Избирательные технологии и коррупция (28106)

Посмотреть архив целиком













Избирательные технологии и коррупция




Введение


На современном этапе развития российского общества перед государством чрезвычайно остро стоит проблема борьбы с коррупцией, темпы роста и масштабы которой являются беспрецедентными. Одним из наиболее опасных ее видов является коррупция в избирательном процессе, поскольку она порождает многообразие коррупционных проявлений в органах власти, представляет возможность недобросовестным политикам в дальнейшем распоряжаться значительными публичными ресурсами1. Существование коррупции в высших органах государства подрывает доверие населения к власти, процедуре ее формирования, влечет за собой девальвацию значения закона и права как инструментов регулирования социальной жизни, и в конечном итоге, приводит к непродуманной внутренней и внешней государственной политике.

Повышенный интерес к вопросам электоральных технологий и их связи с коррупцией обусловлен также тем, что в 2003 г. в Российской Федерации начался новый избирательный цикл, что, породило очередной всплеск соответствующих правонарушений. В последние годы появились новые технологии подкупа избирателей, новые схемы финансирования предвыборных кампаний, нарушающие установленный порядок, постоянно происходит трансформация форм и методов коррупционных злоупотреблений, связанных с организацией и проведением выборов. Всё это требует новых подходов к их изучению и обусловливает актуальность темы исследования.



Понятие избирательной коррупции


В теории права общепризнано, что результативность эмпирико-теоретических исследований во многом зависит от степени разработанности понятийного аппарата, поэтому методологически верной представляется необходимость установления содержания понятия «коррупция» применительно к деятельности в сфере избирательного процесса.

В этимологическом аспекте под коррупцией (от лат. – corruptio) понимают «моральное разложение должностных лиц и политиков, выражающееся в незаконном обогащении, взяточничестве, хищении и срастании с мафиозными структурами»2, «подкуп взятками, продажность должностных лиц, политических деятелей»3.

В российском законодательстве отсутствуют какие-либо нормативно-правовые акты, разъясняющие сущность коррупции, что, на наш взгляд, обусловлено тем, что парламентарии не заинтересованы в ведении активных действий в названном направлении. В этой связи показательно, что Россия до сих пор не ратифицировала Конвенции ООН и Совета Европы, содержащие нормы по борьбе с этим социальным явлением, что в очередной раз указывает на взаимосвязь коррупции и процесса формирования государственной власти (избирательного процесса).

Избирательная коррупция представляет собой деятельность заинтересованных лиц, направленную на куплю-продажу властных полномочий. Кандидаты на государственные выборные должности стремятся получить эти полномочия официально, а лица, которые «помогают» им прийти к власти – неофициально, желают получить возможность влиять на принятие выгодных для них решений, оставаясь при этом, как правило, «в тени» (лоббирование, протекционирование и т.п.). При этом особенность избирательной коррупции заключается в том, что подкупающая сторона действует на «перспективу» на неопределенных условиях. Наиболее распространенным вариантом коррупционного поведения в этом случае является совершение сделки, в результате которой кандидат в законодательные или исполнительные органы власти обменивает свой властный капитал на предлагаемые ему материальные либо нематериальные блага (конвертирует власть в другой ресурс, чаще всего финансовый).

Коррупция в сфере электорального процесса непосредственно связана с избирательными правоотношениями, поэтому для уточнения ее субъектов необходимо определить круг субъектов таких правоотношений. В избирательном праве основными субъектами избирательных правоотношений считаются избиратели и избирательные комиссии4.

Признание членов избирательных комиссий субъектами коррупции не вызывает возражений, поскольку их положение в системе формирования выборных институтов государственной власти и местного самоуправления, позволяет использовать им свой статус для извлечения выгоды в личных, узко групповых или корпоративных интересах.

Что касается включения в круг коррупционеров электората, то в юридической литературе этот вопрос решается неоднозначно. Отдельные авторы (Б.Л. Вишневский, С.И. Дулов, В.Л. Римский) рассматривают подкуп избирателей в качестве формы проявления коррупции. Однако мы не разделяем указанную позицию. Безусловно, коррупция во власти и подкуп электората в ходе избирательной кампании – это взаимосвязанные явления. «Оба они, по сути, представляют собой латентные противоправные социально вредные отношения, которые возникают между представителями государства и рядовыми гражданами»5. В то же время исходя из того, что коррупция неразрывно связана с властными полномочиями, которыми избиратели не наделены ни в настоящем, ни в будущем (в отличие от кандидатов), они не могут быть отнесены к числу субъектов коррупции, даже если продают свой голос.

