Аффелированные лица хозяйственного общества: понятие и критерии определения (26632)

Посмотреть архив целиком

9



Аффилированные лица хозяйственного общества: понятие и критерии определения


Закон Республики Беларусь "О хозяйственных обществах" в редакции Закона от 10.01.2006 № 100-З (далее - Закон) ввел в правовую систему Республики Беларусь новое понятие - "аффилированное лицо" (ст. 56, 57). Рассмотрим, в чем состоит сущность названного понятия и каковы критерии отнесения тех или иных субъектов к аффилированным лицам хозяйственного общества.

Термин "аффилированное лицо" восходит к английскому глаголу "affiliate", который означает "присоединять(ся), соединять(ся), связывать(ся)". В широком смысле указанное понятие может переводиться как "прием в члены", "присоединение к иному субъекту".


О целесообразности введения понятия "аффилированное лицо"


В англо-американской (а точнее в американской) системе права, откуда это понятие было заимствовано российским законодателем (у которого, в свою очередь, его заимствовал белорусский законодатель), понятие "аффилированное лицо" (иначе - "аффилированная корпорация") обозначает отношения между двумя и более субъектами, основанные на различных формах зависимости таких субъектов друг от друга. Иными словами, термин "affiliate" подразумевает отношение близкой связи между корпорациями. При этом в американском праве понятие аффилированной корпорации имеет и точное математическое выражение: под таковой понимается корпорация, 5 и более процентов голосующих акций которой принадлежит другой корпорации.

Исходя из указанного определения можно говорить о сходстве понятия "аффилированное лицо" с такими используемыми иными правовыми системами терминами, как "холдинг", "группа компаний", "группа обществ", "система обществ", "связанные предприятия (родственные предприятия)", "конгломерат", "основное общество (товарищество)" и "дочернее общество, товарищество, корпорация" ("филиал"), "доминирующий и зависимый субъект", "концерн". Белорусская правовая система описывает подобные отношения через институты основного общества (товарищества) и дочернего или зависимого общества, а также институт хозяйственной и иной финансово-промышленной группы. Поэтому, если бы понятие "аффилированное лицо" призвано было описать отношения взаимной зависимости и контроля юридически независимых участников имущественного оборота, его введение не имело бы смысла, так как указанные отношения уже регулируются определенными институтами.

Вместе с тем российский законодатель, заимствуя понятие аффилированного лица из американской системы права, значительно его видоизменил, а затем и белорусский законодатель интерпретировал это понятие по-своему, предусмотрев специальное его применение в национальной системе права Беларуси. Так, в законодательстве нашей страны понятие "аффилированное лицо" введено в рамках правового регулирования сделок хозяйственного общества, в совершении которых имеется заинтересованность лиц, относящихся к аффилированным. Другими словами, хотя рассматриваемое понятие и пересекается с понятиями "основное общество (товарищество) - дочернее или зависимое общество", нормы об аффилированных лицах имеют самостоятельный предмет регулирования.

В то же время, по нашему мнению, для реализации целей, заложенных в ст. 56 и 57 Закона, а именно предотвращения злоупотреблений со стороны заинтересованных лиц, можно было не вводить новый правовой термин, требующий к тому же дополнительных пояснений, а просто ограничиться перечнем тех лиц, сделки с прямым или косвенным участием которых должны особо контролироваться хозяйственными обществами. Именно по такому пути пошел российский законодатель: в ст. 81 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ "Об акционерных обществах" и ст. 45 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" просто перечислены лица, которые могут иметь заинтересованность в совершении хозяйственным обществом определенных сделок, и критерии признания таких лиц заинтересованными в совершении обществом сделки.

Такой подход тем более разумен, если учесть, что заинтересованность определенных лиц может проявляться при совершении сделок не только хозяйственным обществом, но и коммерческими организациями иных видов, в частности унитарным предприятием. Тот же российский законодатель "не привязывает" понятие "аффилированное лицо" исключительно к хозяйственным обществам - указанное понятие содержится в антимонопольном законодательстве, к которому и отсылает ст. 93 Федерального закона "Об акционерных обществах". В результате понятие "аффилированное лицо" может использоваться различными отраслями российского права, что и происходит на практике: в настоящее время в Российской Федерации более 40 нормативных правовых актов из различных отраслей права оперируют указанным понятием.

Исходя из изложенного более корректным представляется подход, при котором понятие "аффилированное лицо" определялось бы не в Законе "О хозяйственных обществах", а в ином законодательном акте, при этом к положениям такого акта могли бы отсылать нормы иных актов законодательства Республики Беларусь, в том числе и законодательство о хозяйственных обществах.


Критерии определения понятия "аффилированное лицо"


Понятие "аффилированное лицо" раскрывается в ч. 1 и 2 ст. 56 Закона. При этом в ч. 1 приведено общее определение указанного понятия, и если лицо подпадает под данное в Законе определение, по идее оно должно признаваться аффилированным лицом хозяйственного общества. А ч. 2 ст. 56 Закона содержит перечень субъектов права, являющихся аффилированными лицами хозяйственного общества. То есть для признания конкретных групп лиц, поименованных в ч. 2 названной статьи, аффилированными лицами дополнительных критериев не требуется.

Таким образом, для описания рассматриваемого института белорусский законодатель использует одновременно объективный и субъективный критерии, объединяя тем самым континентальную и англо-американскую традицию: разработку в праве общих понятий, под которые впоследствии должны "подводиться" те или иные проявления общественной жизни, и перечисление конкретных явлений, которые только и могут рассматриваться как "воплощение" определенных правовых институтов. Соединение двух вышеуказанных подходов при раскрытии понятия "аффилированное лицо" порождает вопрос: необходимо ли при определении того, является ли конкретный субъект права аффилированным лицом хозяйственного общества, опираться и на объективный критерий (общее определение) либо при правоприменении к аффилированным лицам будут относиться исключительно лица из тех девяти групп, которые прямо перечислены в ст. 56 Закона?

