лицо не осознавало своего заблуждения, но по обстоятельствам дела должно было и могло осознавать его (небрежность).

Влияние ошибки на квалификацию действий зависит от того, в наличии или отсутствии признаков состава ошибалось лицо:

- считало, что существуют признаки, которых нет в действительности;

- считало, что не существуют признаки, которые были в наличии.

В первом случае содеянное квалифицируется в соответствии с направленностью и содержанием умысла лица. Во втором случае лицо действует неумышленно, однако это положение не затрагивает наказуемость неосторожного преступления, если ошибка была неизвинительной.

Основные правила квалификации ошибки:

1. Ошибочное предположение об отсутствии признаков состава умышленного преступления исключает ответственность за умышленное преступление.

2. При ошибочном предположении о наличии признаков состава умышленного преступления ответственность наступает за покушение на умышленное преступление в соответствии с направленностью умысла.

3. При ошибочном предположении о наличии квалифицирующих признаков состава преступления ответственность наступает за покушение на преступление с квалифицированным составом.

4. При ошибочном предположении об отсутствии квалифицирующих признаков состава преступления, вменяемых при умышленном к ним отношении, ответственность за преступление с квалифицированным составом исключается.

5. При ошибочном предположении о наличии привилегированных признаков состава преступления ответственность наступает за преступление с привилегированным составом.

Ошибка в отношении признаков состава преступления, вменяемых в вину при неосторожном к ним отношении, исключает ответственность только в том случае, когда ошибка была извинительной.

Ошибки в отношении объективных признаков преступления подразделяются на ошибки:

в объекте посягательства;

предмете преступления;

личности потерпевшего;

признаках объективной стороны состава преступления.

Ошибка в объекте посягательства — это заблуждение относительно характера общественных отношений, на которые посягает лицо. Возможны следующие варианты:

лицо посягает на один объект, а фактически причиняет вред другому объекту, охраняемому иной статьей Уголовного кодекса (неоднородному). Квалифицируется как покушение в соответствии с направленностью умысла. Лицо полагает, что причиняет ущерб одному объекту, тогда как фактически посягательство осуществляется на другой, обычно, сходный объект. Квалификация осуществляется по субъективной направленности деяния, и, поскольку фактически вред не причиняется, то в соответствии с волевой причинной направленностью содеянное квалифицируется как покушение на совершение соответствующего преступления. Например, Р., желая нанести тяжкий вред здоровью судьи Я. на почве недовольства его служебной деятельностью, учинил эти действия в отношении проживавшего в одном подъезде с Я., гражданина которого он ошибочно принял за судью. Содеянное в этом случае должно быть квалифицировано как покушение на насильственные действия в отношении представителя судебной власти (ст. 295 УК), как преступление против правосудия. Подобная ошибка влияет на квалификацию лишь в том случае, когда ответственность за посягательство на различные объекты предусмотрено разными нормами Особенной части УК (например, преступления против правосудия и общеуголовное преступление). Если же различные объекты охраняются одной и той же нормой, то такая ошибка не оказывает влияния на квалификацию содеянного. Например, виновный полагает, что похищает имущество, принадлежащее одному собственнику, а на самом деле оно принадлежит другому собственнику; содеянное в любом случае охватывается составом одного и того же преступления, как по субъективным, так и по объективным признакам;

лицо посягает на один объект, а причиняет вред двум объектам. Квалифицируется по совокупности преступлений как умышленное преступление против того объекта, на который лицо посягало, и как неосторожное преступление против объекта, которому дополнительно причинен вред;

лицо посягает на два объекта, а причиняет вред одному объекту. Квалифицируется как оконченное преступление против пострадавшего объекта и покушение на другой объект;

если лицо полагает, что причиняет вред объекту, который в действительности отсутствует, то имеет место ошибка, называемая в юридической литературе посягательством на негодный объект. Квалифицируется как покушение на преступление либо является разновидностью юридической ошибки – ошибка в преступности деяния.

