Формы государства (26129)

Посмотреть архив целиком

31








Кафедра государственно-правовых дисциплин














Курсовая работа


ТЕМА: «Формы государства»
























Москва

2001

Содержание


Введение………………………………………………………………….…….3


Раздел 1

Понятие формы государства…………………………………………………..4

  • Классификация современных форм государства……………………….10


Раздел 2

Форма правления………………………………………………….……….…14

- Современная монархия…………………………………………….……….14

  • Республиканская форма правления…………………………………...…17


Раздел 3

Территориально-политическое устройство государства…………………..20

  • Унитарное государство………………..…………………………….……20

  • Федерация………………………………………………………………….22


Раздел 4

Формы политического режима…………………………………………....…26

  • Понятие политического режима……………………………………...….26


Заключение………………………………………………...………...………30

Список используемой литературы…………………………………..………31




















ВВЕДЕНИЕ


Цели, поставленные в этой работе, очень скромны: изучить более досконально одну из тем теории государства и права - «формы государства» Рассматриваемый вопрос вероятно не самый интересный и актуальный из предложенных к написанию, учитывая уже принятую Конституцию Российской Федерации, но, к сожалению, действительность вновь и вновь возвращает нас к нему. Неурегулированность отношений Чечней, сложное положение в Абхазии и Приднестровье - это боль и страдание живых людей, проблемы требующие справедливого и разумного разрешения.

Марксистко-ленинская теория считает основной причиной возникновения государства раскол общества на противоположные классы с непримиримыми противоречиями. По этой причине официальная советская историография долгое время не признавала государственность скифов. Между тем наличие государства языческих славян никак не оспаривалось.

Второе ошибочное следствие из данной посылки заключалось в том, что все государства древнего мира должны были быть непременно рабовладельческими. Поэтому кастовая или иная стратификация необоснованно отождествлялись с рабовладением.

Основоположники марксизма допускали и иной подход к объяснению появления государства. Как писал Ф. Энгельс, к нему «стихийно сложившиеся группы одноплеменных общин в результате своего развития пришли сначала в целях удовлетворения общих интересов и для защиты от внешних врагов». На этих позициях стоит и современная теория государства.

Несмотря на то, что представители разных классов, страт, каст оказывались в далеко не равном положении, государство все же всегда возникало в связи с необходимостью удовлетворения общих интересов населения: защиты от внешних нападений, обеспечения общественных работ, санитарных условий и т.п.

Признание государства органом всего общества - характерный мотив любого идеалистического учения о государстве, т.е. учения, исходящего из идеи, а не из эмпирически установленных фактов. Если государственная власть - от Бога, значит, она должна быть равной по отношению ко всем и не иметь классового уклона. Так, по крайней мере, следует из христианской религии. Патриархальная теория происхождения государства, выдвинутая еще Аристотелем, видит в государстве разросшуюся семью, опекающую подданных, как отец своих детей /1,стр.3/ Договорная теория Руссо предоставляет власти только те полномочия, которыми ее наделяют «договорившиеся» граждане /12,стр.13/. Теория, утверждающая власть государства через согласие подданных на подчинение, и теория правового государства, требующая ограничения власти законом, требованиями справедливости, правами человека, отражают хотя и правильные, но сугубо идеологические и психологические основы возникновения и функционирования государства.

Государство объединяет своей властью и защитой всех людей, населяющих его территорию, независимо от их принадлежности какому-либо роду или племени. Это означает, что государство имеет свою территорию, определяет ее границы и защищает от нападения извне. Постоянное население данной территории, как правило, имеет устойчивую связь с государством в виде подданства или гражданства и пользуется его защитой внутри страны и за ее пределами. Государственная власть распространяется и на находящихся в стране иностранцев и лиц, не имеющих гражданства. Однако они имеют особое правовое положение.

Можно возразить, что государство не защищало рабов от произвола господина. Это в основном верно, хотя и не абсолютно. Раб, как правило, не пользовался государственной защитой. Однако власть государства на рабов, так или иначе, распространялась.

При родовом строе власть осуществлялась самими общинниками. Управление делами общины не было закреплено за особым слоем людей. Оно осуществлялось лицами, выбранными членами рода в соответствии с их качествами, заслугами. Их функции не составляли «должности», осуществлялись в силу доверия и авторитета. Органы родового строя не располагали специальными средствами и аппаратом принуждения. Их решения, в том числе и наказания, осуществлялись самими членами рода.

Для государства характерно наличие, по выражению Ф. Энгельса, особой публичной власти, выделенной из общества и не совпадающей с населением страны. Государство обязательно обладает аппаратом управления и принуждения, существующим специально для выполнения этих, ставших специфически государственными, функций. Публичная власть - аппарат чиновников, армия, полиция, а также ее «материальные придатки» - тюрьмы и другие принудительные учреждения - является наиболее существенным, неотъемлемым признаком государства /8,стр6/.

Для содержания публичной власти необходимы средства. Государство собирает их с граждан в виде обязательных налогов, податей. Родовой строй, не знавший особого аппарата управления, не нуждался в подобных финансовых институтах.


Понятие формы государства

Термин «форма государства» употребляется в различных значениях. Во многих науках – это понятие, используемое для выделения данного явления (формы государства) из других явлений государственности; в понятии взятые в виде абстракции признаки отражают существенные стороны формы государства в их взаимосвязях, образующих определенную целостность.

Для действующего права той или иной страны, прежде всего для ее конституционного права, форма государства – это правовой институт (в разных характеристиках – комплексный институт или комплекс институтов), система внутренне согласованных норм данной отрасли права, регулирующих реальное явление (форму), в их правовых взаимосвязях.

В политических науках, государствоведческих дисциплинах форма государства понимается как один из институтов государства (государственности) в соответствии с различными подходами к понятию института. Она изучается этими отраслями науки как фактическое явление, существующее зачастую в соответствии с конституционными нормами, а в ряде без такого соответствия и даже в противоречии с ними. В государствоведении форма государства изучается как конкретный комплексный институт, имеющий свои особенности в каждой стране, даже если для характеристики такого института или его составных частей используется одно и тоже название. При одинаковом названии президентские республики США и Кении – не одно и тоже явление, индийский федерализм отличается от канадского, методы управления в парламентарной монархии Таиланде во многом не похожи на методы управления в парламентарной монархии Великобритании и т.д. Для сравнительного государствоведения все эти особенности имеют первостепенное значение.

Создавая понятие формы государства, различные авторы оперировали четырьмя составляющими. Это форма правления, форма государственного устройства, политический (с другой точки зрения – государственный) режим, политическая динамика. Рассматриваемое понятие конструировалось на основе сочетания четырех, трех, двух элементов. Отдельные авторы сводили его к одному из них (к политическому режиму). В настоящее время в отечественной науке обычно используется трехэлементная характеристика: форма государства рассматривается как совокупность форм правления (структура и взаимоотношения трех высших органов государства – главы государства, парламента и правительства), государственного устройства (унитаризм, федерализм, автономия) и государственного режима (методы осуществления государственной власти).

Элементный подход к форме государства имеет практическое значение и широко применяется в учебных целях. Используя его в научных исследованиях обращают внимание на единство (а не просто совокупность) элементов, составляющих форму государства. Но на деле это единство часто предстает все же как механическое соединение элементов, а не как единство целостной системы, обусловленное его внутренними связями и ее отношениями со средой (прежде всего социальной, национальной, социокультурной средой и т.д.). Характеристика формы государства нередко дается лишь через ее элементы, определения же формы в целом обычно ограничиваются общефилософскими понятиями. Такой подход не может быть признан безупречным, тем более что в последние десятилетия некоторые конституции (например, Турции 1982г., Сальвадора 1983г., Никарагуа 1987г. и др.) не ограничиваются упоминанием о формах правления и государственного устройства, а содержат более общий термин – «форма государства».