Ответ на озвученный вопрос, полагаем, должен быть таков. Поскольку белорусский законодатель не указывает на то, что субъективный критерий определения аффилированного лица отменяет объективный критерий его выявления 1  , должны применяться одновременно оба критерия. Это означает, что субъект, прямо не поименованный в числе аффилированных лиц хозяйственного общества в ч. 2 ст. 56 Закона, может быть отнесен к таковым, если он по своим признакам будет полностью отвечать общему определению аффилированного лица. Соответственно, ограничения, предусмотренные Законом в отношении сделок хозяйственного общества, в совершении которых имеется заинтересованность аффилированных лиц, должны распространяться на сделки с участием не только прямо названных в Законе групп лиц, но и иных лиц, признаваемых аффилированными исходя из определения, данного в ч. 1 ст. 56 Закона.

В пользу такого подхода говорит и то обстоятельство, что приведенный законодателем перечень не может быть исчерпывающим, так как право Республики Беларусь не закрывает перечень видов договорных обязательств. Поэтому вполне возможно наличие между хозяйственным обществом и иным лицом договора, который по своей природе или свойствам позволит признать указанное лицо аффилированным по отношению к хозяйственному обществу (например, если речь будет идти о договоре консорциума, договоре кооперации).

Исходя из изложенного автор настоящей публикации является сторонником концепции, в рамках которой признается наличие одновременно и объективного и субъективного критериев признания того или иного лица аффилированным по отношению к хозяйственному обществу. В связи с этим рассмотрим последовательно оба критерия.


Объективный критерий выявления аффилированных лиц


Итак, в силу объективного критерия аффилированными лицами хозяйственного общества признаются физические и юридические лица, способные прямо и (или) косвенно (через иных физических и (или) юридических лиц) определять решения или оказывать влияние на их принятие хозяйственным обществом, а также юридические лица, на принятие решения которыми хозяйственное общество оказывает такое влияние (ч. 1 ст. 56 Закона).

Исходя из приведенного определения аффилированным лицом хозяйственного общества могут быть два вида субъектов имущественного оборота: физические лица и юридические лица. Таким образом, белорусский законодатель исключил возможность признания аффилированным лицом хозяйственного общества Республику Беларусь или ее административно-территориальную единицу. Учитывая то, что в Беларуси создано и действует множество хозяйственных обществ, акции (доли участия) которых принадлежат государству, такой подход можно было бы признать некорректным. Однако Республика Беларусь или ее административно-территориальные единицы редко участвуют в имущественном обороте "в личном качестве", как правило, они действуют через республиканские органы государственного управления и органы местного управления и самоуправления. При этом указанные органы вступают в имущественный оборот от собственного имени, так как большинство из них по белорусскому законодательству имеет статус юридического лица. Следовательно, и государственные органы, и органы местного управления и самоуправления, обладающие правами юридического лица, могут быть признаны аффилированными лицами хозяйственного общества.

Для признания соответствующего физического или юридического лица аффилированным по отношению к хозяйственному обществу необходимо, чтобы указанное лицо отвечало одному из двух признаков:

    • - могло напрямую определять решения, принимаемые хозяйственным обществом;

    • - могло оказывать влияние на их принятие хозяйственным обществом.

Кроме того, только применительно к юридическому лицу вводится третий признак возможной аффилированности по отношению к хозяйственному обществу: уже непосредственно само хозяйственное общество должно оказывать влияние на принятие таким юридическим лицом соответствующих решений.

Таким образом, аффилированность конкретного лица определяется наличием контроля со стороны такого лица в отношении хозяйственного общества либо, наоборот, со стороны общества - в отношении соответствующего лица. При этом контроль может быть как прямым, так и косвенным, а также прямым и косвенным одновременно. Под косвенным контролем понимается возможность фактического распоряжения голосами в общем собрании участников через третьих лиц, над высшим органом управления которых участник (группа участников), в свою очередь, осуществляет контроль. Речь идет о контроле над высшим органом управления хозяйственного общества (общим собранием участников) либо соответствующего юридического лица, потому что именно такого рода влияние позволяет контролировать выборные (назначаемые) органы хозяйственного общества и направлять деятельность общества, а также распределять его прибыль и доходы в необходимых участнику (группе участников) направлениях.

В рамках акционерного общества (далее - АО) контроль над высшим органом управления АО основывается на контрольном пакете акций, под которым понимается минимальное количество акций, позволяющее заинтересованному лицу обеспечивать (предопределять) принятие либо отклонение необходимого ему решения высшим органом общества (собранием участников). Контрольные пакеты акций можно условно разделить на две группы: "пассивные" (для зависимых обществ) и "активные" (для дочерних обществ). Пассивный пакет акций позволяет не допускать либо отклонять принятие общим собранием акционеров нежелательного решения, а активный пакет - обеспечивать принятие необходимого для акционера решения.

Математически контрольный пакет акций в конкретном АО в определенный период его существования, точнее - в момент проведения соответствующего общего собрания, может составлять от 15% + 1 голос до 75%, а в определенных случаях - и до 100%.

Таким образом, контрольный пакет акций, достаточный для принятия нужного решения, в каждом случае необходимо определять особо. В то же время для конкретного АО всегда можно вывести соответствующее количество голосов, которого будет достаточно, как минимум, для влияния на принятие того или иного решения.

Так, на основании объективного критерия определения аффилированного лица таковым по отношению к АО при определенных условиях может быть признано физическое или юридическое лицо, обладающее 15% голосов + 1 голос. Дело в том, что наименьшим по количеству акций активным пакетом в АО является так называемый относительный пакет неустойчивого влияния, математически определяемый как 15% + 1 голос. Как указано выше, такого количества голосов будет достаточно для контроля над высшим органом управления общества при определенных условиях. Например, в конкретном АО в силу различных причин (удаленность места проведения общего собрания от места жительства (места нахождения) участника, "распыленность" пакетов акций, "неудачная" процедура уведомления о проведении общего собрания и т.д.) невозможно созвать общее собрание, участниками которого будут лица, обладающие более 50% голосов. В связи с этим все последующие собрания общества будут иметь статус "повторных собраний", при этом их участниками будут лица, обладающие минимально необходимым количеством голосов для действительности общего собрания, а именно 30% + 1 голос. Соответственно, пакета, составляющего 15% + 1 голос, исходя из положений Закона будет достаточно для принятия общим собранием решения почти по всем вопросам, за исключением тех, для принятия которых необходимо большинство в 3/4 голосов лиц, участвующих в собрании.

