Великая Отечественная Война (26189)

Посмотреть архив целиком

Сталинградская битва

Взять с ходу, как рассчитывал Гитлер, Сталинград не удалось, поэтому противник продолжал наращивать силы на сталинградском направлении. Группа армий “Б” в июле имела 42 дивизии, к концу августа - 69, а к исходу сентября - 81 дивизию. Войска направлялись сюда из резерва, перебрасывались с кавказского направления, из Румынии и Италии. Против Сталинградского и Юго-Восточного фронтов к 13 сентября действовали 6-я и 4-я танковая немецкие армии, 8-я итальянская армия - всего 47 дивизий. На этой стадии закончился первый этап сражения за Сталинград.

Вторым этапом героической обороны Сталинграда явились оборонительное сражение Юго-Восточного фронта на окраинах и в черте города наступательные действия Сталинградского фронта севернее Сталинграда и контрудары левофланговых армий Юго-Восточного фронта в районе межозерных дефиле южнее города. Все эти действия преследовали одну цель — удержать Сталинград, обескровить наступавшего врага и создать условия для перехода в контрнаступление.

К началу сражения непосредственно за город войска Сталинградского фронта (шесть армий) оборонялись на рубеже Павловск, Паншино, Самофаловка, Ерзовка. Войска Юго-Восточного фронта (четыре армии) ' вели боевые действия на рубеже Сталинград, Ивановка, Малые Чапурники, озера Сарпа, Цаца и Барманцак, Элиста.

К 13 сентября в состав обоих фронтов входило около 120 стрелковых, моторизованных, кавалерийских и танковых соединений. Однако многие из них, особенно стрелковые дивизии, имели не более 20—25 процентов штатной численности, а некоторые насчитывали лишь по 800 человек. Каждая дивизия обороняла полосу в среднем более 10 км.

Действия соединений поддерживались авиацией 16-й и 8-й воздушных армий, в которых было 389 исправных боевых самолетов. Оборонявшиеся в городе войска поддерживала также артиллерийским огнем Волжская военная флотилия. Против Сталинградского и Юго-Восточного фронтов к 13 сентября продолжали действовать войска группы армий «Б», значительно усиленной за счет переброски соединений с кавказского направления и с Запада. Так, в течение первой половины сентября вражеская группировка в районе Сталинграда была усилена девятью дивизиями и одной бригадой.

К 13 сентября в этот же район были переброшены 9-я и 11-я пехотные дивизии — из Румынии, пехотная бригада «3 января» — из Италии, а также семь дивизий 5-го и 2-го румынских армейских корпусов из группы армий «А». Всего в составе 8-й итальянской, 6-й и 4-й танковой немецких армий, развернутых на сталинградском направлении, было около 50 дивизий. Преимущество в силах и средствах на этом этапе борьбы оставалось у противника. Если по количеству личного состава соотношение было 1:1, то в артиллерии он превосходил советские армии в 1,3 раза, в танках —в 1,6 ив самолетах — в 2,6 раза.

Основные силы Юго-Восточного фронта были сосредоточены в районе самого города для отражения ударов главной группировки врага, нацеленной на захват Сталинграда. Здесь, в 65-километровой полосе от поселка Рынок до Малых Чапурников, оборонялись войска 62-й и 64-й армий, в которых насчитывалось 16 стрелковых дивизий, 8 стрелковых бригад, 2 танковых корпуса и укрепленный район — всего 90 тыс. солдат и офицеров, 1 тыс. орудий и минометов (калибра 76 мм и крупнее), 120 танков.

Противник действовал на этом направлении силами 13 дивизий, в том числе трех танковых и моторизованной. В его группировке насчитывалось: 170 тыс. солдат и офицеров, 1,7 тыс. орудий и минометов (калибра 75 мм и крупнее), около 500 танков. Сравнение сил и средств сторон показывает, что преимущество было на стороне врага. Особенно значительным оно было в 40-километровой полосе обороны 62-й армии от поселка Рынок до Купоросное, где гитлеровцы имели почти вдвое больше личного состава и артиллерии и почти в 5 раз больше танков.

Чтобы успешно решить задачу обороны города, Ставка непрерывно усиливала Сталинградский и Юго-Восточный фронты своими резервами, направляла обученное маршевое пополнение. Так, к 15 сентября в район Сталинграда прибыло 20 тыс. человек. Туда же направлялись еще восемь танковых бригад. В районе Камышина восстанавливались два танковых корпуса, которые после доукомплектования должны были поступить в состав фронтов сталинградского направления.

Гитлеровское командование продолжало готовить войска к штурму Сталинграда. 12 сентября в ставке вермахта под Винницей состоялось совещание, на которое были вызваны командующий группой армий «Б» генерал Вейхс и командующий 6-й армией генерал Паулюс. Гитлер решительно потребовал от них любой ценой и как можно быстрее захватить Сталинград. Эта задача возлагалась на 6-ю армию, усиленную 48-м танковым корпусом 4-й танковой армии. Остальным соединениям 4-й танковой армии ставилась задача выйти на правый берег Волги южнее Сталинграда. Чтобы высвободить все силы 6-й немецкой армии для удара по Сталинграду, на правый берег Дона была спешно выдвинута 3-я румынская армия. Это позволило гитлеровскому командованию бросить на Сталинград еще три дивизии. К тому же 6-я армия была усилена специальными инженерными частями. Для прикрытия правого фланга 4-й танковой армии во второй половине октября в район Кетченеры противник перебросил с Кубани 7-й румынский армейский корпус.

Ожесточенные двухмесячные бои на сталинградском направлении, героическая оборона города советскими войсками непрерывно требовали от гитлеровского командования все новых пополнений. Враг был вынужден перебрасывать силы в этот район с кавказского направления. Так, группа армий «Б», наступавшая на Сталинград, увеличилась с 38 дивизий в середине июля до 69 дивизий в конце августа, а к концу сентября их стало более 80. В то же время состав действовавшей на кавказском направлении группы армий «А» уменьшился за период с июля по сентябрь с 60 до 29 дивизий. Из этой группы под Сталинград были переброшены 38 дивизий, в том числе и дивизии 8-й итальянской армии.

Таким образом, вопреки расчетам гитлеровского командования, сталинградское направление летом 1942 г. превратилось в центр борьбы для обеих сторон. Здесь столкнулись главные силы Советской Армии и германского вермахта. Противник нес огромные потери, но сломить сопротивление защитников Сталинграда ему не удавалось.

Героический город поддерживала вся Советская страна. Осенью 1942 г., на одном из самых тяжелых этапов Сталинградской битвы, в стране возникло патриотическое движение по сбору средств на строительство боевой техники. Зачинателями его стали трудящиеся Нижнего Поволжья. Они собрали крупные суммы на строительство авиаэскадрилий «Героический Сталинград», «Рыбак Волго-Каспия», «Саратов», «Волжанин» и других. Участники Сталинградской битвы также вносили деньги на строительство танковых колонн «Имени 62-й армии», «Гвардеец», «Защитник Сталинграда», авиаэскадрильи «Героический Сталинград».

Для захвата Сталинграда командующий 6-й армией генерал Паулюс решил нанести удары по его центральной части: один — силами четырех дивизий из района Александровки в восточном направлении, другой — силами трех дивизий ' из района станции Садовая в северо-восточном направлении. Этими ударами предполагалось рассечь фронт обороны советских войск и захватить город. Остальные войска противника, находившиеся северо-западнее и южнее Сталинграда, должны были вести сковывающие действия.

В сложившейся обстановке перед Сталинградским и Юго-Восточным фронтами стояла задача — упорной обороной города и контрударами с севера и юга обескровить и остановить ударную группировку врага, сорвать его планы по захвату Сталинграда, удержать плацдармы на правом берегу Дона и накопить силы, с тем чтобы перейти в дальнейшем в решительное контрнаступление.

Эту общую цель ближайших действий фронтов сталинградского направления определил Верховный Главнокомандующий на совещании в Ставке 13 сентября. Тогда же была выработана идея мощного ответного удара по врагу, ставшая основой будущего контрнаступления Советской Армии на сталинградском направлении.

Дав указания Г. К. Жукову и А. М. Василевскому о подготовке будущего контрнаступления, И. В. Сталин подчеркнул, что сейчас главная задача — удержать Сталинград и не допустить продвижения противника в сторону Камышина. Исходя из этой задачи, войска Сталинградского фронта должны были сильными ударами с севера на юг ликвидировать прорвавшуюся к Волге группировку врага и соединиться с 62-й армией. Юго-Восточному фронту предстояло жесткой и упорной обороной, контратаками и контрударами сорвать гитлеровский план захвата города.

Оборона Сталинграда с 12 сентября возлагалась на 62-ю армию, командование которой принял генерал В. И. Чуйков, и войска 64-й армии генерала М. С. Шумилова, 62-я армия должна была оборонять северную и центральную части города, а 64-я — южную часть Сталинграда (Кировский район, отрезанный от остальных). Подступы к Красноармейску по-прежнему обороняли соединения 57-й армии генерала Ф. И. Толбухина.

