Герберт Кларк Гувер (referat)

Посмотреть архив целиком

15


Муниципальная средняя школа №2

с углубленным изучением отдельных предметов.













РЕФЕРАТ

на тему: «Герберт Кларк Гувер»















Выполнил: ученик 11 «А» класса Санников А.


г. Вятские поляны.

2004 год.

План.

  1. Введение

  2. Биография Герберта Гувера

а) родители

б) карьера

в) инженерская деятельность

3. Укрепление позиций США после Первой мировой войны

4. Послевоенная карьера Гувера

5. Гуверовский индивидуализм и эпоха “просперити”.
Фактор экономического процветания 20-х годов

6. Эпоха просперити

7. Великая депрессия

а) общая обстановка в стране

б) действия Гувера как президента

8. Внешняя политика

9. Упадок сил

10. Гувер как политик

11. Заключение


Введение


Герберт Кларк Гувер (10.28.1874 - 20.10.1964)

Тридцать первый президент США (1929-1933)


Герберт Кларк Гувер был первым президентом, чья родина лежала западнее Миссисипи. Для будущего президента у него было необычное и интересное профессиональное развитие, и перед въездом в Белый дом, что было редкостью, он не занимал выборной должности.

Я выбрал эту тему потому, что Герберт Гувер находился на посту президента Соединённых Штатов Америки в период между Первой Мировой и Второй Мировой войнами. В Этот период страна переживала возрождение - просперити - и страшный кризис – Великая Депрессия, всегда находя выход из чрезвычайных положений.


Биография


Гувер родился 10 августа 1874 года в Вэст Бранче, Айова. Его отец был кузнецом и торговал землеобрабатывающими орудиями. Два обстоятельства отложились в памяти молодого Гувера: религиозное воспитание как квакера, которому он был позднее обязан своими гуманными и пацифистскими взглядами, и ранняя смерть родителей, которая смолоду заставила его заботиться о себе. С 1891 по 1895 годы Гувер изучал геологию в только что открывшемся университете в Стэнфорде. Там он познакомился со своей будущей женой Лу Генри, в то время первой студенткой женского пола этого университета, изучавшей геологию. Они поженились в 1899 году. Миссис Гувер была умеренной защитницей прав женщин, которая как первая леди особенно выступала за женский спорт и поддерживала организацию девочек-скаутов.

Как студент проявил выдающиеся способности в математике, геологии, горной промышленности.

По окончании учебы Гувер почти двадцать лет был преуспевающим инженером горного дела и коммерсантом за границей, имея главное бюро в Лондоне, и скоро стал интернационально известным экспертом горнорудного дела. Мировая война 1914 года застала его в Лондоне. С этого времени он посвятил себя гуманным задачам, сначала организации помощи Бельгии, после войны - продовольственной помощи для разрушенной войной Европы, включая и помощь Советской России, пострадавшей от голода. Президент Вильсон после вступления Америки в войну передал Гуверу в 1917 году управление продовольствием, которым он эффективно руководил в интересах обеспечения страны и союзников.

Укрепление позиций США после Первой Мировой войны



В американской истории сложилось чередование консервативных и либеральных политических циклов; консервативный цикл, стимулирующий экономический рост ценой углубления социального неравенства, уступал место либеральному циклу, в течение которого развивались принципы социальной справедливости, но когда перераспределительный механизм угрожал экономическому росту, либералы уступали место консерваторам. Таким образом, конкуренция между консерваторами и либералами способ­ствовала поддержанию своеобразного баланса между экономической сво­бодой и социальной демократией.

Первая мировая война привела к кардинальным изменениям на по­литической и экономической арене мира. Мировая война предъявила не­бывалые требования к экономике. Она поглотила материальных цен­ностей человечества. Военные расходы воюющих государств увеличились более чем в 20 раз, превысив в 12 раз наличные запасы золота. Фронт поглотил свыше 59% промышленной продукции.

США как заокеанский член Антанты не вела войну на своей терри­тории, ее экономический потенциал за годы войны только вырос, а уро­вень жизни населения поднялся. Америка из должника превратилась в кредитора. Ее экономическая мощь в годы войны возросла, страна стала обладать крупной армией и флотом. Так впервые Великобритания фор­мально признала установление равенства своего военно-морского флота с флотом США, подписав в 1921 г. “договор пяти” держав об ограниче­ние морских вооружений.

