ГОЭЛРО

 

В марте 1918 г. к В. И. Ленину в Смольный был приглашен известный русский инженер-энергетик А.В. Винтер. Их беседа не имела, казалось бы, никакого отношения к событиям, которые волновали в то время страну. Владимир Ильич с живым интересом расспрашивал А.В. Винтера о новых достижениях в области производства электроэнергии и применения ее в промышленности.

Электроэнергетика не случайно привлекала внимание В.И. Ленина. В конце 1920 г. Ленин писал: «Только тогда, когда страна будет электрифицирована, когда под промышленность, сельское хозяйство и транспорт будет подведена техническая база современной крупной промышленности, только тогда мы победим окончательно». Выработка электричества в стране в то время составляла всего лишь 26% от уровня 1913г. А ведь и этот довоенный уровень был крайне низким! Ленинские указания определили направление работ по составлению плана электрификации России. Для детальной разработки этого плана в феврале 1920 г. была создана Государственная комиссия по электрификации России (ГОЭЛРО). В ее работе участвовали около 200 ученых, инженеров, экономистов, представлявших различные отрасли науки и техники. В их числе были А.В. Винтер, И.Г. Александров, ставший позднее известным академиком, и многие другие.

«Владимир Ильич с самого начала проявлял большой интерес к работам комиссии, давая советы, оказывая ей громадную помощь и поддержку».— вспоминал впоследствии председатель комиссии Г.М. Кржижановский. В.И. Ленин видел в плане ГОЭЛРО не только способ залить светом электрических ламп самые отдаленные уголки страны, не только возможность дать энергию фабрикам, заводам, рудникам, железным дорогам, сельскому хозяйству. Владимир Ильич знал, что осуществление грандиозной программы электрификации нашей Родины будет иметь также огромное воспитательное значение — оно воочию покажет всем трудящимся Советской страны, народам зарубежных стран колоссальные возможности социалистического строя.

К декабрю 1920 г. разработка проекта была закончена. 30 крупных электростанций общей мощностью 1,5 млн. квт, построенных вблизи промышленных центров, а также на крупных реках, в районах угольных залежей и торфяников, должны были стать основой дальнейшего развития социалистической экономики. План предусматривал также широкое промышленное строительство, намечал, как поднять сельское хозяйство.

Обсуждение программы электрификации было главным вопросом на открывшемся в Москве 22 декабря 1920 г. VIII Всероссийском съезде Советов. Делегаты в валенках и полушубках сидели в нетопленом, полутемном зале Большого театра. Позади стола президиума, в глубине сцены — огромная карта Советской России, усеянная разноцветными кружками в местах будущих строек. Когда докладчик
Г.М. Кржижановский показывал, где должны возникнуть но­вые электростанции, на карте зажигались электрические лампочки. Делегаты съезда встречали каждый новый огонек восторженными аплодисментами.

На съезде выступил В. И. Ленин. Чувства, овладевшие всеми, кто присутствовал в зале, прекрасно передал А. Н. Толстой в романе «Хождение по муками: «Люди в зрительном зале, у кого в карманах военных шинелей и простреленных бекеш было по горстке овса, выданного сегодня вместо хлеба, не дыша, слушали о головокружительных, но вещественно осуществимых перспективах революции, вступающей на путь творчествам. На всю Россию прозвучали ленинские слова: «Коммунизм — это есть Советская власть плюс электрификация всей страны. Иначе страна остается мелкокрестьянской, и надо, чтобы мы это ясно сознали...». Только электрификация делала возможным оснащение промышленности современной техникой. А промышленность — это основа всего народного хозяйства.

Враги встретили план В. И. Ленина бранью и насмешками. «Сверхфантазия», «электрическая утопиям, «электрификация» — надрывались буржуазные газеты Америки и Европы. В октябре 1920 г. В. И. Ленина посетил знаменитый английский писатель-фантаст Герберт Уэллс. Он долго беседовал с Владимиром Ильичом. Вернувшись в Англию, Г. Уэллс опубликовал книгу «Россия во мгле». Он писал, что отвергавший утопистов Ленин «в конце концов сам впал в утопию, утопию электрификации...». «Можно ли представить себе более дерзновенный проект в этой огромной, равнинной, покрытой лесами стране, населенной неграмотными крестьянами, лишенной источников водной энергии, не имеющей технически грамотных людей, в которой почти угасли торговля и промышленность? — восклицал Уэллс.— В какое бы волшебное зеркало я ни глядел, я не могу увидеть эту Россию будущего...»

Те, кто видел Россию только во мгле, не понимали, откуда страна, не имевшая необходимых материалов, оборудования и специалистов, возьмет силы для строительства электростанций. Но то, что было бы невозможным в любой капиталистической стране, стало возможным в Советской России. Энтузиазм трудящихся, строящих социализм под руководством Коммунистической партии, творил чудеса.

Сразу же после того, как план ГОЭЛРО был принят, развернулось строительство двух первых крупных электростанций — Каширской и Шатурской. Героизм строителей не уступал воинским подвигам времен гражданской войны. Плохо одетые, подчас голодные, люди работали, когда это было нужно, по 18 часов в сутки. И трудности отступали перед их мужеством и преданностью общему делу.

