Тамбовский край в первой русской революции (referstas)

Посмотреть архив целиком

Мичуринский государственный педагогический институт

Факультет биологии









Тамбовский край в первой

русской революции

Реферат по Отечественной истории













Студента I курса 15группы

Алымова Андрея





Руководитель

Сидорова И.Н.









Мичуринск 2002г.

Tамбовский кpaй в пеpвoй pyccкoй революции

Весть о кровавом злодеянии царизма 9 января 1905 г. потрясла Россию. Волна всенародного гнева и протеста захватила и наш край

Тамбовский губернатор фон Лауниц 12 января потребовал от уездных исправников обратить особое внимание на настроение рабочих ввиду возможности появления в губернии стачек. Но остановить революционную бурю было невозможно.

В связи с революционными событиями в Петербурге тамбовские социал-демократы обратились к рабочим с листовкой, в которой призвали поддержать петербургский пролетариат: «Мощный голос столицы должен вызвать эхо в тамбовских мастерских и заводах». Призыв был услышан. 17 января прекратились работы на механических заводах Петтера и Махова в Тамбове, забастовали технические служащие губернской земской больницы, по инициативе телеграфистов началась стачка железнодорожников в Козлове, остановилась суконная фабрика братьев Асеевых в Рассказове. Такого мощного кол­лективного выступления пролетарских масс Тамбовщина еще но видела.

В авангарде рабочего движения шли железнодорожники, выделявшиеся своей организованностью и классовой сознательностью. Рабочие станций Козлов-1 и Козлов-2 предъявили начальству широкую программу требований, включая введение 8-часового рабочего дня. Хотя губернатор, и направил в Козлов четыре роты солдат, администрации Юго-Восточной железной дороги пришлось пойти на уступки рабочим и сократить их рабочий день до 9 часов.

Январское выступление тамбовского пролетариата оказало большое влияние на весь дальнейший ход революционных событий в губернии. Оно показало рабочим силу их классовой солидарности, вовлекло в борьбу широкие непролетарские массы трудящихся, оживило деятельность социал-демократических организаций и групп. Резко возрос спрос на революционную литературу.

В марте 1905 г. центром стачечной борьбы стало с. Рассказово, где забастовали несколько тысяч рабочих фабрик братьев Асеевых, Рагозы и братьев Желтовых. Стачечники решительно требовали улучшения бытовых

условий, вежливого обращения, введения страхования.

Стачкой руководили большевики. Ими был составлен текст рабочих требований,.отпечатана массовым тиражом листовка «К рассказовским рабочим». В дни дни стачки в Рассказово приезжали руководители тамбовских большевиков В. Сперанская, Н. Васильев, Г. Нестеров. Лишь добившись повышения заработной платы, рабочие возобновили работу.

Под влиянием рабочего движения нарастал революционный подъём в тамбовской деревне. Крестьянские волнения на Тамбовщине начались уже в январе 1905 г. в первую очередь в Тамбовском и Кирсановском уездах. Но массовым движение крестьян стало весной того же года. Своим острием оно было направлено против помещиков, за землю. 13 марта около 600 крестьян Пичерской волости Тамбовского уезда потребовали у помещицы Ветчининой отдать им 1000 десятин земли, угрожая самовольно запахать её. Волнения перекинулись в Пахотно-Угловскую, Степановскую и другие соседние волости. Крестьяне отбирали у помещиков земли и луга, громили и сжигали имения. Борисоглебский исправник в панике сообщал губернатору, что район крестьянских волнений так велик, что имеющиеся войска бессильны подавить их, и просил срочно выслать подкрепление.

Широко захватило аграрное движение Козловский, Лебедянский и другие уезды. Как и по всей стране, размах крестьянской борьбы в губернии нарастал из месяца в месяц: в марте — 103 выступления, апреле —144, мае — 299.

