Великая хартия вольностей (26720)

Посмотреть архив целиком













РЕФЕРАТ

по курсу «История государства и права зарубежных стран»

по теме: «Великая хартия вольностей»



СОДЕРЖАНИЕ


ВВЕДЕНИЕ 3

1. Особенности государственного развития Англии после норманнского завоевания 4

2. Принятие Великой хартии вольностей 1215 г 7

3. Правовое положение групп населения Англии по Великой хартии вольностей 8

4. Значение Великой хартии вольностей 1215 г. в истории феодального государства и права 11

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 13

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ 14



ВВЕДЕНИЕ


Великая хартия вольностей – противоречивый документ. Она очень наглядно отразила противоречия, существовавшие в начале XIII века внутри господствующего класса Англии, и явилась результатом широкого соглашения, завершившего политический конфликт, происходивший между баронством, рыцарством и главой феодального государства – королем. В силу ее внутренней противоречивости Великую Хартию в целом нельзя рассматривать ни как документ феодальной реакции, ни как документ с исключительно прогрессивными тенденциями. В ней переплетается и то, и другое.

Цель данной работы – проанализировать Великую хартию вольностей 1215 г. На основании цели поставлены задачи, перечисленные ниже:

  • охарактеризовать государственную и политическую систему Англии в период норманнского завоевания;

  • провести анализ содержания Хартии;

  • выявить значение Великой хартии вольностей в истории зарубежного права.



1. Особенности государственного развития Англии после норманнского завоевания


Англосаксонское общество отставало в своем развитии от многих обществ континента примерно на два столетия. У англосаксов преобладала общественная собственность на землю и соответствующий ей характер общественных отношений.

Основную массу населения составляли члены общины – гёрлы. Они получали от общины гайду – надел в 120 акров земли. Общинные вопросы решались на сельском сходе – галимотье.

Общинная знать именовалась эрлами. В процессе освоения Британии англосаксы создали семь королевств – Нортумбрия, Мерсия, Восточная Англия, Эссекс, Суссекс, Кэнт, Уэссекс.

Власть короля над населением была довольно призрачной. Сельские общины объединялись в округа, так называемые сотни, которые управлялись собраниями представителей общин.

Более крупными территориальными единицами были графства, управляемые собраниями представителей сотен. Шерифы управляли графствами. В их обязанности входило: надзор за соблюдением привилегий короля в графстве, контроль за выполнением повинностей, выполнение полицейских функций. Главой графства был ольдермен.

За счет общинных земель быстро росло крупное землевладение. Крупными землевладельцами были король, эрлы и ольдермены.

В 1066 году Англосаксония была завоевана норманнами.

Норманны были последней волной варваров, обрушившейся на Европу. Морские пираты, покидавшие север из-за скудости или совершенных ими преступлений, поначалу не думали ни о чем, кроме грабежей, но наконец «остепенились». Разграбленная ими Нействия внезапно превращается в герцогство Нормандию – самую процветающую землю Франции.

Интересную точку зрения на причины, способствовавшие принятию Хартии вольностей высказывает Ю. Латынина.

Завоевание – событие обычно катастрофическое, однако покорение Англии Вильгельмом Завоевателем не только объединило страну, но и превратило ее в самое централизованное государство тогдашней Европы. Была составлена «Книга Страшного суда» – подробная и уникальная опись земель и владений, розданных держателям. «И говорить стыдно об этом, а он не считал постыдным делать это – ни одного даже быка, ни одной коровы и ни одной свиньи он не оставил без того, чтобы не занести их в свою опись, и все эти описи затем были представлены ему». В Англии начал возникать имперский учет и контроль. Вследствие ли политической дальновидности или из-за постепенности завоеваний, но земли, пожалованные баронам, обычно не составляли сплошных территорий, и это необыкновенно ослабляло знать.

Сразу же вслед за завоеванием началась борьба короля и знати. Быть может, самая характерная ее черта – полное отсутствие национального чувства. Именно норманнские бароны, борясь против норманнского же короля, утверждают, что он «незаконно сделал нашествие на благородное королевство Англию, несправедливо умертвил или изгнал в жестокое изгнание прирожденных наследников этой страны» – именно англосаксонский народ поддерживает королей.

