СССР в годы второй Великой Отечественной Войны (referat)

Посмотреть архив целиком

Муниципальное общеобразовательное учреждение

Средняя общеобразовательная школа № 21

Города Сызрани Самарской области


















ПРОЕКТ

СССР ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОИНЕ

















Выполнил: ученик 11 А класса

Безроднов Алексей



г. Сызрань 2003 год

СОДЕРЖАНИЕ

СТРАНИЦА

Договор о ненападении

3

Ликвидация Польши

3

Присоединение Прибалтики

4

Перед началом войны

6

22 июня 1941 года

6

Первые недели войны

7

Отступление красной армии

7

Западные союзники

8

Плен

8

Оккупация

9

Блокада Ленинграда

10

Оборона Москвы

11

Отступление красной армии в 1942 году

13

Приказ «ни шагу назад!»

13

Сталинградская битва

14

Сражение на курской дуге

15

Наступление красной армии

15

Встречи «большой тройки»

16

Варшавское восстание

17

Союзники Германии

17

Война в Европе

18

Битва за Берлин

18

Война с Японией

19


























СССР ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОИНЕ










ДОГОВОР О НЕНАПАДЕНИИ

В августе 1939 г. нацистская Германия завершала подготовку к войне в Европе. Не желая воевать на два фронта, Гитлер предло­жил подписать советско-германский договор о ненападении. Договор обещал Советскому Союзу не только мир, но и расши­рение западных границ.

До этого Советский Союз вёл переговоры с Англией и Фран­цией о создании «антигитлеровской коалиции». Внезапно эти переговоры были прерваны, а 23 августа в Москву прибыл ми­нистр иностранных дел Герма­нии Иоахим фон Риббентроп.

До тех пор, в течение 30-х гг., антифашизм был офи­циальной советской полити­кой. Против фашизма и нациз­ма выступали коммунисты во всём мире. Поворот был на­столько неожиданным и неве­роятным, что в Москве даже не нашлось немецкого флага со свастикой для встречи высоко­го гостя. Флаг был взят из съё­мочного реквизита антифа­шистских фильмов.

23 августа Иоахим Риб­бентроп и Вячеслав Молотов подписали Договор о ненапа­дении. В строго секретном до­полнительном протоколе к нему говорилось о разграни­чении «сфер интересов» в Восточной Европе. В советскую «сферу интересов» отходили Эсто­ния, Латвия, Правобережная Польша и Молдавия (позднее к это­му списку добавилась и Литва).

Сразу же, после того как договор был подписан, прекрати­лась антифашистская кампания в советской печати. Зато Англию и Францию теперь называли «поджигателями войны».

Председатель Совнаркома В. Молотов, выступая 31 октября 1939 г. перед Верховным Советом СССР, заявил: «Идеологию гит­леризма, как и всякую другую идеологическую систему, можно признавать или отрицать, это — дело политических взглядов. Но любой человек поймёт, что идеологию нельзя уничтожить си­лой, нельзя покончить с нею войной. Поэтому не только бес­смысленно, но и преступно вести такую войну, как война за „уничтожение гитлеризма", прикрываемая фальшивым флагом борьбы за демократию"».


ЛИКВИДАЦИЯ ПОЛЬШИ

1 сентября 1939 г., спустя не­делю после подписания со­ветско-германского договора, Германия напала на Польшу. Началась Вторая мировая война.

8 сентября Вячеслав Мо­лотов поздравил Гитлера с «успехами» в Польше. 17 ок­тября в 5 часов утра Красная армия перешла границу и за­няла Правобережную Польшу. На следующий день «Правда» напечатала советско-герман­ское заявление о том, что вой­ска двух стран «восстанавли­вают в Польше порядок и спо­койствие, нарушенные рас­падом польского государства».

Советский поэт Василий Лебедев-Кумач сочинил об этом такую частушку:


Панской Польши нету больше. Хитрой ведьмы нет в живых, Не захватит в лапы Польша Наших братьев трудовых!

Вячеслав Молотов так го­ворил об этом событии 31 ок­тября: «Оказалось достаточно короткого удара по Польше со стороны сперва германской армии, а затем - Красной ар­мии, чтобы ничего не осталось от этого уродливого детища Версальского договора...».

22 сентября 1939 г. в Бре­сте состоялся совместный со­ветско-германский военный парад. Вновь рядом были под­няты государственные фла­ги- советский с серпом и молотом и немецкий со сва­стикой. Парад принимали комбриг С. Кривошеий и ге­нерал X. Гудериан.