Глубина обороны 62-й и 64-й армий была небольшой. Удаление переднего края от Волги в районах Орловки и Красноармейска не превышало 10—12 км. Это ограничивало маневр силами и средствами, как из глубины, так и по фронту. Особенно остро стоял вопрос об организации бесперебойного снабжения войск через Волгу.

Оборонительные работы на городском обводе и в самом Сталинграде были далеки от завершения. Организуя борьбу в городе, командование Юго-Восточного фронта готовило оборону и на левом берегу Волги, а также на островах. Так, еще 11 сентября было решено развернуть соединения 2-го танкового корпуса, находившегося в резерве фронта, на рубеже Среднепогромное (25 км северо-восточнее Сталинграда), Светлый Яр (30 км юго-восточнее Сталинграда). В первом эшелоне корпуса должны были занять оборону четыре танковые бригады, а во втором — две: одна — в районе поселка Рыбачий, другая — на Сарпинском острове.

13 сентября гитлеровцы начали наступление на центральную часть Сталинграда. На защитников города обрушился мощный удар двух вражеских группировок. Первая из них имела в своем составе 100 танков, вторая — 250. Их действия поддерживались массированными ударами авиации.

Несмотря на героическое сопротивление воинов 62-й армии, к исходу первого дня фашистам все же удалось продвинуться на север — к западным окраинам поселков заводов «Баррикады» и «Красный Октябрь», а на юге — овладеть станцией Садовая и подойти к западной окраине пригорода Минина. Командный пункт и штаб 62-й армии располагались в центре города на Мамаевом кургане, всего в 3 км от врага, и в течение всего дня находились под вражеским огнем. В ночь на 14 сентября командный пункт армии был перенесен в штольню на северном берегу реки Царица, где ранее располагался командный пункт Юго-Восточного и Сталинградского фронтов. На Мамаевом кургане был оставлен только наблюдательный армейский пункт. Командный пункт генерала А. И. Еременко, руководившего действиями двух фронтов, был перенесен за Волгу.

В обстановке начавшегося штурма Сталинграда генерал А. И. Еременко принял решение нанести контрудары войсками 62-й и 64-й армий по вклинившемуся противнику. Для поддержки намечаемых контрударов привлекалась фронтовая артиллерийская группа, насчитывавшая в своем составе шесть артиллерийских и минометных полков. Было решено также использовать для разгрома вклинившихся сил врага артиллерию 2-го танкового корпуса, развернутого на левом берегу Волги, зенитную артиллерию Сталинградского корпусного района ПВО страны и артиллерию Волжской военной флотилии.

В распоряжение командующего 62-й армией генерала В. И. Чуйкова, по которой противник наносил главный удар, была передана прибывшая из резерва Ставки 13-я гвардейская ордена Ленина стрелковая дивизия под командованием Героя Советского Союза генерала А. И. Родимцева. Это прославившееся в тяжелых боях зимой 1941/42 г. соединение в ночь на II сентября совершило стремительный марш по заволжской степи на автомашинах из района Камышина в район Средней Ахтубы, где оно доукомплектовывалось.

Войдя в состав 62-й армии, 13-я дивизия получила от командарма задачу к 19 часам 14 сентября скрытно и в расчлененных порядках сосредоточиться в поселке Красная Слобода (напротив центральной части Сталинграда) для переправы на правый берег. В это время гитлеровцы продолжали попытки прорваться в город. К 17 часам группа вражеских автоматчиков, поддержанная танками, прорвалась в район вокзала Сталинград-1. В создавшейся обстановке 13-й дивизии было приказано к трем часам ночи на 15 сентября переправиться через реку на правый берег и нанести удар по врагу, прорвавшемуся в центр Сталинграда. Сложность выполнения задачи заключалась в том, что времени было мало, войска должны были переправиться вместе с боевой техникой ночью под прицельным огнем врага.

Вспоминая события этого дня обороны Сталинграда, Маршал Советского Союза В. И. Чуйков пишет о той тревоге, которая владела им, когда он ставил боевую задачу генералу А. И. Родимцеву: «Сумеют ли бойцы и командиры выполнить задачи, которые казались выше сил человеческих? Если не выполнят, то свежая 13-я гвардейская стрелковая дивизия может оказаться на левом берегу Волги в роли свидетеля печальной трагедии».

Гвардейцы справились с этой задачей. Под прикрытием передового отряда (один усиленный стрелковый батальон) и своей артиллерии 13-я дивизия за две ночи —15 и 16 сентября — переправилась в Сталинград. Переправа главных сил дивизии осуществлялась средствами Волжской военной флотилии и понтонных батальонов — на катерах, буксирах, баржах и даже на рыбачьих лодках. Движение этих больших и малых судов через широкую с сильным течением Волгу происходило под непрекращавшимся пулеметным, минометным и артиллерийским обстрелом и под бомбежкой с воздуха. В течение первой ночи в Сталинград переправилось свыше 6 тыс. человек. Подразделения дивизии с ходу вступали в бой, атакуя прорвавшегося в город врага. К исходу дня 15 сентября 13-я дивизия очистила от гитлеровцев район города восточнее железной дороги; два стрелковых батальона продвинулись до Мамаева кургана.

Быстрая переброска дивизии на правый берег и смелые действия ее воинов позволили 62-й армии ликвидировать попытку врага прорваться к Волге в центре Сталинграда.

О героических делах защитников города в критические сентябрьские дни обороны Сталинграда Маршал Советского Союза Г. К. Жуков в мемуарах писал: «13, 14, 15 сентября для сталинградцев были тяжелыми, слишком тяжелыми днями. Противник, не считаясь ни с чем, шаг за шагом прорывался через развалины города все ближе и ближе к Волге. Казалось, вот-вот не выдержат люди. Но стоило врагу броситься вперед, как наши славные бойцы 62-й и 64-й армий в упор расстреливали его. Руины города стали крепостью. Однако сил с каждым часом оставалось все меньше.

Перелом в эти тяжелые дни и, как временами казалось, последние часы был создан 13-й гвардейской дивизией А. И. Родимцева... Ее удар был совершенно неожиданным для врага. 16 сентября дивизия А. И. Родимцева отбила Мамаев курган. Помогли сталинградцам удары авиации под командованием А. Е. Голованова и С. И. Руденко, а также атаки и артиллерийские обстрелы с севера войск Сталинградского фронта по частям 8-го армейского корпуса немцев».

Несмотря на стойкость и массовый героизм, проявленные войсками Юго-Восточного фронта, гитлеровцам все же удалось прорваться к Волге на стыке 62-й и 64-й армий в районе Купоросное. Прорыв противника крайне осложнил положение войск 62-й армии, которые оказались изолированными от остальных сил фронта. Однако воины армии продолжали мужественно сражаться с врагом. 16 и 17 сентября особенно напряженные бои шли в районах Мамаева кургана и вокзала Сталинград-1. Фашистская авиация наносила по защитникам города массированные удары группами по 50—60 самолетов.

17 сентября на усиление 62-й армии была передана прибывшая из резерва Ставки 92-я стрелковая бригада. Из состава 2-го танкового корпуса, занимавшего позиции на левом берегу Волги, в армию была направлена 137-я танковая бригада, которую было приказано использовать в районе Мамаева кургана. Ставка продолжала усиливать Юго-Восточный фронт своими резервами и в последующие дни. В район сражения начали прибывать 193-я стрелковая дивизия генерала Ф. Н. Смехотворова и 284-я стрелковая дивизия полковника Н. Ф. Батюка, составившие резерв командующего фронтом.

По мере усиления войск 62-й и 64-й армий и совершенствования обороны сопротивление врагу в городе и на окраинах Сталинграда непрерывно возрастало. В результате напряженных боев противник смог овладеть лишь небольшой частью города севернее реки Царица.

Огромную помощь защитникам города оказывали воины 1-й гвардейской, 24-й и 66-й армий Сталинградского фронта. В тяжелые сентябрьские дни 1942 г. они вели наступательные действия севернее Сталинграда, стремясь разгромить противника в районе поселка Рынок и соединиться с войсками 62-й армии, а главное — оттянуть на себя как можно больше сил врага.

Еще в первой декаде сентября советские войска, стоявшие к северу от Сталинграда, нанесли удары по врагу, прорвавшемуся севернее города. Основной ударной силой Сталинградского фронта в то время была 1-я гвардейская армия. Она вплоть до 5 сентября, пока две другие армии — 66-я и 24-я — заканчивали сосредоточение, была вынуждена атаковать врага в одиночку, причем ослабленными в боях соединениями. Но этого требовала обстановка. В эти дни Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин дал указания находившемуся в то время на командном пункте 1-й гвардейской армии своему заместителю, генералу Г. К. Жукову: «Если противник начнет общее наступление на город, немедля атакуйте его, не дожидаясь окончательной готовности войск».