Ошибка в предмете преступления — это неверное представление лица о материально выраженных характеристиках предмета в рамках одного объекта посягательства. Влияет на квалификацию содеянного лишь в том случае, когда предмет, на который воздействует виновный, является составной частью объекта, охраняемого иной нормой права. Если же предметы принадлежат к материальным элементам одного и того же объекта, то такая ошибка никакого влияния на квалификацию содеянного не оказывает. Возможны следующие варианты:

ошибка в количественных характеристиках предмета. Если лицо, действуя с конкретизированным умыслом, фактически завладело предметом в большем размере, ответственность наступает по направленности умысла. Если лицо, действуя с конкретизированным умыслом, фактически завладело предметом в меньшем размере, ответственность наступает за покушение на завладение предметом в большем размере по направленности умысла. При неконкретизированном умысле нет ошибки в размере, но в пределах неконкретизированности размера;

ошибка в наличии предмета или посягательство на отсутствующий предмет в юридической литературе именуется как посягательство на негодный предмет. Ответственность наступает за покушение на преступление в соответствии с направленностью умысла.

Например, желая уничтожить с целью мести своему начальнику автомобиль, принадлежащий воинской части, виновный ошибочно уничтожил находящееся в гараже личное транспортное средство врача части. Поскольку желанный и фактически уничтоженный предметы относятся к материальным элементам разных объектов, то содеянное должно квалифицироваться не как преступление против собственности, а как покушение на умышленное уничтожение военного имущества (ст. 346 УК). Если же виновный по ошибке похитил вместо револьвера пистолет, вместо нарезного оружия - гладкоствольное, то это обстоятельство не влияет на квалификацию, поскольку эти предметы в равной мере относятся к единому объекту.

Ошибки в предмете, касающиеся того, материальным носителем каких отношений является предмет, — это ошибки в объекте посягательства.

Ошибка в личности потерпевшего может выражаться в следующем:

намереваясь причинить вред одному лицу, виновный фактически причиняет вред другому лицу. Такая ошибка не имеет юридического значения, поскольку пол, возраст, фамилия и т.п. не являются признаками состава преступления;

лицо ошибается в отношении характеристик потерпевшего, являющихся признаками состава: основными или квалифицирующими. Вопрос об ответственности решается в соответствии с вышеизложенными правилами квалификации в зависимости от того, наличие или отсутствие ошибочно предполагалось, и была ли ошибка извинительной;

посягательство на отсутствующего потерпевшего. Ответственность наступает за покушение на преступление в соответствии с направленностью умысла.

Ошибки в личности потерпевшего, касающиеся того, субъектом каких отношений является потерпевший, – это ошибки в объекте посягательства.

Ошибки в признаках объективной стороны состава преступления:

1. Ошибка в деянии или отклонение действия имеет место, когда, направляя усилия на причинение определенного вреда, лицо причиняет иной вред либо такой же вред, но другим лицам. Квалифицируется как покушение на задуманное преступление и неосторожное причинение дополнительного вреда.

2. Ошибка относительно качественных и количественных признаков последствий.

Ошибка в отношении качественных признаков последствий:

лицо не причиняет те последствия, которые намеревалось причинить. Квалифицируется как покушение на преступление в соответствии с направленностью умысла;

лицо причиняет не те последствия, которые намеревалось причинить. Квалифицируется как покушение на задуманное преступление и неосторожное причинение фактически наступивших последствий;

лицо причиняет намеченные последствия и дополнительно иные последствия. Квалифицируется по совокупности преступлений: умышленное причинение задуманных и неосторожное — дополнительно причиненных, кроме случаев, копия дополнительные последствия являются квалифицирующими для основных.

Ошибка в отношении количественных признаков последствий:

не причиняются задуманные или причиняются менее тяжкие последствия. Квалифицируется как покушение на преступление в соответствии с направленностью умысла, а причинение менее тяжких последствий поглощается такой квалификацией;

причиняются более тяжкие последствия, чем было задумано. Квалифицируется по совокупности преступлений как умышленное причинение задуманных и неосторожное — более тяжких, кроме случаев, когда более тяжкие последствия являются квалифицирующими для задуманных.

3. Ошибка в причинной связи означает неверное представление лица о причинно-следственной зависимости между деянием и последствием причинение вреда. Например, избивая человека, виновный предвидит причинение ему тяжкого телесного повреждения, но по ошибке наносит ему удар в жизненно важный орган, в результате чего потерпевший умирает. В данном случае виновный отвечает за умышленное причинение тяжкого телесного повреждения, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 3 ст. 147 УК). Если же лицо, избивая человека, предвидит наступление последствий в виде тяжкого телесного повреждения и желает его причинения, а фактически причиняет менее тяжкое либо легкое телесное повреждение, то его действия подлежат квалификации как покушение на причинение тяжкого телесного повреждения.