Народ можно понять. Ибо в чем бароны упрекают короля? В том, что тот «покрытым ранами победителям дал бесплодные земли», а потом «отнял их совсем или частями, побуждаемый корыстолюбием»; в том, что знатные вдовы и наследницы подвергаются утеснениям и насильственной выдаче замуж. Странное дело, народ был равнодушен к мукам знатных вдов и обездоленных победителей. Народ понимал другое: бароны сражались не за свободу, а за безграничный произвол в своих собственных владениях.

До XIII века, до царствования Иоанна Безземельного, народу нужен сильный государь, а знати – слабый.

Когда войска двух претендентов на английский престол, Стефана Блуасского и будущего Генриха II, сошлись для битвы, «встали бароны, вернее – изменники Англии, и стали устраивать соглашение, хотя ничего они не любили больше несогласия, ибо знали, что, пока один из противников боялся другого, он не мог осуществлять над ними королевской власти».

Бароны добились своего. Правление Стефана Блуасского было истинным воплощением баронской вольницы. Тогда «в Англии было столько королей, вернее тиранов, сколько было владельцев замков, и каждый имел право бить собственную монету». И друг с другом они «...сражались со смертельной ненавистью, огнем и мечом разоряли прекраснейшие области, и в стране, которая некогда была самой плодородной, они истребили почти весь хлеб... И когда несчастные жители ничего больше не имели, что бы могли дать им, они грабили и жгли все города, так что можно было пройти целый день и не встретить ни одного человека, поселенного в городе, ни возделанных земель»...

Так было и в других странах, но Хартией вольности не кончилось.

Две особенности отличали Англию. Не в пример другим феодальным владыкам, здесь король предпочитал брать со своих баронов не военной службой, а налогом – «щитовыми деньгами»: норманнская государственность с самого начала носила явно фискальный характер. А налог – в отличие от баронской службы – ложился на плечи всех слоев населения. И второе: в Англии сохранилось много бедных, но свободных, то есть вооруженных, людей: можно не считаться с чернью, но трудно – с вооруженным народом.

Есть и еще одно обстоятельство. В средневековье не меньше, чем в наше время, любили придавать завоеваниям видимость законности. Вильгельм Завоеватель, утверждая, что именно ему король Эдуард завещал королевство, короновался со всеми формальностями, соблюдавшимися при коронации выборных англосаксонских королей, и объявил свои законы возобновлением «законов короля Эдуарда».

Идеологические фикции средневековья, однако, обладали замечательным свойством: они часто обращались в реальность. Бароны постепенно привыкали требовать подтверждения «законов короля Эдуарда» – хартий вольностей. Но язык юриспруденции по самой своей природе трактует об общем, а не об особенном. Сам факт письменного существования Хартии вольностей приучает видеть в свободе не частную собственность короля или сеньора, а общественное достояние.

Иоанн Безземельный, вступивший на английский престол в 1199 году, принадлежал к худшей разновидности правителей. Он был бездарным полководцем и вздорным, нерешительным тираном: «у этого короля было столько врагов, сколько у него было баронов».

Баронов король оскорблял лично. Народ (состоятельный народ) он обижал налогами и поборами, уходившими, как в песок, в военные неудачи. Ему случалось созывать в 1201 и 1213 годах ополчение не для похода, а чтобы отобрать у ополченцев деньги, взятые для военных издержек, и распустить их по домам.

Наконец, он поссорился с церковью и принялся поправлять расстроенные финансы королевства конфискацией церковных имуществ. Папа отлучил его от церкви, а Англию передал французскому Филиппу-Августу. Иоанн ужаснулся, покаялся, принял все условия папы и отдал королевство святому престолу, став ленником папы. Кинулся во Францию, содрав непомерно высокий шитовой налог с баронов, не последовавших за ним, и был там разбит.


2. Принятие Великой хартии вольностей 1215 г


Подписание Великой хартии вольностей английским королем Иоанном Безземельным в июне 1215 года завершило первый этап борьбы, приведшей уже в конце XIII века к образованию в Англии сословной монархии. На этом этапе в борьбе за ограничение королевской власти наряду с баронством приняло участие также рыцарство, а отчасти горожане и верхушка свободного крестьянства. В ходе вооруженной борьбы с королем бароны, возглавлявшие движение, предъявили королю требования, известные под названием «баронских статей», которые легли в основу официального текста Великой хартии вольностей, изданного от имени короля. Великая Хартия вольностей как политический и правовой источник интересна, прежде всего, тем, что она отразила общее соотношение социально-политических сил в стране в тот период, причины недовольства разных слоев населения королевской политикой, экономические и политические требования различных социальных элементов оппозиции, а также общее состояние судебно-административной системы английского феодального государства в начале XIII века.

