Законодательное ограничение судейского усмотрения (27854)

Посмотреть архив целиком


Введение


Проблема судейского усмотрения при назначении уголовного наказания не нова в российском уголовном праве. Еще в начале XX века ее исследованию были посвящены специальные работы русских криминологов - П.И. Люблинского, К.В. Шарова и др.

В настоящее время ей уделяется внимание не только со стороны российских и зарубежных ученых, тема судейского усмотрения при назначении наказания не сходит со страниц различных изданий и широко обсуждается в средствах массовой информации и Интернете. Объясняется интерес к рассматриваемой проблеме как ростом преступности в нашей стране, так и растущим недоверием к органам правопорядка и суда. По сведениям различных изданий, проводивших опросы за последние 5 лет, число лиц, выражающих недоверие отечественным судьям, с каждым годом только возрастает. Так, если в 2003 г. по данным опроса компании "РОМИР-Мониторинг", проведенного по заказу "Ведомостей", 48% россиян считали, что большинство судей подвержены коррупции, то в 2007 г. мнение о наличии коррупции в судах разделяют уже почти 60% опрошенных: 22% считают, что в судах без денег ничего не решается, а 40 - что в судах "берут", но изредка.

Указанные статистические данные подтверждаются и исследованиями, опубликованными международной организацией по противодействию коррупции Transparency International. По сведениям экспертов, в России ежегодные объемы взяток в судах достигают 210 миллионов долларов, а 63% российских граждан уверены, что суды коррумпированы. Кроме того, в докладе отмечается, что из 62 исследованных стран мира Россия занимает

43 место по коррумпированности судебной системы. Подобные показатели недоверия к судебной системе (60-70%) - у Польши, Венесуэлы, Чили, Конго, Тайваня, Марокко, Сенегала и Турции.

О недоверии граждан к отечественным судам, а также принимаемым ими решениям свидетельствуют также тот факт, что ежегодно возрастает число россиян, ищущих справедливости за пределами своей родины. Согласно статистике Европейского суда по правам человека, из России ежегодно поступает от 20 до 50 тысяч обращений и жалоб граждан на действия чиновников или нарушения в системе правосудия.

Сам Президент Российской Федерации В.В. Путин открыто признает, что власти "позволили коррупции поразить судебную и правоохранительную сферы". То есть те сферы жизнедеятельности, от которых порой зависят судьбы многих людей, вовлеченных в процесс "отыскания истины", результатом которого должно стать мотивированное, законное и обоснованное решение судьи. Именно поэтому осуществление правосудия является одной из важнейших публичных функций государства, а принимаемые судом решения должны быть предсказуемы и понятны, как участникам судебного разбирательства, так и широкой общественности, особенно если это касается назначения уголовного наказания.

В настоящее время мотивации отдельных судей в части назначения наказания за конкретные уголовные дела зачастую бывают не понятны ни только рядовым гражданам, чей уровень правовых знаний является бытовым, но и многим юристам, в том числе, их же коллегам по отправлению правосудия.

Это еще раз свидетельствует об огромной сложности вопроса о назначении справедливого наказания и о роли судейского усмотрения в этом процессе. Недаром в среде ученых, политических деятелей, а также самих судей не прекращаются дискуссии, связанные с проблемой расширения, либо ограничения рамок усмотрения судей.

Проблема таких пределов сводится к поиску оптимального соотношения между связанностью судей рамками уголовно-правовой нормы и свободой выбора одного из законных решений. Предоставление им слишком широких рамок усмотрения может поколебать уверенность, как участников процесса, так и общественности в законности принятых решений. Напротив, чрезмерное ограничение судейского усмотрения (или его исключение) не позволяло бы учитывать представителям судейского корпуса индивидуальные особенности совершенного деяния, что шло бы в разрез с принципом справедливости.

В этом смысле подходящими являются слова П.И. Люблинского, написавшего, что "государство, стремясь к выработке устойчивой, справедливой и целесообразной деятельности при расследовании преступных деяний и при выработке реакции на них, прибегает не только к законодательной регулировке, но и судейскому усмотрению… Как бы ни был судья хорош и образован, он никогда не сумеет подняться на такую высоту теоретического рассмотрения вопроса, на которой стоит законодатель… Даже хороший судья не сумеет упразднить надобность в законе и стать мудрее законодателя в оценке общих интересов… Но и законодатель не может претендовать на полное проникновение вглубь индивидуальных обстоятельств и на вытеснение судебного усмотрения из этой области. Там, где закон неспособен уловить в общих постановлениях особенностей отдельных случаев, где требуется особенная гибкость государственной деятельности, там единственно возможно применение усмотрения".

Таким образом, вопрос об ограничении либо расширении судейского усмотрения при назначении наказания, имеет большое теоретическое и практическое значение, особенно в свете продолжающейся долгие годы судебной реформы и связанной с этим антикоррупционной политикой государства в правоохранительной и судейской сфере, что обуславливает актуальность исследования.

Основными целями исследования являются комплексная разработка проблемы минимизации коррупционных процессов в судейской среде и тесно связанной с ней проблемы ограничения судейского усмотрения при назначении наказания, как одного из способа борьбы с коррупцией, а также выработке на основе полученных данных рекомендаций, которые могут иметь значение для дальнейшего совершенствования уголовного законодательства и быть полезными в правоприменительной деятельности.

Для достижения указанных целей на первом этапе исследования были поставлены следующие задачи:

анализ состояния, структуры, динамики коррупции в сфере правосудия;

выявление причин возможной связи между двумя явлениями: коррупцией и судейским усмотрением;

изучение материалов, опубликованных в СМИ (как федеральных, так и региональных) и Интернете, затрагивающих вопросы коррумпированности судейского корпуса, а также касающихся судебной реформы и деятельности судов в целом, за период с 2000 по 2007 гг.;

исследование практики привлечения судей (в том числе пребывающих в отставке), бывших судей к уголовной ответственности за преступления, предусмотренные главой 30 УК РФ;

выявление отношения граждан, сотрудников правоохранительных органов, работников судов, адвокатов, юрисконсультов и самих судей к проблемам коррумпированности судейского корпуса и процессу судейского усмотрения.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования является проблема коррупции, связанная с судейским усмотрением при назначении наказания.

Предметом исследования выступают:

уголовно-правовые нормы, предоставляющие судьям возможность усмотрения при назначении наказания;

судебная практика по отдельным категориям уголовных дел;

опубликованные научные исследования в виде монографий, статей, комментариев, учебников по разрабатываемой проблеме.

Методы исследования. Методологическую основу исследования составляют научные подходы и категории познания, выработанные не только в уголовном праве и криминологии, а также в философии, социологии, социальной психологии, истории и теории права.

Основным методом является диалектический метод познания. Также применены общенаучные и частнонаучные методы: количественного анализа, системный, исторический, логико-юридический, сравнительно-правовой. Конкретно-социологический метод (интервьюирование, обобщение материалов судебной практики, изучение статистических данных Верховного суда РФ, Судебного департамента при Верховном Суде РФ, анкетирование, проведение социологического опроса).

Теоретическую основу исследования составляют труды ученых в области философии, уголовного, уголовно-процессуального права:

С.С. Алексеева, А.А. Арямова, А. Барака, Е.В. Бережко, Ю.Д. Блувштейна, Г.К. Буранова, С. А Велиева, С.И. Вильнянского, Ю.В. Грачевой, Ю.М. Грошевова, С.И. Дементьева, А.С. Дешевых, Р.С. Данеляна, Р.А. Дьяченко, Д.С. Дядькина, С.Г. Келиной, Б.А. Кистяковского, А.И. Козулина, Т.А. Кудрявцева, В.И. Курляндского, В.М. Лебедева, В.Н. Лесниевски-Костаревой, Н.А. Лопашенко, П.И. Люблинского, В.П. Нажимова, Т.В. Непомнящей, В.А. Никонова, Н.Д. Оранжиреева, Л.А. Петручак, И.М. Рагимова, А.И. Рарога, Ф.М. Решетникова, Л. Савюка, А.П. Севастьянова, Л. Селезнева, А.Г. Спиркина, М.Н. Становского, Э.В. Талапиной, А.И. Трахова, Е.А. Фролова, Д.О. Хан-Магомедова, В.Л. Чубарева, А.С. Шляпочникова и др.

Эмпирическую основу исследования составляют как собственные социологические исследования, так и данные других специалистов; результаты опроса 322 человек: из них 146 граждан, 123 практических работников (сотрудники правоохранительных органов и судов, адвокаты, юрисконсульты), 53 судей.

Кроме того, проведен анализ опубликованной судебной практики с 2002 по 2007 гг., материалов Верховного Суда Российской Федерации, Высшей квалификацилонной коллегии судей Российской Федерации, Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, а также газетных и журнальных публикаций по данной проблематике за последние 7 лет.


§ 1. Есть ли связь между коррупцией и судейским усмотрением?


Коррупция - одно из древнейших явлений существующее и по сей день во всех государствах мира. Уже авторы Ветхого Завета обрушиваются на коррупцию: "…начальник требует подарков, и судья судит за взятки, а вельможи высказывают злые хотения души своей и извращают дело".

В России "мздоимство", так же как и зарубежом, зародилось довольно давно. Впервые наказывать за подкуп стал Иван III, а Иван Грозный ввел уже смертную казнь за "чрезмерность во взятках". В отношении нашего государства распространено твердое убеждение, "что Россия относится к числу стран, исторически и культурно обреченных на масштабную коррупцию".

Подтверждением указанных слов могут служить следующие данные:


Таблица № 1. Зарегистрировано фактов взяточничества в России.


2002

2003

2004

2005

2006

Всего

7311

7346

8928

9821

11063

Темпы прироста (снижения) в%: к предыдущему году

-7,6

0,5

21,5

10,0

12,6

К 2002 году

-

0,5

22,1

34,3

51,3

Удельный вес в общем числе зарегистрированных преступлений, в%

0,3

0,3

0,3

0,3

0,3


Согласно сведениям, приведенным в таблице, ежегодно факты взяточничества в Российской Федерации только возрастают. Темпы прироста также являются впечатляющими, так по отношению к 2002 году в 2006 размер прироста составил 51,3%. С каждым годом коррупция приобретает все массовый характер, преступления данной направленности постепенно переходят в сознании граждан нашей страны из разряда противоправных поступков в ранг должной общепринятой нормы поведения.

В литературе также констатируется факт того, что степень развития коррупции в современной России представляет серьезнейшую общественную опасность, ибо речь идет о существовании "обширных и устойчивых коррупционных сетей, которые не просто извлекают прибыль из своей противоправной деятельности, но уже инвестируют ее в развитие самой коррупции", и одномоментная "ампутация" такой системы коррупционных отношений может даже привести к социально-экономическому коллапсу.

И действительно коррупция в нашей стране пронзила практически все сферы человеческой деятельности, не исключение составляет судебная власть. По данным Регионального общественного фонда "Информатика для демократии" (фонд Индем), суды занимают пятое место в рейтинге коррупционных отраслей, хуже дело обстоит с вузами, бесплатной медицинской помощью, призывом на воинскую службу и получением жилплощади.

По мнению ученых, причины возникновения коррупции в сфере правосудия различны, они носят как правовой, так и социальный, политический, экономический и даже исторический характер.

Одной из немаловажных причин, на которой особо хотелось бы заострить свое внимание, в связи с заданной темой исследования, является довольно широкое судейское усмотрение в уголовно-правовой сфере, и, в частности, при назначении наказания.

Несовершенное законодательство делает возможным использование на практике судьями усмотрения при выборе меры наказания и, в отдельных случаях, злоупотребление своими полномочиями в корыстных интересах. Именно поэтому вопрос об изучении явления судейского усмотрения, на наш взгляд, является актуальным.

Однако исследование самого понятия судейского усмотрения вызывает некоторые трудности из-за отсутствия единого подхода в теории права к его определению. Анализ юридической литературы позволяет сделать вывод о том, что сущность указанной дефиниции наиболее полно раскрывается в определении А.И. Рарога и Ю.В. Грачевой, в котором присутствуют все признаки судейского усмотрения. По их мнению, "судейское усмотрение в уголовном праве - это осуществляемый в процессуальной форме специфический аспект правоприменительной деятельности, предполагающий предоставление суду в случаях, предусмотренных уголовно-правовыми нормами, правомочий по выбору решения в пределах, установленных законом, в соответствии с волей законодателя, исходя из принципов права, конкретных обстоятельств совершения преступления, а также основ морали".