При ошибке относительно количественной характеристики общественно опасных последствий совершенное деяние квалифицируется также в зависимости от направленности умысла. Например, лицо, уничтожая или повреждая чужое имущество, намеревалось причинить вред собственнику в крупном размере, а фактически размер причиненного вреда оказался незначительным. Его действия подлежат квалификации как покушение на уничтожение или повреждение имущества, повлекшие причинение ущерба в крупном размере.

Ошибка в развитии причинной связи между совершаемым общественно опасным деянием и его последствиями состоит в заблуждении (неправильном представлении) о том, явилось ли совершенное им деяние главной и непосредственной причиной наступившего последствия, т.е., имеется ли причинная связь между совершенным деянием и наступившими последствиями. Как отмечает В.А. Якушин, общим для заблуждения лица в развитии причинной связи является то, что, правильно сознавая характер действий и тот результат, который лицо должно или может получить, им неправильно оцениваются промежуточные звенья этого процесса, которые имеют место между действием и результатом. Поэтому если лицо, предвидит и желает последствия, которое должно наступить в результате его действий, но ошибается в развитии причинной связи, то содеянное следует квалифицировать как оконченное преступление, которое и охватывалось умыслом виновного. Например, лицо, желая убить человека, сбрасывает его с двигавшегося с большой скоростью поезда, полагая, что тот умрет от полученных при падении ударов. Однако смерть потерпевшего наступила не от ударов, а от разрыва сердца. В данном случае ошибка в развитии причинной связи (в развитии ее промежуточных звеньев) не имеет значения для квалификации совершенного преступления. Виновный подлежит ответственности за убийство.

В других же случаях, когда лицо, имея соответствующий умысел, совершает дополнительные действия для достижения своего намерения и ошибается в том, какие именно действия привели к желаемому результату, содеянное, как считает большинство авторов, должно квалифицироваться по совокупности преступлений Так, например, если виновный с умыслом на убийство наносит потерпевшему несколько ранений в жизненно важные органы и, думая, что он умер, с целью скрыть преступление сбрасывает его в реку, то ошибка в развитии причинной связи будет иметь место в том случае, если потерпевший умер не от ранений, а от утопления. При этом содеянное подлежит квалификации как покушение на убийство и причинение смерти по неосторожности.

Разновидностью ошибки в развитии причинной связи считается так называемое отклонение действия, когда действие лица по не зависящим от него обстоятельствам изменяет свое направление, в результате чего причиняется не охватываемый умыслом виновного вред. Например, лицо с целью убийства одного человека направило в его сторону огнестрельное оружие, но произошел промах, и пуля попала совершенно в другого человека. В таких случаях предлагается содеянное квалифицировать по совокупности преступлений: покушение на убийство и причинение смерти либо тяжкого или менее тяжкого телесного повреждения по неосторожности. При этом:

если деяние явилось причиной наступления последствий, а лицо заблуждалось в отношении обстоятельств, повлекших желаемый результат, то такая ошибка не имеет значения;

если лицо полагало, что последствия являются результатом конкретного его деяния, но последствия наступили не в результате этого деяния, а в результате другого деяния, то ответственность наступает за покушение на умышленное причинение последствий и неосторожное причинение реально наступивших последствий. Исключение составляют случаи, при которых имеется так называемый общий умысел, когда результат может быть одинаково причинен обоими действиями и лицо ошибочно предполагало наступление последствий от первого действия, хотя они фактически наступили от второго действия;

если ошибка в причинной связи повлекла наступление иных по качественным или количественным характеристикам последствий, то вопрос об ответственности решается так же, как и при ошибке в последствиях.

4. Ошибка в способе совершения преступления квалифицируется следующим образом:

если лицо ошибалось относительно своего способа совершения преступления, то ответственность наступает как за оконченное преступление, совершенное тем способом, который охватывался умыслом виновного;

если в результате ошибки в способе причинен больший вред, чем было задумано, то ответственность наступает по совокупности преступлений за умышленное совершение преступления осознаваемым способом и неосторожное причинение дополнительного вреда.