Свидетельством возросшей организованности крестьянства стало образование в мае 1905 г. Всероссийского крестьянского союза, отделения которого возникли и на Тамбовщине. Члены крестьянского союза выносили приговоры о конфискации помещичьих земель, поддерживали общедемократические лозунги. Еще более показательным было распространение революционной литературы в деревне, прежде всего большевистской. В жандармских документах того времени встречаются упоминания об. обнаруженных листовках в селах Берёзовка, Беломестная Двойня, Парёвка, Сурки, Александровка, Отъяссы, Пичаево, Рудовка и др. Прокламации в деревне распространяли рабочие близрасположенных заводов, железнодорожных узлов, уволенные в запас солдаты, крестьяне-отходники. В с. Дмитриевке Тамбовского уезда полиция задержала двух крестьян-отходников, обнаружив у них около .300 листовок РСДРП. В отдельных селах (Березовка Тамбовского уезда, Костино-Отделец Борисоглебского уезда) возникли большевистские группы.

Революция взбудоражила и учащуюся молодёжь. 23 марта ученики Екатерининского учительского института в Тамбове прекратили занятия и предъявили начальству петицию, в которой наряду с требованиями улучшить условия обучения содержались общедемократические требования. Полиция и войска оцепили институт. Тогда учащиеся других учебных заведений, рабочие, служащие с пением революционных песен двинулись навыручку осажденным. Демонстрация была разогнана войсками, а 52 участника её были арестованы. В ответ на это забастовали учащиеся мужской и женской гимназий, реального училища, семинарии. Забастовка продолжалась до 2 апреля. Среди застрельщиков молодежного движения были будущие известные революционеры гимназисты В. Подбельский и Г. Усиевич, реалист М. Чичканов, семинарист Л. Воронский.

Развитие революции требовало четкого политического руководства борьбой масс. III съезд РСДРП. в апреле 1905 г. выработал тактику партии, рассчитанную на победу буржуазно-демократической революции и создание условий для перехода к социалистической революции. Именно в таком развитии событий более всего был заинтересован пролетариат, который вел за собой все демократические силы России. Главной задачей партии стал переход от массовых политических стачек к вооруженному восстанию.

В обстановке революционного подъема активизировалась деятельность социал-демократических групп на Тамбовщине. Ведущую роль в них, как правило, играли большевики, особенно и крупных городах губернии — Тамбове, Козлове, Моршанске, Борисоглебске. По некоторым данным, общее число большевиков в губернии в годы первой русской революции достигало 400 человек. Местные большевики поддерживали связи с партийными центрами, об этом говорят корреспонденции о работе тамбовской, борисоглебской, козловской групп РСДРП, опубликованные в 1905—1908 гг. в газете «Пролетарий», редактором которой был В. И. Лении. Тамбовский до-легат Н. Васильев участвовал в Таммерфорсской конференции РСДРП в декабре 1905 г.

Большевики вели широкую и разностороннюю агитацию, готовя массы к вооруженному восстанию, не оставляя без внимания ни одно важное событие в политической жизни страны. Особенно энергично шла издательская работа. В течение всего 1905 г. большевики Тамбова ежемесячно издавали по 3—4 листовки. Ими были переизданы ленинские работы «К деревенской бедноте», «Три конституции» и др. Статья В. И. Ленина «Первый шаг» уже спустя два месяца после ее опубликования (март 1905 г.) распространялась в виде прокламации в Тамбове, Моршанске, в селах Арапове и Княжьей Байгope.

Об агитационном значении издательской деятельности большевиков Тамбовщипы убедительно свидетельствует высокая оценка, которую дал В. И. Ленин листовке борисоглебской группы РСДРП. В августе 1905 г. он выступил в газете «Пролетарий» со статьей «Черные сотни и организация восстания», в которой привел полный текст этой листовки, призывавшей трудящихся «помогать деньгами и оружием организации кружков самообороны» против полиции и черносотенцев. Вождь революции указывал: «Призыв к помощи и деньгами, и оружием вполне своевременен».

Распространение большевистских листовок в массах серьезно беспокоило местные власти. Летом 1905 г. тамбовский губернатор доносил в Петербург об опасных размерах противоправительственной пропаганды в Тамбове, гдe с помощью множительных аппаратов изготовляются печатные революционные издания.

В борьбе за массы с большевиками конкурировали меньшевики и эсеры, пользовавшиеся популярностью среди мелкобуржуазных слоев населения края. Если поддержка этими партиями Демократических лозунгов революции расширяла фронт ее сторонников, то их тактика приносила делу революции серьезный ущерб. Меньшевики были против курса на восстание, что было равносильно свертыванию революции, за союз с либеральной буржуазией. Тамбовские эсеры М. А. Спиридонова,М. Л. Катин, И. С. Кузнецов и др. совершили ряд смелых покушений па царских сатрапов, убив, в частности, вице-губернатора Богдановича и советника губернского правления Луженовского. Но их тактика индивидуального террора сковывала революционную энергию масс.

