Доказательство презумпции невиновности (27640)

Посмотреть архив целиком














РЕФЕРАТ

по курсу «Гражданское право»

по теме: «Доказательство презумпции невиновности»



Введение


Одно из центральных мест в гражданском процессе занимают вопросы доказательственного права. Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов (ст. 56 ГПК).

Рассмотрим, как распределяются между сторонами гражданского процесса обязанности по доказыванию, а также в каких случаях применяется доказательственные презумпции.



1. Обязанность доказывания


Обязанность доказывания возлагается на ту сторону, которая ссылается на соответствующие обстоятельства. Исключения из этого правила предусмотрены федеральным законодательством. Так, не подлежат доказыванию преюдициальные, общеизвестные факты.

Когда представление доказательств для стороны затруднительно, суд должен оказать содействие в сборе доказательств путем направления запроса. Так, Определением Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 15 февраля 2000 г. подтверждено, что обязанность по доказыванию обоснованности своего требования возлагается на истца.

При недоказанности обстоятельств, на которых основывает истец свое требование, суд отказывает в удовлетворении иска.

В некоторых случаях закон прямо распределяет презумпции доказывания между соответствующими лицами. В гражданском праве известны две основные презумпции  презумпция вины причинителя вреда и презумпция вины лица, не исполнившего обязательство или исполнившего его ненадлежащим образом. Так, в соответствии с п. 2 ст. 401 ГК РФ отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

Порядок распределения бремени доказывания по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации предусмотрен ст. 152 ГК РФ. Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. № 11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» дается разъяснение, что обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике независимо от того, предъявлен ли иск о защите чести, достоинства, деловой репутации либо о возложении на средство массовой информации обязанности опубликовать ответ истца на публикацию. Истец обязан доказать лишь сам факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск.

Суд не только имеет право, но обязан определить, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне необходимо их доказать. В противном случае судебное постановление может быть отменено как вынесенное в нарушение норм процессуального права. Так, Б. обратился в суд с иском о признании приватизации квартиры, нанимателем которой являлась его сестра В., состоявшейся. Как он указал в исковом заявлении, в 1993 г. сестра подала заявление о приватизации квартиры, однако после ее смерти в 1995 г. выяснилось, что договор приватизации заключен не был. Решением суда (оставленным без изменения последующими судебными инстанциями) Б. в иске отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ удовлетворила протест, внесенный в порядке надзора, и отменила судебные постановления, направив дело на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Принимая решение, суд исходил из того, что приватизация квартиры не состоялась в связи с отказом нанимателя от этого намерения, который подтвержден актом, подписанным должностными лицами исполкома. Между тем данный акт противоречил всем действиям В., направленным на получение квартиры в собственность: В. подала заявление о передаче ей в собственность квартиры, оплатила услуги по оформлению договора приватизации. Решение о передаче В. квартиры в собственность было принято в тот же день, когда был составлен акт об отказе приватизировать квартиру. Из содержания акта не видно, была ли В. приглашена в исполком для подписания акта или он был составлен у нее дома и почему отказ от приватизации оформлен актом, а не путем отзыва заявления, как было разъяснено в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 августа 1993 г. «О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации».

В нарушение ст. 50 ГПК РСФСР (аналогичной ст. 56 ГПК РФ) суд неполно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и не указал, какой из сторон они подлежат доказыванию. Суд не исследовал достоверность акта, хотя это вызывалось необходимостью. В случае отказа В. от приватизации квартиры исполком был обязан немедленно возвратить ей все приватизационные документы и денежную сумму, внесенную за услуги по приватизации, однако этого сделано не было, хотя с момента составления акта до смерти В. прошло более двух лет и, как следует из содержания акта, отказ от приватизации квартиры обусловлен тяжелым материальным положением В. Кроме того, судом не были выяснены вопросы, связанные с обстоятельствами отмены решения исполкома о передаче квартиры в собственность спустя год после его принятия; не проверено, принадлежит ли В. подпись в акте, не допрошено в качестве свидетеля лицо, подписавшее акт (Определение № 22В-96пр-14 «Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 1997 года» (по гражданским делам), утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 14 мая 1997 г.). На основании вышеизложенного решение суда об отказе в иске о признании приватизации жилой площади состоявшейся отменено, как постановленное в нарушение ст. 50 ГПК РСФСР, и дело направлено на новое рассмотрение.

В соответствии с принципом состязательности и диспозитивности суд не имеет права по своей инициативе осуществлять сбор доказательств. Суд лишь способствует заинтересованным лицам в сборе доказательств при условии, что эти лица не имеют возможности самостоятельно получить необходимое им доказательство. Исключение из этого правила составляют положения ч. 2 ст. 249 ГПК РФ, в соответствии с которой при рассмотрении и разрешении дел, возникающих из публичных правоотношений, суд может истребовать доказательства по своей инициативе в целях правильного разрешения дела.