5. Ошибка в средствах или орудиях преступления — это неверное представление лица об объективных свойствах предметов, используемых для совершения преступления.

Такая ошибка учитывается следующим образом:

если ошибка не повлияла на достижение результата, то она не влияет на квалификацию;

если используемое средство оказалось более или менее эффективным, чем предполагалось, то вопрос об ответственности решается так же, как и при ошибке в последствиях;

если средство оказалось непригодным для причинения вреда, такие случаи в юридической литературе называют покушением с негодными средствами. Квалифицируется как покушение на задуманное преступление. Исключение составляет попытка использования «ничтожных средств», которые ни при каких условиях объективно не способны причинить вред. Ответственность исключается.

6. Ошибка в отношении иных признаков объективной стороны (время, место, обстановка совершения преступления) оценивается в соответствии с ранее изложенными правилами квалификации.

Отдельно выделяется в литературе ошибка в квалифицирующих обстоятельствах. Однако ее правовая оценка полностью укладывается в общие правила квалификации ошибки и зависит от вида вины к квалифицирующему обстоятельству и вида ошибки.


Заключение


В наше время институт фактических ошибок в уголовном праве занимает огромное место. Тем не менее, в законодательстве Республики Беларусь, как и законодательстве других стран, этот вопрос является открытым. Малая доля государств имеет нормы, регулирующие данный институт. Это позволяет, не основываясь на моральных нормах подходить к разрешению вопросов о квалификации преступления, что, несомненно, влияет на подход к нему в дальнейшем. Данная неурегулированность приводит к пробелам в праве и, как следствие, ко множеству коллизий. Но следует отметить, в данной области проделан огромный труд, что дает основание предположить скорое разрешения данной проблемы. Ученые-правоведы, как Беларуси, так и других стран, активно трудятся над этим вопросом. Так что возможно в скором времени в уголовном законодательстве появятся нормы, отвечающие за квалификацию преступлений связанных с институтом ошибок. Это позволит обосновать и разрешить судебный спор, основываясь на законодательстве, а не руководствуясь какими-либо другими источниками.


Список использованных источников


1. Конституция Республики Беларусь 1994 г. (с изменениями и дополнениями на республиканских референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г.) – Мн.: Амалфея, 2005. – 48 с.

2. Уголовный кодекс Республики Беларусь: принят Палатой представителей 2 июня 1999 года: одобрен Советом Республики 24 июня 1999 года: Текст по состоянию на 5 сентября 2008 г. – Мн.: Амалфея, 2008. – 336 с.

3. Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Республики Беларусь / Н.Ф. Ахраменка [и др.]; под общ. ред. А.В. Баркова, В.Н. Хомича. – Минск: ГИУСТ БГУ, 2007. – 1007с.

4. Уголовное право Республики Беларусь. Особенная часть: Учебное пособие / Н.Ф. Ахраменка, Н.А. Бабий, В.В. Борода и др.; Под ред. Н.А. Бабия и И.О. Грунтова. – Мн.: Новое знание, 2002. – 912 с.

5. Захарова А.И. Глава 22 УК РФ вопросы законности и юридической ошибки. Уголовное право РФ 2004г, №4

6. Малиновский А.А. Сравнительное правоведение в сфере уголовного права. Москва 2003г.

7. Бабий Н.А. Уголовное право Республики Беларусь Общая часть /Н.А. Бабий –Минск: Тесей, 2000г.

8. Саркисова Э.А. Уголовное право, Общая часть / Э.А. Саркисова – Минск, Тесей 2005г.

9. Толкаченко А.А. Теоретические основы квалификации преступлений / А.А. Толкаченко ЮНИТИ «Закон и право», Москва 2004г.

10. Хомич В.М. Уголовное право, Общая часть / В.М. Хомич – Минск, Тесей 2003г.

11. Шумихин В.Г. Правили квалификации преступлений / В.Г. Шумихин – Москва 2003г.

12. Якушин В.А. Ошибка и ее уголовно-правовое значение. – Казань, 1998





Случайные файлы

Файл
59310.rtf
138491.rtf
121261.rtf
24600-1.rtf
54029.doc