Формы влияния на принятие хозяйственным обществом решений могут быть весьма разнообразными. Примером подобного влияния мог бы служить такой вид пассивного контрольного пакета акций, как пакет "абсентеизма", то есть пакет, который дает возможность срыва кворума любого общего собрания акционеров (в случае если акционеру заранее известны результаты голосования, не удовлетворяющие его, например, в силу наличия у иных акционеров активного контрольного пакета акций). Однако акционерное законодательство Республики Беларусь фактически не предусматривает пакета "абсентеизма", так как, опираясь на положения Закона, без учета ситуации в конкретном АО, математически он равен 50% акций. Такой вывод вытекает из того, что законодательно установленным кворумом общего собрания акционеров является 50% + 1 голос. Следовательно, если лицо, обладающее 50% голосов, не будет участвовать в общем собрании, остальным акционерам удастся созвать собрание, на котором могут присутствовать лица, обладающие лишь 50% голосов, в результате будет недоставать как минимум одного голоса для кворума.

"Договорные" формы влияния на принятие обществом решений


Возможность влияния на принятие хозяйственным обществом соответствующего решения не только бывает обусловлена владением акциями (долями в уставном фонде), но и может являться следствием определенных договорных форм обязательств между соответствующими лицами. По нашему мнению, как минимум об оказании влияния юридическим или физическим лицом на принятие обществом "нужных" решений либо об оказании влияния хозяйственным обществом на принятие таких решений иным юридическим лицом можно говорить в рамках договора франчайзинга, договора управления (подчинения), договора консорциума, договора кооперации. Кроме того, оказывать такое влияние позволяют договор исключительной продажи (дилерства, дистрибьюторства), договор торгового представительства (комиссии, поручения, консигнации, агентирования), договор "чистого (случайного)" посредничества, если указанными договорами предусмотрено ограничение конкуренции в виде ограничения дилера (дистрибьютора), комиссионера, поверенного, консигнатора, агента в совершении сделок, аналогичных совершаемым с производителем, комитентом, доверителем, консигнатором, принципалом.

При этом необходимо, чтобы для соответствующей стороны договора последний фактически являлся исключительной сделкой, то есть сделкой, охватывающей практически все стороны предпринимательской деятельности такого субъекта.

Например, в рамках договора производственного франчайзинга производство франчайзи (пользователем) продукции из ингредиентов по технологии и под товарным знаком франчайзера (правообладателя) должно быть основой предпринимательской деятельности франчайзи. В этом случае франчайзер обладает правом постоянного контроля над деятельностью франчайзи для того, чтобы добиться полного тождества между продуктом, производимым франчайзи, и продуктом, производимым франчайзером, тем самым оказывая влияние на принятие франчайзи определенных предпринимательских решений (например, касающихся способов реализации продукта на рынке, рыночной стратегии и даже ведения склада). Исходя из этого франчайзера, безусловно, необходимо признавать аффилированным лицом по отношению к франчайзи, тем более в ситуациях, когда франчайзер в качестве вознаграждения за переданный предпринимательский (лицензионный) комплекс получает от франчайзи отчисления от выручки (дохода, прибыли).

Аналогичным образом аффилированным лицом дилера (дистрибьютора) может быть признан производитель определенного товара в ситуации, когда для соответствующего дилера производитель является единственным поставщиком товара, который тот реализует. Фактически вся предпринимательская деятельность дилера (дистрибьютора) в подобном случае зависит от того, останется ли он эксклюзивным (монопольным) дилером (дистрибьютором) или нет. В этой ситуации производитель диктует дилеру (дистрибьютору) предпринимательский стиль, манеру поведения на рынке, вопросы ведения бухгалтерского учета и т.д. и во многом предопределяет большинство решений, принимаемых дилером (дистрибьютором).

Влияние одного субъекта на другого может присутствовать даже в рамках кредитного (заемного) договора, условием которого является целевое предоставление кредита (займа). И если целевой кредит (заем) выступает основой предпринимательской деятельности соответствующего субъекта, например, полученные денежные средства служат единственным источником бизнеса в целом или даже только оборотных средств производства, влияние кредитодателя (заимодавца) на кредитополучателя (заемщика) столь велико, что последний, безусловно, во многом зависит от первого. Следовательно, первый оказывает значительное влияние на принятие последним соответствующих решений.

Отметим, что "договорные" формы влияния, как правило, менее долговечны, чем формы "имущественного" влияния, обусловленного владением акциями (долями участия). Вместе с тем договор может быть заключен и на срок, равный 10 годам, и при этом содержать "невыгодные" условия его расторжения, что практически уравнивает возможности "договорного" и "имущественного" влияния.

Сказанное выше о "договорном" влиянии в полной мере относится к договору управления (подчинения), в силу которого одно (основное) общество приобретает права по управлению деятельностью другого (дочернего) общества путем дачи указаний исполнительному органу последнего, а также обязанность по возмещению дочернему обществу причиненных в результате такого управления убытков, а дочернее общество в качестве встречного удовлетворения за предоставленное право управления получает вознаграждение от основного общества. При этом воля дочернего общества фактически обусловлена волей основного, однако субъекты данных отношений сохраняют свою юридическую самостоятельность, и прежние имущественные отношения, то есть отношения собственности на имущество дочернего общества, обязательственные отношения между его участниками и самим дочерним обществом остаются в неизменном виде.

Вознаграждение может предусматриваться как в виде фиксированной суммы, так и в виде процента от суммы прибыли основного и дочернего общества. Второй способ определения вознаграждения используется, как правило, если в результате исполнения указаний основного общества дочернее несет убытки, однако основное общество от этого выигрывает значительно больше, чем вкладывает в возмещение убытков дочернего общества. В итоге группа обществ работает успешно и прибыль, получаемая в результате "совместных действий", в соответствующей пропорции делится между двумя обществами.

Договор управления (подчинения) может предусматривать право основного общества давать исполнительному органу дочернего общества указания, обязательные к исполнению, и обязанность исполнительного органа дочернего общества руководствоваться данными указаниями, если в договоре не установлено иное, даже в случае, когда эти указания причинят убытки дочернему обществу, но служат потребностям основного общества. (Исполнительный орган дочернего общества вправе отказаться выполнять подобное указание лишь в случае, если очевидно, что его исполнение причинит убытки основному обществу.)