Правда, такая терминология используется обычно лишь в заголовках соответствующих глав основных законов. Эти главы включают нормы о формах правления и государственного устройства, реже – о политическом режиме, иногда содержат другие важные положения (например, характеристику республики как социально-правового государства, принцип национальной солидарности и уважения прав человека в турецкой конституции 1982 г.), но определения формы государства как комплексного института в них нет. Тем не менее, включение в конституции обобщающего понятия «форма государства» дает дополнительную аргументацию о необходимости ее определения не только через совокупность элементов, но и как особого института, особой структуры.

Системный подход предполагает учет не только элементов с их качествами, но и связь между ними, образующих единое целое (форму государства), а также связи элементов с этим целым, ибо целое вступает вовне как новое образование, а не только через свои элементы. Связи элементов играют огромную роль в возникновении данной совокупности, ее было бы невозможно получения путем обычного примыкания друг к другу двух, трех, четырех элементов. Более того, путем таких связей создается новое качество, присущее форме государства, которое не принадлежало ни одному из элементов, взятых отдельно.

С этой точки зрения, не только форма государства составляется из элементов, но и традиционно называемые три элемента представляют собой лишь главные стороны формы государства, в которых она проявляется, не исчерпывая своих качеств до конца. Наряду со структурой и взаимоотношениями трех высших органов государства (форма правления), федерализм и унитаризм (форма государственного устройства), методами государственного режима (разными в условиях демократии, авторитаризма, тоталитаризма) форма государства находит свое проявление в организации и порядке деятельности органов государства на местах (без учета роли префектов до 1982 г., имевших большие полномочия и контролировавших всю местную жизнь, трудно было бы адекватно понять форму государства во Франции), в системе и деятельности органов правосудия (существование особой системы административных судов, рассматривающих жалобы граждан по вопросам управления, накладывает особый отпечаток на деятельность всего государственного аппарата), в существовании или отсутствии специальных органов контрольной власти, в характере “материальных придатков” государства (существование воинской обязанности и альтернативной службы или только системы волонтерского набора в армию). Таким образом, мы подходим к пониманию формы государства с более широких позиций, чем это нередко принято в литературе.

Форма государства, как и любая форма, определяется его содержанием, ибо форма всегда есть организация содержания. Таким содержанием является государственная власть: та или иная форма государства создается и изменяется с тем , чтобы наиболее эффективно осуществлялась государственная власть. Для этой цели образуются органы государства, устанавливается определенное административно-территориальное деление, применяются те или иные методы осуществления государственной власти.

Вместе с тем, форма государства определяется не только содержанием “первого порядка” – государственной властью как таковой, но и зависит от конкретного социального содержания последней. Сохранившаяся в некоторых странах полуфеодальная власть тяготеет к авторитарным формам ее выражения (существует монархия с обширными полномочиями главы государства, роль парламента принижена, он превращен в консультативный орган или не существует вовсе, наблюдается сильная централизация или даже “сверхцентрализация”, местное самоуправление практически отсутствует, используются авторитарные методы управления). Демократическая власть, опирающаяся на средние слои населения, национальную (прежде всего промышленную) буржуазию в том или ином объеме проводит в жизнь концепципцию разделения властей и систему сдержек и противовесов, осуществляет децентрализацию и деконсентрацию управления, применяет демократические методы: регулярные выборы, ротацию, референдум, различные формы партиципации граждан в управлении. Связи социального содержания государственной власти и формы государства, приизнаваемые и марсисткскими, и немарсистскими исследователями (первые, правда, преувеличивали их, а вторые зачастую игнорировали) нельзя недооценивать, анализируя институт формы государства в различных странах. Термин “социально-правовое государство”, включаемый теперь в некоторые конституции, лишь отчасти учитывает эти связи.

Вместе с тем следует отметить, что жесткой зависимости содержания и каждого из элементов формы не существует. Излишняя детерминированность, на которой настаивают сторонники марксистстско-ленинского подхода, не всегда оправдана. Социальное содержание может определять (например, в абсолютной монархии), а может и не определять те или иные формы (например, тоталитарный режим может существовать в условиях политического властвования различных социальных сил). Связи содержания и формы, зависимость последней от содержания отчетливо обнаруживаются в деятельности органов государства на местах (губернаторы в Саудовской Аравии (как правило, родственники монарха) сильно отличаются своим положеним от безвластных , по существу, губернаторов штатов в Индии), в структуре и функционировании третьей власти – правосудия (без учета роли мусульманских судов, например, в Омане вряд ли удастся адекватно понять форму государства в этой стране), в порядке формирования верхушки государственного аппарата (без этого не понять теократическую форму государства в Иране, где многие высшие государственные постымогут занимать только священнослужители, имеющие определенный духовный сан), в деятельности контрольной власти (в том числе конституционных судов, некоторые решения которых, например, в России, имеют политический характер, отражают особенности социальной природы власти , этнического состава страны и др.). Такие связи иногда обнаруживаются в структуре федерации (например, в Бельгии она определяется одной из сторон социального фактора – отношениями различных этнических общностей). Напротив, трудно усмотреть доминанту социального содержания в федеративной форме Коморских островов, которая определяется прежде всего географическими факторами (каждый остров-субъект федерации). При разном социальном содержании государства федерациями являются Россия и Пакистан, не определяется социальным содержанием чатое применение референдумов в Швейцарии, отражающее обратные связи государственной власти с населением, и неприменение этой формы связей в США (на федеральном уровне в США не проводилось ни одногореферендума).

В высокоразвитой Великобритании и полуфеодаоьном Непале существует одна и та же форма правления – парламентарная республика, в ФРГ и Пакистане, где в политической власти доминируют разные социальные слои, существует федерация, демократический режим существует в США и Индии при неодинаковом содержании государственной власти и т.д. Различия в социальной природе оказывабт нередко влияние, как видно из сказанного, не на сами основы формы государства, правления или территориально политического устройства, а на их особенности (абсолютная монархияможет существовать при одной расстановке классовых сил, а парламентарная – только при другой, но все равно это – монархия).

Рассматривая связи содержания и формы, исследователи нередко ограничиваются социальным содержанием. Такой подход долгое время существовал в отечественной литературе, его использовал и автор данной работы. Более внимательный анализ, однако, свидетельствует, что содержание государства имеет и другие стороны. Оно включает такие отношения, которые связаны с наличием управленческой элиты и необходимого кадрового состава для выполнения организационных задач, отношения, вытекающие из экологических проблем, из взаимосвязей с другими государствами и т. д. Да и само социальное содержание нельзя сводить только к отношениям классов и социальных слоев, как это нередко бывает. Социальное содержание включает национальные, этнические отношения, отношения территориальных коллективов – определенных регионов государства даже при одинаковом этническом составе их населения, проблемы, связанные с положением женщин и т.д. Все эти моменты в той или иной степени могут оказывать свое влияние на различные стороны формы государства. Наличие необходимого кадрового состава дает возможность построить государственный аппарат на иных началах, чем там, где этого нет, отношения этносов и регионов самым тесным образом связаны с вопросами территориальной и национально-культурной автономии, экологические проблемы вызывают к жизни создание особых округов со специфическими формами управления, эти округа не входят в общую систему административно-территориального деления ни в США, ни в Японии, равно как не входят в нее школьные и медицинские округа в Великобритании. Ситуация, связанная с социальными отношениями мужчин и женщин, порождает особенности формы государства в мусульманских странах (например, лишение избирательных прав женщин и запрет занимать пост главы государства). Не менее важным фактором содержания оказывается религия. Наиболее яркий пример этого – клерикальная государственная форма в Иране. Есть и другие стороны содержания государства, которые необходимо исследовать, в том числе прямые и обратные связи не только государства и общества, но и связи внутри аппарата самого государства.