Кроме того, это было время противостояния капиталистической и социалистической систем. Противостояние систем породило в экономиче­ской политике капиталистических стран две главные тенденции: демо­кратическую, построенную на сдерживание социализма, поисках компро­мисса, и в то же время повышении реальной заработной платы и соци­альной защищенности, и тоталитарную (очень близкую к социализму), направленную на военное сокрушение социализма. Первая тенденция была характерна для США, Англии, Франции и других буржуазно-демократиче­ских стран Запада, вторая — для Италии, Японии и Германии.




Послевоенная карьера Гувера


После войны Гувер поддерживал Вильсона в его желании вступить в Лигу Наций. В 1920 году, когда окончательно вернулся из-за границы, он стал возможным республиканским кандидатом на пост президента, и реформистские силы обеих партий боролись за него.

В 1921 году Гардинг назначил его министром торговли. На этом посту он беспримерно трудился в духе одобряемой им неформальной, добровольной кооперации правительства и делового мира. Теперь Гувер был современным консерватором, политиком центра, который выступал за "американский индивидуализм", за сохранение либеральной демократии и капиталистических институтов в своей стране. Как министр торговли он развивал статистику и хозяйственный анализ, исследование рынка и промышленности, а также обмен информации внутри делового мира. Он выступал за кооперацию между предпринимателями и профсоюзами, за активную политику против безработицы и за развитие жилищного строительства, строительства дорог и воздушного сообщения. Все это должно было достигаться не столько государственным принуждением, сколько добровольным совместным трудом частных предпринимателей.

В самом начале своей администрации он добился от Конгресса создания Федерального фермерского управления и намеревался провести реформы в антитрестовском законодательстве, в распределении электроэнергии, на железнодорожном транспорте, на фондовой бирже и в банковской сфере. Однако октябрьский биржевой кризис 1929 создал ситуацию, радикально отличавшуюся от той, в которой действовали его непосредственные предшественники. Гувер не согласился со своим министром финансов Э.Меллоном, утверждавшим, что экономике следует предоставить возможность саморегулирования; он решил смягчить удары кризиса с помощью стимулирования частнособственнической инициативы, поощрения гуманитарных мер, принимаемых управленческими структурами на местах, и частной благотворительной деятельности.

После отказа Кулиджа от участия в выборах Гувер смог выставить себя в качестве кандидата. Предвыборной борьбе между ним и демократом Альфредом Е. Смитом, губернатором Нью-Йорка и католиком, не хватало больших вопросов. Гувер сделал своей предвыборной темой процветание и возвестил для страны скорый конец бедности: "курица в каждой кастрюле и автомобиль в каждом гараже". В результате Гувер победил 6 ноября 1928 года с преимуществом в 6 миллионов голосов и еще более убедительным преимуществом в выборной коллегии. В Конгрессе снова усилилось республиканское большинство.

Кандидатура Гувера была утверждена в первом же туре голосования при выдвижении на пост президента на конвенте Республиканской партии в 1928. Хотя он не пользовался популярностью у фермеров Среднего Запада из-за своего противодействия практике государственных закупок излишков фермерской продукции, его соперником оказался А.Смит, имя которого сельский избиратель-протестант ассоциировал с коррумпированной городской политической машиной и католицизмом. К тому же Смит открыто выступал за отмену 18-й поправки к Конституции, в то время как его соперник высоко отзывался о сухом законе, называя его «благородным экспериментом». Гувер заявил о своей приверженности традиционным ценностям, принципам равных возможностей и частного предпринимательства без государственного вмешательства и о своей вере в американскую экономическую систему. Получив республиканскую номинацию, Гувер одержал убедительную победу в пяти южных штатах, а также в штате Нью-Йорк и во всех западных и пограничных штатах страны. Гувер, присягнувший 4 марта 1929 года, был первым президентом из элиты менеджеров своей страны, одаренный организатор, администратор и технократ. До осени 1929 года у него были хорошие отношения с общественностью. Его политическая концепция прежде всего предусматривала административное обновление, попытку управлять экономикой посредством неофициального взаимодействия правительства и руководителей экономики. В его кабинет и в правительственные органы, как это было принято в "республиканскую эру", входили многие важные промышленники и банкиры. Министром иностранных дел стал опытный республиканский политик и дипломат Генри Л. Стимсон.

Внутренняя политика Гувера была посвящена сначала расширению национальных парков и уходу за лесами, улучшению условий жизни индейцев, проведению "сухого закона", реорганизации тюрем и координации действий национальных благотворительных и социальных служб. Изменения в этих областях были, однако, скромными.