Договор управления (подчинения) фактически подразумевает, что основное общество должно поступать в отношении дочернего с тщательностью добросовестного управляющего. Экономический смысл названного договора, как правило, сводится к тому, что общество, заинтересованное в товарах (работах, услугах) другого общества, путем заключения договора управления обеспечивает себя необходимыми товарами (работами, услугами) через полное подчинение исполнительных органов данного лица своей воле. Вторую же сторону (точнее, ее участников) такой договор устраивает в силу гарантированного получения дивидендов вне зависимости от результатов хозяйственной деятельности дочернего общества.

В частности, крупное хозяйственное общество по выпуску одежды может заключить договор управления с акционерным обществом - швейной фабрикой - с тем, чтобы она выполняла только экспериментальные заказы для нужд крупного общества. При этом заказы в силу сложности изготовления продукции и потребности в мелких партиях товара могут быть для фабрики нерентабельны, однако основное общество, будучи заинтересовано в существовании такого производства, гарантирует акционерам дивиденды независимо от фактических результатов хозяйственной деятельности фабрики.

Договор управления может использоваться и для иных целей, например при управлении неплатежеспособным обществом и т.п.

Подытоживая вышеизложенное, заметим, что, если исходить из объективного критерия выявления аффилированных лиц хозяйственного общества, таковыми может быть признано значительно больше лиц, нежели это вытекает из перечня, приведенного в ч. 2 ст. 56 Закона (то есть при применении субъективного критерия). Определение круга аффилированных лиц хозяйственного общества на основании объективного критерия, безусловно, усложняет и затягивает данную процедуру, поскольку в каждом конкретном случае придется разбираться, действительно ли лицо, с которым совершается сделка, является аффилированным.

В то же время ст. 56 Закона, требуя обязательного определения хозяйственным обществом круга его аффилированных лиц, предусматривает, что определять их нужно в порядке, установленном самим обществом. Кроме того, в Законе отсутствует требование о представлении данных об аффилированных лицах соответствующему государственному органу, как это предусмотрено российским законодательством. Следовательно, хозяйственное общество может "постепенно" и, что самое главное, по корректному поводу формировать круг своих аффилированных лиц.

В заключение же еще раз подчеркнем, что ст. 56 Закона "О хозяйственных обществах" может толковаться и таким образом, что субъективный критерий определения круга аффилированных лиц отменяет действие объективного критерия, а потому все вышеизложенное должно рассматриваться как позиция автора, но не как нормативные предписания, обязательные к исполнению. Непосредственно же особенности применения субъективного критерия мы рассмотрим в следующей публикации.


Субъективный критерий выявления аффилированных лиц


В ч. 2 ст. 56 Закона Республики Беларусь "О хозяйственных обществах" в редакции Закона от 10.01.2006 № 100-З (далее - Закон) белорусский законодатель прямо поименовал 10 категорий лиц, которые являются аффилированными лицами хозяйственного общества (субъективный критерий определения аффилированных лиц). Указанные 10 категорий лиц, в свою очередь, можно сгруппировать исходя из следующих 4 критериев: владельческого, управленческого, "родственного", договорного (точнее, критерия членства в одной хозяйственной группе).

Рассмотрим последовательно каждый из перечисленных критериев выявления аффилированных лиц хозяйственного общества, действующих в рамках общего субъективного критерия. При этом самих указанных лиц разобьем для удобства на большее количество групп, нежели это сделал законодатель, с тем, чтобы в рамках одной группы оставались исключительно лица, отвечающие однородным признакам.


Определение аффилированных лиц исходя из владельческого критерия


Базовым, безусловно, является владельческий критерий, основанный на обладании соответствующими лицами имуществом, акциями (долями участия) в ином юридическом лице, прежде всего (но не исключительно) в хозяйственном обществе, применительно к которому определяется аффилированность иных лиц.

Итак, в силу владельческого критерия к аффилированным лицам хозяйственного общества относятся:

    • - юридическое лицо, обладающее 20 и более процентами акций (долей участия) хозяйственного общества. В данном случае речь идет о прямом владельческом праве юридического лица на 20 и более процентов акций соответствующего акционерного общества (АО) или 20 и более процентов долей участия соответствующего общества с ограниченной ответственностью (ООО) или общества с дополнительной ответственностью (ОДО);

    • - юридическое лицо, имеющее право распоряжаться любым иным образом (по сравнению с обладанием) 20 и более процентами акций (долей участия) хозяйственного общества. Здесь речь идет о получении соответствующим юридическим лицом права распоряжаться акциями (долями участия) на основе договора с владельцами указанных акций (долей участия). Это может быть, прежде всего, договор доверительного управления имуществом (акциями, долями участия). Кроме того, указанное возможно на основе договора поручения или даже на основе выданных владельцем акций (долей участия) доверенности;

    • - юридическое лицо, которое смешанным путем, то есть одновременно и путем прямого владения, и иным образом (по сравнению с обладанием), распоряжается 20 и более процентами акций (долей участия) хозяйственного общества;

    • - юридическое лицо, обладающее 20 и более процентами акций (долей участия) в другом юридическом лице, которое является аффилированным по отношению к хозяйственному обществу. Сказанное означает, что если соответствующее юридическое лицо "контролирует" (хотя мы не согласны с избранным законодателем цифровым выражением контроля, но об этом ниже) другое лицо и последнее при этом является аффилированным по отношению к интересующему нас хозяйственному обществу (вне зависимости от критерия аффилированности), то и само такое юридическое лицо становится аффилированным по отношению к хозяйственному обществу. В то же время законодатель не учел того обстоятельства, что аффилированным лицом хозяйственного общества может быть признано не только юридическое лицо, которое определяет решения этого общества или имеет возможность влиять на их принятие, но и юридическое лицо, на принятие которым решений может влиять само общество. И если в первом случае действительно можно говорить о косвенном контроле над обществом со стороны юридического лица, имеющего 20 и более процентов акций (долей участия) в аффилированном лице хозяйственного общества, котролирующем последнее, то во втором даже косвенного контроля не наблюдается. Скорее уж, здесь налицо некие партнерские отношения между хозяйственным обществом и юридическим лицом, имеющими сходные рычаги влияния на аффилированное лицо общества;