Указанное определение позволяет сделать несколько выводов, касающихся судейского усмотрения, как "специфического аспекта правоприменительной деятельности" и его взаимосвязи с проблемами коррупции:

"…Предоставление судьям правомочий по выбору решения в пределах, установленных законом, в соответствии с волей законодателя…".

Законодатель в ряде норм устанавливает довольно широкие рамки для выбора меры наказания. Это сопряжено в первую очередь с тем, что большинство санкций УК РФ носит относительно-определенный и альтернативный характер.

А) Большинство статей Особенной части Уголовного кодекса предусматривают определенную альтернативу избрания того или иного вида наказания. Судья по своему усмотрению, в рамках закона, может выбрать наказание не связанное с лишением свободы, применить менее жесткое.

В порядке информации: по состоянию на 15 мая 2008 г. в Особенной части УК РФ насчитывалось 605 санкций, из них:

с одним видом наказания - 254 санкции, или 42%;

с двумя видами наказаний - 113 санкций, или 18,7%;

с тремя видами наказаний - 149 санкций, или 24,6%;

с четырьмя видами наказаний - 68 санкции, или 11,2%;

с пятью видами наказаний - 21 санкций, или 3,5%.

Здесь могут возникнуть совершенно оправданные вопросы:

по каким критериям судья выбирает тот или иной вид наказания, может назначить разное наказание двум обвиняемым за одно и то же совершенное преступление, как он оценивает все имеющиеся в деле отягчающие и смягчающие наказание обстоятельства, какие из них имеют для него большее значение и почему именно эти, а не другие, и, наконец, какие решения принял бы другой судья, рассмотревший эти 2 уголовных дела, а если принял совершенно другие, то почему они отличаются от решений предыдущего судьи?

Но бывают и прямо противоположные ситуации. Например, санкция ч.1 ст.107 УК РФ "Убийство, совершенное в состоянии аффекта" наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на тот же срок. Ч.1 ст.119 УК "Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью" предусматривает наказание в виде ограничения свободы на срок до двух лет, либо арест на срок от четырех до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до двух лет. Еще один пример - санкция ч.1 ст.122 УК РФ "Заражение ВИЧ-инфекцией", связана с ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года и т.д.

Такие виды наказания как ограничение свободы и арест на практике в настоящее время не применяются, в связи с отсутствием необходимых условий для реализации данных видов наказаний. Таким образом, в некоторых случаях у судейского корпуса просто нет выбора, и ими назначается только тот вид наказания, который является реально действующим и нередко единственно возможным, как в выше указанных примерах.

Вывод: все эти тонкости, понятные для большинства юристов, зачастую бывают неясными рядовым гражданам. Они, оценивая тот или иной случай, в первую очередь, опираются на бытовой уровень правосознания, эмоции, понятия добра и зла, справедливости. Нередко мнение граждан не совпадает с мнением профессиональных судей и в их сознании может сформироваться предвзятое отношение к деятельности служителей российской Фемиды.

В таких случаях понятны суждения граждан о том, что судьи совершают ошибки в части назначения наказания, в силу различных объективных и субъективных причин (недостаток времени для изучения рассматриваемого уголовного дела, непрофессионализм, усталость, болезнь и т.д.); на правоприменителей могут оказать влияние (вышестоящие инстанции, председатель суда, криминальные элементы, прокурор и т.д.); и, наконец, судьи принимают "нужное" решение в чьих-либо интересах (проблема коррупции).

Уместно здесь будет процитировать слова В.П. Нажимова о том, что "участники процесса, особенно подсудимый и защитник, почти беззащитны от усмотрения судей в выборе конкретной меры наказания. Судьи могут привнести в этот вопрос любые субъективные моменты, например такие, как скверное настроение, интуитивная антипатия к подсудимому и т.п."

Следствием неправильного рассмотрения судьями уголовных дел либо совершения ими ошибок (намеренно, или ненамеренно), может стать отмена вышестоящей инстанцией принятых ранее решений. А в случае, если будет установлено, что деятельность правоприменителя, каким-либо образом умаляет авторитет судебной власти, он может быть привлечен к ответственности, вплоть до уголовной.

Иллюстрацией совершаемых судьями ошибок могут служить сведения, указанные в таблице № 2.


Таблица № 2. Количество уголовных дел, поступивших в суды различных инстанций

Годы

1 инстанция

Апелляционная

инстанция

Кассационная

инстанция

Надзорная инстанция

2008

285 292

11 280

71 745

5 945

2007

1 174 831

38 929

291 322

35 023

2006

1 224 431

33 868

290 328

27 809

2005

1 163 857

26 834

276 967

22 229

2004

1 059 130

18 576

329 503

21 751


Анализ представленных в таблице данных показал, что при общей тенденции увеличения поступающих в суды первой инстанции уголовных дел, возрастает и их количество в судах апелляционной, кассационной, надзорной инстанций. Таким образом, с каждым годом число решений, вынесенных представителями третей власти, в которых присутствуют те или иные погрешности, только повышаются.

Б) Наряду с альтернативными санкциями Уголовный кодекс РФ содержит и относительно-определенные, которые на практике также вызывают ряд проблем. Еще М.Д. Шаргородский отмечал, что вопрос о построении диспозиции и санкции в уголовном законодательстве непосредственно связан с вопросом о пределах судейского усмотрения. Он выявил интересную закономерность: чем шире диспозиция, а также рамки санкции, тем шире и пределы усмотрения суда, и наоборот. Широкие диспозиции требуют и широких рамок относительно-определенных санкций.

Примерами относительно-определенных санкций являются ч.1 ст.111 УК РФ предусматривающая наказание в виде лишения свободы на срок от двух до восьми лет, ч.2 от трех до десяти лет, ч.3 от пяти до двенадцати лет и ч.4 от пяти до пятнадцати лет.

Другие виды санкций предоставляют правоприменителю возможность широкого выбора в размере налагаемого штрафа: ч.1 ст.158 УК РФ предусматривает наказание в виде штрафа в размере до восьмидесяти тысяч рублей, ч.2 до двухсот тысяч рублей, ч.3 от ста тысяч до пятисот тысяч рублей. Схожий размер штрафа предусмотрен санкциями ст. ст.159, 161 УК РФ т.д. Для сведения: штраф как вид уголовного наказания встречается в санкциях статей Особенной части УК РФ 351 раз:

а) построенные по правилу "до" - 255 раз, или 72,6%, из них:

до 10 тыс. - 3 раза, или 0,9%;

до 40 тыс. - 22 раза, или 6,3%;

до 80 тыс. - 62 раза, или 17,7%;

до 100 тыс. - 2 раза, или 0,6%;

до 120 тыс. - 21 раз, или 6%;

до 200 тыс. - 74 раза, или 21,1%;

до 300 тыс. - 18 раз, или 5,1%;

до 500 тыс. - 19 раз, или 5,4%;

до 1 млн. - 34 раз, или 9,7%.

б) построенные по правилу "от и до" - 96 раза, или 27,4%, из них:

от 10 до 100 тыс. - 1 раз, или 0,3%;

от 100 до 300 тыс. - 54 раз, или 15,4%;

от 100 до 500 тыс. - 33 раз, или 9,4%;

от 200 до 500 тыс. - 7 раз, или 2%;

от 400 до 500 тыс. - 1 раз, или 0,3%.

Отметим, что в общей структуре судимости по видам наказаний наблюдается рост числа осужденных, которым в качестве основной меры наказания назначен штраф. Данная мера в 2007 году применена в отношении 117 тыс. лиц, что составляет 12,8% от общего числа осужденных, для сравнения в 2006 году этот вид наказания назначен 98,2 тыс. лиц (10,8% от общего числа осужденных).

Еще один вид санкций делает возможным усмотрение судьи в выборе размера такого вида наказания, как обязательные работы: ч.1 ст.158 наказывается обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, ч.2 от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов. Подобным образом вопрос решается и в санкции ст.159 УК РФ и т.д. Подчеркнем, что обязательные работы предусматриваются в 86 санкциях, при этом построенные по правилу "от и до" - 69 раз, или 80,2%, и по правилу "до" - 17 раз, или 19,8%. Размеры таких санкций имеют следующие границы:

а) построенные по правилу "от и до":

от 180 до 240 часов - 40 раз, или 46,5%;

от 100 до 180 часов - 1 раз, или 1,2%;

от 120 до 180 часов - 23 раза, или 26,7%;

от 100 до 240 часов - 1 раз, или 1,2%;

от 120 до 240 часов - 4 раза, или 4,7%.

б) построенные по правилу "до":

до 120 часов - 2 раза, или 2,3%;

до 180 часов - 15 раз, или 17,4%.

При этом судебная практика показывает, что на территории Российской Федерации составы преступлений, предусмотренных ст. ст.111, 158, 159, 161, 162 УК РФ, входят в число десяти основных, составляющих в структуре судимости (вместе с пятью другими) 73,0% от общего числа осужденных.


Таблица № 3. Количество осужденных за отдельные виды преступлений.

Годы

"Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью"

ст.111 УК РФ

"Кража"

ст.158 УК РФ

"Мошенничество"

ст.159 УК РФ

"Грабеж"

ст.161 УК РФ


"Разбой"

ст.162 УК РФ


Количество человек и % от общего числа осужденных в соответствующем году

2007

37 842

(4,1%)

300 163

(32,1%)

36 801

(3,9%)

80 930

(8,7%)

28 204

(3%)

2006

40 500 (4,4%)

296 800 (32,6%)

33 000 (3,6%)

86 000 (9,5%)

27 800 (3,1%)

2005

43 000 (4,8%)

315 500 (36%)

26 000 (3%)

82 400 (9,4%)

28 000 (3,2%)


Таким образом, указанные в таблице и примерах статьи УК РФ наиболее часто применяются судьями на практике. Санкции данных статей являются относительно-определенными, кроме того, пределы между минимальным и максимальным значением того или иного вида наказания (например, как это указано выше, лишение свободы на определенный срок, штраф и обязательные работы) довольно велики и позволяют судьям пользоваться широким усмотрением при назначении наказания.

Вывод: высокий процент от общего числа рассмотренных дел отдельных видов преступлений (ст. ст.111, 158, 159, 161, 162 УК РФ), санкции составов которых, предоставляя судьям широкие рамки усмотрения при назначении наказания и возможность в соответствии со ст.17 УПК РФ оценивать "доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью", учитывая все смягчающие и отягчающие обстоятельства, делают возможным проявление коррупции в судейской среде. Если законодатель сам дает возможность судьям злоупотреблять своими полномочиями, почему бы этим не воспользоваться их отдельным представителям?

Здесь хотелось бы особо заострить свое внимание на проблеме "коррупциогенности законодательства", в том числе уголовного. Общеизвестным является факт склонности российского законодательства к детальной регламентации прав и обязанностей сторон правоотношений ("инструктивность"), традиционное пренебрежение в юридических конструкциях принципами (они кажутся чрезмерно декларативными; кроме того, применение принципов предполагает большую свободу усмотрения, которая без законопослушности становится коррупциогенной), ненормативность судебных толкований и, как следствие, разноречивость судебной практики по одним и тем же спорным ситуациям.

В таких условиях актуальным становится вопрос о проведении антикоррупционной экспертизы уголовного законодательства (действующего, а также проектов нормативных актов)"с точки зрения его влияния на криминогенную обстановку". И, в случаях выявления "отрицательных элементов", незамедлительного реагирования на них путем внесения соответствующих изменений и устранений недостатков. Следует отметить, что процедура устранения коррупционных факторов в действующем законодательстве гораздо сложнее, чем в проектах нормативных документов. Это объясняется тем, что при экспертизе проекта достаточно указать на наличие таких факторов, после чего разработчик обязан самостоятельно их устранить, при экспертизе действующего нормативного акта необходим второй этап - выработка рекомендаций по устранению коррупционных факторов и внесению изменений в проанализированный акт.

Таким образом, считаем, что в Российской Федерации важным направлением противодействия коррупции в уголовно-правовой сфере, и в частности при назначении наказания, является антикоррупционная политика, проводимая государством, в том числе антикоррупционная экспертиза проектов нормативных актов, а также уже действующего законодательства с целью устранения из него положений, способствующих коррупции.