Гуверовский индивидуализм и эпоха “просперити”.
Фактор экономического процветания 20-х годов


В экономической теории, да и в общественном сознании того пе­риода господствовала концепция либерализма, или laissez faire ("пусть каждый идет своим путем"), разработанная классиками буржуаз­ной политэкономии еще в 18-19 столетиях. В ней подчеркивается роль отдельного "экономического человека", рационального индивида, стре­мящегося к максимизации прибыли и конкурирующего с другими на все­возможных рынках, и получающего вознаграждение, которое соответст­вует его труду. Теория, базирующаяся на принципе индивидуализма, утверждающая, что реализация ничем неограниченного частного интереса хозяйствующих субъектов ведет в итоге к общественному благу, посту­лировала полную свободу предпринимательства и невмешательства госу­дарства в хозяйственную жизнь. Механизм рынка провозглашался наибо­лее эффективным регулятором экономических процессов, обеспечивающим оптимальное распределение ресурсов.

Это было время господства консервативных идей и либерально-ин­дивидуалистических ценностей. Консерваторы традиционно отдавали при­оритет экономической свободе среди всех остальных свобод человека и трепетно относились к неограниченному накоплению и распоряжению ча­стной собственностью, которую относили к фундаментальным правам че­ловека. Консерватизм на этом этапе возвеличил принципы экономиче­ского либерализма, переложив их в доктрины “твердого”, “неограничен­ного индивидуализма”. Получили распространение идеи социал-дарви­низма. Где главным было — обоснование естественного, вытекающего из самой природы вещей происхождения всех социальных явлений и противо­речий капитализма (разделение на классы, конкуренция, экономические контрасты, богатство одних и нищета других). Крупные монополисты, такие как Э. Карнеги, Дж. Рокфеллер, изображались как наиболее при­способленные индивидуумы, а созданные ими финансовые и промышленные империи как высшее достижение “естественного отбора”.1

В экономической теории доминировал принцип либерализма (полное невмешательство государства в экономику). Основные постулаты класси­ческой экономической науки: человек рассматривается только как “эко­номический человек”, у которого есть лишь стремление к собственной выгоде; все равны как перед законом; каждый экономический субъект полностью осведомлен о ценах, ренте, прибыли, зарплате на любом рынке; рынок обеспечивает полную мобильность ресурсов (труд и капи­тал могут свободно перемещаться); эластичность численности рабочих по заработной плате меньше единицы, т.е. увеличение зарплаты, ведет к увеличению численности рабочей силы и наоборот; единственная цель капитала – получение максимальной прибыли; заработная плата опреде­ляется только

спросом и предложением на рынке труда; увеличение бо­гатства происходит через накопление капитала.

«Сначала нужно навести элементарный правовой, экономический, финансовый порядок, сделать бюджет прозрачным, государство и собственника - ответственными. Словом, рассеять густой криминальный туман над страной и увидеть реальные, а не виртуальные контуры наших проблем, в том числе и финансовых.»

Гуверовский индивидуализм, в основании которого лежит старое кредо, “экономического человека” и абсолютной роли экономических мо­тивов, подпитывался идеей “американизма”. Слово “американизм” впер­вые изрек Г. Элджер, сторонник изоляционистских убеждений, уверенный в том, что счастье либеральной Америки заключается в отходе от за­гнивающего Старого света, который может только заразить своими бо­лезнями Америку. Но в силу обстоятельств Америка появилась на миро­вой арене в тот момент, когда войны превратились в революции, а ос­новным оружием стало оружие идеологическое. Поэтому одновременно с изоляционизмом присутствовала и идея мессианства. Так, Гувер в 1919-23 гг. руководил АРА. Организация “АРА” (сокращенно от англ. American Relief Administration “Американская администрация помощи”) была создана для оказания помощи европейским странам, пострадавшим в 1-й мировой войне. В 1921 в связи с голодом в Поволжье деятельность АРА была разрешена и в РСФСР.

Количество жертв голода было бы гораздо больше, если бы не помогли США. "АРА", руководимая Гувером, распределила миллионы пудов американского продовольствия между голодающими. В то время советское правительство выразило свою благодарность США. А через десять лет Советы писали, будто "АРА" только занималась шпионажем, а не помощью голодающим.