Церковь, бароны и города объединились против короля и предъявили ему в 1215 году список статей. Тот прочитал и воскликнул: «Отчего уже вместе с этими несправедливыми требованиями бароны не просят у меня также и моего королевства?» Однако делать было нечего – Иоанн подписал Великую хартию вольностей.


3. Правовое положение групп населения Англии по Великой хартии вольностей


Полный текст Великой хартии вольностей насчитывает 63 статьи, которые расположены без определенной системы и касаются самых различных вопросов.

Все эти статьи можно разделить на три основные группы:

1) Статьи, отражающие материальные интересы разных социальных слоев (ст. ст. 1 -11, 13, 16, 27 и другие).

2) Статьи, претендующие на установление новых политических порядков, в частности на ограничение королевской власти (ст. ст. 12, 14, 39, 61), – так называемые конституционные статьи.

3) Статьи, подтверждающие ранее существовавший или вновь создаваемый порядок работы судебных и административных органов, а также пресекающие злоупотребления королевского аппарата в центре и на местах (ст. ст. 17-22, 24, 25, 34, 36, 38, 40 и др.).

а) права и привилегии великих баронов;

В первой группе основное место, безусловно, занимают материальные требования баронов – непосредственных вассалов короля – как по количеству статей, так и по конкретности и детальности их формулировки. Хартия определяет феодальные права короля и обязанности его вассалов, ограничивая фискальный произвол короны по отношению к ним (особенно ст. ст. 2-11).

Большинство статей Хартии отражало и защищало интересы феодальной аристократии. Они гарантировали прелатам свободу церковных выборов (ст. 1), соблюдение королем феодальных обычаев по отношению к его вассалам-баронам (ст. 2-11), запрещала королю брать с них феодальную помощь и щитовые деньги (скутагий) без согласия «общего совета королевства» (ст. 12), т.е. совета непосредственных вассалов короля (ст. 14), запрещала судить баронов иначе как судом равных им по положению пэров (ст. 21), без их приговора арестовывать и лишать имущества (ст. 39). Великая Хартия вольностей отменила утвердившееся после реформ Генриха II право короля вмешиваться в юрисдикцию феодальных курий (ст. 34). Статья 61 обеспечивала порядок соблюдения Хартии: бароны избирали из своей среды 25 лиц для надзора за соблюдением вольностей. Если бы король нарушил Хартию и в течение 40 дней по требованию хотя бы четырех баронов не исправил нарушения, все 25 баронов могли прибегнуть к насилию против короля т.е. отнять у него земли и замки, щадя только его личность и семью. Каждый подданный мог поддержать этих баронов в борьбе против короля.

б) отражение в Великой хартии вольностей 1215 г. интересов рыцарей и горожан.

Рыцарство и свободное крестьянство также получили значительные права: баронам запрещалось требовать с них больше служб и повинностей, чем полагалось по обычаю (ст. 15, 16, 27, 60), всем свободным людям гарантировалась защита от произвола чиновников. Статья 39 положила начало свободе личности: ни один свободный человек не мог быть арестован, заключен в тюрьму, лишен собственности или покровительства законов, изгнан или подвергнут иной каре иначе, как по суду равных ему и согласно законам страны. Статья 20 ограничивала размеры административных штрафов: свободному человеку сохранялась собственность в размере, необходимом для сохранения социального статуса, при взыскании этих штрафов товар купца и инвентарь виллана объявлялись неприкосновенными. Города получили подтверждение своих привилегий (ст. 13); было установлено единство мер и весов по всей стране (ст. 35); свобода въезда и выезда из Англии в мирное время. Статьи 18, 19, 20, 32, 40 и др. утверждали новые судебно-административные порядки, установившиеся после реформ Генриха II и в целом выгодные широким слоям населения. Впоследствии, в XIII-XIV вв., они вошли в английское общегосударственное феодальное право.

Великая хартия оставила в силе широкое применение расследования через присяжных в имущественных исках (ст. ст. 18, 19, 20), приоритет королевских судов в разборе всех подсудных им дел, прокламировала отказ от платы за разбор уголовных дел в королевском суде (ст. 32). Такого рода статьи, несомненно, отражали наряду с интересами самой короны также интересы рыцарства, верхушки свободного крестьянства и отчасти горожан, нуждавшихся в укреплении централизованной судебно-административной системы, и были невыгодны баронам.