Судейское усмотрение - правомочие, которым обладает судья, основывающееся не только на законе, но и на принципах права и морали.

В свете рассматриваемой проблемы хотелось бы особо обратить внимание на сложное и относящееся к категории нравственности понятие морали.

При осуществлении судейской деятельности особенно важен нравственный аспект, так как зачастую деятельность членов судейского сообщества связана с ограничением прав и свобод граждан. Мораль, как правило, - это и есть разновидность социальных норм, регулирующих отношения людей и поведение личности. Те правовые предписания, которые сегодня отражены в Уголовном законе, несомненно, появились на основе соответствующих моральных правил и представлений и направлены, прежде всего, на совершенствование индивидуально - правового сознания личности, защиту ее прав и законных интересов, то есть повышение ее нравственности. Многие правовые предписания исторически возникли на основе соответствующих моральных представлений и правил. Право также воздействует на общественную мораль.

Каждой группе моральных норм присущи свои исходные положения, основные начала. Мораль включает в себя так называемые нравственные идеалы, то есть образцы должного поведения, которые рассматриваются как наиболее желательные, полезные и нужные. А поскольку мораль пронизывает все мысли, чувства человека, особенности характера и т.д., то мораль выступает как область индивидуального сознания личности. Понятие мораль нередко отождествляется с понятием этики. Здесь надо четко различать: этика - это наука, нравственность - ее объект. Моральные нормы взаимодействуют с нормами права в сознании судьи, и их взаимодействие влияет на тактику поведения, манеру общения с участниками процесса.

Важно заметить, что к работникам правоохранительных органов предъявляются определенные требования, одним из таких является высокая нравственная позиция данных субъектов, не исключение составляют и судьи. Кодекс судейской этики также содержит положения чисто нравственного свойства. При этом Кодекс устанавливает правила поведения в профессиональной и внеслужебной деятельности и определяет нравственное содержание деятельности судьи.

Нормы нравственности побуждают судью на практике следовать тому образцу поведения, который соответствует социальному престижу судебных органов и их функциональному назначению в правоохранительной деятельности государства.

Таким образом, нравственные воззрения судьи имеют важное значение не только в исследовании и оценке фактов и событий, в уяснении смысла правовых норм, но и в формировании судейского усмотрения, в том числе, в вопросах назначения конкретного вида и размера наказания. А включение в закон этических категорий, например, совести (ст.17 УПК РФ), свидетельствует о том, что открывается широкий простор для судейского усмотрения, а вместе с ним и широкий простор для коррупционных злоупотреблений со стороны отдельных судей, ведь понимание морали и совести у каждого судьи разное.


§ 2. Ограничение судейского усмотрения при назначении уголовного наказания как главный способ борьбы с коррупцией в сфере правосудия


В рамках исследования было опрошено 288 человек. Исследовательская работа проводилось на территории нескольких субъектов центральной части России: г. Москва - 30 человек (10%), Московская область - 15 человек (5%), Саратовская область - 81 человек (28%), Пензенская область - 95 человек (33%), Тамбовская область - 17 человек (6%), Воронежская область - 31 человек (11%). Также нами были опрошены граждане других субъектов Федерации всего 19 человек (7%): Республика Калмыкия 2 человека, Астраханская область 1 человек, Ленинградская область 4 человека, Липецкая область 3 человека, Мурманская область 1 человек, г. Санкт-Петербург 4 человека и другие регионы, не указанные в анкетах 4 человека.


Диаграмма 1.


Из них лиц мужского пола 120 человек (42%), женского 168 человек (58%). По критерию возраста нами было выделено несколько групп: до 18 лет - 4 человека (1,4%), 19-25 лет - 122 человек (42,5%), 26-30 лет - 52 человек (18,1%), 31-35 лет - 38 человек (13,2%), 36-40 лет - 19 человек (6,6%), 41-45 лет - 22 человек (7,7%), 46-50 лет - 15 человек (5,2%), 51-60 лет - 10 человек (3,5%), старше 60 лет - 5 человек (1,7%).


Диаграмма 2.


Анкетирование проводилось по нескольким направлениям: среди населения, сюда же мы включили юристов, работающих по гражданско-правовой направленности, не применяющих на практике вопросы назначения наказания. Следующую группу лиц можно обозначить, по отношению к предыдущей, в качестве специальной, в круг которой входят сотрудники правоохранительных органов, адвокаты, юрисконсульты, работники судов (далее в работе компетентные лица). Третью группу опрашиваемых мы отнесли к рангу экспертов, в их качестве выступали действующие судьи, непосредственно применяющих на практике нормы, связанные с назначением наказания.

Среди населения всего было опрошено 146 человек, имеющих отношение к различным сферам деятельности, а именно: государственная служба - 3 человека (3%), купля-продажа - 16 человек (11%), преподавание, наука - 11 человек (8%), юриспруденция - 16 человек (11%), строительство - 9 человек (6%), медицина - 14 человек (10%), бизнес - 12 человек (8%), рабочие - 3 человека (3%), студенты - 39 человек (26%), пенсионеры - 4 человека (3%), безработные - 5 человек (3%), другие сферы деятельности - 14 человек (10%): консалтинг, ревизионная деятельность, школьники, домохозяйки, бухгалтеры.


Диаграмма 3.


Специальных субъектов проанкетировано в общем количестве 123 человека. Из них работники прокуратуры - 29 человек (24%), милиции - 21 человек (17%), следственного комитета - 17 человек (14%), суда - 14 человек (11%), адвокаты - 24 человека (20%), юрисконсульты - 8 человек (7%), сотрудники других органов - 10 человек (8%): ГИБДД, Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, Следственного управления на Московском метрополитене.


Диаграмма 4.


Стаж работы в указанных органах и учреждениях составляет: до 1 года - 17 человек (13,9%), 1-5 лет - 40 человек (32,8%), 6-10 лет - 32 человека (26,2%), 11-15 лет - 18 человек (14,8%), 16-20 лет - 8 человек (6,6%), 21-25 лет - 4 человека (3,3%), более 25 лет - 3 человека (2,5%).

Нами также были опрошены судьи в общем количестве 19 человек.

Из них судьи районных судов 15 человек (79%), мировых 4 (21%). Их стаж работы в качестве судей составляет: 1-5 лет - 5 человек (26,3%), 6-10 лет - 7 человек (36,8%), 11-15 лет - 5 человек (26,3%), 16-20 лет - 2 человека (10,5%).


Диаграмма 5.


В свете обозначенной проблемы указанным группам лиц были предложены для ответов, по нашему глубокому убеждению, наиболее остро стоящие вопросы. Подчеркнем, что вопросы, связанные с коррупцией в сфере правосудия и правоохранительных органов, были в основном заданы гражданам и лицам, сталкивающимся, в связи с осуществлением своей трудовой деятельности, с процессом назначения наказания. Судьям были предложены, в основном, вопросы, касающиеся назначением наказания. Автор предположил, что данные субъекты не дадут своего согласия отвечать на компрометирующие их вопросы, однако ряд вопросов в деликатной форме все-таки был задан.

На вопрос: "При нарушении Ваших прав, в какой орган или учреждение Вы, скорее всего, обратитесь?", граждане ответили следующим образом: 45 человек обратятся в прокуратуру (28,3%); 42 человека будут искать защиты своих прав в суде (26,4%); 37 человек в милиции (23,3%); никуда обращаться не будут 13 человек (8,2%); 9 человек обратятся в органы государственной власти (5,7%); 5 человек в средства массовой информации (3,1%).

Были получены и другие ответы, не предусмотренные анкетой:

3 человека подчеркнули, что их обращение в тот или иной орган, либо учреждение будет зависеть от того какие права будут нарушены (1,9%);

1 человек указал, что "в милицию ни за что" (0,6%); также 1 человек, что разберется сам (0,6%); 3 анкеты были оставлены без ответов (1,9%).


Диаграмма 6.


Таким образом, более 79,5% опрошенных при нарушении своих прав предположительно будут обращаться не в суд, а в другие органы либо учреждения. Вместе с тем, несмотря на полученные результаты по данному вопросу, по сведениям Судебного департамента при Верховном Суде, количество поступающих в суд дел, как уголовных, так и гражданских, с каждым годом только возрастает. При этом если уголовные дела в большей части возбуждаются по инициативе компетентных лиц, то гражданские по заявлению граждан. Если взять хотя бы по 2 заинтересованных лица в каждом гражданском деле и примерно столько же лиц в уголовном деле, подсудимый и потерпевший, даже простой подсчет дает нам цифру, что свыше 20 миллионов человек с учетом административных дел попадают в орбиту судебной деятельности ежегодно. А если учесть, что по многим из гражданских дел идут коллективные иски или выступают коллективные ответчики, не один потерпевший, а несколько, особенно по делам о групповых преступлениях, то можно смело говорить о том, что права и интересы около 30 миллионов человек ежегодно затрагиваются деятельностью судов. В то же время по некоторым сведениям, отмечает первый заместитель председателя Верховного Суда Российской Федерации В. Радченко, проведенный опрос населения на большей территории России показал, что почти 80% граждан высказывают свое недоверие суду. Далее он же подчеркивает, что "рейтинг наших судов выше, чем в ряде стран Евросоюза, например в Италии. Ни в одной стране нет 100 процентного доверия к судам при самой блестящей их работе". Поэтому с оценками опросов надо быть более осторожными".

Для выяснения причин нежелания населения обращаться в суд, нами был задан следующий вопрос.

"Почему в настоящее время многие граждане предпочитают не обращаться в суд для решения возникших проблем?", были получены интересные ответы граждан и компетентных лиц (сотрудников правоохранительных органов, суда, адвокатов, юрисконсультов), которые в своей массе значительно отличаются друг от друга.


Варианты ответов

Граждане

(кол-во человек и% из общего числа ответивших)

Компетентные лица (кол-во человек и% из общего числа ответивших)

А) все возникшие проблемы можно решить и без помощи суда

10

(5,1%)

14

(9,2%)

Б) длительная и трудоемкая процедура рассмотрения дела

68

(34,5%)

58

(38,2%)


В) для рассмотрения дела в суде необходимы определенные денежные затраты (юридические консультации, гос. пошлина и т.д.)

41

(20,8%)

13

(8,6%)

Г) не верят в справедливость судебного решения

38

(19,3%)

32

(21,1%)

Д) не знают своих прав

35

(17,8%)

35

(23%)

Е) другое

5

(2,5%)

-


Диаграмма 7.


Большинство опрошенных как их числа граждан 68 (34,5%), так и из числа специальных субъектов 58 (38,2%) считают главной причиной, по которой граждане предпочитают не обращаться в суд - это длительная и трудоемкая процедура рассмотрения дела. Подтверждением полученного результата являются также статистические данные нескольких лет, в соответствии с которыми на втором месте по количеству поступающих в квалификационные коллегии судей судов общей юрисдикции (от общего числа) находятся представления, обращения должностных лиц и жалобы граждан на действия судей, связанные с длительным не рассмотрением судебных дел (волокита).


Таблица № 4. Количество поступивших жалоб, заявлений, обращений на действия судей, связанных с длительным не рассмотрением судебных дел (волокита) в % соотношении от общего числа.

2007

2006

2005

2004

2003

2002

2001

15,4%

18,3%

22,6%

26%

26,6%

28,8%

41%


Приведенные цифры являются определенным показателем. По словам известного российского адвоката И. Трунова, российская судебная система "изобретает все новые и новые способы выманивать у людей деньги". Например, судьи теперь "берут деньги за то, чтобы дело было рассмотрено как можно быстрее…Люди сидят в следственных изоляторах и год, и два, и три. Это определенного рода пытка".

Однако, по мнению самих судей, одной из весомых причин, по которой граждане не желают обращаться в суд является деятельность судебных приставов-исполнителей. Так, в 2003 году судебными приставами исполнено 38,2% от поступивших исполнительных листов, выданных на основании решений судов общей юрисдикции. В 2004 году положение сколько-нибудь существенно не изменилось. По словам О.А. Наумова: "Отсюда понятно бытующее иногда мнение о бесполезности обращения в суд, решения которого часто не исполняются. Вряд ли убедишь граждан в том, что в неисполнении судебных решений виноват не суд, а другое ведомство. Да и не следует этого делать, поскольку суд непосредственно заинтересован в том, чтобы акты органов судебной власти были исполнены. Но нельзя не отметить, что отдельные судьи относятся к стадии исполнения судебных решений безучастно, а иногда вольно или невольно препятствуют соблюдению закона на этой стадии процесса".