Но это была эпоха, когда “ортодоксальный консерватизм торжест­вовал свой последний успех в 1920-е годы. То была его пиррова по­беда: экономический крах 1929-1933 гг. засвидетельствовал, что клас­сический индивидуализм зашел в тупик. Уже его главный адепт 1920-х годов. Г. Гувер пытался исповедовать концепцию “просвещенного инди­видуализма”, которая корректировала принципы неограниченной сво­боды”.1

Но встать на путь ревизии консерватизма Гувер так и не смог. Это осуществилось позднее, в 40-е гг., когда появилось течение но­вого или социально консерватизма. Социальный консерватизм противо­поставил старому индивидуалистическому кредо, возвеличивающему “эко­номического человека” и абсолютизировавшему роль экономических моти­вов, новый социальный консерватизм, взявший под защиту непреходящие человеческие ценности: семья, церковь, религия, гражданское общество с его разнообразными социальными ячейками и интересами, образование и мораль.







Эпоха просперити



Эпохой “просперити” называют кратковременный период хозяйственного подъема в США после первой мировой войны. В литературе под эпо­хой “просперити” чаще всего подразумевают нездоровое, сомнитель­ное процветание. Послевоенная Америка выходила в лидеры по темпам эконо­мического роста. Благодаря чему еще более упрочило свое лиди­рующее место в мире. К концу 20-х годов Америка производила почти столько промышленной продукции, сколько весь остальной мир. Это были, в самом деле, годы роста. Среднестатистический рабочий увели­чил свою зарплату на 25%. Уровень безработицы не превышал 5%, а в некоторые периоды 3%. Расцветал потребительский кредит. В 20-е годы, в период процве­тания, уровень цен был абсолютно стабильным. Темпы экономиче­ского развития США были самые высокие в мире.

По темпам научно-технического прогресса и производительности труда промышленность США далеко превзошла все остальные страны. Ав­томобильная промышленность, производившая ежегодно миллионы машин, создала в стране огромный рынок металла, нефти, резины, стекла и других материалов, а также мощнейшую инфраструктуру в виде бензоза­правочных станций, предприятий автосервиса, провоцировала небывалое шоссейное строительство. Внутренний платежеспособный спрос не поспе­вал за ростом производительности, и результатом вполне закономерно явилось перепроизводство. Чем выше был подъем, тем ниже оказался спад. В 1932 г. по сравнению с 1929 г. промышленное производство упала почти наполовину, и оказалось отброшенных на 20 лет назад. Число безработных составило 17 млн. человек — почти 14% населения. 1

Экономика США в 20-е годы были переполнены исключениями из про­стых рыночных отношений. В промышленном производстве преобладали крупные корпорации, уже были приняты антимонопольные законы, созданы федеральные комиссии и комитеты по регулированию отдельных отраслей, создана Федеральная резервная система, словом, государство уже ак­тивно вмешивалось в экономическую жизнь. Эти и другие формы вмеша­тельства уже серьезно меняли традиционную веру в индивидуализм и свободный рынок. Но все же, в большинстве случаев считалось, что вмешательство, если и необходимо, то время от времени, и принцип laissez faire оставался господствующим.

Америка в 20-е гг. процветала, но рыночная экономика развива­ется циклично. Подъемы сменяются спадами, кризисами. Однако очевид­ная цикличность экономического развития, повторяющиеся каждые 8-10 лет фазы процветания, спада, кризиса и оживления считались до сих пор нормальным явлением со способностью к самоисправлению. Такое "благодушное" отношение к циклической динамике привело к катастрофе в 1929 г.

В ходе встреч с президентами железнодорожных компаний и финансовыми, промышленными, торговыми и профсоюзными лидерами президент предсказывал продолжительный кризис и появление 2–3 млн. безработных; он предупреждал лидеров, что именно на них лежит основная ответственность за предотвращение катастрофы. Гувер убеждал предпринимателей не снижать уровень производства и заработную плату, а профсоюзных деятелей уговаривал не настаивать на повышении оплаты труда.

Весной 1930 Конгресс выделил по плану Гувера 750 млн. долл. на общественные работы, и несколько месяцев предприниматели были верны обещанию поддерживать производство и не снижать заработной платы. Однако начиная с мая-июня 1930, с утратой рынков сбыта, они все же были вынуждены сократить производство. Уровень оплаты труда в целом поддерживался до лета 1931, однако увеличение числа безработных резко сократило общий фонд заработной платы. Весной 1931 несколько увеличилось промышленное производство, приостановилось банкротство банков, медленно пошла вверх кривая занятости. Но развитие событий за рубежом не способствовало улучшению ситуации. Обеспечив поддержку в Конгрессе, Гувер внес предложение о введении моратория на выплату всех видов задолженности по иностранным займам и репарациям, полагая, что экономический кризис имеет преимущественно зарубежные корни.