К осени 1905 г. революция достигла своей высшей точки. Всероссийская Октябрьская политическая стачка вызвала новую мощную волну забастовок на Тамбовщипе. Особую активность вновь проявили железнодорожники. 7 октября во всеобщую железнодорожную стачку включились рабочие и служащие станции Сасово, затем Козлова, Тамбова, Моршанска, Грязей и всех других железнодорожных станций в пределах Тамбовской губернии.

Бурно протекала октябрьская стачка в Тамбове и Козлове. На многотысячных митингах открыто звучали требования созыва Учредительного собрания, амнистии политическим заключенным, введения политических свобод. В Тамбове излюбленным местом проведения митингов была привокзальная площадь, где ежедневно собирались 2—2,5 тыс. человек. По распоряжению министра внутренних дел в ночь па 14 октября был арестован стачечный комитет станции Тамбов, станция была занята поисками. В Козлове по примеру железнодорожников остановились все предприятия, закрылись учебные заведения. Стачки повсеместно сопровождались массовыми демонстрациями, митингами, стычками с войсками и полицией. В политическую борьбу на стороне рабочих вовлекались служащие, интеллигенция, учащиеся.

Издание царского манифеста 17 октября с его лживыми обещаниями демократических свобод сбило революционную волну. Железнодорожное движение в губернии возобновилось. Большевики разоблачали истинную сущность царской «милости» и призывали рабочих готовиться к новому натиску на царизм. Меньшевики, напротив, уверяли, что основные цели революции достигнуты, внося раскол в массовое движение.

После манифеста 17 октября реакционные силы в губернии стали объединяться в союзы «истинно русских людей». Черносотенные организации устраивали монархические шествия, подстрекали к расправам с революционерами, забастовщиками, призывали к еврейским погромам.

Но революция продолжалась. В ноябре 1905 г бастовали текстильщики с. Бондари, рабочие и служащие ст. Жердевка. 7—9 декабря ко всеобщей политической стачке, объявленной Московским. Советом рабочих депутатов, примкнули железнодорожники. Тамбова, Козлова, Борисоглебска, ст. Грязи. Их поддержали служащие учащиеся. Повсюду проходили демонстрации и митинги с революционными песнями и красными флагами. В Тамбове и Козлове были сформированы рабочие дружины заготовлялось оружие. Управление Тамбовскими железнодорожными мастерскими фактически перешло в руки выборного комитета.

Власти не бездействовали. Губерния была объявлена на положении чрезвычайной охраны, а Тамбов и Козлов - на военном положении. Войска занимали узловые пункты городов, тюрьмы заполнялись арестованными. Было приостановлено издание газет «Тамбовский голос» и «Козловская газета», критиковавших действия властей Временный генерал-губернатор губернии Клавер беспощадно расправлялся с забастовщиками. В этих условиях поднять вооруженное восстание и оказать помощь героическим защитникам баррикад во время Декабрьского восстания 1905 г. в Москве большевики и рабочие Тамбовщины не смогли.






Осенью 1905 г. весь край был охвачен аграрным движением, принявшим характер крестьянского восстания. От требований и угроз в адрес помещиков крестьяне перешли к прямым действиям. В конце октября запылали помещичьи имения в Ивановке, Большой Талинке Саюкине и других селах Тамбовского уезда. В Кирсановском уезде были разгромлены имения Голицына, Летунопа, Шaховского, Прозоровского и других крупных помещиков. Крестьяне захватывали земли помещиков, делили их скот, зерно, имущество. Восстание охватило все уезды, но с особой силой Тамбовский, Кирсановский и Борисоглебский. Донесения чиновников походили на военные сводки:

«Вся линия железной дороги от Уварова до Мучкапа освещена пожарами»; «Все помещичьи имения разорены На 60 верст вокруг Уварова — все в пламени огня» Помещики в ужасе бежали в уездные города, но и над ними нависла угроза захвата восставшими крестьянами.