Далее у обеих групп опрошенных (результат практически идентичный) - 38 (19,3%) граждан и 32 (21,1%) компетентных лиц, расположился ответ о том, что население не верит в справедливость принимаемых судом решений. Такое понимание проблемы гражданами связано, в первую очередь, с тем, что в обществе бытует мнение - в суде решение спора напрямую зависит от "кошелька", социального статуса истца или ответчика, а также их "связей". Но вот что удивительно, так это получение схожего результата и от лиц напрямую связанных с работой судей. Данный факт наталкивает на размышления.

А ведь в "Словаре живого великорусского языка" В.И. Даля зафиксирована неразрывная связь между понятиями "справедливость" и "правосудие". Так, понятие "справедливый" истолковывается как "правильный, сделанный по закону, по правде, по совести, по правоте", а понятие "правосудие" - как "правый суд, справедливый приговор, решение по закону, по совести, по правде".

Хотелось бы обратить внимание на еще один вариант ответа:

"для рассмотрения дела в суде необходимы определенные денежные затраты (юридические консультации, гос. пошлина и т.д.)". Здесь голоса распределились следующим образом: граждане 41 (20,8%), компетентные лица 13 (8,6%).

Отличие гражданского и уголовного процессов состоит в том, что в гражданском процессе все понесенные по делу расходы (мы имеем в виду здесь и далее по данному вопросу "официальные расходы"), возмещает проигравшая сторона, а в уголовном практически единственными являются затраты, связанные с оплатой услуг адвоката, если он не был привлечен в процесс бесплатно в порядке ст.16 УПК РФ. Поэтому становится понятным, почему граждане считают, что для рассмотрения дела в суде необходимы какие-либо вложения, кроме того, большинство из них также не знает о том, что в уголовном процессе адвокат может быть предоставлен бесплатно. Компетентные лица, в число которых входят сотрудники правоохранительных органов и судов, адвокаты и юрисконсульты сталкиваясь практически ежедневно с работой суда как органа власти, прекрасно понимают имеющиеся отличия, именно поэтому, по нашему мнению, они не причислили к рангу наиболее популярных, как граждане, данный ответ.

Далее всем группам респондентов был задан вопрос: "Что оказывает наибольшее влияние на отечественных судей при отправлении правосудия?". Были получены следующие результаты:


Варианты ответов

Граждане

(кол-во человек и% из общего числа ответивших)

Компетентные лица

(кол-во человек и % из общего числа ответивших)

Судьи

(кол-во человек и % из общего числа ответивших)

А) вышестоящие инстанции

55

(32,7%)

60

(38,5%)

4

(19%)

Б) коллеги по работе

9

(5,4%)

11

(7,1%)

1

(4,8%)

В) политика государства, проводимая в сфере правосудия

16

(9,5%)

31

(19,9%)

2

(9,5%)

Г) органы государственной власти

17

(10,1%)

15

(9,6%)

-

Д) средства массовой информации

3

(1,8%)

2

(1,3%)

1

(4,8%)

Е) общественное мнение

5

(3%)

3

(1,9%)

1

(4,8%)

Ж) деньги и материальные блага

47

(28%)

15

(9,6%)

-

З) ничего не оказывает, судьи являются беспристрастными и принимают решение, основываясь только на законе и своем внутреннем убеждении

16

(9,5%)

18

(11,5%)

12

(57,1%)

И) другое

-

1

(0,6%)

1

(4,8%)


Также были получены и иные варианты ответов.

1 человек (0,6%) из числа компетентных лиц не прокомментировал свой ответ, отметив графу "другое".

1 (4,8%) судья отметил, что "в каждом конкретном случае имеют место субъективные и объективные факторы, которые влияют на мнение судьи, обобщить которые, думается, невозможно".


Диаграмма № 8.


Полученные данные позволяют сделать вывод о том, что взгляды граждан - 55 человек (32%) и компетентных лиц - 60 человек (38,5%) в определении самого популярного ответа совпадают. По их мнению, при отправлении правосудия на судей наибольшее влияние оказывают вышестоящие инстанции. Самими судьями данный факт также был признан - 4 человека (19%), однако большинство из них предпочли сослаться на то, что они являются беспристрастными, принимают решения, основываясь только на законе и своем внутреннем убеждении (57,1%).

Мнение граждан и компетентных лиц является не безосновательным, независимость судей более всего ущемляется внутри самой судебной системы: зависимость от председателя, от вышестоящих инстанций, от принятой системы материального обеспечения. Ведь организационно-финансовые основы деятельности судей обеспечиваются Судебным департаментом, действующим под контролем Верховного Суда РФ. Должностные лица Судебного департамента назначаются только по представлению председателя Верховного Суда, и он же обеспечивает материально все нижестоящие суды и лично судей. На департаменте лежит обязанность предоставлять им жилье, обеспечивать саму судебную деятельность финансовыми, материальными ресурсами. Получается, что "вышестоящие судебные инстанции и Верховный Суд, в частности, решают все вопросы судьи: классы, жилье, ремонт судов, отмена решений, продвижение по служебной лестнице, перевод в другой суд - все, абсолютно все. И какая защита от их произвола? Никакой: все в одних руках".

Рассматривая вопрос о взаимосвязи проблемы судейского усмотрения с проблемой зависимости решений нижестоящих судов от вышестоящих необходимо подчеркнуть, что в некоторых случаях контроль со стороны вышестоящих инстанций в отношении нижестоящих все-таки оправдан:

вмешательство вышестоящих судебных органов в усмотрение нижестоящих судов допустимо в случаях, когда правоприменителем нарушены определенные законом допустимые пределы усмотрения;

вмешательство оправдано, если усмотрение в придании юридического значения фактам, наличие которых не подтверждается совокупностью бесспорно установленных обстоятельств совершения преступления;

предметом судебного контроля должны быть решения, вынесенные на основе усмотрения, которые не согласуются с общепризнанной в теории уголовного права и судебной практике трактовкой законодательных терминов;

контроль за судебным усмотрением обязателен в случаях, когда принятое на основе смотрения решение не отвечает требованиям законности и обоснованности.

Опрошенные граждане также отмечают в своих ответах тревожные тенденции влияния на судей денег и материальных благ (28%) (проблема коррупции), а вот компетентные лица не предают этому фактору должного внимания (9,6%), естественно сами судьи полностью отрицают материальную заинтересованность, как фактор, который может оказать какое-либо на них влияние.

Заслуживает внимания еще один вариант ответа - о влиянии на решения судей органов государственной власти: из числа граждан только 17 человек (10,1%) полагают, что такое влияние существуют, также считают и 15 (9,6%) компетентных лиц, сами же судьи полностью отрицают возможность такого взаимодействия.

Полученный результат, совпадает и с мнением Генерального директора Судебного Департамента при Верховном Суде Российской Федерации А.Г. Гусева. В интервью "Парламентской газете" в феврале 2008 г. на вопрос корреспондента: "Как известно, в прежние времена процветало пресловутое "телефонное право", когда чиновники добивались, чтобы в их личных интересах судьи приняли то или иное решение. Известны ли сейчас факты давления на судей?", он особо подчеркнул, что "…в наше время чиновнику нужно быть очень смелым человеком, чтобы позвонить судье и чего-то от него потребовать... И рисковать …, чтобы перед кем-то "прогнуться", никто не будет. Каждый судья понимает: рассмотренное им дело и принятое решение, как правило, будут проверены в вышестоящей инстанции и могут подвергнуться ревизии. А местный чиновник, в свою очередь, сознает:

ты позвонил судье, высказал пожелание, а тот выслушал тебя и написал председателю суда заявление с просьбой о самоотводе в связи с поступившим звонком и изложением всех обстоятельств...

Меры будут приняты незамедлительно. Вот почему я думаю, что телефонное право у нас если и есть, то лишь в единичных случаях".

По мнению большинства опрошенных, самым не популярным является тезис о влиянии на деятельность судей СМИ: 3 (1,8%) граждан, 2 (1,3%) компетентных лиц и 1 (4,8%) судей.

Однако, по мнению В.Н. Ткачева, председателя Ростовского областного суда, члена Совета при Президенте РФ по вопросам совершенствования правосудия, тенденции к возрастанию влияния СМИ на деятельность судебной власти, в особенности в сфере уголовного судопроизводства все-таки имеются. По его словам: "С учетом связей, которые могут устанавливаться между судьями и СМИ, существует риск того, что судья поддастся влиянию журналиста. Консультативный Совет европейских судей полагает что, если свобода печати является важнейшим принципом, необходимо также защищать судопроизводство от любого ненадлежащего внешнего влияния. В этих условиях важно, чтобы судья проявлял сдержанность в своих отношениях с прессой, чтобы он умел охранять свою независимость и беспристрастность, воздерживаясь от любого использования в личных целях своих возможных связей с журналистами, от необоснованных комментариев по делам, находящимся на его рассмотрении. Право публики на информацию является основным принципом, вытекающим из статьи 10 Европейской конвенции по правам человека. Необходимо, чтобы судья отвечал законным ожиданиям граждан ясно мотивированными решениями. Судья должен также обладать правом подготовки резюме или коммюнике, разъясняющих существо или уточняющих смысл его решения для публики. Именно в условиях юридически грамотного свободного и корректного общения судья должен и может выполнять свои задачи, не опасаясь давления, которое могут оказывать на него СМИ".

Общеизвестным является факт некого противостояния средств массовой информации и судебных органов. По мнению большинства журналистов, освещающих те или иные вопросы, связанные с судебной властью, проблема коррупции в судейских рядах стоит довольно остро. Ряд СМИ занимают довольно жесткую позицию по отношению к судейскому сообществу, и ведут "свою" борьбу против коррупции, путем разоблачения отдельных служителей Фемиды или издания публикаций о недоверии граждан российской системе правосудия. По мнению председателя Московского окружного военного суда, члена Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации А.С. Безнасюка: "Некомпетентные либо откровенно заданные выступления отельных СМИ наносят значительный ущерб авторитету судебной власти. … Такие публикации бросают тень на авторитет судебной власти и порождают сомнения относительно чистоты кадров судейского корпуса, формируют мнение о "тотальной коррупции судебной системы", ее прямой зависимости от преступных сообществ, других ветвей власти, а также ее несамостоятельности".

Однако, в прессе издаются не только разоблачающие судей статьи, встречаются и довольно жалостливые высказывания по отношению к служителям Фемиды: "Отчасти нашим судьям можно даже посочувствовать. Их независимость - это миф. В системе отечественных судов давно выстроена жесткая вертикаль. И в силу полной зависимости нижестоящей инстанции от вышестоящей большинство решений так или иначе санкционируются. Судья зависим от председателя состава, а тот в свою очередь - от председателя суда. И так далее. Среди судей есть немало честных и порядочных людей, стремящихся работать за совесть. Но живется им не просто. Приходится идти на компромисс. Да и позволительно ли винить невысокооплачиваемого, безквартирного судебного чиновника в том, что он прислушивается к мнению начальника? Ослушался раз, ослушался другой, а потом за отказ от выполнения указаний председателя суда вполне можно вылететь с должности и получить "досрочное прекращение полномочий".

Далее для выяснения того, какое место в системе правоохранительных органов по коррумпированности занимают судьи, нами был задан вопрос: "Сотрудники, каких органов, относящихся к правоохранительным, по Вашему мнению, являются наиболее коррумпированными?":

Большинство ответивших указали, что наиболее коррумпированными по их мнению, являются сотрудники милиции 102 человека (49,5%), на втором месте ответ относящийся к графе другое - все указанные в анкете лица - 31 человек (15%), на третьем месте работники прокуратуры - 27 человек (13,1%), на четвертом - судьи 15 человек (7,3%), на пятом сотрудники судов 13 человек (6,3%). Имелись и другие варианты ответов 4 человека (1,9%): "сотрудники ГИБДД", "представители государственной власти", "разные органы и учреждения".14 человек (6,8%) на заданный вопрос не ответили.


Диаграмма 9.