Во многих случаях те или иные случаи государственной формы не зависят от социального содержания государства или вообще от его содержания, а определяются другими факторами – географическими условиями, традициями, общественной психологией, а иногда и волюнтаристическими действиями правящих личностей-диктаторов (таково было, например, провозглашение президентом Бокассой империи в Центрально-Африканской республике в 1976 г.).

Понятие формы государства в юридической литературе обычно дается путем перечня тех трех слагаемых, о которых говорилось выше. Иногда добавляется четвертый элемент – политическая динамика. Этот «перечневый подход» воспринят и в политологии, но определенные формы государства принимает там все же более синтезированный характер. Еще короче оно в некоторых философских работах, где акцент делается, прежде всего, на связи содержания и формы. Видимо, необходимо каким-то образом обобщить перечневый характер определения, а с другой стороны, не утратить его позитивных моментов, сведя определение к очень общей формулировке. Представляется, что можно было бы охарактеризовать форму государства, как особый комплексный институт государственности, следующим образом: это – обусловленная содержанием государства (прежде всего социальным, но не только им) организационно-функциональная структура государственности, выражающая способ организации и осуществления государственной власти в совокупности всех ее ветвей, включая методы прямой и обратной связи с населением.


Классификация современных форм государства


Элементный подход, обобщенного понятия формы государства предопределили недостатки существующей классификации. В теории государства отсутствует «сквозная» классификация форм государства, она проводится только по трем упомянутым выше элементам, а нередко – только по двум1. Лишь для некоторых режимов (развивающиеся страны) и отдельных разновидностей (государства социалистической ориентации и государства капиталистической ориентации) в отечественной литературе предпринимались попытки создать обобщенную классификацию форм. Эти попытки были не очень удачными главным образом потому, что основной акцент делался на содержании, а качества формы как таковой почти не принимались во внимание. Выделение революционно-демократической государственной формы и пробуржуазно-авторитарной формы (соответственно в так называемых странах социалистической и капиталистической ориентации), а затем подразделение первой на национально-демократические и народно-демократические республики социалистической ориентации, выделение пробуржуазно-монократической и пробуржуазно-националистической республики в странах капиталистической ориентации внутри пробуржуазно-авторитарной государственной формы и т.д. основывались, прежде всего, на требованиях идеологического подхода, а не на анализе собственной формы.

Другие классификации, применявшиеся в литературе, также исходили, прежде всего, из качеств содержания, а не собственно формы. Различались буржуазно-демократическая, фашистская, буржуазно-авторитарная и т. д. Государственные формы и противоположные им формы социалистического государства: республика советов, народно-демократическая республика. При этом опять-таки, прежде всего по социальному содержанию различались, например, советская республика в условиях диктатуры пролетариата и в тот период, когда она считалась формой общественного государства.

Классификация требует очень высокой степени генерализации, ибо, даже если не учитывать опыт далекого прошлого, а ограничиться лишь событиями нового времени, нужно проанализировать структуры сотен государств (в результате революционных событий на смену прежнему приходило новое государство). При классификации в кратком термине необходимо не просто объединить, а «спаять» неоднородные явления, характеризующие модификации каждого из трех основных элементов (даже если не учитывать остальные). Для формы правления таких модификаций, по крайней мере, пять (три разновидности монархии и две – республики), три – для формы государственного устройства, три – для режима. Критически рассмотрев их, мы предложили выделить три главные государственные формы: монократическую (монистическую), сегментарную (сегмент в переводе с латинского – отрезок целого) и поликратическую (плюралистическую).

Монократическая, т.е. единовластная государственная форма характеризуется высочайшей степенью централизации власти в руках по существу единственного лица или органа. Для характеристики формы несущественно, кто будет этим лицом или органом: им может быть и теократический монарх в султане Оман, и фюрер в условии фашистской Германии, военно-революционный совет, а чаще – его глава после переворота в развивающихся странах, военная хунта, состоящая из командующих родами войск, как это было в Аргентине, Бразилии, в некоторых других странах Латинской Америки, «коллективный монарх» (Совет эмиров в ОАЭ) и т.д. В любом случае такая форма является монократичиской, хотя систем осуществления единовластия в той или иной стране имеет огромное значение, в том числе и для населения государства, а ее содержательная характеристика важна еще более. Из приведенных примеров видно, что она возможна и в странах высоко уровня экономического развития. Она утверждается главным образом при слабости «среднего класса», значительном влиянии помещиков, полуфеодальной титулованной элиты, недостаточном развитии класса буржуазии. Она всегда связана с установлением обязательной идеологии (иногда – государственно-обязательной), зачастую – с огосударствлением экономики и жизни общества в целом, с крайне элитарным характером государственной власти.

При данной форме разделения властей не признается, парламент отсутствует (например, в Саудовской Аравии), считается лишь консультативным учреждением или служит внешней декорацией (например, в Уганде при режиме президента-диктатора Иди Амина), в государственном управлении существует высокая степень централизации, самоуправление на местах практически отсутствует, в государственном режиме доминируют авторитарные методы, в политическом строе действует тоталитарная система.

Государство может официально называться федерацией (например, СССР или Чехословакия), иметь автономные национальные образования (Иракский Курдистан), но это не изменяет высокой степени централизации государственной власти и способов ее осуществления.

Демократические права и свободы граждан, фигурировавшие в законах, на деле отрицались практикой государственного управления, принудительной экспроприацией, коллективизацией крестьян, изгнанием со своей земли целых «опальных» народов, психическими лечебницами для инакомыслящих, тюрьмами для диссидентов.

Из сказанного видно, что монократическая государственная форма может, в свою очередь, иметь различные разновидности. Классификация их, выбор соответствующей терминологии, видно, дело будущего, но уже сейчас видно, что необходимость назрела: некоторые черты такой формы стали обнаруживаться и в отдельных постсоциалистических странах.

Сегментарная государственная форма, как отмечалось, в определенной мере – промежуточная форма. Она предполагает известное разделение ролей между разными институтами государства по управлению обществом. Решающая роль принадлежит либо монарху (дуалистическая монархия, например, в Иордании), либо президенту («суперпрезидентские» республики в Латинской Америке и в Тропической Африке). Федерация (если она существует) характеризуется ограниченностью полномочий субъектов федерации или их реальной роли (например, в Венесуэле), административно-территориальные единицы не имеют выборных представительных органов или находятся под «административной опекой» назначенных центром чиновником. В государственном режиме доминируют авторитарные методы управления, хотя провозглашаются и отчасти осуществляют демократические права и свободы (например, разрешена ограниченная многопартийность в Индонезии). В условиях, когда складывается эта форма, политическое руководство обществом принадлежит сравнительно широкому слою олигархии, но элита, стоящая во главе его, сравнительно многочисленна (во многих странах Латинской Америки), а иногда по существу замыкается на одном должностном лице – президенте (в Египте) или монархе (в Марокко, Иордании).

Сегментарная форма всегда предполагает наличие конституции и парламента, признаться разделение властей, определенная степень самоуправления.

Поликратическая государственная форма правления характеризуется разделением властей (размежеванием ролей по управлению), системой взаимных сдержек и противовесов, существованием нескольких центров власти в масштабе государства (президент, парламент, суды, а иногда и специальные контрольные органы) и на местном уровне (создание сравнительно децентрализованного, «кооперативного» федерализма, органов местного самоуправления, неподконтрольных назначенным чиновникам, или подконтрольных только в отношении соблюдения законов, и то через посредство административных судов). В государственном режиме (кроме случаев чрезвычайного положения) преобладают демократические методы управления, связанные с регулярными и «честными» выборами, партиципацией граждан, поисками консенсуса и компромиссов, гарантиями демократических прав граждан. Данная государственная форма может иметь своими составными элементами и простое унитарное государство с автономными образованиями (Дания), и федерацию (Швейцария). Она совместима и с президентской (США), и с парламентской (Италия), и с полупрезидентской республикой (Франция). Во многих странах приданной форме государства существует монархическая форма правления (Великобритания, Испания и др.), но это может быть только парламентарная монархия.

