Культура и быт Тамбовского края в XVIII в. (StasDoklad)

Посмотреть архив целиком

Мичуринский государственный педагогический институт

Факультет биологии









Культура и быт населения

тамбовского края в XVIII в.


Доклад по Отечественной истории











Студента I курс15группы

Алымова Андрея





Руководитель

Сидорова И.Н.









Мичуринск 2002г.


Культура и быт населения

XVIII в. — это время резких социальных контрастов и глубоких противоречий в развитии культу­ры и быта России. Новые потребности общества вызвали ряд реформ, содействовавших распространению просвещения и подъёму культурного уровня страны. Вместо с тем самодержавно-крепостнические порядки сковывали творческие силы парода и мешали развитию его куль­туры. Это отчетливо проявлялось и в Тамбовском крае. Даже в. Тамбове с его дворянско-чиновным и торгово-ремесленньм населением культурная жизнь становится за­метной лишь к концу столетия.

Показателен был и внешний облик самого Тамбова. Став в конце века губернским центром, он, по существу, оставался большим селом. В 80-х гг. в городе насчиты­валось 1896 зданий, 13 церквей, две суконные фабрики и одна мельница. Большинство зданий были деревянными, а крыши крыты соломой. Весной и глубокой осенью ули­цы Тамбова превращались в непроходимые болота.

В 1781 г. был утвержден генеральный план застройки Тамбова, по которому губернский город начал наконец перестраиваться. В конце века появились крупные камен­ные здания: дом архиепископа на территории Казан­ского монастыря, гостиный двор, банковская контора, почтовый двор, духовная семинария. Главная улица — Большая Астраханская (ныне Советская) — протянулась вдоль Цны, сохраняя ее изгибы. Западнее ее параллельно шли еще две улицы (Долевая и Базарная), а поперечные к ним улицы упирались в набережную Цны.

Значительный вклад в культурную жизнь края внес пятый наместник Тамбовского наместничества Гаврила Романович Державин — выдающийся поэт и государст­венный деятель своего времени. Находясь в Тамбове с марта 1786 по декабрь 1788 г., Державин проявил себя гуманным, просвещенным и весьма предприимчивым ад­министратором. Он пытался навести порядок в работе гу­бернских учреждений, обуздать произвол, казнокрадство и мздоимство чиновников. Его стараниями был приведен в порядок тюремный двор, улучшено содержание заклю­ченных, рассмотрены многочисленные судебные дела, ко­торые из-за канцелярской волокиты годами лежали без движения.

Дом Державина стал центром культурной жизни го­рода. Здесь давались балы, обучали дворянских детей гра­моте и рукоделию, ставились любительские театральные постановки. В 1787 г. в Тамбове было построено здание театра, в котором давались регулярно представления.

Немало сделал Г. Р. Державин для развития народного просвещения. Благодаря его энергии в 1786 г. в Тамбове открылось четырехклассное Главное народное училище, в котором могли учиться дети купцов и мещан. Вскоре малые двухклассные училища открылись в Козлове, Моршанске и других уездных городах. Правда, редко кто из поступавших в училища полностью проходил курс обучения. Особой заслугой Державина было устройство в Тамбове типографии, в которой печатались не только канцелярские бланки, но и произведения русских писа­телей, переводная литература. В этой типорафии стала издаваться газета «Тамбовские известия». Державин за­ботился о благоустройстве Тамбова, упорядочении торгов­ли. При нем началось строительство гостиного двора, был сооружен большой каменный мост, велись работы по пре­вращению Цны в судоходную на всем ее протяжении.

Державин был верным слугой самодержавия, ревност­ным защитником его устоев. Однако его активная про­светительская деятельность, борьба с рутиной и косно­стью пришлись но по нраву местным дворянам. Они не могли простить его незнатное происхождение, занятия поэзией, независимость суждений и поступков. Волна до­носов хлынула в столицу, и Державин вскоре вынужден был покинуть Тамбов.

Деятельность губернатора-просветителя не прошла бесследно для Тамбовщины и способствовала выдвижению ряда даровитых людей своего времени. Г. Р. Державин помог развиться таланту Козловского однодворца П. М. Захарьина (1750—1800). На торжественном открытии Главного народного училища в Тамбове 22 сентября 1786 г. он произнес речь, в которой с большим пафосом говорил о стремлении народа к просвещению и знанию. Речь напечатали в ряде столичных журналов и даже в Заграничных изданиях, она произвола огромное впечат­ление на читателей. Захарьин стал профессиональным писателем. Он издает роман «Арфаксад, халдейская повесть», которым зачитывались современники, и ряд других произведений.

С Тамбовщиной связано имя журналиста, издателя, неутомимого переводчика и пропагандиста произведений Вольтера в России И. Г. Рахманинова (1753—1807). Он получил прекрасное образование, был близок к известным деятелям тогдашней литературы Н. И. Новикову, А. Н. Радищеву, Я. Б. Княжнину. Открыв в Петербурге свою типографию, И. Г. Рахманинов издавал сочинения Воль­тера, выпускал журнал «Утренние часы», и котором со­трудничали Г. Р. Державин, И. А. Крылов.