Таким образом, большинство опрошенных считают наиболее подверженными коррупции сотрудников милиции - 102 человека (49,5%), а вот судьи занимают почетное четвертое место - 15 человек (7,3%), уступая работникам прокуратуры - 27 человек (13,1%), и варианту ответа "все из указанных" - 31 человек (15%). В соответствии с этим, можно сделать вывод о том, что судьи по сравнению с другими представителями правоохранительных органов, вызывают определенный уровень доверия среди опрошенного населения.

Чтобы выяснить, кому граждане нашей страны готовы давать взятки, мы задали вопрос: "Если Вашего близкого привлекут к уголовной ответственности, сотрудникам каких правоохранительных органов Вы будете готовы заплатить взятку?"

Были получены следующие ответы: никому - 46 опрошенных респондентов (26,6%), сотрудникам прокуратуры - 27 человек (15,6%), судье - 21 человек (12,1%), работникам следственного комитета - 20 человек (11,6%), сотрудникам милиции - 15 человек (8,7%), всем - 14 человек (8,1%), сотрудникам суда - 2 человека (1,2%). В анкетах имелись и другие варианты ответов 23 человека (13,3%): "заплатим взятку тому, кто привлечет", один пометил, что "это он сделает в целях экономии денежных средств"; "если привлекут справедливо, то никому"; "давать взятки не буду"; и только 1 человек подчеркнул, что "дача взятки - преступление". Не ответили на данный вопрос 5 человек (2,9%).


Диаграмма 10.


Позитивными являются ответы внесенные в графу под буквой Е - "никому" 46 человек (26,6%), то есть уровень правосознания опрошенных граждан довольно высок. А вот надежнее всего, по мнению населения, является дача взятки работникам прокуратуры - 27 человек (15,6%), они по сравнению с судьями - 21 человек (12,1%), работниками милиции - 15 человек (8,7%) и суда - 2 человека (1%) занимают лидирующее место. Как отмечается в одной статье, опубликованной в сети Интернет "защитнику проще договориться с прокуратурой или милицией и закрыть дело до суда".

Для выяснения качества работы действующих судей, мы попросили респондентов оценить ее по пятибальной системе (при которой самый высокий балл - пять):


Баллы

Мировые судьи

Районные судьи

Городские и областные судьи

Граждане (кол-во человек и % из общего числа ответивших)

Компетентные лица

(кол-во человек и % из общего числа ответивших)

Граждане

(кол-во человек и % из общего числа ответивших)

Компетентные лица

(кол-во человек и % из общего числа ответивших)

Граждане

(кол-во человек и % из общего числа ответивших)

Компетентные лица

(кол-во человек и % из общего числа ответивших)

А) 5

14

(9,6%)

20

(16,3%)

13

(8,9%)

21

(17,1%)

14

(9,6%)

37

(30,3%)

Б) 4

41

(28,1%)

30

(24, 4%)

31

(21,2%)

54

(43,9%)

45

(30,8%)

58

(47,5%)

В) 3

48

(32,9%)

45

(36,6%)

48

(32,9%)

36

(29,3%)

33

(22,6)

19

(15,6%)

Г) 2

10

(6,8%)

17

(13,8%)

14

(9,6%)

6

(4,9%)

13

(8,9%)

6

(4,9%)

Д) 1

4

(2,7%)

10

(8,1%)

8

(5,5%)

4

(3,3%)

10

(6,8%)

1

(0,8%)

Е) дру-гое

9

(6,7%)

1

(0,8%)

-

2

(1,6%)

-

1

(0,8)


Были получены и другие ответы граждан: "не могу дать оценку, потому что нет стандарта оценки судей"; "сложно судить по одному человеку";

"у каждого человека свое личное мнение относительно каждого разбираемого дела, поэтому трудно оценить качество работы" и др. Нет ответа у 20 граждан.


Диаграмма 11.


Таким образом, большинство граждан - 48 человек (32,9%) и компетентных лиц - 45 (36,6%) оценили работу мировых судей на 3 балла; районных судей граждане в основном оценили также - 48 человек (32,9%) на 3 балла, а вот компетентные лица - 54 человека (43,9%) признали их работу соответствующей оценке 4, но самые высокие результаты набрали судьи областных и городских судов, доверие к ним выразила большая часть опрошенных граждан - 45 человек (30,8%) и компетентных лиц - 58 человек (47,5%).

Отметим также тот факт, что 20 человек из числа опрошенных граждан не смогли оценить работу действующих судей. Данный факт наводит на мысль о полном отсутствии у данных субъектов исследования информации, связанной с деятельностью служителей отечественной Фемиды. А ведь согласно Федеральной целевой программе "Развитие судебной системы в России" на 2007-2011 годы (утв. постановлением Правительства РФ от 21 сентября 2006 г. № 583) основной ее целью является повышение качества правосудия, уровня судебной защиты и законных интересов граждан и организаций. Для реализации этой цели поставлен ряд задач, одними из которых являются: обеспечение открытости и прозрачности правосудия; повышение доверия к правосудию, в том числе путем повышения эффективности и качества рассмотрения дел и т.д. Ни одна из этих задач, как и в прочем других, указанных в Программе, в течение 2007 г. исполнена не была, не смотря на то, что значительные денежные средства из федерального бюджета выделялись - 6029,7 млн. рублей. Отсюда и вытекает вывод о полном отсутствии сведений о деятельности российских судов у населения.

Следующий вопрос был направлен на выяснение того, "существует или не существует в настоящий момент проблема коррумпированности судейского корпуса?". Данный вопрос мы также задали и самим судьям.


Варианты ответов

Граждане

(кол-во человек и% из общего числа ответивших)

Компетентные лица

(кол-во человек и% из общего числа ответивших)

Судьи

(кол-во человек и% из общего числа ответивши)

А) существует и довольно серьезная

72

(52,2%)

37

(29,8%)

1

(5%)

Б) существует, но сильно преувеличенная средствами массовой информации

52

(37,7%)

64

(51,6%)

5

(25%)

В) разговоры о коррумпированности судей ничем не подтверждены

9

(6,5%)

20

(16,1%)

9

(45%)

Г) не существует

2

(1,5%)

1

(0,8%)

3

(15%)

Д) другое

3

(2,2%)

2

(1,6%)

2

(10%)


Также нами были получены и другие варианты ответов. Граждане: "существует"; "в зависимости от степени общественной опасности деяния, социального, политического положения лица его совершившего"; "не знаю". Не ответили на заданный вопрос 2 человека (1,7%).

Компетентные лица: "существует. В России всегда существовала и будет существовать".

Судьи отметили, что "получение взяток отдельными нерадивыми судьями - это не коррумпированность судейского корпуса, а при несовершенстве отбора кандидатов - исключить должные факты - невозможно!"; "отдельные факты - это не коррумпированность. Проблема в подборе соответствующих кадров на должность судей".


Диаграмма 12.


Таким образом, более 50% опрошенных граждан отмечают существование глобальной проблемы коррумпированности судей, а вот большинство сотрудников правоохранительных органов (51,6%) и часть судей (25%) утверждают, что вопрос о коррумпированности раздут СМИ, и не имеет глобальных масштабов. Подтверждением данного тезиса являются слова председателя Совета Судей Российской Федерации Ю. Сидоренко. Он считает, что одной из главных причин формирования всероссийского недоверия к судьям является публичная критика в адрес судебной системы, не прекращающаяся на протяжении последних лет. Схожего взгляда придерживается и А. Симонов, председатель Фонда защиты гласности: "Свобода слова и независимость судов - это вещи, которые порознь не растут… Суд находится в рамках, а журналисты эти рамки не понимают". Поэтому, согласно его точке зрения, возникает искаженный облик суда: журналист, не различая юридических тонкостей, выхватывает эмоцию и из нее делает материал, который читатель или зритель воспринимает как факт". Однако, по мнению начальника отдела по связи со СМИ Верховного Суда РФ П.П. Одинцова, в последнее время "… значительно сократились безадресные обвинения в "зависимости отечественного судопроизводства", "высоком уровне коррумпированности российских судов", "недоверии, закрытости и равнодушии отечественного правосудия к нуждам простых граждан"…. Он также подчеркивает тот факт, что в ряде случаев некоторые негативные тенденции при формировании публичного образа судебной системы все-таки сохраняются, но "их носителями все меньше выступают федеральные российские СМИ и ведущие политики - в антисудебных эскападах солируют оппозиция, представители западных политических и экспертных кругов и связанные с ними некоммерческие организации в России, слишком близко к сердцу принявшие доклад Всемирного банка "Судебная система в странах с переходной экономикой: оценка прошлого и взгляд в будущее". Как правило, эти высказывания характеризуют перенос особенностей советского правосудия на нынешнюю систему, отсутствие конкретных представлений о текущем состоянии судопроизводства в России, экстраполяция собственного негативного судебного опыта на систему в целом".

В свете сказанного хотелось бы отметить: практика Европейского Суда (постановление "Лингенс против Австрии") показывает, что "… пределы допустимой критики в отношении политического деятеля как такового шире, чем в отношении частного лица. В отличие от последнего первый должен проявлять и большую степень терпимости к пристальному вниманию журналистов и всего общества к каждому его слову и действию".

По этому же вопросу в п.9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 № 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" отмечено, что судам следует иметь в виду, что в соответствии со ст.3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ, принятой 12 февраля 2004 г. на 872 заседании Комитета Министров Совета Европы, политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в СМИ. Государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в СМИ в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий.

Вернемся к результатам нашего исследования. Сами судьи в своем большинстве считают, что разговоры о коррумпированности ничем не подтверждены (45%). По словам первого заместителя председателя Верховного Суда Российской Федерации В. Радченко: "Конечно, нельзя говорить, что коррупции в судах совсем нет - это болезнь всего общества".

А председатель Ярославского областного суда В.Н. Ананьев считает, что доказательством отсутствия коррупции, является тот факт, например, что в 2003 году Генеральный прокурор Российской Федерации направил в квалификационные коллегии судей только семь ходатайств о даче согласия на привлечение судей к уголовной ответственности (в основном в связи с совершением преступлений в сфере безопасности дорожного движения).

По мнению председателя Московского городского суда О.А. Егоровой в настоящий момент коррупции в судейской среде нет: "Если судья совершает ошибки - это не коррупция. Это незаконное вынесение решений.

Я не могу сказать, что московская система правосудия коррумпированная", - цитирует председателя Мосгорсуда "Интерфакс".

Однако саму О.А. Егорову в прессе постоянно упрекают в фактах воздействия на судей, она "заставляет судей принимать "правильные решения", давно вышла за пределы правосудия". По некоторым сведениям с 2000 года председатель Мосгорсуда вынудила более 80 судей уйти с работы из-за их нежелания выполнять ее распоряжения.

Вместе с тем, ежегодно увеличивается в числе всех поступивших представлений о даче заключений о наличии преступлений в действиях лиц, определенных ст.448 УПК РФ (в том числе и судей различных инстанций), количество ходатайств, рассмотренных и удовлетворенных в отношении судей.


Таблица № 5. Количество рассмотренных представлений о даче заключений о наличии преступлений в действиях лиц, определенных ст.448 УПК РФ (в том числе и судей различных инстанций).

Годы

Всего поступивших представлений

Рассмотренные ходатайства в отношении судей

Удовлетворенные ходатайства в отношении судей

2006

82

23

19

2005

58

16

12

2004

-

22

18


Для проверки данных совпадают ли имеющиеся мнения опрошенных со статистикой привлечения судей к ответственности по признакам составов преступлений, предусмотренных главой 30 УК РФ (кроме ст.293 УК), нами была проанализирована судебная практика и получены следующие результаты, отраженные в таблице.


Таблица № 6. Имеющаяся информация о судьях (в том числе пребывающих в отставке), бывших судьях, привлеченных к уголовной ответственности за преступления, предусмотренные главой 30 УК РФ.

Судьи, в отношении которых дано согласие Генеральному прокурору РФ на привлечение в качестве обвиняемых либо возбуждение в отношении них уголовных дел

(Ф.И.О., занимаемая должность, наименование суда, субъект РФ)

Статья УК РФ

в соответствии, с которой судья был привлечен к уголовной ответственности

Результаты рассмотрения дел судами

Сведения за 2003 год

1. Привлечен в качестве обвиняемого судья Сретенского

районного суда Читинской области

Верхотурова И.А.