    • - юридическое лицо, обладающее правом распоряжаться иным образом по сравнению с прямым владением 20 и более процентами акций (долей участия) юридического лица, являющегося аффилированным по отношению к хозяйственному обществу. В данном случае законодатель указывает на контроль соответствующего юридического лица за аффилированным лицом хозяйственного общества на договорной основе, в частности на основе договора доверительного управления имуществом, договора поручения или доверенности. При этом, как и в предыдущем случае, возможность распоряжаться акциями (долями участия) в аффилированном лице хозяйственного общества приводит к возможности рассматриваемого юридического лица контролировать хозяйственное общество лишь при условии, если аффилированное лицо относится к лицам, которые контролируют общество (а не подконтрольны ему);

    • - юридическое лицо, которое смешанным путем, то есть одновременно и путем прямого владения, и иным образом (по сравнению с обладанием), распоряжается 20 и более процентами акций (долей участия) аффилированного юридического лица хозяйственного общества;

    • - юридическое лицо, по отношению к которому хозяйственное общество является дочерним обществом. Хозяйственное общество признается дочерним, если другое - основное - хозяйственное общество в силу преобладающего участия в его уставном фонде либо в соответствии с заключенным с ним договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые хозяйственным обществом. Исходя из законодательства Республики Беларусь возможны следующие варианты образования дочернего общества: а) основное общество обладает контрольным пакетом акций (напрямую или через систему косвенного контроля, или одновременно напрямую и через косвенный контроль) либо контролирует прямо или косвенно собрание участников ООО, ОДО; б) между хозяйственным обществом и основным обществом заключен договор управления (подчинения), в силу которого основное общество приобрело права по управлению деятельностью хозяйственного общества и возможность дачи указаний его исполнительному органу; в) существует иная по сравнению с указанными выше возможность контроля со стороны основного общества за хозяйственным обществом, которая позволяет предопределять решения, принимаемые обществом (в частности, речь идет о центральной компании финансово-промышленной группы либо управляющем обществе хозяйственной группы);

    • - юридическое лицо, по отношению к которому хозяйственное общество является зависимым обществом. Хозяйственное общество признается зависимым, если другое хозяйственное общество (АО, ООО, ОДО) имеет долю в уставном фонде (акции этого общества) в размере, соответствующем 20 и более процентам голосов от общего количества голосов, которыми оно может пользоваться на общем собрании участников. Как видим, указанная группа полностью дублирует приводившуюся выше группу юридических лиц, которые непосредственно обладают 20 и более процентами акций (долей участия) хозяйственного общества. Причиной такого дублирования, очевидно, стало изменение подхода к определению зависимого общества. Ранее в качестве такового рассматривалось хозяйственное общество, в котором другое общество обладало количеством голосов в высшем органе управления, достаточным для отклонения нежелательного для него решения, при этом точный процент голосов не указывался. Тут же заметим, что 20% голосов может не хватить для образования пассивного контрольного пакета акций, так как, например, стандартный размер пакета "бойкот-решения" составляет 25% + 1 голос. Кроме того, законодатель больше не рассматривает в качестве зависимых взаимоучаствующие общества, налагая запрет (и в этом есть определенный резон) на обладание зависимым обществом хоть каким-то процентом голосов в основном обществе. Таким образом, для рассматриваемой группы не характерны никакие правовые особенности, тем не менее законодатель счел нужным выделить вышеуказанные юридические лица в самостоятельную группу аффилированных лиц.

Наряду с перечисленными группами аффилированных лиц хозяйственного общества, которых объединяет наличие у них контроля над соответствующим обществом, в ч. 2 ст. 56 Закона выделяются 5 зеркально отражающих их групп аффилированных лиц, по отношению к которым уже хозяйственное общество обладает правом контроля, а именно:

    • - юридическое лицо, в уставном фонде которого хозяйственное общество путем прямого владения обладает 20 и более процентами акций (долей участия);

    • - юридическое лицо, в уставном фонде которого хозяйственное общество вправе распорядиться иным образом по сравнению с прямым владением 20 и более процентами акций (долей участия);

    • - юридическое лицо, в уставном фонде которого хозяйственное общество распоряжается 20 и более процентами акций (долей участия) одновременно путем и прямого владения акциями (долями участия), и распоряжения ими иным образом по сравнению с прямым владением;

    • - юридическое лицо, которое является дочерним по отношению к хозяйственному обществу;

    • - юридическое лицо, которое является зависимым по отношению к хозяйственному обществу.

Помимо юридических лиц, которые обладают правом контроля по отношению к хозяйственному обществу, аффилированными лицами общества согласно ст. 56 Закона могут быть признаны и физические лица, отвечающие сходным признакам. В частности, аффилированными лицами хозяйственного общества будут являться:

    • - физическое лицо, которое единолично путем прямого владения вправе распоряжаться 20 и более процентами акций (долей участия) хозяйственного общества;

    • - физическое лицо, которое единолично может распоряжаться иным по сравнению с прямым владением образом 20 и более процентами акций (долей участия) в хозяйственном обществе;

    • - физическое лицо, которое единолично смешанным образом (то есть и путем прямого владения, и не связанным с обладанием путем) имеет возможность распоряжаться 20 и более процентами акций (долей участия) в хозяйственном обществе;

    • - физическое лицо, которое совместно со своими аффилированными лицами (супруг (супруга), родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные), дед, бабка, внуки, родные братья и сестры, родители супруга (супруги), причем как с одним, так и с несколькими, путем прямого владения может распоряжаться 20 и более процентами акций (долей участия) хозяйственного общества;

    • - физическое лицо, которое совместно со своими аффилированными лицами может распоряжаться иным по сравнению с прямым владением образом 20 и более процентами акций (долей участия) в хозяйственном обществе;

    • - физическое лицо, которое совместно со своими аффилированными лицами смешанным образом имеет возможность распоряжаться 20 и более процентами акций (долей участия) в хозяйственном обществе;