С нашей точки зрения, подкуп избирателей является одной из коррупционных избирательных технологий, субъектами же в этом случае выступают с одной стороны кандидаты, использующие данный способ прихода к власти, с другой – лица, которые их финансируют. Исходя из этих соображений, нам представляется дискуссионным употребление термина «электоральная коррупция» (от лат. – elector выбирающий, избиратель), который иногда встречается в специальной литературе6.

Помимо членов избирательных комиссий в выборах принимают непосредственное участие кандидаты на выборные должности, а также некоторые должностные лица государственных органов. Поскольку указанные лица могут использовать свое положение для получения незаконных выгод, они также отнесены нами к числу субъектов избирательной коррупции.

Таким образом, субъектами рассматриваемого вида коррупции являются лишь должностные лица государственных органов Российской Федерации, лица, зарегистрированные в установленном порядке в качестве кандидатов в законодательные и исполнительные органы власти Российской Федерации, субъектов Российской Федерации либо в органы местного самоуправления, а также члены избирательных комиссий и комиссий референдума.

Исходя из изложенного, под коррупцией в избирательном процессе (избирательной коррупцией) в настоящем исследовании понимается антисоциальное явление, характеризующееся продажностью должностных лиц государственных органов РФ, лиц, зарегистрированных в установленном порядке в качестве кандидатов в законодательные и исполнительные органы власти РФ, субъектов РФ либо в органы местного самоуправления, а также членов избирательных комиссий и комиссий референдума, и основанном на этом использовании имеющихся у них полномочий и вытекающих из них возможностей, для получения выгоды в личных, узко групповых или корпоративных интересах.


Грязные избирательные технологии и коррупция


Оценить реальный уровень коррупции в избирательной сфере очень сложно в связи высочайшей латентностью данного явления. Проведенный нами социологический опрос показал, что лично сталкивались с проявлениями коррупции 34% избирателей, 38% экспертов, 90% кандидатов. Однако думается, что кандидаты были не до конца искренними при ответе на данный вопрос, поскольку при личной беседе практически все они признались, что с коррупцией сталкивались.

Косвенно подтверждением высокого уровня избирательной коррупции может служить тот факт, что по оценке Минюста России за последние пять лет было выявлено свыше 14 тысяч незаконных нормативно-правовых актов. Такое качество законотворческой деятельности является прямым следствием того, что к власти приходят лица, действующие вопреки интересам населения, использующие свой статус для извлечения личной выгоды.

В российской практике встречаются различные вариации использования «административного ресурса». Основными из них являются:

разнообразные злоупотребления должностным положением.

Они могут выражаться, например, в создании для кандидатов «от власти» «режима наибольшего благоприятствования» при организации встреч с электоратом под видом всевозможных совещаний работников здравоохранения, образования, культуры; в использовании в предвыборной кампании служебных помещений, средств связи, транспорта, государственных СМИ, оргтехники, кадров; в распространении агитационных материалов через школы, поликлиники, детские сады, жилищные конторы, отделы социального обеспечения и т.д.7 Так, на выборах в 2002 г. в г. Саратове для сбора подписей в поддержку одного из кандидатов привлекались студенты дневных отделений государственных вузов (с минимальной оплатой). При этом избирательные комиссии даже не пытаются применить к таким кандидатам предусмотренные законом меры воздействия.

скрытый подкуп избирателей.

Поскольку типично выдвижение на пост главы исполнительной власти уже действующего Президента, губернатора, то к выборам приурочивается выплата и / или повышение пенсий, пособий, заработной платы и других задолженностей8.

административное давление на избирателей.

Оно может выражаться в настойчивой агитации лиц, работающих в государственных учреждениях, проголосовать за нужного кандидата. Иногда имеет место прямое принуждение к голосованию, выражающееся в различных угрозах избирателям (например, не проголосуешь за нашего кандидата – уволим, либо не допустим к сдаче экзаменационной сессии и т.п.).


Случайные файлы

Файл
22334-1.rtf
24861-1.rtf
27802-1.rtf
103019.rtf
26700.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.