Наступавшие войска продвигались медленно, встречая упорное сопротивление врага. Гитлеровское командование понимало, каковы могли быть последствия прорыва советских войск с севера, и продолжало уплотнять здесь боевые порядки.

В обстановке тяжелых кровопролитных боев воины 1-й гвардейской, 66-й и 24-й армий буквально прогрызали сильную вражескую оборону, проявляя беззаветную храбрость и героизм. Участник этих боев главный маршал бронетанковых войск П. А. Ротмистров, командовавший в то время 7-м танковым корпусом, пишет: «За семь дней ожесточенных боев... части корпуса продвинулись всего на четыре километра. Эти немногие километры и для нас, и для врагов были поистине полем смерти.

В боях весь личный состав сражался самоотверженно, не щадя себя». Настойчиво выполняя боевые задачи, корпус причинял врагу большой урон, но сам нес значительные потери. Так, с 3 по 10 сентября он потерял около 400 человек убитыми и ранеными, а гитлеровцы за это время оставили на поле сражения в полосе корпуса тысячу убитых солдат и офицеров.

Общий итог наступательных действий армий левого крыла Сталинградского фронта с 3 по 12 сентября был территориально незначителен. Однако главным результатом борьбы армий было, прежде всего, то, что они отвлекли силы противника от города. Именно поэтому Верховный Главнокомандующий требовал 3 сентября от генерала Г. К. Жукова атаковать противника из района севернее Сталинграда немедленно, не дожидаясь окончательной готовности прибывших туда войск 66-й и 24-й армий. «Ваша главная задача: отвлечь силы немцев от Сталинграда,— подчеркнул И. В. Сталин,— и, если удастся, ликвидировать немецкий коридор, разделяющий Сталинградский и Юго-Восточный фронты».

Причины изменения самой идеи наступательной операции войск Сталинградского фронта, ограничившейся только задачей оказания помощи защитникам города путем отвлечения от него вражеских сил, раскрываются в донесении И. В. Сталину, отправленном 12 сентября 1942 г. генералом Г. К. Жуковым и членом ГКО Г. М. Маленковым:

«... 2. Начатое наступление 1, 24 и 66-й армий мы не прекращаем и проводим его настойчиво. В проводимом наступлении, как об этом мы Вам доносили, участвуют все наличные силы и средства.

Соединение со сталинградцами не удалось осуществить потому, что мы оказались слабее противника в артиллерийском отношении и в отношении авиации. Наша первая гв. армия, начавшая наступление первой, не имела ни одного артиллерийского полка усиления, ни одного полка ПТО, ни ПВО. Обстановка под Сталинградом заставила ввести в дело 24-ю и 66-ю армии 5.9, не ожидая их полного сосредоточения и подхода артиллерии усиления. Стрелковые дивизии вступали в бой прямо с пятидесятикилометрового марша.

Такое вступление в бой армий по частям и без средств усиления не дало нам возможности прорвать оборону противника и соединиться со сталинградцами, но зато наш быстрый удар заставил противника повернуть от Сталинграда его главные силы против нашей группировки, чем облегчилось положение Сталинграда, который без этого удара был бы взят противником.

3. Никаких других и не известных Ставке задач мы перед собой не ставим. Новую операцию мы имеем в виду готовить на 17.9... Эта операция и сроки ее проведения связаны с подходом новых дивизий, приведением в порядок танковых частей, усилением артиллерией и подвозом боеприпасов.

4. Сегодняшний день наши наступающие части, так же как и в предыдущие дни, продвинулись незначительно и имеют большие потери от огня и авиации противника, но мы не считаем возможным останавливать наступление, так как это развяжет руки противнику для действий против Сталинграда.

Мы считаем обязательным для себя даже в тяжелых условиях продолжать наступление, перемалывать противника, который не меньше нас несет потери, и одновременно будем готовить более организованный и сильный удар.

5. Боем установлено, что против северной группы (против войск левого крыла Сталинградского фронта.) в первой линии действуют шесть дивизий: три пехотные, две мотодивизии и одна танковая.

Во второй линии против северной группы сосредоточено в резерве не менее двух пехотных дивизий и до 150—200 танков».

Этот документ соответствовал истинному положению дел. О значении наступления севернее города для защиты Сталинграда один из участников этого наступления маршал К. С. Москаленко пишет: «Войскам левого крыла Сталинградского фронта действительно не удалось прорвать оборону противника и соединиться с 62-й армией. Но они смогли осуществить главную задачу наступления — отвлечь на себя крупные силы противника: восемь отборных дивизий, значительную часть артиллерии, танков и авиации. Тем самым была резко ослаблена его ударная группировка, нацеленная на овладение Сталинградом. И выиграно время для организации обороны города, что в свою очередь способствовало усилению 62-й армии. Так, только из 1-й гвардейской армии было выведено в резерв Ставки пять стрелковых дивизий (13, 37, 39-я гвардейские, 308-я и 315-я) и направлено в состав 62-й армии, оборонявшей город.

Таким образом, срыв фашистских планов захвата Сталинграда — результат общих усилий советских войск — и непосредственно оборонявших город, и наносивших удары с севера по врагу. Этим и определялся успех наступления армий левого крыла Сталинградского фронта, в том числе и 1-й гвардейской. Он достался дорогой ценой: за него отдали жизнь тысячи героев. Пусть же и над ними сияет в веках слава победителей в Сталинградской битве!»

Сражения севернее Сталинграда продолжались и во второй половине месяца. К 18 сентября наступавшие здесь армии достигли некоторых успехов. В этот день войска 1-й гвардейской и 24-й армий, усиленные 7-м и 4-м стрелковыми и 16-м танковым корпусами, нанесли удар из районов Самофаловки, Ерзовки, Лозного в общем направлении на Гумрак. Противник вновь был вынужден повернуть часть сил 6-й армии навстречу наступавшим советским войскам. Это сразу же облегчило положение войск, оборонявших город.

Командующий Юго-Восточным фронтом 18 сентября приказал обеим армиям подготовить контрудары, 62-я армия, в состав которой дополнительно поступила 95-я стрелковая дивизия полковника В. А. Горишного, получила задачу нанести контрудар силами не менее трех дивизий и одной танковой бригады из района Мамаева кургана в южном направлении и очистить от гитлеровцев захваченную часть Сталинграда в своей полосе, 64-я армия должна была подготовить удар на своем правом фланге с задачей разгромить фашистские войска в районах Купоросного и Ельшанки. В состав этой армии передавалась из 57-й армии одна стрелковая дивизия. Для поддержки контрударов привлекалась вся артиллерия фронтовой артиллерийской группы, кораблей Волжской флотилии и авиация 8-й воздушной армии.

Контрудары обеих армий начались одновременно с утра 19 сентября и продолжались более двух суток. Однако существенных результатов они не принесли, хотя и создали для противника значительное напряжение. Сказалось отсутствие необходимого времени на подготовку войск и ограниченность сил, привлеченных к контрударам.

Ожесточенность борьбы в Сталинграде нарастала с каждым днем. С утра 21 сентября вражеская группировка в составе четырех дивизий при поддержке 100 танков и авиации начала прорываться к Волге в центре города в полосе обороны 13-й гвардейской стрелковой дивизии, 42-й и 92-й стрелковых бригад. Гвардейцы оказали врагу упорное сопротивление. В течение 21 и 22 сентября воины 13-й дивизии отбили все атаки численно превосходивших сил врага и не допустили его прорыва к Волге. За эти два дня фашисты смогли продвинуться всего лишь на несколько десятков метров, потеряв при этом 500 солдат и офицеров и 43 танка.

В целях оказания помощи 62-й армии командующий фронтом передал в ее состав 284-ю и 193-ю стрелковые дивизии. Первая двумя полками переправилась 22 сентября через Волгу и с ходу вступила в бой правее 13-й дивизии. Отражая яростные атаки врага, воины 62-й армии упорно отстаивали занимаемые рубежи. Борьба за центральную часть города продолжалась до 26 сентября.

Огромную помощь защитникам Сталинграда, как и в период боев на подступах к городу, оказывала 8-я воздушная армия. За две недели напряженной борьбы летчики совершили более 4 тыс. самолето-вылетов, уничтожили в воздушных боях и на аэродромах свыше 50 самолетов, вывели из строя до 100 танков и более 200 автомашин противника.

Активно участвовала в защите Сталинграда Волжская военная флотилия. Специально созданная Северная группа кораблей флотилии (две канонерские лодки и пять бронекатеров) под командованием капитана 3 ранга С. П. Лысенко обеспечивала действия батальона морской пехоты и танковой бригады, а затем оперативной группы С. Ф. Горохова, выделенных командованием фронта для прикрытия северных подступов к городу. Корабли флотилии, заняв огневые позиции на Ахтубе, метким огнем

нанесли врагу значительный урон. Этим они помогли защитникам города сорвать попытки врага ворваться в него с севера.