Поликратическая государственная форма в ряде капиталистически развитых стран, а также некоторых других странах, где «средний класс» пользуется значительным влиянием на государственную политику, где у власти стоит «национальная буржуазия», сохраняющая демократические потенции (например, в Индии, особенно на ранних ступенях ее развития). Существует соревновательная (например, в США), а в ряде стран – социопримирительная политическая система (в Швеции, Норвегии, Финляндии и др.), несколько центров принятия решений, государственная власть открыта для давления на нее со сторон различных заинтересованных групп, общество характеризуется идеологическим плюрализмом.

Одной из современных тенденций развития формы государства является возникновение разного рода гибридных и смешанных форм. В республике появляются по существу, монархические черты (например, пожизненные президенты, а в КНДР сын Ким Ир Сена даже при жизни этого президента был объявлен наследником его дела и будущем руководителем государства), а в монархии возникают черты, присущие на деле республике (выборность главы государства). Происходит смешение, соединение различных черт формы правления. Намечается все более широкий отход от «чистых» форм правления, создатели новых конституций пытаются соединить позитивные черты различных форм и вместе с тем отбросить их недостатки.

Еще большие сложности, связанные с классификацией государственных форм, возникли в результате создания разнообразных межгосударственных содружеств, сообществ, союзов. С заключением Маастрихстского договора 1992 г. и внесением в связи с этим изменений в конституции стран-участников, федеративные черты в этом союзе стали очень заметными, а в последующие годы они еще более укрепились. Создание в 1996 г. сообщества России и Белоруссии, прием в 1996 г. России в Совет Европы внесли определенные изменения в структуру государственных органов, в законодательство России. Пример этого рода можно умножить они свидетельствуют о все более широком применении комбинаторных государственных форм.


Форма правления

Названные выше три основные формы государства дают самое общее представление о государственных структурах. Для более детального анализа, сопоставлений и выводов о предпочтительности тех или иных институтов в различных ситуациях необходимо исследование элементов формы.

С точки зрения формы правления (т.е. структуры и характера взаимоотношений высших органов государства) принято выделять монархию и республику.

В развитых странах различия между монархией и республикой практически не имеют значения: по степени демократичности порядка управления монархия Великобритании мало чем отличается от республики Франции. Однако в развивающихся странах такие различия могут быть существенными. Во многих развивающихся государствах замена монархии республикой ведет, как правило, к демократизации политического строя. В развитых странах население видит в монархе только символ нации (соответствующие положения имеются в японской конституции 1946 г.) и сколько-нибудь заметного движения за упразднение монархии не существует. Даже коммунистические партии некоторых стран Европы в период особой «революционности» коммунистического движения (например, в Нидерландах) заявляли, что и в случае социалистических революций при определенных условиях не будут ставить вопроса о замене монархии республикой при соблюдении законности и соответствующем поведении королевского дома2 (другие партии, например, в Великобритании, предусматривали такую замену в своих программах).


Современная монархия

Монархическая форма правления имеет три разновидности. Абсолютная монархия в ее чистом виде (безконституционная монархия) является достоянием прошлого, будучи связана с условиями рабовладельческой и феодальной формаций. В настоящее время она сохранилась в “чистом” виде лишь в единичных странах (например, султанат Оман). Абсолютная монархия характеризуется сосредоточением всей полноты власти (законодательной, исполнительной, высшей судебной, а иногда религиозной, духовной) в руках монарха. В идеальной абсолютной монархии конституция отсутствует (считается, что ее заменяет священная книга мусульман – Коран), парламент не существует. Однако в современных условиях, когда во многих монархиях, особенно в нефтедобывающих странах, феодальная знать перерастает в крупную буржуазию, абсолютная монархия подвергается существенным изменениям. Во многих странах приняты конституции и созданы парламенты. Однако, по существу, такие монархии продолжают оставаться абсолютными: конституции, принятые без участия избирателей или парламентов, а дарованные монархами (последняя – в Саудовской Аравии в 1992 г.), устанавливают, что власть исходит от монарха, а парламенты имеют лишь консультативный характер, да и они вскоре после создания были распущены.

Современная абсолютная монархия, как и раньше, является, прежде всего, формой господства феодальной и полуфеодальной знати, хотя сама эта знать существенно изменилась, превращаясь в крупную, преимущественно финансовую буржуазию.

Развитие и усиление класса буржуазии, выступления широких слоев народа против абсолютизма уже в ХVIIIXIX вв. В Европе привело к ограничению власти монарха и замене абсолютной монархии дуалистической. Последняя стала воплощением компромисса между растущей буржуазией и еще сильным дворянством. В дуалистической монархии создается парламент, который обладает законодательной властью; законы не могут издаваться помимо парламента. Управление государством возглавляет король, он формирует правительство (совет, кабинет министров), ответственный только перед ним, парламент не может путем вотума недоверия или иным способом уволить правительство в отставку. Король к тому же обладает определенными полномочиями, его указы могут регулировать многие сферы жизни и не нуждаются в одобрении парламента. Король имеет право отлагательного вето по отношению к законам парламента и право роспуска последнего.

Такая форма правления существовала в Германии, Турции, Таиланде, Ливии, многих других странах. В настоящее время с точки зрения конституционных норм ее в «чистом» виде уже нет. Но фактически пережитки дуалистической монархии сильны во многих странах. Так, хотя устанавливается двойная ответственность правительства (перед парламентом и перед королем), на деле реален лишь второй вид ответственности, тем более что часто король на многие годы распускает парламент и осуществляет беспарламентское правление (например, в Марокко).

Укрепление позиций буржуазии, рост численности и влияния «среднего» класса, требования народных масс приводят к установлению парламентарной монархии. В условиях данной формы в развитых странах (в Европе и Японии) помещиков уже нет, а если и сохранились некоторые аристократические элементы, то как особый слой общества они полностью утратили влияние на государственные дела, господствует принцип юридического равенства всех граждан. Монарх является главой государства, символом нации, но не возглавляет государственное управление и не занимается им. Складывается положение, характеризующееся известной формулой: «Царствует, но не управляет». Правительство (лидера правительства, премьер-министра) он назначает по указанию парламента (из состава партии или коалиции партий, имеющих большинство в парламенте или его нижней палате), право вето по отношению к актам парламента он не имеет или не принимает его в течение длительного времени (почти триста лет в Великобритании, в связи с чем сложилась норма обычного права о неприменении вето).

В странах Азии и Африки (в Непале с 1990 г., Марокко, Иордании с 1991 г. и др.) парламентарная по тексту конституций монархия обладает значительными чертами дуализма, а то и королевского абсолютизма.

Процесс развития современного мира свидетельствует о сокращении числа монархий, после второй мировой войны провозглашены республики в ранее монархических Болгарии, Румынии, Венгрии, Греции, Италии, Афганистане, Эфиопии и некоторых других странах. Достоинством данной формы правления нередко считают то, что монарх является беспартийным, его положение не зависит от политических событий.

Три разновидности монархической формы правления представляют только основную классификацию. Наряду с ними, а также в их рамках существуют и другие. Выше уже упоминалось о «выборной монархии» в Малайзии, где пост главы государства выборный.

Особая форма монархии, существует в ряде мусульманских стран, связана с концепцией халифата – справедливого государственного строя, который по преданию, был основан пророком Мухаммедом. В замещении поста монарха здесь особая роль принадлежит семейному совету правящей семьи – неофициальному, но очень важному учреждению. Он определяет правопреемника монарха (не всегда это старший сын), может заставить монарха отречься от престола (это имело место в последние десятилетия в Саудовской Аравии). В управлении государством применяется концепция аш-шура (консультации правителя с авторитетными людьми, ибо в мусульманской доктрине считается, что выборы не самый надежный институт: выбранными могут быть не самые достойные). Монарх, как правило, является высшим духовным лицом государства – имамом. Данная форма монархии в своей основе – теократическая монархия.