Позже подчинившим себе все событием администрации Гувера стала начавшаяся в октябре 1929 года в Америке "Великая депрессия".




Великая депрессия


Американское промышленное производство к 1932 году упало до уровня 1913, а внешняя торговля даже до уровня 1905 года. В зените кризиса зимой 1932-33 годов почти каждый четвертый рабочий был без работы. Драматически обострился кризис у фермеров. Гувер стал пленником событий, он долго не понимал масштабов экономической разрухи и социальной нужды. Его политика по преодолению кризиса полагалась, в основном, на самоисцеляющие силы капиталистической экономики. Он отклонял правительственный контроль экономики и политику расходов для финансирования федеральных социальных программ.

Тяжелейшей ошибкой было одобрение Гувером таможенного закона от июля 1930 года, который рекордными ставками таможенной пошлины оказал катастрофическое воздействие на мировую торговлю. Федеральное фермерское управление не справилось с ростом излишков в результате сокращения спроса на внутреннем и внешнем рынке; попытка уговорить фермеров добровольно сократить производство имела не больший успех, чем просьба о сохранении уровня промышленного производства. В конце 1931 Гувер был вынужден пойти на увеличение доли государственной помощи. В январе 1932 по инициативе президента Конгресс принял решение о создании корпорации финансирования реконструкции для выдачи займов на спасение железных дорог, банков, кредитно-строительных ассоциаций и других финансовых институтов. Только в конце 1930 года администрация Гувера начала переходить к антикризисным мероприятиям. До 2 миллиардов долларов было предоставлено для государственных субсидий в экономику. В июле 1932 года правительство выделило отдельным штатам 300 миллионов долларов для оказания помощи и пособий.

На предложенные Конгрессом широкие реформы, как, например, введение национальных пособий по безработице, Гувер в 1932 году наложил свое вето. Однако он подтвердил своей подписью закон Норриса Ла-Гуардиа в пользу профсоюзов. Как оказалось, жесткая позиция президента перед лицом всеобщей нужды быстро способствовала потере авторитета Гувера у общественности. Чрезвычайно непопулярным было его решение в июле 1932 года прогнать с помощью военной силы несколько тысяч ветеранов войны из Вашингтона, где они устроили демонстрацию за предварительную выплату возмещения ущерба и расположились лагерем недалеко от Капитолия. Федеральное фермерское управление не справилось с ростом излишков в результате сокращения спроса на внутреннем и внешнем рынке; попытка уговорить фермеров добровольно сократить производство имела не больший успех, чем просьба о сохранении уровня промышленного производства. В конце 1931 Гувер был вынужден пойти на увеличение доли государственной помощи. В январе 1932 по инициативе президента Конгресс принял решение о создании корпорации финансирования реконструкции для выдачи займов на спасение железных дорог, банков, кредитно-строительных ассоциаций и других финансовых институтов.

Тогда же он утвердил ассигнования Конгресса федеральным земельным банкам, а в июле – банкам жилищного кредита, но категорически возражал против прямой федеральной помощи безработным. В июле Конгресс принял закон об оказании прямой помощи физическим лицам и о значительном расширении общественных работ, но президент наложил на него вето, объявив «непрактичным», «опасным» и «дискредитирующим всю нашу концепцию правления». По предложению президента Конгресс затем принял закон, уполномочивающий корпорацию финансирования реконструкции выдать заем в 300 млн. долл. тем штатам, чьи резервы исчерпаны, и 1 млрд. 500 млн. долл. штатам и муниципалитетам на проведение самоокупающихся общественных работ.

Началом кризиса послужило внезапное беспрецедентное всеобщее падение курса акций, возникла биржевая па­ника, переросшая в даль­нейшем в длительную полосу все­стороннего экономического хаоса. Бир­жевая паника лишь внешне отражала наступление экономического кри­зиса, она сама была следствием нару­шения процесса воспроизводства, вы­звавшего обострение проблемы реализации и массовое относительное пе­репроизводство товаров. В силу трудностей сбыта и невозможности по­лучить где-либо кредиты по всей стране прокатилась волна бан­кротств. Согласно официальной статистике, за годы кризиса потерпели крах бо­лее 110 тыс. торговых и промышленных фирм, 19 крупных желез­нодорож­ных компаний, разорилось свыше 5760 банков, а вместе с ними и мил­лионы вкладчиков.