Буржуазная революция во Франции напугала царизм, заставила его ужесточить внутреннюю политику. Волна репрессий обрушилась на русских просветителей. Были арестованы Н. И. Новиков, А. Н. Радищев, закрыты мно­гие частные типографии. Тогда И. Г. Рахманинов решил перевести типографию из Петербурга в свое родовое имение — в с. Старая Казинка Козловского уезда. В 1791 г. здесь была оборудована одна из первых в России сель­ских типографий. Рахманинов поставил перед собой гран­диозную задачу: издать полное собрание сочинений Воль­тера в 20 томах в собственном переводе, чтобы «моему отечеству трудами моими, по возможности, доставить по­лезные книги». Удалось отпечатать четыре тома, каждый из которых имел тираж в 600 экземпляров. В 1794 г. козловский городничий, послал донос губернатору о деятель­ности незарегистрированной сельской типографии. Одно­временно с этим о выпуске запрещенных книг Вольтера узнала Екатерина II. Она приказала провести розыск в с. Старая Казинка. Типография была опечатана, началось следствие. Местные власти всячески затягивали дело, чтобы не выносить сор из избы. Через три года типогра­фия вместе с книжным складом сгорела, а расследование прекращено. И. Г. Рахманинов упорно боролся с невежеством и предрассудками, обветшалыми феодальными порядками. Однако просветительная деятельность его оставалась классово ограниченной: он выступал не против крепостничества, а за его смягчение и постепенную отмену в отдаленном будущем.

В XVIII в. был сделан определенный шаг в развитии народного образования. В 1714 г. в Тамбове открылось первое учебное заведение — цифирная школа. Вначале она являлась всесословным заведением, по после создания специальных школ для дворянских детей в ней обучались солдатские дети. Она влачила жалкое существование до конца XVIII столетия и не играла серьезной роли в мест­ном просвещении.

С 1788 г. в Тамбове стала действовать переведенная из Нижнего Ломова в новое здание на берегу Цны духовная семинария. Для подготовки детей священнослужителей к поступлению в семинарию было открыто духовное учи­лище. В этих учебных заведениях обучались отцы выда­ющихся русских революционеров-демократов В. Г. Бе­линского и Н. Г. Чернышевского.

Основная масса населения края продолжала оставаться темной и забитой. Доступ крестьян в училища был огра­ничен — учебные заведения находились лишь в городах. Да и плата за обучение была достаточно высока. Единст­венными учителями сельских детей оставались полугра­мотные сельские дьячки. Не отличалось культурой и просвещенностью и тамбовское дворянство. Любимым их развлечением была картежная игра. Поэтому из Моск­вы в Тамбов шли обозы с тюками игральных колод. О нравственном уровне основной массы дворян говорит такой факт: более сотни их в конце XVIII в. было при­влечено к суду за взятки, воровство, грабежи и насилия.

Неприхотлив был крестьянский быт. Крестьяне жили в рубленых деревянных, обычно крытых соломок избах, топившихся по-черному. Окна за неимением стекла затя­гивались бычьими пузырями и пропускали очень мало дневного света. Убогим было и внутреннее убранство:

земляной пол, дощатый стол с деревянными скамьями, занимавшая пол-избы русская печь, под потолком устраи­вались полати; на которых и спали, и сушили зерно. В зимнее время в избе вместе с людьми ютились домаш­ние животные и птица. Лишь у самых зажиточных кре­стьян в избе выделялась светелка, вместо скамей были деревянный диван и стулья. В каждой крестьянской избе

непременно имелась самодельная прялка, реже ткац­кий станок.

Одежда крестьян шилась из домотканых материален:

холста, пестряди (грубая ткань из разноцветных ниток), сукна. Холщовые или пестрядинные рубаха и порты, лапти и онучи из конопляной ткани, нагольный полушубок — таков обычный костюм крестьянина XVIII в. Сапоги имелись только у состоятельных крестьян, были редкостью и свидетельством материального достатка. Летом и дети, и взрослые не носили никакой обуви, ходили босиком.

Пищу крестьян составляли ржаной хлеб и похлебка. Рыба и мясо редко гостили на крестьянском столе. Ели обычно из общей миски. Нередко деревня переживала же­стокий голод. Тогда к хлебу примешивали древесную ко­ру, ели лебеду и дикорастущие травы. Отсутствие вра­чей компенсировалось знахарями, повитухами и прочими самодеятельными лекарями. Свято почитались религиоз­ные праздники; вера в домовых и леших, сплошная темнота и забитость были самой характерной чертой духовной жизни деревни.

Естественно, при господстве феодально-крепостничес­кой системы условия жизни и быта тамбовских крестьян не могли существенно измениться.

Список используемой литературы:


  1. «Страницы истории тамбовского края»

  2. «Тамбовский быт XVIII-XIV в.»






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.