2. Основания для освобождения от доказывания


Общеизвестные и преюдициально установленные факты не подлежат доказыванию (ст. 61 ГПК). Общеизвестность факта определяется тем, что о нем знают не только лица, участвующие в деле, и суд, но и другие лица. Известность факта одним членам суда и неизвестность другим не дает возможности считать этот факт общеизвестным. Общеизвестность может устанавливаться границами определенного населенного пункта, местности, страны. Указание в решении на общеизвестность факта, известного в определенной местности, обязательна, поскольку для вышестоящего суда этот факт может не быть известным.

Преюдициальными фактами называются те факты, которые установлены вступившим в силу и не отмененным судебным постановлением. Преюдициальность может иметь полный и ограниченный характер. Преюдициальное значение в полном объеме имеют факты, установленные постановлением суда общей юрисдикции по гражданскому делу, а также постановлениями арбитражных судов. Например, преюдициальные факты имеют важное значение при рассмотрении регрессных исков. Согласно ч. 1 ст. 1081 ГК РФ лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом (работником при исполнении им служебных, должностных или иных трудовых обязанностей, лицом, управляющим транспортным средством, и т.п.), имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом. Принцип преюдициальности не распространяется на постановления административных органов.

В том случае, если в суде пересматриваются обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением суда, то вновь вынесенное решение может быть признано не соответствующим требованиям закона. Так, Ч. обратился в суд с иском к командиру воинской части об опровержении сведений, умаляющих его честь и достоинство, и о компенсации морального вреда. Он указал на то, что приказами командира воинской части ему объявлены строгий выговор и неполное служебное соответствие. Впоследствии решением военного суда гарнизона эти приказы признаны незаконными. Полагая, что командир распространил сведения, не соответствующие действительности, истец просил суд обязать командира опровергнуть эти сведения путем издания соответствующего приказа, довести его до личного состава части и компенсировать моральный вред.

Президиум краевого суда в своем постановлении указал, что суд первой инстанции не должен был обсуждать вопрос о законности издания военным командованием приказов о привлечении Ч. к дисциплинарной ответственности, в т.ч. и с точки зрения соответствия действительности изложенных в них сведений. С данным выводом согласиться нельзя.

Верховный Суд РФ определил, что требование Ч. об опровержении содержащихся в приказах о привлечении его к дисциплинарной ответственности сведений заявлено после того, как решением военного суда гарнизона эти приказы были признаны незаконными, поскольку не подтвердились обстоятельства, послужившие основанием к их изданию. В связи с тем, что указанное судебное решение имеет преюдициальное значение при разрешении спора, суд обсуждать вопрос о законности приказов не вправе, а исходя из заявленного истцом требования, он должен лишь решить, порочат ли содержащиеся в приказах сведения его честь и достоинство и были ли они распространены ответчиком. Таким образом, заявленные истцом требования об опровержении сведений, умаляющих его честь и достоинство, и о компенсации морального вреда взаимосвязаны и подлежали рассмотрению в полном объеме.

При новом рассмотрении дела суду следовало устранить отмеченные недостатки, рассмотреть заявленные истцом требования в полном объеме, дав им надлежащую правовую оценку (Определение № 56-В96пр-13; п. 2 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 1996 г. (по гражданским делам), утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 11 сентября 1996 г.).

Применительно к вынесенным приговорам суда по уголовному делу принцип преюдициальности действует только в отношении двух фактов:

1) факта совершения преступления;

2) факта совершения преступления данным лицом.

Другие обстоятельства (например, размер причиненного вреда, объект, которому причинен вред, степень физических и нравственных страданий потерпевшего) определяются судом, рассматривающим спор гражданско- правового характера.



Заключение


Суд может основывать свое решение на тех сведениях о фактах, которые доказаны в суде. Недоказанность обстоятельств, на основе которых суд принимает решение, может служить основанием для отмены решения вышестоящим судом.

Никакие сведения и сообщения о фактах, полученных вне процесса, не могут быть использованы судом. Не могут быть использованы судом доказательства, полученные с нарушением закона, например доказательства, полученные под влиянием угрозы, насилия. В соответствии с п. 2 ст. 50 Конституции РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Согласно ст. 21 Конституции РФ никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам (данное положение в полной мере относится и к получению доказательств).

При сборе доказательств не должны нарушаться конституционный принцип неприкосновенности частной жизни, право на личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.



Список использованных источников


  1. Гражданско-процессуальный Кодекс РФ.

  2. Гражданский Кодекс РФ.

  3. Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 15 февраля 2000г.

  4. Определение № 22В-96пр-14 «Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 1997 года» (по гражданским делам), утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 14 мая 1997 г.

  5. Определение № 56-В96пр-13; п. 2 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 1996 г. (по гражданским делам), утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 11 сентября 1996 г.

  6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. № 11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

  7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 августа 1993 г. «О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации».

  8. Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве / Под ред. И.В. Решетниковой. М.: Норма, 2007.



Случайные файлы

Файл
65848.doc
43612.rtf
73275-1.rtf
118683.rtf
задача 91.doc