Большую роль сыграла Волжская военная флотилия в перевозках через Волгу. Только с 12 по 15 сентября она переправила на правый берег до 10 тыс. человек и 1 тыс. тонн грузов для 62-й армии. Артиллерия кораблей принимала активное участие в подавлении и уничтожении живой силы и боевой техники врага в районах Акатовки, Винновки, Мамаева кургана, центра города, Купоросного. Вывоз раненых на левый берег Волги был одной из повседневных задач флотилии. Ее значение особенно возросло с 15 сентября, когда противник уничтожил все переправы через Волгу в черте города.

Таким образом, борьба по отражению первого штурма врага продолжалась с 13 по 26 сентября. Несмотря на ожесточенные атаки, врагу не удалось полностью овладеть Сталинградом. Фашисты смогли лишь потеснить войска 62-й армии и ворваться в центр города, а на ее левом фланге, в стыке с 64-й армией, выйти к Волге. Однако в этих боях они потеряли более 6 тыс. человек убитыми, свыше 170 танков, более 200 самолетов.

Упорное сопротивление советских войск непосредственно в городе, а также проведенные Ставкой мероприятия сыграли решающую роль в отражении сентябрьского штурма Сталинграда. Особенно важным было усиление сражавшихся армий резервами и организация активных наступательных действий севернее Сталинграда. Всего с 13 по 26 сентября фронты сталинградского направления получили из резерва Ставки 10 стрелковых дивизий, 2 танковых корпуса и 8 танковых бригад (из них 5 дивизий было передано в 62-ю армию).

Что касается значения боевых действий войск севернее Сталинграда в деле защиты города, то их вклад справедливо оценил в мемуарах маршал Г. К. Жуков: «Необходимо отдать должное воинам 24-й, 1-й гвардейской и 66-й армий Сталинградского фронта, летчикам 16-й воздушной армии и авиации дальнего действия, которые, не считаясь ни с какими жертвами, оказали бесценную помощь 62-й и 64-й армиям Юго-Восточного фронта в удержании Сталинграда.

Со всей ответственностью заявляю, писал далее бывший заместитель Верховного Главнокомандующего, что если бы не было настойчивых контрударов войск Сталинградского фронта, систематических ударов авиации, то, возможно, Сталинграду пришлось бы еще хуже».

С 27 сентября борьба за Сталинград вступила в новую фазу. С этого времени и до 8 октября центром боев стали заводские поселки и район Орловки. К началу боев оперативная обстановка в полосе обороны 62-й армии оставалась весьма напряженной. Район, который удерживали на правом берегу Волги войска армии, к этому времени резко сократился. Поэтому на угрожаемом левом фланге армии не было возможности разместить артиллерию. Большая ее часть, особенно артиллерия усиления, занимала огневые позиции на левом берегу' реки.

Противник находился в выгодном по сравнению с защитниками города положении. В итоге сентябрьских боев он захватил значительную часть высот, которые проходили по западным окраинам города (к югу от Мамаева кургана до Ельшанки). Это давало ему возможность просматривать наиболее важные районы города, русло Волги и ее левый берег, а советские войска стали еще больше ограничены в свободе маневра силами и средствами. Для 62-й армии значительно осложнялось и управление войсками. Командный пункт армии, оборудованный в обрыве правого берега Волги восточнее Мамаева кургана, находился всего в 2 км. от врага и подвергался непрерывному обстрелу. По-прежнему с большими трудностями проходила переправа через Волгу.

Командования группы армий «Б» и 6-й армии противника, не сумев овладеть Сталинградом в прежней группировке, стали перегруппировывать силы для осуществления нового штурма города. 25 сентября в 6-ю армию были переданы две дивизии из 4-й танковой армии. Были произведены и перегруппировки соединений внутри самой 6-й армии с целью сосредоточения основных сил армии против центра и северной части города.

Войска противника начали подготовку к нанесению ударов на новых направлениях: с запада, из района юго-восточнее разъезда Разгуляевка, на поселок «Красный Октябрь» и с юга, из района западнее вокзала, на Мамаев курган с целью прорваться здесь к Волге. Этот замысел врага был вскрыт советской разведкой. Для срыва наступления противника на этих направлениях 62-я армия подготовила контрудар, в ходе которого предполагалось очистить от гитлеровцев центр города. К контрудару привлекались 23-й танковый корпус, 95-я и 284-я стрелковые дивизии. Одновременно правофланговые соединения 64-й армии должны были нанести удар с юга с задачей овладеть районом Купоросного.

Начавшийся рано утром 27 сентября контрудар 62-й армии развития не получил. Из-за сильного сопротивления противника малочисленные соединения армии уже через два часа были вынуждены приостановить наступление. Гитлеровцы, оправившись от удара советских войск, перешли в наступление. Борьба в районах поселка «Красный Октябрь» и Мамаева кургана шла с переменным успехом. К середине дня 80 вражеских танков с автоматчиками ворвались в поселок. Захватившая ранее западные и южные скаты Мамаева кургана 95-я стрелковая дивизия была вынуждена оставить занимаемые позиции.

С господствующей высоты гитлеровцы видели город, израненный, обугленный, но не поверженный, а продолжающий сражаться. От Мамаева кургана до берега Волги всего несколько сот метров. Но «покорителям» Европы, победно прошедшим по многим большим и малым странам, не удалось преодолеть эти оставшиеся метры. Гитлеровцы так и не прошли через Мамаев курган. Воины 284-й стрелковой дивизии полковника Н. Ф. Батюка и 13-й гвардейской стрелковой дивизии генерала А. И. Родимцева не сошли с крутых склонов кургана. Отвага и мужество, высокое мастерство и самоотверженность советских воинов во имя победы над фашизмом стали той преградой, которая здесь, на волжском берегу, окончательно приостановила продвижение вермахта.

Во время сентябрьских боев фашистским войскам не удалось прорваться к Волге и правее Мамаева кургана, где в боевой шеренге защитников Сталинграда стояли рабочие трех заводов-гигантов «Красного Октября», «Баррикад» и Сталинградского тракторного.

Тяжелые бои в те дни шли и в южной части Сталинграда. Особенно напряженная обстановка сложилась на участке севернее и южнее устья реки Царица, где оборонялись 42-я и 92-я стрелковые бригады и один полк 10-й дивизии НКВД. Под напором численно превосходивших сил врага они разрозненными группами начали переправляться на левый берег Волги. Это дало гитлеровцам возможность прорваться к реке южнее устья Царицы на участке шириной до 10 км. Советским войскам не удалось улучшить положение и на правом фланге 64-й армии: предпринятое здесь наступление правофланговых соединений армии успеха не имело.

Тяжелая обстановка, сложившаяся в Сталинграде, потребовала от Ставки срочно направить в район сражений новые силы. По ее распоряжению туда был передислоцирован 159-й укрепленный район в составе 12 пулеметно-артиллерийских батальонов, который должен был прибыть с 28 сентября по 1 октября. В эти же дни в состав Юго-Восточного фронта направлялись три стрелковые бригады 7-го стрелкового корпуса генерала С. Г. Горячева. Для этого же фронта из района Саратова перебрасывались две танковые бригады. Начальник Генерального штаба рекомендовал для обороны рубежей и объектов укрепленный район использовать в полном составе и лишь в исключительных случаях допускать его участие в наступлении.

Напряженный Характер борьбы под Сталинградом, большая протяженность полос фронтов и возросшее количество армий в каждом из них потребовали ликвидации существовавшего с 9 августа единого командования Сталинградского и Юго-Восточного фронтов. Поэтому 28 сентября каждый фронт был подчинен непосредственно Ставке и одновременно переименован: Сталинградский в Донской, Юго-Восточный в Сталинградский. Командующим войсками Донского фронта был назначен генерал К. К. Рокоссовский, членом Военного совета корпусной комиссар А. С. Желтов, а с 24 октября бригадный комиссар А. И. Кириченко, начальником штаба генерал М. С. Малинин. Командование и Военный совет Сталинградского (бывшего Юго-Восточного) фронта были оставлены в прежнем составе.

Ликвидация единого управления двумя фронтами сталинградского направления отвечала и задачам предстоящего контрнаступления, подготовку к которому Ставка вела уже с середины сентября 1942 г.

В период развернувшихся боев по отражению вражеских штурмов Сталинграда партийно-политическая работа в войсках, так же как и прежде, была направлена на воспитание у воинов мужества и отваги, на обеспечение железной стойкости и упорства в обороне. Задача состояла в том, чтобы отразить атаки гитлеровцев в городе, стойко оборонять каждый квартал, каждую улицу. Требовалось превратить каждый дом в неприступную крепость.

Сложность боевой обстановки и ожесточенный характер сражения в городе выдвинули перед военными советами фронта, 62-й и 64-й армий, перед командирами, политорганами и партийными организациями ряд новых требований в проведении партийно-политической работы. В ходе непрерывных напряженных уличных боев необходимо было постоянно оказывать политическое воздействие на воинов, вести работу с мелкими группами бойцов в отдельных домах и очагах сопротивления, обеспечивать их взаимодействие.

