Первооткрыватели Дальнего Востока (kursovik)

Посмотреть архив целиком

Национальный институт

Имени

Екатерины Великой








Курсовая работа


Тема: Первооткрыватели

Дальнего Востока.





Работу выполнила:

Студентка первого курса,

Юридического факультета,

Вечернего отделения

Лебина Н.В.


Работу проверил:

Доктор исторических наук

Волков А.П.





Москва 2002г.


Содержание:


Введение…………………………………………….2

Б. П. Поярков………………………………………..3

Е. П. Хабаров………………………………………..7

С. И. Дежнев………………………………………..13

В. В . Атласов………………………………………17

Заключение…………………………………………24

Библиография………………………………………25





















Введение.

Богатство России прирастать будет Сибирью ”- так более двух столетий назад прозорливо сказал Михайло Васильевич Ломоносов. Можно было бы прибавить и Дальний Восток, но ведь ученый и имел в виду и этот далекий край нашего Отечества: до недавнего времени прилегающие к Тихому океану земли еще не выделялись отдельным именем. Поразительная глубина пророчества Ломоносова. Невиданные, бессчетные богатства земли и ее недр, огромные природные ресурсы – вот, что такое Дальний Восток сегодня.

Соболь в 17веке был одной из важных статей государственного дохода и расхода. Его высоко ценили на рынках западноевропейских и восточных стран. В обмен на “мягкое золото” из-за рубежа привозили ткани, драгоценные камни, вина. Средством увеличения поступления соболя были поиск богатых пушных угодий и дальнейшее присоединение нерусского населения, еще не обложенного ясаком.

Не менее важной задачей для Дальнего Востока была организация местного земледелия. Приходя на новую землю, русские люди испытывали острую нужду в хлебе. Голод в 17веке был их постоянным спутником. Источники сохранили не мало свидетельств такого рода: “едим траву и коренье”, “помираем голодной смертью”, ”души свои скверним-всякую гадину и медвежатину едим”, “живем с травы и с воды”, ” от трав и коренья без хлеба оцинжали”.1Сначала хлеб доставляли из городов европейской части России. Но по мере освоения сибирских территорий усилиями русских людей стало развиваться местное хлебопашество.

До конца 17века в России еще не были освоены собственные серебряные месторождения. Для чеканки монет правительство закупало в странах Западной Европы серебряные талеры, а затем перечеканивали их и получали собственные монеты. Стремясь сократить громадные расходы по закупке серебра, правительство требовало от местных властей максимальных усилий по разведке благородных металлов и их добычи.

Еще не изведанные земли Дальнего Востока могли помочь решению всех перечисленных выше задач. Но прежде усилиями русских землепроходцев были открыты новые пути, преодолены тысячи верст, обследованы новые земли и вложен громадный труд в их закрепление и хозяйственное усвоение.


Поярков Василий Данилович

Поярков Василий Данилович – русский землепроходец. Год рождения и дата смерти неизвестны. В 1643-46 во главе отряда прошел из Якутска по рекам Лена, Алдан на реку Зея, а затем на Амур. Зимовал на побережье Охотского моря, оттуда прошел на лыжах до верховьев реки Мая и вернулся в Якутск. Сообщил подробные сведения о природе и населении обширных площадей Дальнего Востока.

Основанный в 1632 году на берегу реки Лены, "Якуцкий острожек" занимал выгодное географическое положение и в 1642 году стал административным центром вновь организованного Якутского воеводства. Русские землепроходцы искали новые земли на юге, продвигаясь вверх по притокам Лены - Олёкме и Витиму.

Приволье, богатство Амура и, прежде всего то, что там хлеб "родится вволю", привлекало внимание первого якутского воеводы Петра Головина, так как в Якутске хлеба, получаемого от "пашенных крестьян", не хватало, и его приходилось привозить издалека, чаще всего из-за Урала. Слухи о богатствах Даурии все умножались, и в июле 1643 года Головин решил сделать попытку присоединения Приамурья к Российскому государству.

Как отмечает историк Б.П. Полевой, новая экспедиция “готовилась в масштабах, совершенно не обычных для малолюдного Якутского острога’’. В условиях якутской скудности воевода не пожалел обеспечить экспедицию всем не обходимым. Он выделил 6 дощаников, положил на их оснащение 4312 саженей парусины , 325 саженей веревок новых, 790 саженей веревок бывших в употребление. На случай если суда пришлось тянуть против течения, было отпущено 380 саженей бечев. Для починки имеющихся и постройке новых судов Поярков получил судовые инструменты, в том числе 3 долота, 12 папарей,23 сверла, 6 оборотней, 4 скобели, 700 судовых скоб,200 гвоздей.2

К отряду присоединилось полтора десятка добровольцев-промышленников ("охочих людей"). В качестве переводчика был выбран Семен Петров Чистой. Пояркову был дан ряд заданий: описать реки и народы, живущие на них, их занятия, выяснить природные богатства края и представить "чертеж и роспись дороги своей и волоку, к Зие и Шилке реке, и падучим в них рекам и угодьям". Был составлен маршрут похода и даны некоторые сведения о реках и народе, живущем на Амуре, а также твердый наказ Пояркову, чтобы люди его отряда не трогали и не обижали местное население.

