К. Менгер: Основания политтической экономии (ref-15112)

Посмотреть архив целиком

Содержание:


Введение

К. Менгер "Основания политической экономии"…………………………………………3

Раздел первый……………………………………………………………………………..4

Раздел второй……………………………………………………………………………..10

Раздел третий……………………………………………………………………………..13

Заключение

Список литературы












































Введение.


Долгое время австрийская школа рассматривалась в западной литературе лишь как одна из движущих сил маржиналистской революции, которая достигла меньших успехов, чем остальные, поскольку не владела математическим аппаратом. Такая оценка сложилась в середине 30 годов XX века, когда различные направления маржинализма, казалось, навсегда слились в едином неоклассическом потоке и к тому же были отодвинуты на второй план в результате следующей революции в экономической науке – кейнсианской. Но вначале 70 годов в ходе ослабления кейнсианства и возрождения острого интереса к микроэкономическому анализу выяснилось, что могикане австрийской школы Л. Мизес и Ф. Хайек (последний получил в 1974 году Нобелевскую премию) пронесли через все эти годы некоторые важнейшие особенности австрийской школы, не давшие ей слиться полностью с неклассической парадигмой.

Таким образом, по сравнению с лозаннской и кембриджской (англо-американской) школами маржинализма австрийская школа оказалась наиболее четко очерченной и долговечной. Можно с большей степенью уверенности назвать известных экономистов, принадлежащих к разным поколениям австрийской школы, включая наших современников. Это ее основоположник К. Менгер.

К. Менгер родом из дворянской семьи, учился на юридическом факультете Венского университета, затем поступил на государственную службу, преподавал в университете.

Будучи малоизвестным молодым (31 год) государственным служащим и журналистом, он решил стать приват-доцентом Венского университета и в качестве рекомен­дации представил только что изданную книгу "Основания поли­тической экономии", никто, конечно, не мог подумать, что эта работа в течение более чем ста лет будет основным источником идей экономистов австрийской школы. У Менгера практически не было учителей, хотя были предшественники. Собственно говоря, все, что говорилось выше о характерных особенностях австрийской школы в целом, в пер­вую очередь и в наибольшей степени относится к шедевру Мен­гера. Тем более удивительно, что у этой книги была очень не­легкая судьба. Первое издание прошло практически незаме­ченным. Второе издание "Основания поли­тической экономии" вышло лишь в 1923г., после смерти автора, когда основные идеи австрийской школы уже стали широко известны в более доступной интерпретации Бём-Баверка и Визера. На международный язык экономи­стов—английский—книга была переведена лишь спустя 80 лет после написания.

В результате в течение почти века после опубликования "Основания поли­тической экономии" Менгер оставался скорее почитаемым, чем чи­таемым автором. Возрождением широкого интереса экономи­стов, начиная с 70-х годов XX века, к идеям Менгера мы обязаны Ф. Хайеку, который не только дал многим из них дальнейшее развитие, но и сделал чрезвычайно много для их пропаганды и увековечения памяти основателя австрийской школы.

И сегодня данный труд остается малоизученным и почитаемым. Поэтому основной целью данного реферата является изучение основных идей К. Менгера в его книге "Основания поли­тической экономии".












"Основания поли­тической экономии".


Прежде всего, следует отметить, что книга имеет подзаго­ловок: «Общая часть». Это означает, что мы имеем дело с вводной частью к гораздо более обширному труду. Менгер был, в сущности, человеком одной книги, которая должна была содержать стройную и всеобъемлющую систему категорий экономики. Работе над этим (так и не на­писанным) трактатом он посвятил большую часть жизни (с 1903 г. он даже оставил ради этого свою профессорскую кафедру в университете). Менгер не давал согласия на переиздание и перевод "Основания поли­тической экономии" до тех пор, пока они, тща­тельно переработанные и дополненные, не займут своего ме­ста в его общей теоретической, системе.

Все сказанное выше не позволяет предъявлять к "Основания поли­тической экономии" требования, которым должна удовлетворять законченная теоретическая система, например критиковать их за весьма узкий круг поднятых проблем: ценности, цены, про­исхождения и сущности денег. Кроме того, важное значение имеет сам стиль, в котором написана книга. Стара­ясь изложить наиболее общие основы своей теории, Менгер старательно избегает излишней детализации и категоричности, оставляя разъяснение многих конкретных вопросов на потом. При этом создается впечатление, что он предвидел те противо­речия, в которых может запутаться его теория в более огруб­ленном, популярном истолковании. Это где-то глубоко проду­манное, а где-то, может быть, и интуитивное предвидение в со­четании с впечатляющей внутренней логикой и последователь­ностью изложения привело к тому, что против «Оснований...» Менгера невозможно выдвинуть большинство критических ар­гументов, которые обычно высказываются против его «непосле­довательных последователей»—Бём-Баверка и Визера. Не случайно здание новой австрийской теории Мизес, Хайек и другие строили главным образом на менгеровском фундаменте, отказываясь от многих концепций его учеников.