Власти учинили в деревне кровавую расправу. В Тамбов по «высочайшему повелению» был командирован генерал-адъютант Струков. Каратели бесчинствовали в селах и деревнях, арестовывали, пороли, насиловали. Крестьян с. Серединовка Борисоглебского уезда после поголовной порки заставили лечь в грязь, и казачий урядник проехал по ним на лошади, изувечив многих. В с. Пески того же уезда двое крестьян, не выдержав истязаний, сошли с ума. В с. Павлодар казаками был зверски замучен большевик А. С. Дубровин.

Карательные отряды потопили восстание крестьян в крови, однако оно нанесло сильный удар помещикам. В Тамбовской губернии было только в 1905 г. разгромлено и сожжено 149 имений. По ущербу, причиненному поме­щикам (около 2 млн. рублей), Тамбовщина была на одном из первых мест в стране. Но, как и всюду, здешние кре­стьяне уничтожили лишь небольшую часть того, «что они должны были уничтожить, чтобы до конца стереть с лини русской земли позор феодального крупного землевладе­ния »

В ходе восстания в деревне обострились противоречия между крестьянской беднотой и кулачеством. Бедняки не­редко громили кулацкие владения, но позволяли кулакам пахать арендованную у помещиков землю. В свою оче­редь кулаки старались ограничить размах аграрного движения, выдавали властям активных его участников. Это переплетение двух социальных воин еще более накаляло обстановку в деревне. Однако отдельные попытки больше­вистских групп внести организованность в крестьянское движение, обеспечить руководство им со стороны проле­тариата не смогли изменить общего стихийного характера крестьянских выступлений. Для того у большевиков не хватало сил, сказывалась и известная недооценка роли крестьянства как союзника пролетариата в революции.

В период подъема революции многие служащие, ин­теллигенты Тамбовского края поддерживали ее. Но слу­чайно губернатор доносил в Петербург о сочувствии зем­ских служащих революции. Так, председатель козловской земской управы Ушаков убеждал учителей «пропаганди­ровать, чтобы крестьяне отнимали землю у помещиков». На квартирах председателей земских управ Кирсанова и Борисоглебска, в Обществе попечения о детях в Тамбове открыто критиковались порядки в стране, осуждалась монархия. Однако поведение этих социальных слоев не шло дальше словесного осуждения царизма, не выходило за рамки поисков мирного решения острейших общест­венных проблем. Характерно, что в период отступления революции, в 1906—1907 гг. местная интеллигенция в целом вела себя пассивно.

После поражения Декабрьского восстания революция отступала, но отступала с боями. В эти тяжелые дни ли­стовка Козловских большевиков призывала: «Товарищи, не будем же падать духом, а с новой силой возьмемся за дело и, вновь сплотившись, ринемся в бой за Учредитель­ное собрание. Да здравствует русская революция! Да здравствует социализм!» Несмотря на полицейские пресле­дования, продолжалась активная деятельность большеви­ков Тамбова, Козлова, Борисоглебска, Липецка. В апреле 1906 г. оформилась Моршанская социал-демократическая группа большевистского направления, ставшая одной из самых крупных в губернии. Она наладила выпуск газеты «Моршанский пролетарий». За май — июль 1906 г. моршанская группа РСДРП издала 7 листовок к рабочим, крестьянам, солдатам общим тиражом до 9 тыс. экзем­пляров.

В обстановке спада революции большевики отказались от тактики бойкота Государственной думы, созывом кото­рой царизм надеялся отвлечь широкие народные массы от революционной борьбы. Большевики приняли участие в выборах во II Государственную думу, используя избира­тельную кампанию для разоблачения самодержавия и контрреволюционной буржуазии. В думу был избран моршанский социал-демократ слесарь В. Баташев.

Весной и летом 1906 г. снова оживилось на Тамбовщине крестьянское движение. Оно охватило даже больше сел и деревень, чем в 1905 г., хотя и не достигло прежней остроты. Преобладали требования крестьян о повышении расценок за половые работы, снижении арендной платы и т. п. Так, из 52 выступлений в Козловском уезде в июне в 22 случаях крестьяне снимали нанявшихся по старым расценкам работников с полей, в 20 — устанавливали свои расценки. Крестьяне рубили леса, иногда захваты­вали земли помещиков, нападали на их имения. В селах Дубовка, Кочетовка, деревнях Самовец, Александровка Козловского уезда, в с. Балыклей (Кирсановский уезд) они, вооружась камнями, дубинками, вилами, давали отпор карателям, не позволяли им арестовывать зачин­щиков волнений.