Своеобразная разновидность монархии существует в странах Тропической Африки и Океании, где сильны пережитки патриархального строя. В этих странах (Свазиленде, Тонга и др.) особое значение имеют различные советы племенных вождей, а общегосударственный совет вождей определяет преемника монарха.

Наконец, особая разновидность монархии существует в некоторых государствах – членах британского Содружества (многие его члены – республики). Обычно это мелкие островные государства, бывшие колонии (Антигуа и Барбуды, Барбадос, Ямайка и др.), которые имеют своим главой монарха Великобритании, представленного в этих странах генералом-губернатором. Последний практически назначается правительством не Великобритании, а данного государства, хотя это назначение подтверждается британским монархом. По существу, это своеобразная форма парламентарной монархии.


Республиканская форма правления

Республиканская форма правления использовалась в древнем мире (например, демократическая республика в Афинах и аристократическая – в Риме), республиками являлись многие города-государства (с прилегающими районами) в средние века (Дубровник в Югославии, Бремен – в Германии, Новгород – в России). Но наиболее широкое распространение эта форма получила в новое время, после победы буржуазных революций. Первой республикой, связанной с такими революциями, стали США.

В республике глава государства – президент, избираемый на определенный срок (обычно от 4 до 7 лет, в Латвии – на 3 года) из среды граждан государства (в Аргентине, Ирландии, Исландии, Филиппинах, Шри-Ланке и некоторых других странах на этот пост избирались не только мужчины, но и женщины). Переизбрание на очередной срок в некоторых странах допустимо без каких-либо ограничений (например, в Египте), в других допускается лишь на два срока (как в России), в третьих президент не может быть избран на следующий срок (Мексика). Эти положения направлены против возможного президентского авторитаризма.

Согласно нормам конституций ряда стран, президентом может быть лицо, родившееся от граждан данного государства, достигшее определенного возраста (обычно от 35 до 40 лет) и не превысившее возрастной барьер (обычно 65 лет), обладающее политическими и гражданскими правами.

Президент избирается: путем прямых выборов гражданами государства (Франция, Шри-Ланка, Россия, Бразилия и др.); косвенными выборами (Аргентина, США); парламентом (Ливан, Турция, Израиль, Мальта, Сингапур др.) или специальным надпарламентским органом (народным консультативным конгрессом в Индонезии); избирательными коллегиями, состоящими из членов парламента и представителей законодательных собраний штатов либо местных органов самоуправления (Италия, Индия др.).

Президент обычно по конституции обладает исполнительной властью (иногда на ряду с правительством), но на практике в парламентарной республике эту власть реализует за него правительство.

Принято различать две основные республики: президентскую и парламентарную. В обеих главой государства является президент, но в первой правительство (Совет, кабинет министров) и отдельных министров он назначает по своему усмотрению, и они несут ответственность перед ним, а не перед парламентом. Даже если есть должность премьер-министра, юридически, а тем более фактически главой государства является президент. Он может быть досрочно смещен со своей должности либо в результате незаконного государственного, военного переворота, либо путем обвинения в государственной измене и особой судебной процедуры и рассмотрения дела в специальном высшем суде, либо импичмента.

Эта форма республики отличается стабильностью, поскольку парламент не вправе сместить правительство, но и президент не может распустить избранный парламент («система сдержек и противовесов»). Таким образом, на период полномочий президента страной управляют лидеры из его партии, хотя в парламенте большинство принадлежать другой партии или партиям. В развитых странах такая система работает на базе установившихся десятилетиями, а то и столетиями процедур, поисков компромиссов и консенсуса. В развивающихся странах иногда принимаются специальные меры для обеспечения стабильности. Конституции предусматривают такие механизмы выборов, чтобы пост президента и парламентское большинство принадлежали одной и той же партии. Такой порядок служит усилению власти президента, который обычно является лидером партии большинства в парламенте, ведет к ограничению демократического принципа разделения властей и системы сдержек и противовесов.

В большинстве президентских республик в развивающихся странах такие меры не предусмотрены законодательством, существуют даже внешние атрибуты взаимных ограничений власти президента, парламента, суда, но система сдержек и противовесов фактически не действует или действует в очень слабой степени. В странах Латинской Америки власть президента на практике значительно сильнее, чем это предусмотрено правовыми нормами, в связи с чем они получили название суперпрезидентских республик.

В парламентарных республиках единство действий президента и правительства обеспечивается отмеченным выше правилом, согласно которому президент действует по указанию правительства. В полупрезидентских, полупарламентских республиках такое единство обусловлено тем, что министров назначает президент, а министры, занимающие наиболее важные посты (так называемые силовые министры, а так же министр иностранных дел) подчинены непосредственно президенту; премьер-министр фактически не руководит их деятельностью.

Парламентарных республик в мире существует гораздо меньше, чем президентских и полупрезидентских. В результате применения смешанных характеристик довольно трудно вычленить формы «чистой» парламентарной республики, но, видимо, их насчитывается в мире не более одной пятнадцатой части всех государств с республиканской формой правления. При данной форме правления правительство лишь формально назначается президентом, а на деле оно формируется партией (партиями), располагающими большинством мест в парламенте: в противном случае оно не получит вотума доверия в данном органе. Оно несет политическую ответственность только перед парламентом. Здесь существует «слабый» президент.

Достоинством этой формы является то, что состав и политика правительства непосредственно отражают соотношение сил в парламенте – органе народного представительства. Однако это же становится крупным недостатком: при отсутствии прочного большинства у какой-либо одной партии (устойчивого союза нескольких партий), при переходе депутатов парламента из одной партии в другую, при расколах правящей партии и появлении фракции (фракций), голосующих вместе с ее противниками, правительство утрачивает стабильность, его часто «свергают» путем вотума недоверия, принятой парламентом.

Как говорилось, в современных условиях «чистые» формы президентских и парламентарных республик сравнительно редки. С одной стороны, в президентских республиках предусматриваются некоторые ослабленные формы политической ответственности министров, с другой стороны возникают гибридные формы полупрезиденстских, полупарламентарных республик.

Премьер-министра и членов правительства назначает президент, правительство несет ответственность перед парламентом. Последнее отличает данную форму от президентской республики и сближает с парламентарной.

Гибридные формы республики обладают определенными позитивными чертами: они обеспечивают стабильность правительства, противостоят его замене по разным конъюнктурным, партийным соображениям и т.д. С другой стороны, есть и определенные минусы: нарушается разделение властей, система сдержек и противовесов, усиливается президентская власть, и ее носители иногда обнаруживают тенденцию к авторитаризму.



Территориально-политическое устройство государства

Для характеристики территориальной организации государства, организации государственной власти с территориальной группировкой населения в юридической литературе долгое время употреблялся, да и сейчас используется (особенно в работах по теории государства и права) термин «государственное устройство». Он применяется в неодинаковых значениях в обыденной речи, политической литературе, юридических исследованиях. В первых двух случаях ему придается обычно очень широкое значение: речь идет о государственном, а иногда и общественном строе в целом. В юридической литературе имеется в виду лишь устройство территории государства, соотношение государства как целого с его составными частями. Это политико-территориальное деление (унитарное государство и федерация, национальные и иные государственные образования – субъекты федерации: штаты, султанаты, земли, кантоны и др.), автономные образования (автономные республики, области и др.) и административно-территориальные единицы (провинции, районы, округа и т.д.).