Поярков пошел в Даурию новым путем. В конце июля на дощаниках он поднялся по Алдану и рекам его бассейна - Учуру и Гонаму. Судоходство по Гонаму возможно только на 200 километров от устья, выше начинаются пороги. Людям Пояркова приходилось перетаскивать суда чуть ли не у каждого порога, а на Гонаме их больше сорока, не считая мелких. Плавание по этой реке было поистине героическим.

Осенью, когда река стала, отряд еще не достиг водораздела между бассейнами Лены и Амура, потеряв два дощаника. Поярков оставил часть людей зимовать с судами и припасами на Гонаме, а сам налегке с отрядом в 90 человек пошел "зимником" на нартах и лыжах через Становой хребет и вышел к верховьям реки Брянты (система Зеи).

Через 10 дней пути по Амурско-Зейскому плато он добрался до реки Умлекан, левого притока Зеи. Здесь русские были уже в стране "пашенных людей" - Даурии. По берегам Зеи встречались селения с просторными деревянными домами крепкой постройки, с окнами, затянутыми промасленной бумагой. У Дауров имелись запасы хлеба, бобовых и других продуктов, много скота и домашней птицы. Они носили одежду из шелковых и хлопчатобумажных тканей. Шелк, ситцы, металлические и другие изделия они получали из Китая в обмен на пушнину. Пушниной же они платили дань маньчжурам. Поярков требовал от дауров, чтобы они давали ясак русскому царю, а для этого он захватывал в аманаты знатных людей, держал в цепях, обращался с ними жестоко.

От аманатов и других пленных, русские получили более точные сведения о стране, в частности о крупном притоке Зеи Селимде (Селемдже) и ее жителях, о соседней Маньчжурии и Китае.

Поярков решил зимовать на Зее и поставил острог возле устья Умлекана. К середине зимы хлеб в остроге и окрестных селениях подошел к концу, а нужно было дотянуть до теплого времени, когда вскроются реки и придут суда с припасами, оставленными на Гонаме. Тогда Поярков послал отряд в 70 человек во главе с Юшкой Петровым в соседнее селение. Дауры встретили гостей приветливо, но в свой город не пустили. Петрова не удовлетворили богатые подношения дауров. Отобрав 50 лучших воинов, он пошел на штурм селения. Однако дауры выслали конный отряд, который разгромил пеший отряд казаков. Юшка Петров с оставшимися в живых людьми вернулся к Пояркову.

В это время в остроге начался голод, казаки примешивали к муке кору, питались кореньями и падалью, болели и умирали. Некоторые из них, по словам очевидцев, ”не хотя напрасной смертью умереть, съели многих мертвых иноземцев и служивых людей, которые с голоду померли…И они, служилые люди, которые мертвых служивых и иноземцев ели, иные ожили, а иные померли”.3

24 мая 1644 года, когда пришли люди Пояркова, зимовавшие за Становым хребтом, Поярков все же решил двигаться дальше, вниз по Зее.

У него оставалось около 70 человек. Плыть пришлось через сравнительно густонаселенный район - западную окраину Зейско-Буреинской равнины, но жители не допускали, чтобы русские высаживались на берег. Наконец в июне отряд вышел на Амур. Район устья Зеи понравился казакам: земля здесь, судя по запасам продовольствия в даурских острогах и многочисленным пашням, давала хорошие урожаи зерновых и овощей, в селениях было много скота. Поярков остановился немного ниже устья реки Зеи - он решил срубить здесь острог и зимовать, а весной, как предписывала инструкция, двинуться вверх по Амуру - на Шилку - для поиска серебряных руд.

На разведку вниз по Амуру он отправил 25 казаков на двух стругах. После трехдневного плавания разведчики выяснили, что до моря очень далеко, и повернули назад, двигаясь против течения бечевой. Вскоре они подверглись нападению приречных жителей, которые перебили многих казаков, и к Пояркову вернулось лишь пятеро. Теперь в отряде осталось около 50 человек. Поярков понимал, что с такими силами после тяжелой зимовки трудно будет двигаться против течения могучей реки, и принял решение плыть к ее устью. Очевидно, он знал, что оттуда морем можно дойти до реки Ульи. От устья реки Сунгари начались земли другого народа - пашенных дючеров. Они жили в поселках, окруженных полями. Вскоре с юга в Амур впала крупная река, названная казаками Верхним Амуром, - это была Уссури (детально русские ознакомились с ней в 50-х годах XVII века, назвав ее Ушуром).

Через несколько дней плавания показались шалаши ачанов, иначе - гольдов (нанайцев), которые жили в крупных селениях- до 100 и более юрт в каждом. Они почти не знали земледелия; скотоводство у них находилось в зачаточном состоянии; занимались они в основном ловлей рыбы и ею почти исключительно и питались. Побочным промыслом была охота: казаки видели у них собольи шкурки и лисьи меха. Великая река поворачивала на северо-восток.


Случайные файлы

Файл
referat.doc
16606-1.rtf
103277.rtf
22593-1.rtf
164031.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.