Начавшись в промышленности и кредитной системе, кризис охватил все другие отрасли хозяйства — строительство, транспорт, торговлю. Под влиянием резкого сокращения спроса на сельскохозяйственную про­дукцию начался сильнейший аграрный кризис. К 1934 г. сбор пшеницы упал на 36%, кукурузы—на 45%. Катастрофически сокраща­лись посевные площади. Резко упали цены: на пшени­цу и кукурузу — в 2,7 раза, на хлопок — более чем в 3 раза.

Неизбежным следствием явилось резкое ухудшение положения рабо­чих и фермеров. За годы кризиса реальная заработная плата рабочих - уменьшилась на 60%. Общее число безработных в 1933 г. достигло 17 млн. человек, В 1933 г. безработица в США составляла 24,9%, в 1937 — 14,3% и в 1938 – 19%.

Валовой доход фермеров сократился более чем вдвое. Вследствие невозможности выплатить возникшие долги разорилось свыше 1 млн. фер­меров (считая членов семей), лишившихся собственности на землю. Де­сятки тысяч обездоленных фермеров бежали в города в поисках средств к существованию, пополняя ряды армии безработных. Положение безра­ботных было отчаянным. Не получая никакой помощи от государства, при отсутствии какого-либо социального страхования, безработные вынуж­дены были нищенствовать и голодать. Выселенные за неплатеж из своих квартир, они селились на окраинах городов, где возникали выстроенные из ящиков и строительных отходов так называемые "бидонвилли" ("по­селки президента Гувера").

Кризис 1929-1933 гг. внешне проявлялся в перепроизводстве про­дукции - в чрезмерном количестве товаров, поступавших на рынок. Изо­билие было лишь кажущимся. Перепроизводство возникло не в результате обеспечения потребностей, а вследствие низкой покупательной способ­ности населения. Склады ломились от обилия нереализованных продук­тов. В своих попытках сдержать падение цен и сократить товарные за­пасы - сжигали пшеницу, выливали цистерны с молоком.

От кризиса пострадали главным образом мелкие и средние фирмы. Что же касается монополий, то они смогли выстоять и справиться с возникшими затруднениями. Обладая крупными капиталами и резерва­ми, корпорации сокращали производство, приспосаблива­лись к рынку, тор­мозили падение цен. При этом, восполь­зовавшись положением своих конкурентов, они сумели их поглотить и выйти к концу кризиса с еще более расширившимися возможностями. Прежде самостоя­тельная метал­лургическая компания "Youngstown" была, на­пример, захвачена “Bethlehem Steel”, автомобильная фир­ма “Studebaker” — концерном “General Motors”.

Правительство Г.Гувера пыталось ослабить действие кризиса пу­тем оказания финансовой по­мощи банкирам и промышленникам. Была соз­дана “Рекон­структивная финансовая корпорация”, кредитовавшая кампа­нии, чтобы спасти их от банкротства. Тщетно пыта­лось изъять с рынка из­лишки сельскохозяйственной продукции образованное правительством “Федеральное фер­мерское бюро”, оказавшее практически помощь лишь круп­ным фермерам. В 1930 г. был принят высокий таможенный тариф, способст­вовавший резкому сокращению ввоза в США товаров из-за гра­ницы. Все эти мероприятия, однако, не могли остановить продолжавшего стихийно развивающегося экономического кризиса.

Складывалась ситуация, когда за год потребляется больше капи­тала, чем производится. В этих условиях, чистые инвестиции имеют знак минус, а в экономике происходит деинвестирование, т.е. сокраще­ние инвестиций. В США имелось больше производственных мощностей, чем она использовала в текущем производстве. В результате стимулы к за­мещению изношенного капитала, а тем более к созданию дополнительного капитала были очень малы, либо вовсе отсутствовали.

