Государство, право и экономика (27078)

Посмотреть архив целиком















Государство, право и экономика



Соотношение государства и экономики в исторически разных социальных системах


Вопрос о соотношении государства и экономики практически существовал всегда, с тех пор, как появилось первое государство, и будет существовать до тех пор, пока существует государство. Это один из "вечных" вопросов, который каждый раз по-новому встает перед каждой новой государственной организацией как на начальных стадиях ее возникновения и становления, так и на последующих этапах ее развития.

Естественно, он по-разному встает и перед каждым типом государства. Совершенно по-разному он решается применительно, скажем, к рабовладельческому и феодальному государству. При этом дело заключается не столько в разном уровне развития экономики, сколько в ее разных типе и характере. Экономика, существовавшая наряду с рабовладельческим государством и соотносившаяся с ним, с неизбежностью предполагала наличие абсолютно бесправной и полностью зависимой от государства огромной массы людей-рабов. Экономика же феодального общества и государства ориентировалась на полубесправный крепостной труд.

Решение проблем соотношения государства и экономики может осуществляться на двух разных уровнях и рассматриваться в двух планах: общетеоретическом и прикладном, практическом.

Рассмотрение проблем соотношения государства и экономики на общетеоретическом уровне означает выявление общих закономерностей их развития, взаимосвязи и взаимодействия, независимо от их типов и характеров; выявление и изучение свойственных им на разных стадиях и этапах истории тенденций эволюции; решение традиционного вопроса о приоритетности, а точнее - первичности или вторичности государства и экономики по отношению друг к другу.

В отечественной и зарубежной научной литературе вопрос о соотношении государства и экономики на общетеоретическом уровне решался и решается далеко не одинаково. В одних случаях первенство отдается экономике перед государством и политикой. В других, наоборот, - государству и политике перед экономикой. В третьих же случаях в отношениях между государством и экономикой усматривается некий паритет. Считается, что государство способно оказывать на экономику такое же воздействие, как и экономика на государство.

Наиболее острые и продолжительные споры традиционно возникали и продолжают вестись вокруг первой позиции, исходящей, с одной стороны, из относительной самостоятельности государства как составной части политической структуры ("политики") по отношению к экономике и экономики - к государству, политике, а с другой - из первенства экономики перед государством и политикой.

Данная точка зрения, изложенная в наиболее полном виде в многочисленных трудах классиков марксизма-ленинизма и их последователей, не без основания именуется марксистской. Дореволюционные отечественные и зарубежные критики нередко именовали ее не "марксизмом", а "экономическим материализмом", добавляя при этом "восполняющие" пробелы в аргументации терминов "вульгарный", "догматический" и пр.

Современные ее критики избегают подобных эпитетов, но не упускают возможности поговорить о "заидеологизированности" концепции, разделяемой их оппонентами, о ее ненаучности, сомнительности вытекающих из нее выводов и пр. "В качестве преимущества марксистско-ленинского подхода к решению экономических вопросов, - говорилось в одном из курсов лекций по теории государства и права, - неизменно называлась его научность. Однако факт заидеологизированности теории и методологии делал сомнительными в научном отношении любые выводы и рекомендации".

Авторы этого суждения, несомненно, правы, когда говорят о "заидеологизированности" данной теории или подхода к решению проблемы соотношения государства и экономики. В мире еще не было и нет такой политической, экономической или социологической теории, которую можно бы отнести в разряд неидеологизированных.

Однако они весьма далеки от истины, когда, вопреки общеизвестным историческим фактам, в категорической форме утверждают, что "любые выводы и рекомендации", следовавшие из данной теории или подхода, были сомнительными в научном отношении. Более чем полувековой опыт доминирования и широкого использования данной теории в практической деятельности СССР и других стран, таких, как Китай, превратившихся в исторически короткий срок из слаборазвитых в высокоразвитые в промышленном и технологическом отношении страны, отвергает эти и другие им подобные суждения.

Разумеется, можно и нужно спорить с теми положениями теории первенства экономики над государством и политикой, которые абсолютизируют экономический фактор, пытаются объяснить все происходящие в обществе явления и события лишь экономическими причинами, отождествляют "социальное" с "экономическим", и пр. Но нельзя оспаривать то, что было многократно подтверждено самой жизнью, многовековой историей развития человеческого общества и в этом смысле стало очевидным. А именно - что экономическое развитие в конечном счете, в общем и целом, определяет собой основные тенденции и направления политического, идеологического, духовного развития общества, а не наоборот.