Что касается конфедераций, сообществ, союзов, содружеств государств, то, строго говоря, они к проблеме территориально-политической организации государства не относятся: речь в данном разделе идет о внутренней организации государства, а перечисленные формы – это межгосударственные, международные объединения государств. Но вопросы касаются государствоведческой проблематики, хотя они изучаются не в конституционном (государственном), а в международном праве. В государствоведении они практически не исследуются.


Унитарное государство

Понятие «унитарное государство» происходит от латинского слова “unus”, что значит один, единственный. Унитарное – это слитное государство, не разделенное на более мелкие государственные образования, а состоящее, как правило, из административно-территориальных единиц. Унитарные государства бывают двух видов: простые и сложные. Простые состоят только из административно-территориальных единиц (Польша, Таиланд, Алжир, Колумбия, Вануату и др.), сложные имеют в своем составе те или иные формы автономии (Италия, Филиппины, Никарагуа и др.)

Административно-территориальное деление в разных странах строится по неодинаковым принципам и включает разное число ступеней, звеньев. Обычно это области, провинции, губернаторства и т.д., на которые непосредственно делится территория государства; районы, уезды, округа и т. д., из которых состоят единицы областного звена; общины - как низовая единица.

После второй мировой войны в ряде стран наметились два направления изменений в территориальном делении. Во-первых, стали создаваться крупные единицы, охватывающие несколько областей – регионы. Они создаются не актами центральных органов, а снизу, путем соглашений, и их создание, прежде всего, преследует цель экономической координации различных частей страны. Такие объединения, каждое из которых охватывает несколько штатов, играют значительную роль в Бразилии. В России тоже создаются региональные объединения субъектов федерации (например, Поволжье, Сибири и др.). Хотя они задуманы для координации экономики, на деле они играют и другую роль, выступая с определенными политическими требованиями. Это имеет место и в России, и голос таких объединений гораздо более весом, чем выступления отдельных субъектов федерации, когда они предъявляют свои требования к президенту и правительству, особенно по вопросам экономической политики.

Вторая тенденция связана с опытом заокеанских стран (прежде всего США), где уже давно создавались специальные округа (по вопросам образования, водоснабжения, санитарии и др.). Управление этими округами специализировано, осуществляется назначаемыми ими избираемыми по конкурсу чиновниками (агентствами), являющимися профессионалами в данной области.

Особое положение занимают столицы государств или столичные округа (столица с прилегающими окрестностями). Нередко полномочия избираемого в столице муниципалитета ограничены по сравнению с другими местными представительными органами (Вашингтон в США и др.). Такие ограничения означают большой контроль со стороны центра и в ряде стран преследуют цель уменьшить роль населения столицы в событиях, которые могут произойти вследствие противостояния различных социальных и политических группировок. Центром таких событий, оказывающих решающее влияние на политику государства, обычно оказывают столицы.

Унитарное государство – наиболее централизованная форма государственного устройства. Однако имеются определенные градации. В некоторых странах унитарное государство является относительно децентрализованным, где в большинстве звеньев административно-территориального деления имеются органы, выбираемые населением, а в некоторых звеньях – только такие выборные органы. Они обладают широкими полномочиями по решению местных вопросов.

Децентрализованным является унитарное государство, если во всех звеньях административно-территориального деления имеются только избираемые органы и нет назначенных из центра чиновников общей компетенции, призванных осуществлять административный контроль за местными органами самоуправления (например, в Великобритании, Японии).

Наиболее централизованным является такое унитарное государство, где существует вертикальная система назначенных органов управления сверху донизу. В настоящее время такая система создается только в условиях военных режимов, ибо в нормальных условиях в городах и общинах (селах) всегда имеются выборные советы или общие собрания граждан, достигших совершеннолетия (обычно 18 лет). Эти собрания принимают решения по вопросам местного самоуправления.

Форма унитарного государства дает возможность более полной концентрации ресурсов в руках центра, она может способствовать ускорению развития страны в целом.


Федерация

Федеративная форма государственного устройства является еще более многоликой, чем унитарная. Каждая федерация обладает уникальными, специфическими особенностями. И все же можно при этом выделить черты, характеризующие все федеративные государства.

Так, в отличие от унитарного государства федеративное в политико-административном отношении не представляет собой единого целого. Оно состоит из территорий субъектов федерации. Оно - союзное государство. Государственные образования, входящие в состав федеративного государства, могут не являться государствами в собственном смысле слова, поскольку они не обладают полным суверенитетом, т.е. самостоятельностью и независимостью по всем вопросам внутренней и внешней политической жизни. Степень суверенности может быть разной. Однако выделяется круг вопросов, которые не могут быть решены без участи центральной власти. Но во всяком случае субъекты федерации на ряду с хозяйственной и социально-культурной самостоятельностью приобретают и определенную политическую самостоятельность и это их отличает от административно-территориальных образований унитарного государства.

В федерации существует два уровня государственного аппарата: федеральный, союзный и республиканский (уровень штата, кантона, земли, и т.д.). На высшем уровне федеративный характер государства выражается в создании двухпалатного союзного парламента, одна из палат которого отражает интересы субъектов федерации (верхняя). При ее формировании используется принцип равного представительства вне зависимости от численности населения. Другая палата формируется для выражения интересов всего населения государства, всех его регионов. В федерации может также существовать государственный аппарат и на местном уровне.

Одним из формальных признаков федерации является наличие двойного гражданства. Каждый гражданин считается гражданином федерации и гражданином соответствующего государственного образования и это закрепляется конституциями государств. Это означает, что объем прав и свобод у каждого гражданина, не зависимо от того, на территории какого субъекта он проживает, один и тот же.

В федеративном государстве функционирует правовая система, построенная на принципе централизации, единстве. Но субъекты федерации могут создавать и свою правовую систему. Чаще всего, хотя и не всегда, им предоставляется право принятия собственной конституции. Однако всегда при этом устанавливается принцип субординации, иерархии законов, согласно которому конституции субъектов федерации должны полностью соответствовать союзной конституции и ей не противоречить, а республиканские законы не должны противоречить федеральным законам. Этот принцип должен соблюдаться и тогда, когда в отдельных государственных образования сохраняются конституции, принятые ими до вступления в федерацию. Они должны приводиться в соответствии с союзной конституцией. Это же правило касается и всех других нормативных актов, прежде всего законов. Принцип приоритета общефедерального закона над законами субъектов федерации является всеобщим и необходимым для всех видов федерации.

Таким образом, в пределах федерации действуют федеральные (общесоюзные, общереспубликанские, общеземельные и т.п.) законы, а также соответствующие им законы субъектов федерации. Действие последних как правило, распространяется лишь на территорию соответствующего субъекта. Кроме того, федеральные законодательные органы могут принимать законы специально для определенных членов федерации и устанавливать им особый правовой статус.

Субъект федерации обладает правом иметь собственную судебную систему. Конституция определяет порядок организации, процедуры и предмет деятельности судебных и других правоохранительных органов, устанавливая как бы образец для построения судебной системы в субъектах федерации. Высшая судебная инстанция федерации, как правило, не рассматривает жалобы на решения судов субъектов федерации или рассматривает, но в крайне ограниченных и специально установленных случаях.

В федерации используется двухканальная система налогов: федеральные и налоги субъектов федерации. Как правило, собранные налоги поступают в общефедеральную казну и затем уже часть их (посредством бюджета) передается для использования субъектам федерации. Иной порядок может существенно подрывать федеративную природу государства, угрожать его целостности. При этом, разумеется, собственные доходы государственных образований (республик) крайне ограничены и субъекты федерации нуждаются в получении субсидий и дотаций от союзного государства. Финансовая зависимость является одним из важных дополнений к тому конституционному механизму, с помощью которого центральная власть подчиняет и контролирует субъекты федерации.

Главным вопросом любой федерации является разграничение компетенции между союзом и субъектами федерации. От решения этого вопроса зависит юридической положение государственных образований и характер тех отношений, которые складываются между федерацией и ее членами.