Не вдаваясь в подробности и не обсуждая различные оценки той ситуации в деталях, попытаемся воспроизвести картину того, что же произошло в действительности. С одной стороны было достаточно оче­видно, что к началу 1928 г. экономика приблизилась к нормальному циклическому падению деловой конъюнктуры. Но беда была в том, что до 1928 г. почти никто уже не следил за экономическими показателями, а уже с 1926 г. начал сокращаться объем жилищного строительства, па­дать объемы продаж автомобилей, главного товара длительного пользо­вания, сокращались производственные капиталовложения. Все взоры были прикованы к фондовому рынку, на котором, вопреки общему экономиче­скому спаду, со второй половины 1928 г. начался настоящий бум. Но главное объяснение - это неразумные экономические мероприятия госу­дарства. Во-первых, Федеральная резервная система, отвечающая за контроль над ростом денег и кредита, предприняла в 1927 г. меры по увеличению денежной и кредитной эмиссии именно тогда, когда экономи­ческие показатели обещали спад. Это была первая попытка противосто­ять экономическому циклу за все 30 лет существования ФРС. Поначалу казалось, что с помощью кредитной эмиссии (объем кредитования увели­чился в несколько раз) удаться избежать спада. И, несмотря на корот­кое оживление начала 1929 г., основная часть всех кредитов досталась рынку ценных бумаг: ушли на биржевые спекуляции.


Таким образом, можно утверждать, что экономический рост 20-х гг. сопровождался и рядом негативных социальных последствий. Рост богатства нации не сопровождался сколь-нибудь существенным измене­нием традиционных форм его распределения. В результате плоды эконо­мического роста пожинались преимущественно верхним классом, в первую очередь монополиями, а средние и низшие классы оказывались в роли экономических неудачников.

В результате страна была ввергнута в во­до­во­рот мирового экономи­ческого кризиса. Ла­вина бан­кротств, падение производства (самая низкая отметка - в 1932г.), многомиллион­ная армия безработ­ных обнажили глубину соци­ального нера­венства. Государственная по­литика в социальном страховании на протя­жении де­ся­тилетий выража­лась формулой "твердого инди­видуа­лизма", что означает, что забота о миллио­нах жертв кризиса является их личным делом или, в крайнем слу­чае, делом местных властей и част­ных благотворитель­ных фондов.

И хотя ранее консервативная доктрина государственного невмеша­тельства в рыночный процесс и социальные отношения являлась офици­альным кредо американского правительства и обеих главных партий — республиканской и демократической, тяжелая экономическая ситуация требовала пересмотра этих взглядов.


Внешняя политика


Внешняя политика Гувера также в значительной степени была отмечена воздействиями кризиса мировой экономики и ухудшившейся международной позицией США. Еще до начала кризиса в июне 1929 года план Янга при активном участии США предпринял пересмотр немецких репарационных выплат. Выплаты репараций и военных долгов сорвались в результате кризиса. Мораторием, названным его именем, Гувер в июне 1931 года пытался сдержать коллапс отсрочкой всех международных правительственных долгов на один год. На деле с тех пор были надолго приостановлены выплаты репараций и военных долгов.

Гувер принципиально продолжал внешнеполитический курс своих обоих предшественников. Он также твердо придерживался неучастия в Лиге Наций и непризнания СССР. В его миропонимании в странное соединение вступили националистическое самосознание, чувство международной ответственности, вера в превосходство "белых народов" и желание уберечь страну от новой войны. Гувер верил в международную кооперацию без принуждения, в мирную международную систему, основанную на власти общественного мнения. У него была глубокая неприязнь к войне и разорительной гонке вооружений.

Гувер старался улучшить отношения с Латинской Америкой, разрушить недоверие к "колоссу на севере", отбросить интервенционные притязания и империалистические жесты запугивания и развивать экономическое и культурное сотрудничество. Кризис перечеркнул, правда, эти намерения, однако к концу его президентства был осуществлен вывод американских войск из Никарагуа и подготовлен вывод с Гаити. В вопросе разоружения Гувер достиг на Лондонской конференции 1930 года вместе с Англией и Францией компромисса, который Предусматривал верхний предел тоннажа для крейсеров, эсминцев и подводных лодок, но существовал недолго.




Упадок сил


Широкомасштабное предложение Гувера по разоружению на Женевской конференции 1932 года, которое бы полностью запретило оружие нападения и на треть сократило бы национальные вооруженные силы, осталось в области благих намерений. На нарушение договора японцами во время "Маньчжурского кризиса" 1931- 32 годов Гувер и Стимсон отреагировали 7 января 1932 года названной их именами доктриной, которая подтверждала непризнание Соединенными Штатами японских завоеваний или сделок в Китае, достигнутых насилием. Экономическими акциями против Японии, на которых настаивал Стимсон, Гувер ничего не приобрел.

В сравнении с поставленными Гувером задачами его внешняя политика в кризисные годы несмотря на все усилия осталась нерезультативной. Так же мало она могла помешать дальнейшему ухудшению международной позиции страны.