Поскольку в это время нельзя было широко проводить массовые мероприятия, то чаще всего использовались различные формы индивидуальной работы. При этом первостепенное значение приобретали тесное общение с воинами командиров и политработников, их вдохновляющие слова и личный пример. Однако и в условиях борьбы в городе политорганы, партийные и комсомольские организации находили возможности для массовых форм работы. Даже в самой сложной обстановке проводились короткие партийные собрания, заседания партийных и комсомольских бюро. Проходили они прямо на передовой в блиндажах, подвалах зданий и даже в таких местах, как мартеновские печи завода «Красный Октябрь». Их проводили чаще всего ночью, когда напряжение боев несколько ослабевало. Нередко приходилось прерывать партийные собрания и заседания бюро, чтобы отразить вражеские атаки. Так было, например, на Мамаевом кургане, когда заседание партийного бюро одного из подразделений прерывалось пять раз.

Но и такие короткие собрания являлись подлинной школой воспитания коммунистов и мобилизации их на выполнение партийного долга. Уходя с собрания, члены и кандидаты партии чувствовали себя увереннее, яснее сознавали свои задачи.

В период сражения в Сталинграде военные советы и политуправления фронтов, военные советы и политотделы армий, командиры и политорганы соединений основное внимание уделяли оказанию непосредственной практической помощи частям. Директивы издавались лишь в исключительных случаях.

Военные советы фронтов потребовали от командного и политического состава всех степеней сосредоточить внимание на таких важных вопросах, как укрепление партийных и комсомольских организаций и усиление партийного влияния на массы воинов, морально-политическая мобилизация личного состава на выполнение боевых задач, воспитание у воинов стойкости и выносливости, высокой дисциплинированности, чувства личной ответственности за выполнение боевого приказа командира. Особое внимание обращалось на укрепление стойкости войск, на самоотверженную борьбу за каждый дом, подвал, за каждый метр советской земли.

Мобилизующую роль в деле повышения стойкости и упорства воинов, удерживавших Сталинград, сыграло письмо Военного совета и политуправления Сталинградского фронта к коммунистам защитникам неприступного волжского бастиона.

«Вся Красная Армия учится сейчас стойкости и героизму у частей, защищающих Сталинград, говорилось в письме. Коммунисты дерутся упорно, бесстрашно, в самых решающих местах смертельной схватки, дерутся до последней возможности, не щадя своей жизни...

Каждый из нас, большевиков, дерущихся в эти дни за Сталинград, должен помнить, что, участвуя героически в борьбе, он умножает славу советского оружия, он вписывает новые страницы в героическую историю нашей партии».

Это письмо повсеместно обсуждалось в частях фронта на партийных собраниях, состоявшихся в октябре. Сурово критиковались те коммунисты, которые отставали в боевом соревновании и не являлись организаторами беспартийных масс. Собрания наметили конкретные меры для повышения авангардной роли коммунистов в бою.

Письмо Военного совета и политуправления фронта, а также решения партийных собраний способствовали усилению внутрипартийной работы, повышению боевой активности коммунистов, а вместе с тем и боевой активности всего личного состава частей и соединений, сражавшихся за Сталинград.

В период боев в городе весьма действенным средством укрепления морального духа воинов и повышения их боевой активности был личный пример командира, политработника, каждого члена партии. В трудных условиях борьбы в полосе действий 62-й армии Военный совет армии, командиры соединений и частей проявляли выдержку, большую твердость и находили способы восстановить нарушенное управление войсками, наладить боевое взаимодействие частей и соединений.

В конце сентября противник, не прекращая настойчивых атак в полосе обороны 62-й армии, стремился, во что бы то ни стало добиться успеха в овладении Сталинградом. Упорные бои вели в те дни защитники города за заводские поселки «Баррикады» и «Красный Октябрь», а также в районе Орловки. Борьба осложнялась еще и тем, что была прекращена помощь сталинградцам со стороны армий, стоявших севернее и северо-западнее города. Готовясь к предстоящему контрнаступлению, они были вынуждены прекратить удары по войскам северного фланга 6-й немецкой армии.

В целях оказания помощи защитникам города командующий Сталинградским фронтом генерал А. И. Еременко решил в ночь на 29 сентября провести частную наступательную операцию южнее города силами своего фронта. Цель операции состояла в том, чтобы выйти на тылы южной группировки противника в районе станция Тингута, Абганерово, Садовое и заставить противника ослабить нажим непосредственно в городе, помочь 62-й армии в удержании Сталинграда.

К участию в намечаемой операции привлекалось по одному сводному отряду от 57-й и 51-й армий, а также авиация 8-й воздушной армии. Последняя должна была в течение ночи на 29 сентября нанести удары по семи вражеским объектам в черте города и дезорганизовать подготовку противника к очередной атаке на позиции советских войск. Одновременно соединения 62-й армии получили задачу обеспечить передний край световыми сигналами, чтобы исключить удары по ним своей авиацией.

Операция началась точно в назначенный срок. Сводный отряд 51-й армии в течение ночи углубился в расположение противника на 5 км в районе 75 км от южной окраины Сталинграда, а отряд 57-й армии быстро продвинулся вперед на глубину до 18 км и овладел районом Садовое. Действия обоих отрядов были поддержаны огнем и частью сил 15-й гвардейской стрелковой дивизии 64-й армии.

В результате ночных действий сводных отрядов левофланговых армий Сталинградского фронта советские войска овладели всеми промежутками между озерами Сарпа, Цаца и Барманцак. Захват этих дефиле и упрочение положения войск фронта на его левом крыле в целом создавали благоприятные условия для развертывания здесь ударных группировок советских войск при переходе в контрнаступление.

Однако удар 57-й и 51-й армий был не настолько мощным, чтобы вынудить врага изменить группировку сил непосредственно в городе, где он продолжал настойчиво атаковать. 29—30 сентября гитлеровцам удалось овладеть поселками «Баррикады» и «Красный Октябрь».

В связи с новым осложнением обстановки в полосе 62-й армии командующий фронтом передал в распоряжение генерала В. И. Чуйкова 39-ю гвардейскую стрелковую дивизию под командованием генерала С. С. Гурьева, приказав использовать ее для усиления обороны в районе завода «Красный Октябрь». В это же время в районах Красного Буксира и Цыганской Зари начали сосредоточиваться 308-я стрелковая дивизия полковника Л. Н. Гуртьева и 37-я гвардейская стрелковая дивизия генерала В. Г. Жолудева.

В те напряженные дни героической обороны Сталинграда Ставка внимательно следила за событиями на Волге и продолжала непрерывно усиливать сталинградское направление.

С конца сентября 1942 г. стало очевидно, что наступательные возможности группы армий «Б» полностью исчерпаны. Ее войска переходили к обороне, кроме районов самого города, в борьбу за который оказались втянутыми две армии этой группы. Поэтому направляемые под Сталинград Ставкой Верховного Главнокомандования соединения предназначались теперь не столько для усиления обороны, сколько для создания ударных группировок фронтов в целях перехода в решительное контрнаступление.

В сводный отряд 57-й армии входили два стрелковых полка, танковая бригада, истребительно-противотанковый артиллерийский полк, два полка реактивной артиллерии, а в отряд 51-й армии танковая бригада, усиленный стрелковый батальон, полк реактивной артиллерии.

Борьба в городе продолжалась с неослабевающим напряжением. Особенно яростные атаки гитлеровцы предприняли 1 октября в районе Орловки. Одновременно они возобновили натиск в центре города против частей 13-й гвардейской стрелковой дивизии. К исходу 4 октября противник прорвался к Сталинградскому тракторному заводу. Часть сил 115-й стрелковой и 2-й мотострелковой бригад, оборонявшихся в этом районе, оказалась в окружении. Только к утру 8 октября, отразив все атаки превосходящего по численности врага, воины этих бригад пробились из окружения и заняли оборону у слияния рек Орловка и Мокрая Мечетка.

В целом в конце сентября начале октября положение советских войск в Сталинграде оставалось весьма тяжелым. Фашистские войска, захватив часть города, на ряде участков достигли Волги. Однако из-за возраставшего сопротивления защитников города, моральный дух и воля к победе которых не были сломлены, гитлеровцы продвинулись за 12 суток боев (с 27 сентября по 8 октября) на направлении главного удара, в районе заводских поселков, лишь на 400—600 м.

В октябре немецко-фашистское командование готовило генеральный штурм Сталинграда. В это же время Ставка Верховного Главнокомандования и командование Сталинградского фронта проводили необходимые мероприятия, направленные на удержание города.

Для усиления 62-й армии ей были переданы 37-я гвардейская стрелковая дивизия генерала В. Г. Жолудева и 84-я танковая бригада полковника Д. Н. Белого, которые в ночь на 4 октября начали переправу на правый берег.