Появление рабского труда обусловливает собой с неизбежностью появление рабовладельческого государства, труд крепостных крестьян и ремесленников - возникновение феодального государства, наемного труда рабочих - капиталистического государства. Именно так совершается экономическое и государственное развитие, а не наоборот.

Конечно, процесс взаимосвязи и взаимообусловленности государства и экономики нельзя представлять упрощенно, как некий прямолинейный, односторонний процесс. Это весьма сложный процесс, на который оказывают влияние не только экономические, но и политические, духовные, идеологические, национальные, этнические и многие другие факторы, выходящие за рамки прямых взаимоотношений государства и экономики. Обратное воздействие государства на экономику играет при этом чрезвычайно важную роль.

"Экоомическое движение, - отмечалось в связи с этим в марксистской литературе, - в общем и целом проложит себе путь, но оно будет испытывать на себе также и обратное действие политического движения, которое оно само создало и которое обладает относительной самостоятельностью".

В каком направлении "политическое движение", олицетворяемое в значительной мере государством и правом, может обратно воздействовать на экономику, на "экономическое движение"? Отвечая на этот вопрос в одном из писем к К. Шмидту, Ф. Энгельс пояснял: политическое движение в лице государственной власти может действовать на экономику в трояком направлении. А именно - государственная власть может воздействовать в том же направлении, что и экономическое развитие - тогда развитие идет быстрее. Государственная власть может действовать и в противоположном на правлении - тогда она рано или поздно терпит крах. Наконец, она может в определенных направлениях ставить преграды экономическому развитию и толкать его в других направлениях - тогда результат такого воздействия может быть в конечном счете адекватен одному из предыдущих.

Помимо названных могут существовать и другие "промежуточные" направления воздействия государственной власти на экономику. Не в них, однако, дело. Суть рассматриваемого положения состоит в том, что оно не только детализирует и развивает, но и подтверждает правильность тезиса о первенстве экономики в ее взаимоотношениях с государством и политикой.

Естественно, в теории, обосновывающей первенство экономики перед государством и политикой, немало белых пятен и негативных моментов. Но в ней немало и "ценных сторон", по признанию ее критиков. В целом она достоверна, адекватно отражает действительность, дает правильное представление о взаимоотношениях государства и экономики, о происходящих в обществе процессах.

Признавая наличие "ценных сторон" у рассматриваемой концепции, один из дореволюционных критиков профессор И.В. Михайловский писал, что когда "экономический материализм" подчеркивает важность экономического начала в истории, в государстве и праве, он утверждает истину, но когда он отрицает самостоятельность других фактов, "он сугубо неправ". Действительно, вся духовная жизнь человечества нуждается в материальной основе, невозможна без этой основы.

Итак, резюмировал автор, "часть истины экономического материализма заключается в том, что в числе других факторов истории культуры находится и экономический фактор, на который до сих пор недостаточно обращали внимания". "Экономический материализм прав еще и в другом отношении. Несомненно, что человеческие потребности, заботы о добывании средств к жизни носят особый, преобладающий характер, ибо прежде, чем думать о какой бы то ни было духовной жизни, человек должен пить, есть, одеваться, иметь жилище". Невозможно жить "человеческой жизнью тому, кто вынужден работать физически в ужасной обстановке более двенадцати часов в сутки, чтобы не умереть с голоду. Такой человек в конце концов потеряет облик человеческий, какими бы духовными богатствами он ни обладал". Отсюда, делался автором окончательный вывод, "огромная важность экономической обстановки в жизни человечества".

Проблема соотношения государства и экономики может и должна рассматриваться не только в общетеоретическом, но и в сугубо прикладном, практическом плане применительно к выяснению и решению какого-либо конкретного вопроса, достижению конкретной цели, определению характера взаимоотношений того или иного конкретного государства с соответствующей ему конкретной экономикой.


Случайные файлы

Файл
82402.rtf
92517.rtf
41865.rtf
112416.rtf
10410.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.