Как правило, эти отношения в самом основном определяются конституцией федерации или федеративными договорами. Поэтому в федерации реализуется либо конституционный, либо договорно-конституционный принцип.

Практика федеративных государств показывает, что вопрос полномочий федеральных и местных органов решается на основе трех принципов:

принцип исключительной компетенции федерации, т.е. определения предметов ведения, по которым только она может принимать решения, издавать нормативные акты. Все остальные вопросы, не вошедшие в предмет ведения федерации, представляют собой предмет ведения (компетенции) субъектов федерации;

принцип совместной компетенции, т.е. установления одного и того же перечня предметов ведения как федерации, так и субъектов федерации. При совместной компетенции федеральные органы государственной власти по согласованию с органами власти субъектов федерации решают те вопросы, которые входят в предмет их ведения. Инициатива может исходить как от федеральных органов, так и от субъектов федерации. Процедура совместной компетенции может иметь разные формы, которые, как правило, устанавливаются в конституции и иных законах;

принцип трех сфер полномочий предполагает установление федеральных полномочий, штатных, республиканских, земельных, кантональных и полномочий, отнесенных к совместной компетенции субъекта федерации и самой федерации.

Следует обратить внимание, что в практике некоторых федеративных государств появился и такой способ распределения компетенции между союзным государством и входящими в него субъектами федерации, как взаимное делегирование полномочий.

Это делегирование как бы снимает вопрос о жесткой подчиненности субъекта федерации центру, свидетельствует о добровольности распределения компетенции. Формула о делегированном полномочий сопровождается появлением в практике федерализма понятия и статуса ассоциированного члена, т.е. субъекты федерации, отличающегося по своему статусу от других субъектов федерации, прежде всего большой самостоятельностью, добровольной делегированностью полномочий, а не их централизованным распределением.

Вместе с тем иногда статус ассоциированного члена федерации используется и для юридического прикрытия намерения субъекта федерации выйти из состава федерации.

В связи с этим появились понятия об асимметричной федерации - разные политико-правовые отношения между федерацией в целом и ее отдельными субъектами, “жесткой” или “мягкой” федерации. Иными словами, современная практика федерализма, обогащенная разным опытом самоопределения народов после распада СССР дала новые формы федеративной государственности.

Но для функционирования федерации в ее новых формах должно быть осуществлено четкое распределение полномочий между федерацией и ее субъектами, установление и закрепление компетенции в договорных основах федерации. Иначе под угрозой оказывается целостность и единство государства.

Одним из сложных вопросов федерации является вопрос о праве наций на самоопределение и выходе из состава федерации. Разумеется, вступление в федерацию должно быть делом добровольным. Но может ли на основе этого принципа осуществляться выход из ее состава? Анализ конституций существовавших федераций показывает, что выход из состава федерации нигде не закрепляется в конституции.

В современных условиях социальная цена за реализацию принципа права наций на самоопределение в федеративном государстве становится столь большой (разрыв хозяйственных связей, возникающие проблемы этнических меньшинств, конфликты, в том числе вооруженные, беженцы, нарушение прав человека, спад производства и т.п.), что сторонникам приоритета права нации над правами человека всегда необходимо задумываться, во что же могут обойтись народу, нации мифологические идеалы и утопии сепаратизма, обособления, отделения, выхода из федерации, образование самостоятельного государства.

Федерации делятся на два вида: национально-государственные и административно-территориальные.

В основе национально-государственной федерации лежат национальные факторы и поэтому она имеет место в многонациональном государстве. Для такой федерации характерными являются республики, входящие в федерацию, автономные формы государственности и т.д., могут иметь место и культурные автономии.

В основу административно-территориальной федерации, как правило, положены экономические, географические, транспортные и иные территориальные факторы. Большую роль играют исторические традиции, языковые, иные культурные факторы.

Форма государственного устройства зависит от того, с какими государствами оно вступает в связи, на какой основе они складываются, а также от того, какого рода связи оно поддерживает с другими государствами. Ведь, вступая в отношения с субъектами международной жизни для решения каких-то вопросов, государство может зачастую поступиться и частью своего суверенитета, самостоятельности, даже независимости, ради достижения общих и великих целей.

В настоящее время федерация существует в США, Канаде, Бразилии, Мексике, ФРГ, Австрии, Бельгии, Швейцарии, Пакистане.


Формы политического режима

В научной литературе понятию «режим» дается неодинаковая трактовка. Немецкий юрист К. Левенштейн связывал это понятие с численностью партий, французский политолог К. Бюрдо – с существованием или отсутствием правительственной оппозиции, Е. Хамауи (Франция) – с конституционными взаимоотношениями органов государства, американский политолог Д. Истон понимает режим как стиль правления и совокупность процедур и урегулирований. Есть взгляды, связывающие это понятие со степенью централизации государственного аппарата, с наличием политических свобод, с практикой выборов, с совокупностью ролей, посредством которых осуществляется власть и управление3.


Политический режим

Истории известны самые различные политические режимы: деспотический, теократически-монархический, аристократический (олигархический), демократический, абсолютистский, клерикально-феодальный, милитаристско-полицейский, «просвещенного абсолютизма», бонапартистский, военно-полицейский, фашистский, фашизмоподобный, марионеточный, авторитарный, тоталитарный и ряд других.

Тем не менее в научном обороте категория «политический режим» появилась сравнительно недавно в 60-е гг. нынешнего столетия. В настоящее время в политологии и юриспруденции данная категория используется в трех значениях.

В первом значении политический режим полностью отождествляется с формой государства, является ее синонимом и с этой точки зрения включает в себя форму правления и форму государственного устройства.

Во втором значении политический режим рассматривается не только и не столько как государствоведческое понятие, сколько как явление во многом предопределяющее особенности функционирования политической системы общества в целом.

В третьем значении политический режим используется для характеристики различных способов, приемов и методов осуществления государственной власти в обществе. Это узкое значение данной категории, в котором она используется, прежде всего, в юриспруденции в качестве особого третьего элемента, характеризующего форму государства, наряду с формой правления и формой государственного устройства.

Таким образом, политический (государственно-правовой) режим это совокупность приемов, способов и методов, с помощью которых осуществляется государственная власть.

Особенность данной формы государства состоит в том, что она имеет определенную самостоятельность и напрямую не зависит от иных форм. Так, в государствах с монархической (кроме абсолютной монархии) и республиканской формой правления может существовать один и тот же политический режим. Более того, в целом ряде современных ограниченных монархий существует значительно более демократический режим, чем в отдельных современных республиках. Еще в меньшей степени политический режим детерминирован той или иной формой государственного устройства.

Можно с уверенностью утверждать, что ни в одном государстве мира не существует и не существовало абсолютно идентичных политических режимов. Каждый из них имеет свои особенности, свою специфику, которые обусловливаются влиянием огромного количества социально-экономических, общественно-политических, классовых, религиозных, нравственных и иных факторов. Следует обратить внимание и на то, что относительная стабильность указанных факторов приводит к относительной стабильности политического режима конкретного государства в конкретный исторический период времени. И наоборот, их изменения приводят к тем или иным модификациям рассматриваемой формы государства.

В учебной литературе по теории государства и права политические режимы обычно подразделяют на две основные разновидности: демократические и антидемократические.

Демократическому политическому режиму присущи: наличие в государстве демократии, т.е. такой формы власти, которая основана на признании народа в качестве источника власти; выборность и сменяемость высших органов государственной власти, их подотчетность избирателям; разделение государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную; конституционное признание, закрепление и реальное гарантирование основных личных, экономических, политических и иных прав и свобод человека и гражданина, (ограничение прав и свобод допускается только на основании и в соответствии с законом); защищенность личности от произвола и беззакония, возможность реально защи­щать свои права, свободы и законные интересы от любых посяга тельств, в том числе' государственных органов и должностных лиц: существование ряда политических, в том числе оппозиционных, партий; невмешательство государства в частную жизнь граждан; гласность в деятельности государства.