5 октября Верховный Главнокомандующий в директиве командующему фронтом генералу А. И. Еременко потребовал организовать оборону в городе так, чтобы каждый дом, каждая улица были превращены в крепость. В директиве отмечалось, что фронт для этого располагает необходимыми силами и средствами и что город ни при каких обстоятельствах не должен быть сдан противнику, а та часть, которая оказалась занятой врагом, должна быть освобождена.

По решению Ставки из ее резерва было передано девять пулеметно-артиллерийских батальонов для организации прочной обороны островов на Волге Спорного, Зайцевского, Голодного и Сарпинского. Кроме того, Ставка передала Сталинградскому фронту 45-ю стрелковую дивизию полковника В. П. Соколова, приказав использовать ее также для обороны островов, и, прежде всего острова Голодного и северной части острова Сарпинского. Для прикрытия островов с воздуха Ставка направила фронту полк ПВО (12 орудий калибра 37 мм и 20 крупнокалиберных пулеметов).

В числе мер по дальнейшему укреплению обороны Сталинграда были организация и проведение сильных артиллерийских контрподготовок по изготовившемуся для прорыва к Волге противнику.

Так, 5 октября в контрподготовке по гитлеровским войскам, пытавшимся организовать прорыв к Волге между Сталинградским тракторным заводом и заводом «Баррикады», участвовало более 300 орудий и минометов, в том числе 4 полка фронтовой артиллерийской группы. Для удобства управления группа, в которой насчитывалось 250 стволов (в том числе 150 орудий и минометов калибра 120—152 мм), была разделена на четыре подгруппы.

Активно действовала авиация 8-й воздушной армии. Ведя настойчивую борьбу за господство в воздухе, основные усилия она направляла на уничтожение танков и живой силы врага на поле боя в районах их сосредоточения. С 27 сентября по 8 октября воздушная армия совершила около 4 тыс. самолето-вылетов. Однако в действиях истребителей имели место и серьезные недостатки. Патрулирование дежурных самолетов

осуществлялось не на подступах к прикрываемым войскам, а непосредственно над ними или вдали от переднего края обороны. Вражеские бомбардировщики атаковались с дальних дистанций (800—1000 м), а преследование их истребителями до полного израсходования боеприпасов велось не всегда. Вследствие этого результативность действий истребительной авиации снижалась.

Напряженно работала Волжская военная флотилия. Геройски дрались с врагом части Сталинградского корпусного района ПВО страны.

Таким образом, сопротивление советских войск на всех участках фронта в районе Сталинграда возрастало.

Однако и противник продолжал наращивать здесь свои силы, готовясь к последнему, «генеральному» штурму крепости на Волге. В течение октября в район Сталинграда было направлено около 200 тыс. обученного пополнения, до 90 артиллерийских дивизионов резерва верховного главного командования, в которых насчитывалось до 50 тыс. человек и свыше 1 тыс. орудий. Кроме того, воздушным транспортом туда было переброшено около 40 саперных батальонов, специально подготовленных для штурма города.

К 9 октября в составе главной ударной группировки врага, действовавшей перед 62-й армией Сталинградского фронта, оставалось восемь дивизий. Теперь в них насчитывалось 90 тыс. человек, 2300 орудий и минометов, около 300 танков. Их действия по-прежнему поддерживали до 1 тыс. боевых самолетов 4-го воздушного флота. Этим силам врага на рубеже Рынок, поселок тракторного завода, заводы «Баррикады» и «Красный Октябрь», северо-восточные скаты Мамаева кургана, вокзал Сталинград-1 противостояли ослабленные длительными боями войска 62-й армии. В ней было 55 тыс. человек, 1400 орудий и минометов, 80 танков. В 8-й воздушной армии имелось только около 190 исправных самолетов. Советские войска уступали врагу в численности личного состава и в артиллерии в 1,7 раза, в танках —в 3,8 раза и в боевых самолетахболее чем в 5 раз. В таких неравных условиях начались бои за заводы тракторный, «Баррикады» и «Красный Октябрь», которые продолжались до 18 ноября.

Весь мир следил за мужественной борьбой сталинградцев. Советские воины проявляли беспримерную стойкость и упорство, высокое воинское мастерство, массовый героизм.

В тяжелые дни осени 1942 г. член ЦК ВКП(б) Д. 3. Мануильский в одном из своих выступлений перед командирами и политработниками 62-й и 64-й армий так оценил подвиг защитников Сталинграда: «Товарищи, вам тяжело, вам тяжелее, чем кому бы то ни было на фронте и в тылу. Это знают ЦК партии, Советское правительство. Могу вас заверить, что вы скоро получите ощутимую поддержку всего народа. Наша партия, наш народ восхищены и горды тем, что могли воспитать таких людей, как вы защитники Сталинграда, превратившие город в неприступную крепость.

3 октября в поселке Николаевском состоялся 10-й пленум Сталинградского обкома ВКП(б). На нем было принято обращение к защитникам города: «В эти трудные дни проникнемся одной мыслью отступать некуда. Пути отступления закрыты приказом Родины, велением народа... Без Сталинграда для нас нет жизни, нет счастья».

Все новые герои рождались в сталинградских боях. Защитники города стойко выполняли свой долг. Они чувствовали поддержку всей страны, верили, что скоро начнется большое наступление. Свыше 100 тыс. морских пехотинцев сражались у стен города-героя на протяжении всей битвы. Ярким выражением их отваги явился бессмертный подвиг комсомольца М. А. Паникахи, вступившего в неравную борьбу с фашистскими танками. Всемирную известность получили подвиги бойцов гарнизонов Дома сержанта Я. Ф. Павлова, Дома лейтенанта Н. Е. Заболотного и мельницы № 4.

В рядах войск, оборонявших Сталинград, сражались также соединения и части войск НКВД. Они зорко оберегали тылы армий, охраняли и защищали коммуникации и переправы. Воинской доблестью и самоотверженностью отмечены боевые действия 10-й дивизии войск НКВД под командованием полковника А. А. Сараева, в которой было много пограничников. Наиболее ожесточенные бои дивизия вела на подступах к Мамаеву кургану, в районе тракторного завода и в центре города. Активно действовали в боях за Сталинград 2, 79, 91 и 98-й пограничные полки войск охраны тыла действующей армии, 79-му пограничному полку, например, во время сражения в городе выпало охранять и защищать важнейшую переправу через Волгу у тракторного завода, которая беспрерывно обстреливалась артиллерией и минометами, подвергалась бомбардировкам с воздуха. Но и в этих условиях пограничники самоотверженно выполняли свой долг. Пресекая диверсионно-разведывательные действия врага, они вступали в бои с его многократно превосходившими силами. Полк в ожесточенном бою отстоял переправу, дав возможность переправлять в Сталинград прибывающие подкрепления.

14 октября 1942 г. Гитлер подписал оперативный приказ № 1 главного командования сухопутных войск о переходе к стратегической обороне на всем советско-германском фронте, признав тем самым провал планов летнего наступления вермахта на востоке. Хотя гитлеровские войска вышли к Волге и углубились на Кавказ, они не смогли овладеть Сталинградом, основными нефтеносными районами Кавказа и перевалами Главного Кавказского хребта. Однако в районе Сталинграда наступление не прекратилось. В этот день фашисты пошли на очередной штурм волжского бастиона.

Атаки врага следовали одна за другой. 15 октября гитлеровцам удалось овладеть Сталинградским тракторным заводом и на узком 2,5-километровом участке выйти к Волге. Положение войск 62-й армии крайне осложнилось. Часть сил армии, действовавшая севернее завода, оказалась отрезанной. Но героическая борьба продолжалась. В течение месяца шли тяжелые уличные бои за каждый квартал, дом, за каждый метр приволжской земли.

Постепенно натиск врага стал ослабевать. 11 ноября гитлеровцы предприняли последнюю попытку штурма города. В этот день они смогли занять южную часть завода «Баррикады» и на узком участке пробиться к Волге. Героически сражавшиеся войска армии генерала В. И. Чуйкова оказались рассеченными на три части. Основные силы армии прочно обороняли территорию завода «Красный Октябрь» и узкую прибрежную часть города, почти до реки Царица. Группа полковника С. Ф. Горохова занимала район поселков Рынок и Спартановка. 138-я дивизия полковника И. И. Людникова отстаивала восточную часть завода «Баррикады».

14 ноября начавшийся ледостав на Волге лишил дивизию возможности поддерживать сообщение с левым берегом. Пять дней она дралась, прижатая к Волге, но своих позиций не сдала. До перехода советских войск в контрнаступление положение 62-й армии в городе не изменилось. Итак, немецко-фашистским войскам не удалось полностью захватить город. Главная группировка противника, действовавшая в районе Сталинграда, понесла настолько большие потери, что вынуждена была окончательно перейти к обороне. 18 ноября 1942 г. закончился оборонительный период Сталинградской битвы. Город был удержан. Враг своей цели не достиг. В кровопролитных сражениях на подступах к Сталинграду и в самом городе его наступательные возможности были исчерпаны.