Однако и в этом вопросе бароны сумели выговорить себе отдельные уступки. Среди этих общих статей Великой хартии вольностей есть две статьи, которые явно противоречат сложившейся судебной системе, изымая из-под ее действия представителей баронства. Это – статья 21, которая в противовес 20 статье запрещала королю налагать штраф на графов и баронов без решения их пэров, то есть сословного суда, тогда как все прочие свободные люди штрафовались по решению обычного суда, основанному на показаниях присяжных (ст. 20); и статья 34, которая запрещала королевское вмешательство в дела феодальных курий при помощи приказа Praecipe. Хотя в этой статье, как и в 39-й, речь идет о правах «всякого свободного человека», но так как владельцам судебной курии в действительности мог быть только феодал и притом обычно крупный, то очевидно, что эта статья отражала интересы баронства.


4. Значение Великой хартии вольностей 1215 г. в истории феодального государства и права


Великая хартия вольностей сыграла важную роль в английской истории. Несмотря на то, что Иоанн Безземельный в конце 1215 года аннулировал ее, она неоднократно переиздавалась Генрихом III (1216, 1217, 1227 гг.) с теми или иными изменениями. Ее подтверждали Эдуард I и Эдуард II, исключив из нее конституционные статьи, ослаблявшие власть короля. Она способствовала складыванию английской сословной монархии (начиная с 1297 г. все очередные подтверждения Великой хартии вольностей дополнялись новыми, более актуальными политическими статьями).

Хартия сыграла большую роль в становлении правосознания английского народа. Недаром такие крупные историки, как Г. Галлам, М.М. Ковалевский, Д. М. Петрушевский и др. считали ее краеугольным камнем английских свобод и созданного ими правового государства в виде конституционной монархии. В начале XVII в. Великая хартия вольностей была заново «открыта» оппозиционными абсолютизму силами как первый в истории Англии документ, ограничивающий власть короны и провозглашающий права и свободы подданных. Накануне и в годы Английской революции она широко использовалась для обоснования требований демократических свобод и права бороться против королевской тирании. Поскольку вилланства, т е. лично зависимого крестьянства, в XVII в. в в Англии уже не существовало, права, которые предоставляла Великая хартия вольностей всем свободным гражданам, приобретали новый, демократический смысл. Наряду с теорией «нормандского ига» Великая хартия вольностей стала знаменем борьбы против абсолютизма. Ряд ее статей получили развитие в Хабеас Корпус Акте и Билле о правах.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


По выражению Стеббса и Гиббона, юридическая история Англии есть не что иное, как комментарий к Великой хартии. Но, как это часто бывает, комментарий важнее текста.

Великая хартия – отнюдь не декларация прав человека и гражданина. Это – декларация прав церкви и знати.

Параграф первый дарует согласие короля на то, чтобы «английская церковь была свободна, владела полными своими правами и своими вольностями нерушимо».

Второе место занимают гарантии знатным баронам от королевского произвола. Отныне король не может вымогать разорительные суммы за передачу баронии или феода по наследству, выдавать замуж вдов без их согласия, в случае конфискации земли изменника вернет ее по прошествии года и дня сеньору данного феода и т. д.

Но Великая хартия одновременно и общенациональный документ. В ней обещается: все вольности, которые король дарует своим вассалам, будут соблюдаться этими вассалами относительно их собственных людей; ни один свободный человек не может быть арестован, лишен владения, изгнан не иначе как по приговору пэров и по закону страны.

Хартия сыграла большую роль в становлении правосознания английского народа. Многие ученые считают ее краеугольным камнем английских свобод.



СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


  1. Гутнова Е. В. Возникновение английского парламента. М., 1960.

  2. Латынина Ю. Рождение представительной демократии.// Знание-сила 2005. №10.

  3. Петрушевский Д. М. Великая хартия вольностей. М.,1918.

  4. Памятники истории Англии 11-13 вв. М., 1936.

  5. Хрестоматия памятников феодального государства и права стран Европы. Под редакцией З.М. Черниловского. М., 1961.



Случайные файлы

Файл
91274.rtf
27884.rtf
110319.rtf
129526.rtf
109019.rtf