"Основания поли­тической экономии" состоят из трех больших разделов.
























Первый раздел.

Первый раздел посвящен краеугольному камню австрийской теории - учению о субъективной ценности. Но интересно, что третьей главе, где, собственно, и содержится теория ценности, автор предпосылает две подготовительные главы (примерно 1/4 всей книги), посвященные учению о бла­гах вообще, и экономических благах в частности. В определе­нии первых Менгер подчеркивает важность познания человеком их полезных свойств. Особенностью последних является их редкость, но любопытно, что Менгер избегает произносить этот термин, поскольку экономическим благо делает не абсо­лютная редкость, а превышение планируемой надобности в благе или «нужного количества» (специфически менгеровская категория, обозначающая количественно определенную потребность индивида на некоторый обозримый период) над количеством этого блага, которое, как ожидает индивид, будет ему доступным. Так, уже в первых определениях просматрива­ется общий стиль исследования Менгера: отказ от употребле­ния кратких, но многозначных терминов, стремление дать как можно более адекватное, хотя и многословное, изложение мысли. Одни из наиболее знаменитых идей первого раздела. касаются деления всех благ на блага высших и низших порядков, а также принципа комплементарности (дополнительности) производительных благ. Последовательно поднимаясь вверх по реке времени от своего исходного пункта - удовлетворения потребностей, Менгер впервые объяснил ценность производи­тельных благ ценностью произведенных с их помощью потре­бительских благ, а не наоборот, как это было у авторов, объ­яснявших ценность издержками производства. У Менгера за­траты ценны лишь в том случае, если с их помощью будет произведен обладающий ценностью продукт. Напомним, кстати, что ту же проблему потребительской оценки произведенных затрат через стоимость продукта—общественно необходимые затраты—видел и пытался решить К. Маркс в III томе «Ка­питала», в главе о рыночной цене и рыночной стоимости. (Ин­тересный пример того, как авторы, исходящие из совершенно разных предпосылок, часто приходят к весьма похожим выводам!) Принцип комплементарности обогащает картину новыми, красками: оказывается, что производительные блага могут обесцениться и даже перестать быть благами, если отсутствует хотя бы один необходимый «комплектующий» элемент из того набора производительных благ, который необходим для опре­деленного производственного процесса (вывод, немыслимый для теории издержек). Разработка проблемы ком­плементарности, а также (позднее) меняющихся пропорций, в которых могут соединяться производственные блага, свиде­тельствует о том, что основоположник австрийской школы го­раздо глубже Джевонса и Вальраса отразил в своей теории сферу производства и, следовательно, его теория никак не за­служила титула «политической экономии рантье», для которой «производстве, труд, затраченный на получение материальных благ, лежит в не поля зрения»*.

Обращает на себя внимание § 4 первой главы, целиком по­священный значению фактора времени и вызываемой им не­определенности для хозяйственной деятельности людей. Сосре­доточенные в этом параграфе, а также рассеянные в книге вы­сказывания не оставляют сомнений в том, что подход Менгера к экономике нельзя назвать статическим и вневременным (в отличие от подхода Джевонса или Вальраса). Если бы за­думанный трактат Менгера был написан, мы, скорее всего, по­лучили бы не статическую модель равновесия, а теорию эко­номической деятельности как процесса, протекающего во времени и в пространстве.

Во второй главе мы хотим обратить внимание читателя на яркий пример менгеровского методологического монизма: из относительной редкости благ Менгер выводил человеческий эгоизм, а также феномен собственности. Интересен и анализ перехода благ из экономических в неэкономические, и наоборот.


Разница между экономическими и неэкономическими благами в конечном результате зиждется на различии в отноше­ниях между надобностью и доступным распоряжению количест­вом соответствующих благ - различии, допускающем весьма точное исследование.


Случайные файлы

Файл
178560.rtf
44827.doc
177222.rtf
10489-1.rtf
179670.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.