    • - физическое лицо, которое единолично обладает 20 и более процентами акций (долей участия) юридического лица, являющегося аффилированным по отношению к хозяйственному обществу;

    • - физическое лицо, которое единолично может распоряжаться иным по сравнению с прямым владением образом 20 и более процентами акций (долей участия) в юридическом лице, являющемся аффилированным по отношению к хозяйственному обществу;

    • - физическое лицо, которое единолично смешанным образом имеет возможность распоряжаться 20 и более процентами акций (долей участия) в юридическом лице, являющемся аффилированным по отношению к хозяйственному обществу;

    • - физическое лицо, которое совместно со своими аффилированными лицами путем прямого владения вправе распоряжаться 20 и более процентами акций (долей участия) юридического лица, являющегося аффилированным по отношению к хозяйственному обществу;

    • - физическое лицо, которое совместно со своими аффилированными лицами может распоряжаться иным по сравнению с прямым владением образом 20 и более процентами акций (долей участия) в юридическом лице, являющемся аффилированным по отношению к хозяйственному обществу;

    • - физическое лицо, которое совместно со своими аффилированными лицами смешанным образом имеет возможность распоряжаться 20 и более процентами акций (долей участия) в юридическом лице, являющемся аффилированным по отношению к хозяйственному обществу.

Наконец, по владельческому критерию ст. 56 Закона относит к аффилированным лицам хозяйственного общества созданное таким обществом унитарное предприятие (УП). Как известно, имущество УП, учрежденного хозяйственным обществом, находится в собственности хозяйственного общества - учредителя и принадлежит УП на праве хозяйственного ведения. При этом и устав такого УП, и его руководитель, и порядок распоряжения унитарным предприятием закрепленным за ним имуществом зависят (то есть "контролируются") исключительно от хозяйственного общества. Таким образом, УП хозяйственного общества связано с последним и, следовательно, является его аффилированным лицом.

Итак, исходя из владельческого критерия юридические лица, которые являются аффилированными по отношению к аффилированным лицам хозяйственного общества, сами могут рассматриваться как аффилированные лица соответствующего общества. Так, если участником хозяйственного общества является открытое акционерное общество, созданное в процессе разгосударствления и приватизации государственной собственности, а аффилированным лицом последнего выступает Министерство экономики Республики Беларусь, так как именно оно является держателем акций указанного общества, то Министерство экономики будет аффилированным лицом первого хозяйственного общества с точки зрения субъективного критерия.

Рассматривая владельческий критерий выявления аффилированных лиц, нельзя не отметить, что за исключением отношений, связанных с УП хозяйственного общества (где обществу исходя из правовой конструкции унитарного предприятия принадлежит 100% его имущества на праве собственности), во всех остальных случаях законодатель для определения аффилированности соответствующего лица по отношению к хозяйственному обществу указывает на пакет акций (долей участия) в размере 20 и более процентов. Такое числовое выражение аффилированности является, на наш взгляд, весьма произвольным и чисто условным. По нашему мнению, исходя из права Республики Беларусь в рассматриваемой ситуации более корректно было бы избрать как числовое выражение владельческого критерия определения аффилированного лица либо пакет в 15% и более, либо пакет в 25% и более. Первый представляет собой минимальный по величине активный и пассивный контрольный пакет, правда, применительно лишь к АО, так как в отношении ООО и ОДО возможны определенные вариации. Второй из предложенных нами пакетов базируется уже на простом большинстве голосов в первом общем собрании хозяйственного общества при условии, если собирается минимально необходимый для действительности указанного общего собрания кворум, а именно 50% + 1 голос.


Выявление аффилированных лиц на основе договорного критерия


В силу договорного критерия к аффилированным лицам хозяйственного общества относится единственная группа лиц, а именно юридические лица, которые являются участниками одной хозяйственной группы с хозяйственным обществом.

Вместе с тем хозяйственная группа в белорусском праве - явление неоднородное, и фактически (да и юридически) в рамках данного института присутствуют и отношения основного общества (товарищества), и отношения доверительного управления, и отношения кооперации (консорциума), и отношения финансово-промышленной группы в том виде, в каком ее понимает белорусский законодатель (простое товарищество), и отношения управления государственными УП (отношения власти и подчинения), и др. Согласно Указу Президента Республики Беларусь от 27.11.1995 № 482 "О создании и деятельности в республике хозяйственных групп" хозяйственной группой является совокупность юридических лиц (участников группы), осуществляющих хозяйственную деятельность и объединенных между собой одним из нижеперечисленных способов:

    • - одному участнику группы (головной организации) принадлежат доля в имуществе каждого из иных участников группы или другие допускаемые законодательством права таким образом, что эта доля или эти права обеспечивают головной организации возможность принятия или отклонения решений в высшем органе каждого иного участника хозяйственной группы (например, основное общество (товарищество) и дочернее или зависимое общество);

    • - один участник группы (доверительный управляющий) осуществляет доверительное управление имуществом иных участников группы (вверителей) на основании договора доверительного управления имуществом;

    • - каждый из участников группы входит в состав высшего органа управления иных участников группы, но не может единолично обеспечить принятие или отклонение решений этого органа (примером могли бы служить взаимоучаствующие общества, но в соответствии с законодательством Республики Беларусь применительно к зависимым обществам взаимное участие невозможно);

    • - участники группы совместно принимают решения по координации своей предпринимательской деятельности (договоры кооперации, простого товарищества, консорциума);

    • - участники группы для координации своей предпринимательской деятельности и ведения дел группы учреждают центральную компанию в форме хозяйственного общества, которая признается участником группы (финансово-промышленная группа в понимании белорусского права);

    • - участники группы наделяют полномочиями по координации своей предпринимательской деятельности и ведению дел группы одного из ее участников (уполномоченного представителя) (например, в рамках договора простого товарищества);

    • - участники - основанные на праве хозяйственного ведения УП объединяются по решению собственника их имущества, который для координации и контроля их деятельности и ведения дел хозяйственной группы учреждает основанное на праве хозяйственного ведения управляющее УП, признающееся участником группы;

    • - участники - основанные на праве хозяйственного ведения УП объединяются по решению собственника их имущества, который для координации и контроля их деятельности и ведения дел хозяйственной группы наделяет такими полномочиями одного из участников группы (уполномоченное унитарное предприятие).