Дворянское правительство жестоко мстило крестьянам за пережитый помещиками страх. Предводитель борисоглебского дворянства В. Петрово-Соловово в письме ми­нистру внутренних дел П. Л. Столыпину настаивал па широком применении смертной казни для крестьян. Осенью 1906 г. в губернии вводится положение усиленной охраны. Еще усерднее заработали царские суды. По данным Тамбовского окружного суда, в 1906 г. было осуждено на разные сроки заключения 437 крестьян.

К концу года аграрные волнения несколько стихли.

Еще более грозным предостережением для царизма были солдатские выступления. Под воздействием рабочего и крестьянского движения, под влиянием революционной агитации на последнем этапе революции заволновались солдаты, расквартированные в Тамбовской губернии. Эти войска, особенно кавалеристы, широко использовались для усмирения крестьян. Однако некоторые воинские части отказывались иногда применять оружие против народа. Местные власти жаловались, что даже казаки «действу­ют вяло, сами говорят крестьянам, что хлеб увозить можно».

18 июня 1906 г. вспыхнуло восстание солдат 7-го за­пасного кавалерийского полка в Тамбове. Поводом по­служил арест одного солдата за хранение революционной листовки. Большевики призвали солдат добиваться освобождения своего товарища. Арестованного пришлось освободить, но восстание не прекратилось. Солдаты потре­бовали улучшить их казарменные условия и не привле­кать их для несения полицейской службы. Было аресто­вано восемь зачинщиков, но конвой отказался вести их в тюрьму. О событиях в полку было доложено царю. На усмирение были посланы другие воинские части, завяза­лась перестрелка, но полк не сложил оружия. Лишь на десятый день восстание было подавлено прибывшими из других губерний войсками. Военный суд приговорил 248 солдат к разным строгим наказаниям, в том числе 21 — к каторге, 101 — к одиночному заключению.

Но и после этого революционная работа в гарнизонах края продолжалась. Тамбовские большевики создали специальную комиссию для работы среди солдат, выпустили два номера подпольной газеты «Голос солдата». Осенью 1906 г. тамбовский полицмейстер сетовал на бесплодность попыток оградить воинские части от воздействия листовок. Однако в целом революционные выступления солдат были эпизодическими, армия оставалась прочной опорой царского режима.

1907 г. в Тамбовском крае ознаменовался десятиднев­ной мартовской стачкой моршанских железнодорожни­ков. Продолжались волнения крестьян многих сел и де­ревень Тамбовского, Козловского, Моршанского, Шацкого уездов. В марте в с. Пахотный Угол Тамбовского уезда состоялась политическая демонстрация крестьян, которые прошли по улицам с красными флагами и революцион­ными песнями. Мостами проходили стачки сельскохозяй­ственных рабочих. Эти народные выступления вынудили власти продлить положение усиленной охраны в губер­нии до 1908 г.

В 1907 г. первая русская революция окончательно по­терпела поражение. Пролетариату не удалось повести за собой крестьянство, движение которого в целом остава­лось стихийным. Но самоотверженная борьба крестьян­ских масс на Тамбовщине, как и в других губерниях страны, опровергла всякие сомнения в способности кре­стьянства стать верным союзником рабочих в демократи­ческой революции. Отмечая бурный рост крестьянского движения в Тамбовской и других губерниях Чернозем­ного центра России, В. И. Ленин писал в 1907 г.: «У кре­стьян нет и быть не может иного выхода из того поло­жения отчаянной нужды, нищеты, голодной смерти, в которое их ставит правительство, как массовая борьба вместе с пролетариатом за свержение царской власти».

Революция 1905 г. многому научила трудящихся края. Они приобрели неоценимый политический опыт, опыт открытой схватки с самодержавием. По словам В. И. Ленина, «без «генеральной репетиции» 1905 г. победа Октябрьской революции 1917 г. была бы невозможна».

































Литература:


  1. «Страницы истории тамбовского края»

  2. П.Н.Черменский «Прошлое тамбовского края»






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.