Ст.292 УК РФ

Уголовное дело прекращено на основании ч.1 ст.24 УПК РФ

2. Возбуждено уголовное дело в отношении бывшего судьи Останкинского межмуниципального (районного) суда г. Москвы Илларионовой О.А.

Ст.292 и

ч.1 301 УК РФ

Осуждена к 1 году лишения свободы условно

3. Касимова А.К.

г. Москва

(должность, наименование суда не указаны)

Ч.2 ст.305, ст.292, ст.286 УК РФ

Осуждена к 3 годам лишения свободы, освобождена от наказания по амнистии

Сведения за 2004 год

1. Направлено дело в суд в отношении судьи Саратовского районного суда Саратовской области Утанова А.Н.

Ч.4 ст.290 УК РФ

Судом присяжных заседателей Саратовского областного суда в 2005 г. был вынесен оправдательный вердикт


Сведения за 2005 год

1. Возбуждено уголовное дело в отношении судьи Тамбовского районного суда Тамбовской области Квасова Е.Б.

П. п. "в, г" ч.4 ст.290 УК РФ

Сведения отсутствуют

2. Возбуждено уголовное дело в отношении судьи Шимаховского районного суда Амурской области Козлова А.А.

Ч.2 ст.305 и ст.290 УК РФ

Осужден по ч.2 ст.305 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года

3. Возбуждено уголовное дело в отношении мирового судьи Владимирской области Курышева О.П.

Ч.3 ст.290 УК РФ

Осужден по ч.3 ст.290 УК РФ к 6 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года

4. Возбуждено уголовное дело в отношении бывшего судьи Калужского районного суда Калужской области Кудрявцевой О.Н.

Ч.1 ст.286, ч.1 ст.305 УК РФ

Осуждена к 3 годам лишения свободы, от наказания освобождена в связи с актом об амнистии

5. Возбуждено уголовное дело в отношении бывшего судьи судебного участка № 2 Аскизского района Республики Хакасия Зауэр Р.Г., чьи полномочия досрочно прекращены 24.10 2003

Ч.1 ст.286, ч.1 ст.305 УК РФ

Осужден к 3 годам 8 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении

Сведения за 2006 год

1. Привлечен в качестве обвиняемого судья Крымского районного суда Краснодарского края Юрина Н.В.

П. п. "а, г" ч.4 ст.290

Сведения отсутствуют

2. Возбуждено уголовное дело в отношении мирового судьи судебного участка № 1 Краснокутского района Саратовской области Русанова О.Н.

Ч.3 ст.290 УК РФ

Сведения отсутствуют

3. Возбуждено уголовное дело в отношении бывшего мирового судьи судебного участка № 2 Нижнесергинского района Свердловской области Ананьина С.В.

Ст.292 и ч.1 ст.305 УК РФ

В соответствующий суд направлено уголовное дело с обвинительным заключением

4. Возбуждено уголовное дело в отношении бывшего судьи Кировского районного суда г. Екатеринбурга Даниленко Т.В.

Ст.292 и ч.1 ст.305 УК РФ

Сведения отсутствуют

5. Возбуждено уголовное дело в отношении председателя Краснохолмского районного суда Тверской области Николаевой Е.А.

Ч.2 ст.285, ст.292, ч.3 ст.294 УК РФ

Сведения отсутствуют

6. Возбуждено уголовное дело в отношении бывшего судьи Абаканского городского суда Республики Хакасия Атласовой О.А.

Ч.2 ст.286, ч.1 ст.305 УК РФ

Сведения отсутствуют

Сведения за 2007 год

1. Возбуждено уголовное дело в отношении бывшего мирового судьи судебного участка № 16 Воскресенского района Московской области Карькова О.Ю.

Ст.292 и

ч.1 ст.305 УК РФ

Сведения отсутствуют

2. Возбуждено уголовное дело в отношении председателя Октябрьского районного суда

г. Екатеринбурга Свердловской области Медведева И.А.

Ст.292 и

ч.1 ст.305 УК РФ

Сведения отсутствуют

3. Возбуждено уголовное дело в отношении бывшего заместителя председателя Ленинского районного суда г. Тюмени Тюменской области Ильина А.Е.

Ст.290 и

ч.1 ст.305 УК РФ

Сведения отсутствуют


Таким образом, по имеющимся данным в период с 2003 по 2007 гг. (первое полугодие) было привлечено в качестве обвиняемых по признакам составов преступлений, предусмотренных главой 30 УК РФ, и возбуждено в отношении них, т.е. судей (в том числе пребывающих в отставке), бывших судей около 18 уголовных дел. То есть проблема коррупции действительно существует, что подтверждается полученными данными.

Далее для уточнения сведений о том, приходилось ли опрошенным гражданам на личном опыте сталкиваться с коррупцией в судах, нами был задан вопрос: "Кому из указанных ниже лиц Вам или Вашим близким и знакомым приходилось давать взятку с целью освобождения от уголовно-правовой ответственности за совершенное преступление, либо смягчения или изменения вида и размера наказания?"

Большинство респондентов указали, что никому 111 человек (73%), 17 человек (11,2%) сами или их знакомые давали взятку сотрудникам милиции, 9 человек (5,9%) судьям, 4 человека (2,6%) сотрудникам прокуратуры, 3 человека (2%) работникам следственного комитета. В графе "другое" 5 ответивших (3,3%) респондентов отметили: "всем из выше перечисленных", "инспекторам ГИБДД", "не знаю кому давали, но давали". Не ответили на данный вопрос 3 респондента (2%).


Диаграмма № 13.


Большая часть опрошенного населения не сталкивалась напрямую с проблемой коррумпированности сотрудников правоохранительных органов - 111 человек (73%), из тех сотрудников, которые получали от опрошенных взятки, на первом месте находятся - милиционеры 17 человек (11,2%). На втором находится ответ о том, что граждане давали взятки судьям лично, либо это делали их близкие 9 человек (5,9%). Таким образом, вывод о том, что коррупция в судебной власти существует, подтверждается личным опытом определенной части опрошенных граждан.

Далее положительно ответившим предлагалось указать размер той денежной суммы, которая была передана сотрудникам правоохранительных органов за оказание ими своих "услуг"?

Всего в 38 анкетах было указанно на то, что взятки давались различным сотрудникам правоохранительных органов, а также судьям.


Диаграмма 14.


Из 17 (44,7%) респондентов, указавших на сотрудников милиции принявших взятку, 8 человек (21,1%) ответили, что размер денежной суммы, переданный данным лицам, колебался в пределах до 10 тыс. рублей, 2 человека (5,3%) из числа опрошенных указали на сумму от 11 до 30 тыс. рублей, еще 2 респондента (5,3%) на сумму от 31 до 50 тыс. рублей, 1 (2,6%) человек отметил, что сумма взятки составляла от 51 до 70 тыс. рублей, 2 человека (5,3%) сослались на размер от 71 до 100 тыс. рублей, 1 человек (2,6%) - от 100 до 130 тыс. рублей и только 1 (2,6%) респондент указал, что сумма составляла свыше 300 тыс. рублей.


Диаграмма 15.


Вторым по "популярности" ответом являлось указание на судей 9 (23,7%) человек. Суммы, передаваемые им составляли: до 10 тыс. рублей - 1 (2,6%) человек, от 11 до 30 тыс. рублей также 1 (2,6%) человек, от 31 до 50 тыс. рублей - 4 (10,5%) человека, от 51 до 70 тыс. - 1 (2,6%) человек, свыше 300 тыс. рублей - 1 (2,6%) человек, еще 1 (2,6%) указал на то, что не знает точной суммы.


Диаграмма 16.


Из 4 (10,5%) опрошенных, указавших на коррумпированность сотрудников прокуратуры 1 (2,6%) человек отметил сумму от 51 до 70 тыс. рублей, предоставленную прокурорским работникам в качестве взятки, еще 1 (2,6%) на сумму от 71 до 100 тыс. рублей, 1 (2,6%) указал на размер свыше 300 тыс. рублей и 1 (2,6%) отметил, что не знает суммы переданной данным сотрудникам правоохранительных органов.


Диаграмма 17.


Наименьшее число ответивших на предыдущий вопрос было в графе сотрудники следственного комитета - 3 (7,9%) человека, и это несмотря на то, что данный орган как таковой появился меньше года назад.1 (2,6%) опрошенный указал на сумму от 11 до 30 тыс. рублей, еще 1 (2,6%) на сумму от 100 до 130 тыс. рублей и 1 (2,6%) респондент подчеркнут вариант свыше 300 тыс. рублей.


Диаграмма 18.


Другое 5 человек (13,2%) - сумму не указали.

Далее мы задали вопрос: "В чем заключается причина возникновения коррупции в сфере правосудия?":


Варианты ответов

Граждане

(кол-во человек и% из общего числа ответивших)

Компетентные лица

(кол-во человек и% из общего числа ответивших)

А) тяжелое материальное положение отдельных судей

4

(2,3%)

2

(1,3%)

Б) социальная незащищенность со стороны государства (трудно решаемые жилищные, пенсионные, медицинские вопросы)

19

(10,8%)

12

(8%)

В) не достойная судьи заработная плата

-

7

(4,6%)

Г) благодарность "вышестоящим органам" за оказанное содействие при трудоустройстве в качестве судьи

20

(11,4%)


12

(8%)

Д) материальная выгода, извлекаемая отдельными судьями

77

(43,8%)

69

(45,7%)

Е) налаживание связей с "нужными" людьми

34

(19,3%)

26

(17,2%)

Ж) желание угодить начальству (например, председателю суда)

9

(5,1%)

12

(8%)

З) другое

13

(7,4%)

11

(7,3%)


В графе другое были получены следующие ответы: 13 граждан (7,4%) - "не знаю"; "надавили криминальные авторитеты"; "недостаточный контроль"; "незащищенность судей от посягательств", "все из перечисленных"; "жадность"; "моральная нестабильность и непорядочность самих судей"; "каждый по своему понимает законность"; "судьи идут на поводу у лиц, не имеющих правовой культуры" и др.11 компетентных лиц (7,3%) - "о коррупции в сфере правосудия не слышал"; "давление со стороны органов власти"; "менталитет, недостаточный жесткий отбор кандидатов"; "давление начальства", "по знакомству"; "непорядочность"; "некорректный вопрос" и др.

Таким образом, мнения граждан и компетентных лиц по данному вопросу практически сходны. Большинство ответивших как из числа граждан 77 человек (43,8%), так и из числа компетентных лиц 69% (45,7%) считают, что причиной возникновения коррупции в сфере правосудия является материальная выгода, извлекаемая отдельными судьями. Сходным по результатом является и ответ "налаживание связей с "нужными людьми" - 34 человека (19,3%) из числа граждан и 26 компетентных лиц (17,2%). Очень интересна незаполненная графа в категории граждане - "недостойная судьи заработная плата", то есть в обществе преобладает мнение о том, что судьи имеют хороший заработок. И действительно, это одна их тех профессий, где оплата труда является высокой и стабильной. По словам Генерального директора Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации А.Г. Гусева: "…зарплату они получают из федерального бюджета, причем такую, что она выше, чем, например, в Испании…". Судьи, кроме всего прочего, также обладают рядом льгот, предоставляемых им государством (обеспечение жильем, бесплатное медицинское обслуживание, страхование их и членов их семей, обеспечение лекарственными средствами, путевками в санатории, оплата проезда к месту отдыха и обратно и т.д.). Вот почему вариант ответа "социальная незащищенность со стороны государства (трудно решаемые жилищные, пенсионные, медицинские вопросы)" как среди граждан 19 человек (10,8%), так и среди компетентных лиц 12 человек (8%) не пользовался особой популярностью. Подтверждением данного тезиса является мнение А.Г. Гусева о том, что: "…рычаги давления устранены. Квартиры судьям мы не выпрашиваем, а покупаем… Плюс к тому у них есть социальное обеспечение от государства - санаторно-курортное лечение, обмундирование".


Диаграмма 19.


В данной ситуации судьям был задан разумный, по нашему мнению, вопрос о том, а сами они довольны ли своим благосостоянием?

Результаты были следующими: 10 человек (52,1%) - довольны, 6 человек (31,6%) - довольны отчасти, 1 человек (5,3%) - не доволен и 2 человека (10,5%) считают, что оно является унизительным для судьи.


Диаграмма 20.