Хозяйственная группа не является юридическим лицом, однако подлежит регистрации Министерством экономики. Хозяйственная группа считается существующей и приобретает соответствующие правомочия и льготы с момента ее регистрации, причем хозяйственные группы с участием иностранных юридических лиц создаются только с согласия Президента Республики Беларусь.

Помимо хозяйственных групп, в Беларуси согласно Закону Республики Беларусь от 04.06.1999 № 265-З "О финансово-промышленных группах" (далее - Закон об ФПГ) могут создаваться и финансово-промышленные группы, которые, как отмечено выше, являются разновидностью хозяйственных групп. В силу названного Закона финансово-промышленная группа (ФПГ) - это объединение юридических лиц (участников группы), осуществляющих хозяйственную деятельность на основе договора о создании финансово-промышленной группы.

ФПГ не является юридическим лицом. Участниками ФПГ признаются юридические лица любых организационно-правовых форм и форм собственности - резиденты и нерезиденты Республики Беларусь, подписавшие договор о создании финансово-промышленной группы, и учрежденная ими центральная компания, которую все участники ФПГ создают в форме хозяйственного общества для координации своей хозяйственной деятельности и ведения дел. Другой вариант: с согласия всех участников ФПГ полномочиями по координации хозяйственной деятельности и ведению дел ФПГ наделяют одного из ее участников (головное предприятие). В этом случае головное предприятие обладает полномочиями центральной компании.

Объединение юридических лиц приобретает статус ФПГ с момента ее государственной регистрации. Участие юридического лица более чем в одной ФПГ не допускается. Дочерние предприятия могут входить в состав ФПГ только в случае, если их предприятие-учредитель является участником той же группы. При этом ведение дел ФПГ головным предприятием (центральной компанией) отнюдь не означает, что данное лицо полностью влияет на решения иных участников ФПГ, так как в силу Закона об ФПГ высшим органом финансово-промышленной группы является совет управляющих, включающий представителей всех участников ФПГ, что не дает возможности одному юридическому лицу влиять на решения другого лица.

По своей правовой природе институт ФПГ ближе всего к простому товариществу (консорциуму).

Таким образом, белорусский законодатель предусматривает, что если хозяйственное общество любым из перечисленных выше способов объединилось с иными юридическими лицами в хозяйственную группу (в том числе и финансово-промышленную группу), то все участники такой группы рассматриваются как аффилированные лица по отношению к хозяйственному обществу.


Управленческий критерий определения аффилированных лиц


Исходя из управленческого критерия отнесения тех или иных лиц к аффилированным лицам хозяйственного общества белорусский законодатель называет в качестве таковых следующие группы лиц:

    • - члены совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества. Отнесение указанных лиц к аффилированным лицам хозяйственного общества объясняется тем, что члены совета директоров (наблюдательного совета), несмотря на то, что полномочия такого совета не столь уж велики (если исходить из законодательного их описания), все-таки могут своими действиями оказывать определенное влияние на жизнедеятельность хозяйственного общества. В частности, именно совету директоров как органу общества принадлежит право утверждать годовой финансово-хозяйственный план, созывать годовое собрание и т.д. Следовательно, указанные лица, если они совершают сделки с хозяйственным обществом, должны контролироваться (в части условий сделок) общим собранием хозяйственного общества;

    • - члены правления (дирекции) хозяйственного общества. Лица, которые входят в указанный коллегиальный исполнительный орган общества, могут оказывать уже непосредственное влияние на условия совершаемых обществом сделок, в том числе и сделок с указанными лицами. Соответственно, совершение сделок с такими лицами должно особо контролироваться общим собранием участников с целью недопущения злоупотреблений со стороны членов правления (дирекции) хозяйственного общества, которые могут воспользоваться своим правом и включить в свою сделку с обществом условия, не выгодные последнему, но устраивающие их самих;

    • - лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа хозяйственного общества. Указанное лицо, безусловно, является аффилированным по отношению к хозяйственному обществу в силу того, что оказывает непосредственное влияние на сделки, совершаемые обществом, то есть вправе самостоятельно определять условия таких сделок. Следовательно, применительно к сделкам названного лица с хозяйственным обществом, во-первых, не допускается одновременное подписание сделок таким лицом и от своего имени, и от имени хозяйственного общества (в одном из случаев он должен делегировать полномочия на подписание сделки иному лицу). Во-вторых, учитывая, что сами такие сделки, безусловно, допустимы, так как перед нами два совершенно самостоятельных участника имущественного оборота, право на совершение подобных сделок, а точнее, на определение их условий, должно быть ограничено общим собранием участников в порядке согласования сделок с аффилированными лицами;

    • - физическое лицо, которое является управляющим хозяйственного общества, в случаях, когда в обществе вместо создания исполнительного органа нанимается управляющий - индивидуальный предприниматель, оказывающий услуги хозяйственному обществу по управлению его текущей деятельностью. Указанное лицо является аффилированным по отношению к хозяйственному обществу, поскольку вправе самостоятельно определять условия сделок, совершаемых обществом, и имеет возможность злоупотребить этим правом в свою пользу (в пользу иного лица, с которыми связан управляющий) в рамках представительства интересов хозяйственного общества при заключении той или иной сделки;

    • - юридическое лицо, являющееся управляющей организацией хозяйственного общества, или, как сказано в абзаце втором ч. 2 ст. 56 Закона, юридическое лицо, осуществляющее полномочия единоличного исполнительного органа хозяйственного общества. В данном случае речь идет о юридическом лице - коммерческой организации, которому по решению общего собрания участников хозяйственного общества переданы полномочия его исполнительного органа. Тем самым названное юридическое лицо становится гражданско-правовым представителем соответствующего хозяйственного общества и, следовательно, может определять условия сделок такого общества, в том числе сделок между хозяйственным обществом и управляющей организацией (лицом, связанным с управляющей организацией). Соответственно условия таких сделок должны контролироваться общим собранием участников;

    • - члены совета директоров (наблюдательного совета) юридического лица, являющегося аффилированным по отношению к хозяйственному обществу;

    • - члены дирекции (правления) юридического лица, являющегося аффилированным по отношению к хозяйственному обществу;

    • - лицо, исполняющее функции единоличного исполнительного органа аффилированного лица хозяйственного общества;

    • - управляющий аффилированного лица хозяйственного общества;

    • - управляющая организация аффилированного лица хозяйственного общества.