Итоги оборонительного периода Сталинградской битвы

Четыре месяца продолжался оборонительный период битвы на Волге, в ходе которого Советская Армия провела на сталинградском направлении последовательно две стратегические оборонительные операции.

Первая была осуществлена на подступах к Сталинграду в период с 17 июля по 12 сентября 1942 г. войсками Сталинградского и Юго-Восточного фронтов. В ходе ее была обескровлена главная ударная группировка вермахта на советско-германском фронте и сорваны планы захвата Сталинграда с ходу. В ожесточенных оборонительных сражениях, развернувшихся в большой излучине Дона, а затем на сталинградских обводах, советские войска сокрушили наступательную мощь врага, удержали город-герой, хотя фашистам и удалось прорваться к Волге севернее Сталинграда, а также выйти непосредственно к его окраинам. В ходе упорных сражений на подступах к Сталинграду оборонявшиеся советские войска были вынуждены под напором превосходивших сил противника оставить врагу территорию площадью более 30 тыс. кв. км, отойдя на глубину до 150 км. В оккупации оказалось 14 районов Сталинградской области, в том числе 9 полностью и 5 частично.

Вторая стратегическая операция советских войск включала оборонительное сражение Юго-Восточного (Сталинградского) фронта в самом Сталинграде и южнее его, а также частные наступательные операции Сталинградского (Донского) фронта севернее города с общей целью отстоять Сталинград и подготовить условия для перехода здесь Советской Армии в решительное контрнаступление. В результате этой операции, продолжавшейся два месяцас 13 сентября по 18 ноября, советские войска выполнили основную задачу, поставленную Верховным Главнокомандованием. Ценой огромного напряжения сил, благодаря героическому сопротивлению и стойкости советских воинов, поддержанных всей страной, важный стратегический объект на юге, крупнейший военно-промышленный центр страны и узел коммуникаций был удержан, хотя врагу и удалось ворваться в пять районов Сталинграда и один захватить полностью. В руках советских войск оставался крупнейший район города Кировский.

Защитники Сталинграда выдержали неоднократные штурмы города численно превосходивших сил врага и сохранили важный оперативно-стратегический плацдарм для развертывания контрнаступления Советской Армии, начавшегося на сталинградском направлении 19 ноября 1942 г.

В ходе обеих стратегических оборонительных операций советских войск вермахту были нанесены огромные потери. Около 700 тыс. убитыми и ранеными, свыше 2 тыс. орудий и минометов, более 1 тыс. танков и штурмовых орудий и свыше 1,4 тыс. боевых и транспортных самолетов потеряла немецко-фашистская армия в борьбе за Сталинград летом и осенью 1942 г.

Кровопролитные сражения советских войск в оборонительный период Сталинградской битвы повлекли за собой большие потери личного состава. Напряженность и длительность борьбы потребовали огромного расхода

материально-технических средств. Всего было израсходовано 172,2 млн. винтовочных патронов, 3,8 млн. мин, свыше 3 млн. артиллерийских выстрелов наземной артиллерии и более 500 тыс. выстрелов зенитной артиллерии. За это время на сталинградское направление было подано 5540 вагонов одних только боеприпасов.

К обороне Сталинграда было привлечено большое количество подготовленных стратегических резервов Ставки. Только с 23 июля по 1 октября 1942 г. на сталинградское направление прибыло 55 стрелковых дивизий, 9 стрелковых бригад, 7 танковых корпусов и 30 танковых бригад. Кроме того, основные потоки маршевого пополнения направлялись летом и осенью 1942 г. на это решающее направление борьбы.

В огне сражений Сталинградской битвы сгорели планы фашистов сокрушить СССР в 1942 г. и расширить фронт агрессии в другие районы мира. «Весь мир, затаив дыхание, следил за битвой на Волге. В Вашингтоне и Лондоне, в Париже и Белграде, в Берлине и Риме везде люди чувствовали, понимали: здесь решается исход войны. Это было ясно и нашим врагам, и нашим союзникам... отметил Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев в своей речи на открытии памятника-ансамбля героям Сталинградской битвы на Мамаевом кургане 15 октября 1967 г.В этой битве не только были перемолоты отборные гитлеровские войска. Здесь выдохся наступательный порыв, был сломлен моральный дух фашизма». Историческое значение воинского подвига героев Сталинграда состоит в том, что на берегах Волги было окончательно остановлено победное шествие агрессора, начатое в 1939 г.

Героическая оборона Сталинграда оказалась непреодолимой. Невиданной стойкостью и упорством в защите города-героя на Волге Советские Вооруженные Силы внесли значительный вклад в борьбу за создание коренного перелома в войне в пользу государств антифашистской коалиции.

Успех обороны города на Волге свидетельствовал о несокрушимой силе Советской Армии, созданной трудом и разумом советских людей, воспитанной Коммунистической партией.

Защищая на полях Сталинградской битвы великие завоевания Октября, отстаивая социалистическую Родину от страшной угрозы, которую нес германский фашизм, Советские Вооруженные Силы воодушевляли миллионные массы порабощенных гитлеровской Германией народов Европы на борьбу за свое национальное и социальное освобождение.

Великий подвиг защитников Сталинграда достойно оценен советским народом и Коммунистической партией. Специально учрежденной в декабре 1942 г. в память о героической борьбе на Волге медалью «За оборону Сталинграда» было награждено 754 тыс. участников Сталинградской битвы воинов Советских Вооруженных Сил, партизан, трудящихся города и области. Легендарному городу-воину присвоено почетное звание «Город-герой».

Высоко оценивали подвиг защитников Сталинграда видные политические деятели ряда стран. «Соединенные Штаты хорошо понимают тот факт, писал Ф. Рузвельт И. В. Сталину в августе 1942 г., что Советский Союз несет основную тяжесть борьбы и самые большие потери на протяжении 1942 года, и я могу сообщить, что мы весьма восхищены великолепным сопротивлением, которое продемонстрировала Ваша страна».

Искренние чувства признательности и благодарности народов мира мужественным защитникам Сталинграда выражались в высказываниях и посланиях представителей общественных кругов и органов печати многих государств. Так, ливанская газета «Сади-аш-Шааб» в разгар оборонительного сражения 10 сентября 1942 г. писала: «Этот город с многочисленным населением уже не только русский город. Сталинград это город всех людей, одна из цитаделей цивилизации.

Город на Волге поставил на очередь вопрос о скором конце Гитлера. Город на Волге стал кладбищем, где находят могилу громадные мрачные силы, со всех сторон привлеченные нацистами, чтобы послужить пушечным мясом для орудий, установленных на берегах Волги. Все это укрепляет нашу любовь к Сталинграду и заодно укрепляет наше спокойствие: война на улицах Сталинграда обеспечивает мир на улицах Каира, Александрии, Бейрута, Дамаска и Багдада!»

Чувство глубокой признательности Советской Армии за ее героическую борьбу в период Сталинградской битвы выразил генеральный секретарь Коммунистической партии Англии Г. Поллит: «...Красная Армия творит грандиозные дела, которые сделали бессмертным само название «Сталинград». Никакая другая армия в мире не смогла бы сделать того, что совершила Красная Армия. И это понимают у нас в Англии».

Оборонительный период Сталинградской битвы был крупной вехой на пути к победе. Он подготовил необходимые условия для перехода Советской Армии в контрнаступление с целью решительного разгрома врага под Сталинградом и тем самым создал благоприятную обстановку для активизации действий союзных армий на всех других фронтах мировой войны.

Но значение этого периода битвы определяется не только его военно-политическими итогами для дальнейшего хода и исхода мировой войны. Он знаменовал собой крупный этап в развитии советского военного искусства, стал замечательной школой полководческого искусства советских военачальников, боевого мастерства широких солдатских масс и офицерского корпуса Вооруженных Сил СССР.

В сражениях оборонительного периода Сталинградской битвы был творчески использован боевой опыт, накопленный Советской Армией в первый, наиболее тяжелый для Советского Союза год борьбы с гитлеровской Германией и ее сообщниками по агрессии.

В трудной, часто неравной борьбе на донских и волжских берегах советское военное искусство выдержало суровую проверку и доказало на полях гигантских сражений свое превосходство над военным искусством вермахта.

Оборонительный период Сталинградской битвы еще раз подтвердил необходимость глубокого построения стратегической обороны, заблаговременного создания хорошо оборудованных оборонительных рубежей в глубине и своевременного занятия их войсками. В сражениях под Сталинградом советские войска получили опыт широкого маневра силами и средствами в оперативном и тактическом масштабах. Этот период битвы на Волге весьма поучителен умелым сочетанием оперативной обороны с активными наступательными действиями на отдельных направлениях с целью отвлечения сил врага с угрожаемых направлений. В этом отношении опыт частных наступательных операций Сталинградского фронта, осуществленных в сентябре 1942 г., показал, насколько важны подобные действия для обеспечения успеха обороны такого важного стратегического объекта, как Сталинград.