Проанализировав ответы на предыдущие вопросы, можно сделать вывод о том, что, согласно точке зрения большинства граждан проблема коррупции в среде судей существует и довольно серьезная. Хотелось бы выяснить, кто в таком случае, по мнению опрошенных, "чаще всего выступает в качестве посредников при даче взятки судьям?":


Варианты ответов

Граждане

(кол-во человек и% из общего числа ответивших)

Компетентные лица

(кол-во человек и% из общего числа ответивших)

А) адвокаты

51 (26,8%)

53 (35,3%)

Б) помощники судей

16

(8,4%)

16 (10,7%)

В) секретари судебных заседаний

9

(4,7%)

2

(1,3%)

Г) другие работники суда

17

(9%)

6

(4%)

Д) родственники и близкие знакомые судей

40

(21,1%)

33

(22%)

Е) сотрудники правоохранительных органов, участвующие в процессе

28

(14,7%)

8

(5,3%)

Ж) судьи действуют без посредников и берут взятки "напрямую"

18

(9,5%)

7

(4,7%)

З) посредников нет, так как судьи взяток не берут

6

(3,2%)

10

(6,7%)

И) другое

5

(2,6%)

15 (10%)


Было и несколько других вариантов ответов у граждан: "все из перечисленных"; "затрудняюсь ответить", несколько человек не высказали своего мнения, отметив пункт "и".1 человек (0,7%) оставил анкету без ответа.

Компетентные лица в своих ответах отметили: "не сталкивался"; "затрудняюсь ответить"; "нет ответа, так как неизвестно"; "встречаются все варианты, в том числе "з", кто чаще не знаю".11 человек не прокомментировали свой ответ.

Большинство ответивших считают, что чаще всего посредниками выступают адвокаты - это 51 человек (26,8%) из числа граждан и 53 человека (35,3%) из числа специальных субъектов. Второй по популярности ответ - "родственники и близкие знакомые" 40 человек (21,1%) и соответственно 33 человека (22%). Очень настораживает в этом плане мнение лиц, непосредственно соприкасающихся с деятельность судей, немало их них считают (4,7%), что судьи берут взятки без посредников.


Диаграмма 21.


По мнению СМИ одним из наиболее распространенных способов был и остается конверт с деньгами. "С давних времен и до наших дней самым надежным способом дачи взятки была и остается передача наличных из рук в руки, - выразил свое мнение адвокат Андрей Князев. - Такую взятку всегда легко скрыть. А вот если судья съездил за чужой счет в отпуск или его сын работает на юридической фирме, куда переводятся деньги, это в любом случае улика. На такое решатся немногие". Безналичные переводы на родственников судьи или на счета "липовых" фирм и компаний, владельцами которых являются либо сами судьи, либо опять же их родные и близкие, используются реже, однако и здесь есть свои выгоды. В "черных" бухгалтериях некоторых компаний специально выделяется графа на подкуп "нужных" людей. Деньги могут переводиться на счета фирм, принадлежащих родственникам судьи.

В третьем случае взятку судье передают так называемые решалы. Как правило, они принадлежат к кругу друзей судьи и могут вручить ему деньги в неформальной обстановке. А нечистых на руку адвокатов, которые любят "заносить" судьям деньги, в профессиональной среде зовут "инкассаторами".

Однако имеется и другая точка зрения, согласно которой "одним из самых опасных преступлений, в последнее время широко распространенным в уголовном судопроизводстве, является мошенничество, совершаемое недобросовестными представителями профессионального сообщества адвокатов... Подобные преступления наносят колоссальный вред и интересам правосудия, и авторитету адвокатуры, и чести, достоинству, деловой репутации конкретных судей, прокуроров, следователей, что не раз уже отмечалось в печати. Коэффициент латентности таких преступлений крайне высок. Адвокаты - мошенники и взяткодатели идут на любые аферы с целью обманным путем получить деньги доверителей.

Во многом (хотя, конечно же, далеко не во всем) широко распространяемые слухи о "повальном взяточничестве", "круговой поруке" среди следователей, прокуроров, судей - результат работы недобросовестных адвокатов и других мошенников, предлагающих услуги посредников во взяточничестве. Слухи о том, что в конкретных регионах существуют "расценки на взятки", "пирамида взяточников", где каждое звено делится частью поборов с вышестоящим и т.п., очень часто формируются именно такими мошенниками".

По мнению президента Федеральной палаты адвокатов Е. Семеняко, рассуждения о том, что коррупция в судах приняла размеры национального бедствия и, что именно адвокаты подкупают судей, отметил: "Совершенно надуманное утверждение. Невозможно подкупить того, кто неподкупен. Проблема коррупции не решается шельмованием отдельной профессиональной группы юристов. Мне кажется, на проблему нужно смотреть шире, в том числе и с точки зрения кадрового наполнения судейского корпуса. Что касается утверждений, будто адвокатура засорена людьми, не отвечающими ее высокому статусу, должен сказать: адвокатура эффективнее, чем любое другое сообщество, избавляется от недостойных коллег. Число адвокатов, лишившихся статуса за последние годы, исчисляется сотнями".

Далее мы спросили у граждан и компетентных лиц, "какие меры необходимо предпринять для искоренения мнения общественности о коррумпированности органов правосудия?":


Варианты ответов

Граждане

(кол-во человек и % из общего числа ответивших)

Компетентные лица

(кол-во человек и % из общего числа ответивших)

А) запретить в средствах массовой информации и Интернете публикации о коррумпированности судейского сообщества

4

(2,4%)

14

(9,9%)

Б) ужесточить требования к претендентам на должность судьи

54

(31%)

33

(23,2%)

В) ограничить судейское усмотрение по отдельным категориям дел

9

(5,2%)

19

(13,4%)

Г) сделать более "прозрачной" деятельность судей при отправлении правосудия

48

(27,6%)

44

(31%)

Д) обеспечить участие граждан в процессе отправления правосудия (в виде постоянно действующего суда присяжных)

27

(15,5%)

10

(7%)

Е) ежегодно публиковать сведения о доходах судей и членов их семей

13

(7,5%)

9

(6,3%)

Ж) а зачем его искоренять?

8

(4,6%)

7

(4, 9%)

З) другое

11

(6,3%)

6 (4,2%)


Имелись и другие ответы: граждане - "чаще увольнять"; "ужесточить закон по отношении к судьям"; "ужесточить наказание за должностное преступление (взятку)"; "сажать, об этом нужно знать обществу"; "устранять коррупцию"; "все бесполезно" и др. Не ответил из числа опрошенных граждан 1 человек. Компетентные лица: "увеличивать авторитет судей"; "перестать принимать в судебную систему людей исключительно "по блату" и за деньги"; "меньше обсуждать в СМИ"; "о подобном мнении не слышал"; "повысить заработную плату судьям и аппарату суда" и др.


Диаграмма 22.


Самым массовым среди граждан был ответ об ужесточении требований к претендентам на должность судьи - 54 человека (31%), для сравнения: только 33 человека (23,2%) из числа компетентных лиц считают также.

По словам В. Лебедева, председателя Верховного Суда Российской Федерации: "Сегодня около семидесяти процентов кандидатов на мантию не сдают квалификационные экзамены. Хотя сами по себе экзамены несложные". "Мы не требуем заучивать наизусть все законы, это просто невозможно, - рассказал председатель одного из региональных судов. - Обычно на экзамене лежат все кодексы и законы, пожалуйста, бери, пользуйся. Главное, чтобы человек знал, где что искать. Так ведь найти не могут!".

Для сравнения, хотелось бы подчеркнуть: опыт отбора лиц на должность судей в России и зарубежных странах, показывает, что "у нас процедура отбора кадров более строгая и, если учесть наличие в квалификационной коллегии представителей общественности, более демократическая", "…к кандидатам на должность судей предъявляются жесткие требования…", чем, например, в Португалии, отмечает председатель Пензенского областного суда А.Д. Шишкин.

На втором месте находится ответ "сделать более "прозрачной" деятельность судей при отправлении правосудия": граждане 48 человек (27,6%) и компетентные лица 44 человека (31%). Сам Президент В.В. Путин, выступая на VI всероссийском съезде судей, отметил, что "излишняя закрытость вредна", поскольку это "создает информационный вакуум, который и порождает ложные стереотипы в отношении работы судов".

О необходимости сделать более прозрачной судебную систему говорят и сами рядовые и высокопоставленные судьи. По мнению В. Лебедева:

"Мы не должны обижаться на средства массовой информации, это не наши оппоненты, это наши союзники. Только через них… есть одна единственная возможность донести до общества, до граждан правду о работе российского правосудия".

Для того, чтобы сделать судебную систему более прозрачной предпринимаются различные шаги, как в федеральных, так и в региональных масштабах.

На федеральном уровне 9 марта 2006 года в Государственную Думу Российской Федерации Пленумом Верховного Суда Российской Федерации был внесен долгожданный законопроект "Об обеспечении прав граждан и организаций на информацию о судебной деятельности судов общей юрисдикции в РФ". Данный законопроект исходит из принципа размещения в сетях общего пользования всех решений судов, кроме принятых в закрытых судебных заседаний. В данном законопроекте предусмотрены нормы, регулирующие отношения по обеспечению информационной прозрачности судопроизводства и прав граждан на получение достоверной информации о деятельности судов.

Положения законопроекта гарантируют открытость судебной деятельности и информации о работе судов, а также регулируют взаимоотношения судов и СМИ. В частности, проект предусматривает свободный доступ в судебные заседания и к судебным актам, как граждан, так и журналистов. При этом предполагается "сделать более доступным для каждого гражданина доступ к двум информационным блокам. Первый блок будет касаться самой организации деятельности судов, сведений о судьях и служащих судебного аппарата, о порядке работы судов. Второй блок - это информация о содержании судебных актов".

Но до сегодняшнего дня данный законопроект так и не был рассмотрен, несмотря на то, что в обществе назрела объективная необходимость в этом.

Если на федеральном уровне законопроект об открытости судебной системы обсуждается уже больше двух лет, то на региональном предпринимаются конкретные меры. На территориях отдельных субъектов Федерации издаются соответствующие нормативные акты, методические рекомендации для лиц, ответственных за взаимодействие со СМИ в судах общей юрисдикции, проходят конференции, круглые столы, тематические семинары, встречи с участием граждан, известных ученых, представителей региональных и федеральных СМИ, политиков, а также действующих судей, пресс-секретарей судов и Управлений (Отделов) Судебного департамента в регионах, осуществляются совместные проекты, связанные со съемками тематических ток-шоу, и т.д. Ярким примером могут служить мероприятия проведенные в Чувашской Республике, Республике Калмыкия, Астраханской, Ярославской и Рязанской областях. Данные субъекты являлись "пилотными" регионами проекта ТАСИС "Повышение осведомленности общественности о российской правовой системе", реализуемого при сотрудничестве России с Европейским судом. Среди основных целей проекта - информирование общественности о правовой системе в России, формирование у граждан более активной позиции в отношении использования конституционных прав и имеющихся средств правовой защиты.

Предпринимаются и другие действия. Так, в Оренбургской области в ближайший год планируется повысить уровень доверия граждан к служителям Фемиды, путем декларирования в средствах массовой информации уровня доходов судей. И все только потому, что после событий, связанных с привлечением судьи Татьяны Еремеевой к уголовной ответственности за взяточничество, судейское сообщество области явно взволновалось и само решило прибегнуть к такого рода доведению информации до населения области.

Вместе с тем, по результатам нашего исследования, такая мера, как декларирование доходов судей и членов их семей, не пользовалась популярностью ни в среде граждан - 7,5% опрошенных, ни в кругу компетентных лиц - 6,3%.

Мнение экспертов по данному поводу также не отличается оптимизмом. С. Шаповалов - генеральный директор юридической компании "Налоговая помощь" считает, что "обязанность предоставления информации о доходах только лишь немного усложнит жизнь взяточников", президент адвокатской палаты Москвы Г. Резник также подчеркивает: "Кто взятки берет, тот и будет брать. Что же касается декларирования доходов родственников судей, это будет нарушением Конституции".

Верховный Суд Российской Федерации, назвал данную идею "неприемлемой" для судов общей юрисдикции, потому что такие сведения должен будет собирать и проверять вышестоящий суд, а это означает введение административного контроля за нижестоящими и нарушение принципа независимости судей. Той же точки зрения придерживается и правовое управление Госдумы.