Лиц, перечисленных в первых 5 группах аффилированных лиц, выявляемых на основе управленческого критерия, объединяет то обстоятельство, что все они могут либо реально, либо гипотетически влиять на условия сделок хозяйственного общества.

А потому отнесение их к аффилированным лицам хозяйственного общества вполне оправдано, поскольку позволяет предотвратить возможные злоупотребления со стороны указанных лиц.

Что же касается оставшихся пяти групп аффилированных лиц, определяемых исходя из управленческого критерия, то их влияние на принятие хозяйственным обществом решения по той или иной сделке и, прежде всего, на определение условий такой сделки, совершаемой хозяйственным обществом с рассматриваемыми лицами, безусловно, невелико.

В связи с этим указанных лиц, по нашему мнению, вряд ли стоило относить к аффилированным лицам хозяйственного общества, однако законодатель пошел именно по такому пути.


"Родственный" критерий определения аффилированных лиц


На основании "родственного" критерия определения аффилированных лиц хозяйственного общества таковыми могут быть признаны, естественно, только физические лица. При этом исходя из ч. 2 ст. 56 Закона аффилированными лицами соответствующего хозяйственного общества могут быть родственники и свояки следующих физических лиц, аффилированных по отношению к тому же обществу:

    • - физического лица, являющегося членом совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества;

    • - физического лица, являющегося членом дирекции (правления) хозяйственного общества;

    • - физического лица, являющегося генеральным директором (директором) хозяйственного общества;

    • - физического лица, являющегося управляющим хозяйственного общества;

    • - физического лица, имеющего право единолично или совместно с одним или несколькими его аффилированными лицами распоряжаться долей в уставном фонде (акциями) хозяйственного общества в размере 20 и более процентов;

    • - физического лица, имеющего право единолично или совместно с одним или несколькими его аффилированными лицами распоряжаться долей в уставном фонде (акциями) аффилированного лица хозяйственного общества в размере 20 и более процентов;

    • - физического лица, являющегося членом совета директоров (наблюдательного совета) аффилированного лица хозяйственного общества (за исключением участника одной хозяйственной группы с хозяйственным обществом);

    • - физического лица, являющегося членом дирекции (правления) аффилированного лица хозяйственного общества (за исключением участника одной хозяйственной группы с хозяйственным обществом);

    • - физического лица, являющегося генеральным директором (директором) аффилированного лица хозяйственного общества (за исключением участника одной хозяйственной группы с хозяйственным обществом);

    • - физического лица, являющегося управляющим аффилированного лица хозяйственного общества (за исключением участника одной хозяйственной группы с хозяйственным обществом).

При этом белорусский законодатель указывает в качестве аффилированных лиц хозяйственного общества следующих родственников и свояков физического лица, аффилированного по отношению к хозяйственному обществу: супруг (супруга); родители; дети; усыновители; усыновленные (удочеренные); дед (бабка); внуки; родители супруга (супруги).

Отметим, что родственники и свояки физических лиц, входящих в состав органа управления юридического лица, которое является аффилированным по отношению к хозяйственному обществу либо является управляющим такого аффилированного лица, никакого влияния непосредственно на само хозяйственное общество не оказывают. Следовательно, опять же нецелесообразно было относить их к аффилированным лицам хозяйственного общества, поскольку это приведет к искусственному "раздуванию" перечня аффилированных лиц любого общества. Тем не менее законодатель вновь пошел по этому, не самому логичному и рациональному, пути.

Подытоживая рассмотрение объективного и субъективного критерия выявления аффилированных лиц хозяйственного общества в соответствии с белорусским правом, отметим, что независимо от того, исходя из какого критерия то или иное лицо было отнесено к аффилированным, нет необходимости в получении каких-либо дополнительных подтверждений со стороны государственных органов. То есть для признания того или иного лица аффилированным по отношению к хозяйственному обществу не требуется ни государственной регистрации указанного факта, ни его судебного или административного признания. Конкретное лицо является аффилированным лицом хозяйственного общества в силу рассмотренных выше юридических обстоятельств. Таким образом, признание лица аффилированным происходит объективно (автоматически), без каких-либо субъективных действий со стороны государства.



Список использованных источников


  1. Конституция Республики Беларусь 1994 года. Принята на республиканском референдуме 24 ноября 1996 года. Минск «Беларусь» 1997г.

  2. Гражданский кодекс Республики Беларусь: с комментариями к разделам / Комментарии В. Ф. Чигира. - 3-е изд. - Мн.: Амалфея, 2000.-704с.

  3. Декрет Президента Республики Беларусь от 16 марта 1999г. № 11 «Об упорядочении государственной регистрации и ликвидации (прекращения деятельности) субъектов хозяйствования».

  4. Декрет Президента Республики Беларусь от 17 декабря 2002г. № 29 «О внесении изменений и дополнений в декреты Президента Республики Беларусь от 16 марта 1999 г. № 11 и от 16 ноября 2000 г. № 22».

  5. Гражданское право. Часть первая: Учебник / Под. ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. - М.: Юристъ, 2001. - 472с.

  6. Гражданское право. Учебник. Часть 1. Издание третье, переработанное и дополненное. / Под ред. А. П. Сергеева. - М., ПРОСПЕКТ, 1998. - 632с.

  7. Комментарий к Гражданскому кодексу Республики Беларусь: В 2 книгах. Книга 1. / Отв. ред. В. Ф. Чигир. - Мн.: Амалфея, 1999. - 624с.

  8. Хозяйственное право Республики Беларусь: Практическое пособие / С. С. Вабищевич. – Мн.: Молодежное науч. об-во, 2002. – 398с.

  9. Хозяйственное право Республики Беларусь. Особенная часть. Практ. пособие – Мн.: «МНО», 2001. – 318с.




Случайные файлы

Файл
12426-1.rtf
10485-1.rtf
182403.rtf
92837.rtf
21906-1.rtf