Сталинградская оборона дала много нового и в вопросах тактики общевойскового боя, и, прежде всего в деле организации и ведения уличных боев.

Новым явлением в условиях боев в крупном городе было проведение артиллерийских контрподготовок по изготовившимся к атаке войскам противника. Борьба в Сталинграде показала, что привлечение к контрподготовке основной массы артиллерии армии и продолжительность ее до 30—40 минут в ряде случаев обеспечивали нанесение противнику значительных потерь, приводили к расстройству его боевых порядков и создавали благоприятные условия для контрударов и контратак.

В целом опыт обороны Сталинграда позволил не только вскрыть и в основном устранить недочеты в организации и ведении обороны советскими войсками, но и наметить пути ее совершенствования. Уроки оборонительного периода битвы на Волге, вытекавшие из критического обобщения опыта действий советских войск, оказали влияние на развитие военного искусства Советской Армии и были ею широко использованы в дальнейшей вооруженной борьбе. В ряде вопросов опыт сталинградской обороны не потерял актуальности для теории военного искусства и в послевоенный период.

Достойный вклад в советское военное искусство в период сталинградской обороны внес советский солдат. Патриотизм, беззаветная храбрость, стойкость, высокое боевое мастерство, героизм вот что было характерным для всех защитников Сталинграда, воспитанных ленинской партией.

Успех в обороне Сталинграда был обеспечен боевым мастерством командиров корпусов, дивизий, полков, батальонов, рот и батарей. Он был результатом высокого морально-боевого духа защитников города на Волге, который повседневно укрепляли у воинов своей воспитательной и организаторской работой армейские партийные организации, члены военных советов фронтов и армий, начальники политорганов, весь многочисленный аппарат политработников частей и соединений.

Коммунисты и комсомольцы были той цементирующей силой, которая сплачивала широкие солдатские массы в борьбе за Сталинград. Как и в других сражениях войны, они всегда находились там, где было наиболее трудно, там, где решался успех боя.

Отдавая дань глубокого уважения защитникам города-героя, Л. И. Брежнев говорил: «Человечество помнит их как героев-сталинградцев. Но пришли они сюда со всех концов страны, и вся наша страна стояла за ними.

По зову Родины, по зову партии пришли сюда советские люди, чтобы защитить свободу и честь своего народа, отстоять завоевания Великого Октября. Если бы в окопах Сталинграда не стояли плечом к плечу сыны России и Украины, Белоруссии и Прибалтики, Кавказа и Сибири, Казахстана и Средней Азии не было бы сталинградской победы.

Если бы не работали дни и ночи заводы Урала и Сибири, если бы труженики колхозных полей не совершали ежедневно своего внешне как будто незаметного подвига не было бы сталинградской победы.

Родина сделала все, чтобы герои Сталинграда с честью выполнили свой долг».

Минуло более трех десятилетий, как воины-сталинградцы преградили путь агрессору на волжском рубеже. Но интерес к событиям и проблемам Сталинградской битвы и ее наиболее трудной части героической обороне волжского бастиона, проявленный во всем мире в ходе войны, сохраняется и сегодня.

И это вполне объяснимо. Результаты и военно-политическое значение финала сталинградской обороны достойно отметили и хорошо запомнили друзья Советского Союза, все прогрессивные люди земли. По-своему оценили и продолжают оценивать их ныне явные враги и скрытые недруги мира и социализма.

Для международной реакции, для антикоммунистов и антисоветчиков всех мастей железная стойкость защитников Сталинграда была глубоким разочарованием, она окончательно похоронила их надежды расправиться с первым в мире социалистическим государством руками германских фашистов. После войны они встали на путь откровенной фальсификации событий.

Если в высказываниях многих государственных и военных руководителей времен минувшей войны и в литературе первых послевоенных лет Сталинградская битва правомерно называлась решающей битвой мировой войны, то уже вскоре на Западе стали появляться откровенные тенденции снизить звучание этой битвы, вытравить из сознания сегодняшнего поколения память о Сталинграде как символе несокрушимости СССР, предать забвению исторический подвиг защитников города-героя на Волге. А с течением времени эти тенденции оформились в определенную систему фальсификации истории Сталинградской битвы. Эта фальсификация имеет свои приемы и направления.

Одним из таких приемов фальсификации является тенденциозный показ боевых действий под Сталинградом через призму работ мемуаристов и историков из числа бывших гитлеровских генералов. В статьях и книгах, посвященных битве на Волге, подробно описываются лишь действия немецко-фашистских войск, главным образом в наступлении, с явной симпатией к ним и гитлеровскому генералитету в особенности. При этом неумеренно превозносятся успехи вермахта, восхваляется немецкое военное искусство. Критике подвергается только Гитлер, на которого взваливается вся вина за неудачи и поражения. На этом фоне вскользь, весьма отрывочно и искаженно говорится о Советской Армии. Ее героические оборонительные сражения преподносятся как сплошная цепь поражений, нередко с прямыми антисоветскими выпадами.

Фальсификация Сталинградской битвы характерна, прежде всего, для американской, английской и западногерманской историографии. Она находит широкое отражение не только в иллюстрированных изданиях, специально предназначенных для идеологической обработки подрастающего поколения, но и в исследовательских трудах, энциклопедиях, мемуарной литературе и других работах по истории второй мировой войны.

Весьма типична в этом отношении книга английского военного историка А. Ситона «Русско-германская война 1941—1945», изданная в 1971 г. При рассмотрении битвы на Волге в книге откровенно акцентируется внимание только на вермахте: «Подготовка вермахта к кампании 1942 года», «К Волге и Каспию», «Наступление на Сталинград»таковы названия глав книги, в которых превозносятся успехи врага. При этом все сведения, взятые из немецко-фашистских источников и мемуаров бывших гитлеровских генералов, без тени сомнения признаются достоверными, а фактические данные из советских военно-исторических трудов тут же оговариваются как не внушающие доверия. Потери вермахта в ходе его наступления в 1942 г. выводятся и подаются читателю мизерными, хотя автор не может не знать, что 95 процентов всех потерь на данном этапе мировой войны немецко-фашистские войска понесли именно на советско-германском фронте.

Вместо того чтобы воздать должное героическому подвигу Советской Армии, которая в оборонительных сражениях нанесла вермахту невосполнимые потери, подготовила условия для решительного разгрома врага под Сталинградом и тем самым создала благоприятную обстановку для активизации действий союзных армий на всех других фронтах мировой войны, английский историк пытается опорочить ее воинов, принизить советское военное искусство. В книге голословно утверждается, что в советских войсках между Доном и Волгой в июле августе 1942 г. будто бы царила полная дезорганизация, массовое дезертирство, распад соединений и тому подобные нелепости.

Многие реакционные историки Запада продолжают выступать в роли преемников гитлеровских генералов в своем стремлении принизить советское военное искусство, проявленное в оборонительный период Сталинградской битвы. Среди фальсификаторов истории сталинградской обороны имеются и такие, которые продолжают утверждать, что если бы США не оказали Советскому Союзу помощь по ленд-лизу, то «конечную победу» под Сталинградом одержали бы гитлеровцы. А американский историк Р. Феррел даже заявил, что якобы без такой помощи «русские были бы вынуждены пойти на сепаратный мир с Германией».

Попытки реакционных буржуазных историков поставить исторические факты с ног на голову, развеять немеркнущую славу Сталинграда являются грубым извращением одного из важнейших событий войны. Но как бы ни усердствовали буржуазные фальсификаторы в своем стремлении предать забвению подвиг защитников Сталинграда, историческая правда о нем непобедима, так же как непобедимым оказался сам город-герой на Волге.

«Многое может сгладиться в памяти поколений. Но никогда не умрет слава героических дней Сталинградской обороны. Сталинград это история, которая не уходит безвозвратно в прошлое, а помогает нам в повседневной жизни и борьбе, и поэтому к ее страницам следует обращаться снова и снова». Эти слова члена Политбюро ЦК КПСС, Председателя Совета Министров СССР А. Н. Косыгина, сказанные им во время торжественного заседания в Волгограде 11 июля 1965 г., посвященного вручению городу-герою ордена Ленина и медали «Золотая Звезда», убедительно говорят о том, что правда о Сталинграде будет вечно жить в памяти народа, будет всегда служить воспитанию поколений на героических традициях Коммунистической партии, советского народа и его Вооруженных Сил.








































Использованная литература:





  1. Очерки истории Великой Отечественной Войны 1941-1945

  2. История Второй Мировой Войны 1939-1945

  3. Великая Отечественная Война Советского Союза 1941-1945

11




Случайные файлы

Файл
46483.rtf
2153.rtf
17166.rtf
19596.rtf
57282.rtf