ПРИСОЕДИНЕНИЕ ПРИБАЛТИКИ

К концу 30-х гг. из стран Прибалтики (Литвы, Латвии и Эстонии) лишь в Эстонии сохранялась относительно свободная политиче­ская система. Государственный строй Латвии, например, один из её министров в январе 1940 г. обрисовал так: «Нашей судьбой ру­ководит Президент Карлис Ульманис, Вождь нашего народа.., Никогда не вопрошайте: „Почему и отчего?". Преданный человек ответит без промедления, как воин: „Слушаюсь, я исполню"». Впрочем, даже единоличное правление Ульманиса не было слиш­ком жёстким: ему ставили в заслугу, что он не казнил ни одного человека.

Советско-германский договор отдал Литву, Латвию и Эсто­нию в «сферу интересов» СССР. В сентябре - октябре по требова­нию Советского Союза эти страны заключили с ним «договоры о взаимопомощи». В Прибалтику вошли части Красной армии. Ми­нистр иностранных дел Литвы Юозас Урбшис вспоминал: «Тыся­чи литовцев проснулись однажды утром от нарастающего роко­та моторов. Но никакого кровопролития не было. Советских вои­нов встречали с цветами, хлебом-солью. Советские солдаты уда­лились в места расквартирования и просто не напоминали о себе. Конечно, было бы смешно утверждать, что все литовцы с востор­гом отнеслись к происшедшему. Но всё же тогда, в 1939 году, была атмосфера дружелюбия».

На советских солдат боль­шое впечатление произвели за­полненные товарами прилавки магазинов. Они говорили, что, вероятно, «народ здесь живёт бедно, раз не может скупить все товары, которые есть в ма­газинах».

Спокойствие сохранялось до лета 1940 г. Из воспомина­ний Ю. Урбшиса: «Где-то в кон­це мая 1940 г. ко мне в мини­стерство заходит советский ге­нерал, рассказывает, что не­сколько советских военнослу­жащих были завлечены в ка­кой-то подвал, где их некото­рое время продержали. МВД республики провело расследо­вание и... пришло к выводу, что происшедшее - утка».

Основываясь на несколь­ких подобных обвинениях, со­ветское правительство предъ­явило ультиматумы - Литве (14 июня), Латвии (15 июня) и

Эстонии (16 июня). Требования всюду были одни и те же: отстав­ка правительства и дополнительный ввод советских войск. При­балтийские страны приняли все условия ультиматумов. Для того чтобы утвердить состав новых правительств, из Москвы в Эсто­нию был послан Андрей Жданов, в Латвию - Андрей Вышинский, в Литву - Владимир Деканозов.

Примерно через месяц в трёх странах состоялись выборы в парламенты. Голосовать на выборах можно было за единствен­ный официальный список «трудового народа» - с одинаковыми программами во всех трёх республиках.

«Голосовать приходилось, так как каждому избирателю в паспорт ставился штамп. От­сутствие штампа удостоверяло, что владелец паспорта - это враг народа, уклонившийся от выборов и тем самым обнару­живший свою вражескую сущ­ность», - писал о выборах 1940 г. в Прибалтике очевидец событий лауреат Нобелевской премии по литературе Чеслав Милош.

В Риге 8 июля было рас­клеено «Обращение демократических латышей». Оно почти не отличалось от программы официального «Блока трудо­вого народа». Но 9 июля оно было отовсюду сорвано, а его составители - арестованы. В Эстонии один кандидат оппо­зиции каким-то чудом попал в списки, но сразу после выбо­ров его арестовали за «уголов­ное преступление» и отправи­ли в лагерь на 15 лет.

До окончания выборов ни в программах, ни устно ни слова не говорилось о возможном присоединении к Советскому Сою­зу. Некоторых коммунистов, которые по наивности намекали на это, строго одёргивали. Кое-где прямо объясняли, что лозунг присоединения к СССР может привести к организованному бой­коту и срыву выборов.

Но как только выборы состоялись, присоединение Литвы, Латвии и Эстонии к СССР оказалось вдруг единственно допусти­мым и не подлежащим обсуждению.

Залы заседаний новоизбранных «парламентов» уже были с особой торжественностью украшены портретами И. Сталина и В. Ленина, советскими гербами. На первом же заседании эти пар­ламенты единогласно приняли решение войти в состав Совет­ского Союза.

ПЕРЕД НАЧАЛОМ ВОЙНЫ

В июне 1941 г. многое указывало на то, что Германия разверну­ла подготовку к войне против Советского Союза. К границе под­тягивались немецкие дивизии. О подготовке войны стало извест­но из донесений разведки. В частности, советский разведчик Ри­хард Зорге сообщил даже точный день вторжения и количество дивизий противника, которые будут заняты в операции.


Случайные файлы

Файл
48177.rtf
165142.doc
56541.rtf
pot_r_m_001_97.doc
75572-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.