Осенью 1932 года перед предстоящими выборами президента авторитет Гувера достиг низшей точки. Однако республиканцы выдвинули его, так как у них не было альтернативы для Гувера. Демократы выставили кандидатом губернатора-реформатора Нью-Йорка Франклина Д. Рузвельта. Ввиду изменившейся вследствие кризиса расстановки политических сил и неэффективности его антикризисных мероприятий Гувер потерпел на выборах тяжелое личное поражение. Конгресс теперь опять был в руках демократов. Разочарованный и одинокий Гувер покинул пост президента 4 марта 1933 года.



Гувер как политик


Герберт Гувер, несмотря на преимущественно негативный итог деятельности его администрации, принадлежит к ярким личностям в политической жизни страны того времени. Новые исследования более справедливо оценивают общие достижения Гувера, чем старые клише, которые клеймили его как доктринера, консервативного идеолога и старомодного политика и взваливали на него ответственность за катастрофический масштаб большого кризиса. Если измерять политику Гувера как президента только по его провалу в экономическом кризисе, то пускается из виду, что и любой другой президент в "Великой депрессии" натолкнулся бы на границы своей власти. Не только будучи министром торговли в годы своей самой плодотворной политической деятельности, но и на посту президента Гувер проявил новаторские стороны и реформистские начала в своем политико-экономическом мышлении. Сегодня исследования не так строго, как раньше, проводят границы между скорее неформальным экономическим регулированием Гувера и обязательным экономическим регулированием согласно "новому курсу".


Гувер умер 20 октября 1964 года в возрасте 90 лет в Нью-Йорке. Он был похоронен на своей родине в Вест Бранче, Айова, где с 1962 года находится библиотека имени президента Герберта Гувера.


Заключение


При всех существующих разногласиях по поводу отдельных сторон его политики лично я в Гувере вижу выдающегося, способного, часто дальновидного политика своего времени. После ухода из Белого дома Гувер прожил еще 31 год, дольше, чем любой другой экс-президент. Сначала он жил в Нью-Йорке в гостинице "Уолдорф-Астория" и резко критиковал политику Ф. Рузвельта "новый курс", который, по его мнению, приведет или к фашизму, или к социализму. Так же непоколебимо он отвергал в период между началом мировой войны и Перл-Харбором вступление в войну на стороне Великобритании, а с июня 1941 года в качестве союзника СССР. Сброс атомных бомб на японские города в конце войны возмутил его как человека "из-за убийства без разбора женщин и детей". При президенте Трумэне и Эйзенхауэре в период с 1946 по 1955 год Гувер еще раз исполнял правительственные поручения в качестве координатора американской организации продовольственной помощи для Европы и в качестве руководителя комиссии по реорганизации правительственного аппарата в Вашингтоне. Он не одобрил военное вмешательство его страны в Корее и Вьетнаме.

Даже после того, как он покинул пост президента США, но продолжал служить «отечеству».


С годами Гувер постепенно превращался в почтенного государственного деятеля Республиканской партии. В 1946 по заданию президента Г.Трумэна он объездил 25 стран Европы и Азии для изучения продовольственной проблемы, а годом позже посетил с аналогичной миссией ряд стран Южной Америки. В 1947 и 1953 Трумэн назначал его главой комиссий по изучению деятельности исполнительной власти США.



Список литературы

1.Харц Л. Либеральная традиция в Америке. Пер. с англ. /Общ. ред. Соргина В.В. – М.: Прогресс-Академия, 1993.- 400с


2.Закон о восстановлении национальной экономики (16 июля 1933г.) //Хрестоматия по всеобщей истории государства и права: Учеб. посо­бие /Под ред. проф. З.М. Черниловского - М., 1994.- 413с.


3.Американские президенты: 41 исторический портрет от Джоржа Вашингтона до Билла Клинтона. Ростов-на-Дону; издательство «Феникс»,1997-640с.


4.Гувер, Герберт Кларк // www.krugosvet.ru


5.Американские президенты // www.coinxpert.ru


6. The Hoover Library and Museum preserves the Presidential records of Herbert Hoover //

www.usahistory.com


1 Харц Л. Либеральная традиция в Америке. – М., Прогресс – Академия, 1993г - 400с, с.315


1 Харц Л. Либеральная традиция в Америке. – М., Прогресс – Академия, 1993г - 400с, с.322


1¹Лойберг М.Я. История экономики: Учеб. пособие – М.: ИНФРА-М, 1998.- 128с.



Случайные файлы

Файл
65931.doc
23461-1.rtf
148029.rtf
14874-1.rtf
159254.rtf