В отличие от Верховного Суда Высший арбитражный (ВАС) в данном вопросе придерживается иной точки зрения, и даже определился с автором законопроекта, в котором будет прописан порядок обязательного декларирования судьями и членами их семей доходов и имущества.

В.В. Путин, принимая в Кремле председателя Высшего Арбитражного суда А.А. Иванова, по данному поводу отметил: "Надеюсь, этот закон будет способствовать укреплению судебной системы, росту ее авторитета и борьбе с коррупцией".


Заключение


Подытоживая ранее изложенное, представляется возможным сделать следующие выводы и предложения:

Несовершенное законодательство делает допустимым использование на практике судьями широкого усмотрения при выборе меры наказания и, в отдельных случаях, злоупотребление своими полномочиями в корыстных интересах. Это обусловлено несколькими причинами:

Большинство статей Особенной части Уголовного кодекса предусматривают определенную альтернативу избрания того или иного вида наказания. Судья по своему усмотрению, в рамках закона, может выбрать наказание не связанное с лишением свободы, применить менее жесткое;

Наряду с альтернативными санкциями УК РФ содержит и относительно-определенные. Судебная практика показывает, что на территории Российской Федерации составы преступлений, предусмотренных ст. ст.111, 158, 159, 161, 162 УК РФ, входят в число десяти основных, составляющих в структуре судимости (вместе с пятью другими) 73,0% от общего числа осужденных. Санкции данных составов являются относительно-определенными, кроме того, пределы между минимальным и максимальным значением того или иного вида наказания, предусмотренного этими статьями, довольно велики и позволяют судьям пользоваться широким усмотрением при назначении наказания, тем самым открывается возможность проявления коррупции в судейской среде.

При общей тенденции увеличения поступающих в суды первой инстанции уголовных дел, возрастает и их количество в судах апелляционной, кассационной, надзорной инстанций. Кроме того, судебная практика показывает, что ежегодно повышается количество решений, вынесенных представителями третей власти, содержащих в себе те или иные ошибки (намеренных или ненамеренных), как материального, так и процессуального характера, которые становятся в дальнейшем причиной отмены в вышестоящих инстанциях постановленных ранее приговоров.

Включение в закон этических категорий, таких как совесть (ст.17 УПК РФ), свидетельствует о том, что открывается широкий простор для судейского усмотрения. В данной ситуации у отдельных судей появляется возможность злоупотребления своими полномочиями, так как подход к интерпретации нравственных дефиниций - морали и совести у каждого субъекта, участвующего в процессе назначения наказания, индивидуальный. Не исключено, что понимание этих категорий может быть искажено.

Существующая в настоящий момент проблема "коррупциогенности уголовного законодательства" требует незамедлительных действий со стороны государства, направленных на устранение данного негативного явления. Считаем, что важным направлением противодействия коррупции в уголовно-правовой сфере, и в частности при назначении наказания, является антикоррупционная политика, проводимая государством, в том числе антикоррупционная экспертиза проектов нормативных актов, а также уже действующего законодательства.

90% граждан и 81% компетентных лиц считают, что в России проблема коррупции судейского корпуса существует. Подтверждением полученных данных являются сведения, согласно которым с 2003 по 2007 гг. в качестве обвиняемых по признакам составов преступлений, предусмотренных главой 30 УК РФ, было привлечено 18 судей. При этом большая часть правоприменителей отношение к коррупционности представителей третей власти отрицают - 70% от общего числа опрошенных.

В последние годы обострилась проблема взаимодействия судебных органов со средствами массовой информации. По мнению судей, причиной формирования мнения общественности о коррумпированности судейского корпуса является непрекращающаяся на протяжении нескольких лет критика со стороны СМИ. В ряде случаев провокаторами издания подобных статей являются сами судьи в следствие своего "не корректного поведения" с представителями прессы. Считаем, что в подобной ситуации назрела объективная необходимость создания инструкции, либо методических рекомендаций для судей, в которых будет подробно прописываться порядок (правила) их профессиональных отношений с журналистами.

Для сокращения негативного мнения граждан о коррумпированности представителей третей власти, а также противодействию коррупции в данной среде необходимо предпринять ряд мер как правого, так и организационного характера:

Добиться от представителей Государственной Думы скорейшего рассмотрения и утверждения законопроекта "Об обеспечении прав граждан и организаций на информацию о судебной деятельности судов общей юрисдикции в Российской Федерации";

Ужесточить требования к претендентам на должность судьи;

Отрегулировать процесс открытого взаимодействия органов суда со средствами массовой информации. Дл этого необходимо:

организовать обучение журналистов, освещающих вопросы правосудия в СМИ и Интернете, для получения начальных знаний в сфере юриспруденции и более верного восприятия получаемой в процессах правовой информации, а затем ее доведения в неискаженном виде до широких масс. Данный шаг позволит на практике преодолеть еще одну смежную проблему: правовую неграмотность населения и формирование определенного правосознания у граждан.

создать (где отсутствуют) при областных и равных им судах, Управлениях (Отделах) Судебного департамента в субъектах Федерации собственные пресс-службы, а также поручить на уровне районных судов выполнение функции пресс-секретарей отдельным компетентным сотрудникам.

Обеспечить должную независимость судей в процессе отправления правосудия, и при назначении наказания в частности. Данное станет возможным только тогда, когда Российское государство в полной мере сможет обеспечить нормальное существование действующих судей и членов их семей.

Согласно данным анкетирования (граждане - 7,5%, компетентные лица - 6,3%), такая мера противодействия коррупции в судейской среде, как декларирование доходов судей и членов их семей, не получила поддержки у опрошенных. Мы разделяем данное мнение и считаем, что декларирование не даст ожидаемого результата и приведет в отдельных случаях к потере судьями своей независимости, так как проверкой таких данных будет заниматься вышестоящая инстанция, либо иной правомочный орган, которой в дальнейшем при обнаружении "отклонений", под угрозой распространения информации, сможет оказывать влияние на судей.


Список литературы


  1. Конституция Российской Федерации. М., 1993.

  2. Декларация о свободе политической дискуссии в средствах массовой информации (принята Комитетом Министров Совета Европы 12 февраля 2004 г. на 872-м заседании Комитета Министров на уровне постоянных представителей) // СПС "Гарант-Максимум". Версия от 22.02.2008.

  3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 25, ст.2954.

  4. Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 46. Ст.4532.

  5. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ // Российская газета. 2001. № 249.

  6. Кодекс судейской этики (утв. VI Всероссийским съездом судей 2 декабря 2004 г) // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2005. № 2.

  7. Федеральной целевой программе "Развитие судебной системы в России" на 2007-20011 годы (утв. постановлением Правительства РФ от 21 сентября 2006 г. № 583) // СЗ. 2006. № 41. Ст.4248.

  8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 № 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" // Российская газета от 15 марта 2005 г. № 50.

  9. Решение Совета судей Рязанской области от 01.06.2007 "О мероприятиях по обеспечению доступности, открытости и прозрачности правосудия. О гласности и роли пресс-службы" // Буква Закона" - журнал судейского сообщества Рязанской области. 2007. № 3 (19).

  10. Методические рекомендации для лиц, ответственных за взаимодействие со средствами массовой информации в судах общей юрисдикции Волгоградской области. Суды и СМИ: принципы и технология эффективного взаимодействия // Юридический вестник. Волгоград, 2007. № 1.

  11. Барак А. Судейское усмотрение. М., 1999.

  12. Даль В.И. Словарь живого великорусского языка. М., 1993. Т.3. Т.4.

  13. Данелян Р.С. Судейское усмотрение. Теоретические, законодательные и правоприменительные аспекты. М.: ООО "Новая правовая культура", 2007 // СПС "Гарант-Максимум". Версия от 22.02.2007.

  14. Кабанов П.А. Коррупция и взяточничество в России: исторические, криминологические и уголовно-правовые аспекты. Нижнекамск, 1995.

  15. Кабанов П.А. Политическая коррупция в России: понятие, сущность, причины, предупреждение. Казань, 2004.

  16. Кабанов П.А., Газимзянов Р.Р. Коррупция в России: понятие, сущность, причины, противодействие. Набережные Челны, 2003.

  17. Кандрин В.А. Причины и последствия коррупции в российской экономике. Н.Н., 2003.

  18. Сатаров Г.А. Диагностика российской коррупции: социологический анализ.М., 2002.

  19. Шаргородский М.Д. Уголовный закон. М., 1949.

  20. Антикоррупционная политика / Под ред. Г.А. Сатарова.М., 2004.

  21. Головщинский К. Диагностика коррупциогенности законодательства. М., 2004.

  22. Григорова Т.В. Коррупция в России: сущность, причины возникновения и социально-экономические последствия. Учебно-методическое пособие. Новоссибирск, 1999 // http://www.nsu.ru/community/clh/page1. htm

  23. Законодательная техника / Под ред. Ю.А. Тихомирова. М., 2000.

  24. Ананьев В.Н. Пределы судейского усмотрения при назначении уголовного наказания // Шкала уголовных наказаний как способ борьбы с коррупцией в сфере правосудия: Материалы международной научно-практической конференции.7-8 октября 2004 года. М.: Издание Государственной Думы, 2005.

  25. Безнасюк А.С. Открытость правосудия ему же на пользу // Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации http://www.vkks.ru/print_page. php? id=96

  26. ВАС отдал на доработку проект о декларировании доходов судей // http://www.klerk.ru/print. php? 78431

  27. Глинкина С.П. Коррупция в России: причины, масштабы, качественные изменения // Восток, Афро-азиатские общества: история и современность. 2000. № 1.

  28. Грошев И.Л. Истоки и причины коррупции в правоохранительных органах России // Следователь. 2008. № 1.

  29. Журавлев Л. Тариф на правосудие // http://www.newizv.ru/print/56793

  30. Кандидатов в российские судьи отбирают жестче, чем в Португалии // Судебная власть в Пензенской области. 2007. № 2.

  31. Карханин С. Фемида живет во дворце // Парламентская газета. 07 февраля 2008 г. № 006-7 (2258-9).

  32. Катаргина В. Между СМИ и судами нет противоборства // "Буква Закона" - журнал судейского сообщества Рязанской области. 2006. № 3-4 (15-16). Семинар в Ростове-на-Дону // Судебная власть в Пензенской области. 2007. № 2.

  33. Куликов В. Открытый суд над бюрократами. Вячеслав Лебедев предложил судить по европейским нормам // Российская газета. Федеральный выпуск от 5 декабря 2007 г. № 4535.

  34. Левин М.И., Цирик М.Л. О моделировании коррупции // http://www.hist. msu.ru/Labs/Ecohist/OB2/lev_tsir. htm.

  35. Люблинский П.И. Основания судейского усмотрения в уголовных делах: Доклад для Киевского съезда Русской группы Международного союза Криминалистов. Из журнала Министерства Юстиции. СПб., 1904.

  36. Матвеева И. Программа ТАСИС на Рязанской земле. Ток-шоу "Слушается дело" // "Буква Закона" - журнал судейского сообщества Рязанской области. 2007. № 1-2 (17-18).

  37. Морщакова Т. На полпути к правосудию // http://www.lawfirm.ru/public/print. php? id=124

  38. Мошенничество со стороны недобросовестных адвокатов // http://www.ukrf.ru/index. php? top=5&podraz=30

  39. Нажимов В.П. Справедливость наказания - важнейшее условие его эффективности // Вопросы организации суда и осуществления правосудия в СССР.Т. II. Калининград, 1973.

  40. Наумов О.А. Авторитет правосудия: мелочей не бывает // Официальный сайт Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации http://www.vkks.ru/print_page. php? id=25

  41. Нечаев В., Астахов П. Кухарка - арбитр олигархов // Российская газета. Федеральный выпуск от 6 июля 2004. № 3519.

  42. Никитин А. Новый этап судебной реформы - против судебного волюнтаризма: статья первая // Богатей (Саратов). 2005. № 13.

  43. Николаева Д. Судей заставят декларировать доходы // Коммерсантъ. 2006. № 111 (3442). http://www.kommersant.ru/doc. aspx? DocsID=684538

  44. Одинцов П.П. Особенности формирования общественного мнения о судебной системе в российских СМИ: Факторы эффективного взаимодействия // Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации http://www.supcourt.ru/ news_detale. php? id=2967

  45. Отношения между судами и средствами массовой информации должны строиться на взаимном у