В июне 1922 г. состоялось торжественное открытие первенца ГОЭЛРО — Каширской электростанции мощностью 12 тыс. квт, а через пять лет, в 1927 году, в стране уже работали пять новых электростанций: Каширская, Шатурская, «Красный Октябрь» (Ленинград), Кизеловская и Балахиннская. Выработка электроэнергии увеличилась в шесть раз по сравнению с 1920 г.

В декабре 1926 г. советские энергостроители одержали еще одну победу: вступила в действие Волховская ГЭС — наша первая гидроэлектростанция.

Распоряжение о ее строительстве В. И. Ленин подписал еще в апреле 1918 г. В грозные годы гражданской войны началось строительство Волховской ГЭС. Это была первая всенародная стройка. Владимир Ильич обратился к питерским рабочим с призывом помочь покорителям Волхова. Заводы Петрограда послали на строительство машины и механизмы, сюда выехали бригады путиловских рабочих. Было трудно, очень трудно. Но строители, вдохновленные великой целью, победили. На открытии Волховской ГЭС С. М. Киров говорил: “Сегодня Волховстрой даст энергию для ленинградских заводов. Эта энергия с новой силой осветит великий ленинский путь, и пролетариат всего мира, который празднует эту победу, получит возможность еще ярче и отчетливее увидеть тот путь, по которому нас повел основоположник нашей партии Владимир Ильич Ленин”.

На строительстве Волховской ГЭС выковывались замечательные качества советских инженеров, техников, рабочих: смелость, упорство, размах, уверенность в победе. Эти качества помогли им блестяще претворить в жизнь наиболее сложную и ответственную часть плана ГОЭЛРО — соорудить Днепровскую гидроэлектростанцию.

Строительство Днепрогэса началось в марте 1927 г. За пять лет предстояло построить плотину через Днепр, гидроэлектростанцию, шлюзовые каналы для прохода судов, линии электропередач, охватывающие все важнейшие промышленные районы Донецкого бассейна, Кривого Рога и т. д.

Громадный объем строительства, и сжатые сроки требовали небывалых усилий. Река упорно сопротивлялась. Путь к скальным породам, на которых закладывался фундамент плотины, преграждали наносы ила и огромные валуны. Многое приходилось делать вручную. Ведь тогда у нас еще не было ни огромных экскаваторов, ни мощных бульдозеров, ни самосвалов. Но люди упорно, день за днем долбили каменные глыбы, неуклонно приближаясь к днепровскому дну. Днем и ночью шло строительство, на ряде участков днепростроевцы добивались невиданной производительности труда. И вскоре непокорная река была побеждена.

Американские специалисты, работавшие по приглашению Советского правительства на строительстве Днепрогэса, считали фантастическими те сроки, в которые наши монтажники устанавливали семидесятиметровые мачты весом 169 т.

Прошло немногим больше десяти лет после беседы В. И. Ленина с Г. Уэллсом.

— Приезжайте снова через десять лет,— предложил тогда Владимир Ильич,— и посмотрите, что будет сделано в России за это время. И Уэллс приехал. То, что увидел английский писатель, заставило его отказаться от многих своих прежних заблуждений. Он признал, что Коммунистическая партия сумела победить в битве за электричество.

Не прошло и пятидесяти лет со дня утверждения плана ГОЭЛРО. За это время СССР стал страной крупнейших в мире электростанций, самой передовой страной в области гидроэнергостроительства. Теперь никто на Западе не помышляет назвать "электрификацией" современные планы энергостроительства в СССР; ведь сейчас один только агрегат Братской гидроэлектростанции втрое мощнее Волховской ГЭС, а Красноярская ГЭС превышает втрое мощность всех электростанций, предусмотренных планом ГОЭЛРО. Мы были свидетелями того, как воплощается в жизнь ленинская идея о сплошной электрификации всей нашей страны, начало которой положил план ГОЭЛРО.





КТО ЖЕ БЫЛ ИНИЦИАТОРОМ И ВДОХНОВИТЕЛЕМ ЭЛЕКТРИФИКАЦИИ РОССИИ


Ленинский план ГОЭЛРО оказался лишь бледной калькой дореволюционных программ развития энерготехнической отрасли страны.
С 22 по 29 декабря 1920 г. в Москве проходил VIII Всероссийский съезд Советов. Один из главных вопросов в повестке дня - вопрос об электрификации России. В итоге съезд по докладу Глеба Кржижановского принимает постановление о плане электрификации страны (план ГОЭЛРО). Пожалуй, в XX веке это был первый такого масштаба научно-технический проект. И до сих пор план ГОЭЛРО занимает в этом ряду самое почетное место. Нам представляется, что накануне наступления нового века малоизвестные факты из истории (и предыстории) создания этого проекта остаются вполне актуальными. Сухой остаток, возможно, состоит в том, что на примере плана ГОЭЛРО и сегодня можно было бы извлечь полезные уроки реализации в самых сложных условиях накопленного научно-технического потенциала страны. Редакция "НГ-науки".


Случайные файлы

Файл
174833.rtf
44858.doc
92173.rtf
52966.doc
18421.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.