Антидемократический режим является противоположностью демократического и характеризуется обратным набором признаков. Особое значение имеет подразделение данной разновидности политического режима на собственно антидемократические и псевдодемократические. Для последних характерно формальное признание и конституционное закрепление наиболее значимых демократических институтов и ценностей, с одной стороны, и их полное или частичное игнорирование с другой. Типичными примерами псевдодемократических режимов являются режимы, существовавшие в бывшем СССР и ряде других стран социалистического содружества. В настоящее время подобные режимы существуют в Корейской Народно-Демократической Республике и на Кубе.

В зависимости от степени ограничения демократии антидемократические режимы подразделяются на авторитарные, тоталитарные и фашистские.

Авторитарный режим характеризуется нарушением принципа разделения властей, ограничением роли выборных государственных органов и усилением роли исполнительных органов, концентрацией огромных властных полномочий в руках главы государства или правительства, сведением роли парламента и других органов государственной власти до положения сугубо формальных институтов и как следствие незаконным ограничением прав и свобод граждан, возможностью запрещения политических партий и других организаций.

Тоталитарный режим отличается полным (тотальным) контролем государства над всеми сферами жизни общества, огосударствлением общественных организаций, вмешательством государства в частную жизнь граждан, господством одной политической партии или движения, запрещением или существенным ограничением деятельности оппозиционных партий, наличием одной «официальной» идеологии, преследованием за инакомыслие, значительным ограничением прав, свобод и законных интересов личности.

Фашистский режим это тоталитаризм в его наиболее откровенной форме. Аппарат государственной власти достигает огромных размеров и создается по типу пирамиды, на вершине которой стоит единоличный правитель, обладающий неограниченными полномочиями. Фашистский режим полностью ликвидирует демократические права и свободы, уничтожает все оппозиционные организации и учреждения, опирается в своей деятельности на массовый идеологический и физический террор. Фашизмэто явление XX в. Впервые он возник в 1919 г. в Италии, где после захвата власти в 1922 г. фашистами установилась соответствующая диктатура, которая просуществовала до 40-х годов. В 1920 г. в Германии была организована национально-социалистическая рабочая партия во главе с А. Гитлером, которая в 1933 г. победила на всеобщих выборах, т.е. получила власть демократическим путем и после этого установила. режим кровавой фашисткой диктатуры. В настоящее время откровенно фашистских режимов не существует, но это отнюдь не означает, что они не могут возникнуть.

От политического режима как особой формы государства необходимо отличать режим чрезвычайного положения, представляющий собой особый правовой режим деятельности органов государственной власти, предприятий, учреждений и организаций, допускающий ограничения прав и свобод граждан и прав юридических лиц, а также возложение на них дополнительных обязанностей.

Чрезвычайное положение является временной мерой и может вводиться исключительно в интересах обеспечения безопасности граждан и охраны конституционного строя. В любом демократическом государстве правовые основы введения режима чрезвычайного положения устанавливаются Конституцией и специальным законом. В настоящее время в Российской Федерации правовое регулирование режима чрезвычайного положения осуществляется в соответствии со ст. 56 Конституции РФ и Законом РСФСР «О чрезвычайном положении» от 17 мая 1991 г.

Основаниями введения чрезвычайного положения могут быть:

а) попытки насильственного изменения конституционного строя;

массовые беспорядки, сопровождающиеся насилием; межнациональные конфликты; блокада отдельных местностей, угрожающие жизни и безопасности граждан или нормальной деятельности государственных институтов; б) стихийные бедствия, эпидемии, эпизоотии, крупные аварии, ставящие под угрозу жизнь и здоровье населения, и требующие проведения аварийно-спасательных и восстановительных работ.

Таким образом, форма государства является фундаментальной общетеоретической категорией и позволяет дать характеристику сущности государства с позиций формы правления, формы государственного устройства и политического режима.









Заключение.


В заключение хотелось бы еще раз рассмотреть форму государства в историческом аспекте и попытаться вывести наиболее справедливую (по современным понятиям ) и эффективную ее разновидность.

Исторически сложилось так, что сначала появились государства, форму которых, прежде всего, определяла форма правления; более того, таких категорий, как форма государственного устройства или политический режим попросту не существовало. Как уже говорилось выше, необходимость во вводе классификации по форме государственного устройства появилось в XVII - XVIII веках, когда начала складываться такая форма, как федерация, а категория "политический режим" возникла, по мнению С.С. Алексеева, и вовсе в 20-х годах XX века.

Таким образом, в древности и в средние века все государства были унитарные, а формой правления, как правило, была монархия. О политическом режиме можно говорить шире - так, в некоторых государствах древности существовали многие институты демократии. Однако гораздо чаще встречались авторитарные или вовсе тоталитарные государства.

С появлений федераций положение изменилось. И хотя в форме правления монархия продолжала и продолжает играть значительную роль, основной формой правления становится республика. Политический режим становится все более демократичным, пока не достигает современного уровня.

Сейчас наиболее распространенной формой государства является демократическая федеративная республика. Именно в ней наиболее четко проявляются все современные воззрения на то, каким должно быть общество. Однако это вовсе не означает, что человечество не может изобрести ничего более совершенного. Возможно, в будущем появятся принципиально новые элементы формы государства, и это лишь еще раз доказывает перспективность и необходимость рассмотрения данной темы.












Список использованной литературы.

  1. Алексеев С.С. «Общая теория права», М,1981

  2. Алексеев С.С. «Государство и право», М,1997

  3. Клименко С.В.,Чичерин А.Л. «Основы государства и права», Зерцало, М,1997

  4. Лазарев В.В. «Теория права и государства», Новый юрист, 1997

  5. Мишин А.А. «Конституционное (государственное) право зарубежных стран.»,1997

  6. Страшун Б.А.,Ильинский И.П. «Государственное право зарубежных социалистических стран», Международные отношения, М,1981

  7. Аристотель. Политика. М., 1911.

  8. Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М., 1993

  9. Геродот. История в девяти книгах. Л.,1982.

  10. Денисов А.И. Теория государства и права. М., 1948.

  11. Еллинек Г. Общее учение о государстве. С.Пб., 1908.

  12. Ленин В.И. Государство и революция. Полн. собр. соч. Т.33

  13. Мамут Л.С. Сверим ориентиры: наука о государстве и праве нуждается в радикальном обновлении. Пульс реформ., М., 1989.

  14. Маркс К.; Энгельс Ф. соч. т.13

  15. Маркс К.; Энгельс Ф. соч. т.21

  16. Петражицкий Л.И. Теория государства и права в связи с теорией нравственности. Т.1, С. Пб. ,1907.

  17. Платон. Государство, с.с., М., 1968 - 1971., т.3.

  18. Руссо Ж.Ж. Об общественном договоре. М., 1938.

  19. Солоневич И. Народная монархия. М., 1991.

  20. Философский энциклопедический словарь. М., 1988.

  21. Хропанюк В.Н. Теория государства и права. М., 1993.

  22. Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия. М., 1995.

  23. Энциклопедический политологический словарь. М., 1993.





1 См.: Ardant Ph. Institutions politiques et droit constitutionnel. P., 1989. P. 34.

2 См.: Крылов Б.С. Ленинское учение о формах перехода от капитализма к социализму на современном этапе // Ученые записки института международных отношений. Вып. 2. М., 1960. С. 196.

3 См.: Чиркин В.Е. Революционно-демократическое государство современности. М., 1984. С. 231-232; Конституционное право развивающихся стран: общество, власть, личность. М., 1990. С. 231-233.


Случайные файлы

Файл
112966.rtf
138099.rtf
55366.rtf
101384.rtf
1.doc