Выступление генерала Корнилова (kornilov)

Посмотреть архив целиком

9



История Министерство образования РФ.

Лицей-интернат при СГАУ им. Н. И. Вавилова.
















Выступление генерала Корнилова.



Доклад № 1

ученика группы № 20

Красикова Сергея Сергеевича.




















Саратов 2001.


Корнилов Лавр Георгиевич (18.08.1870 – 13.04.1918) – один из лидеров российской контрреволюции ген. от инфантерии (июнь 1917). Родился в Семипалатинской области в семье отставного казачьего офицера. Окончил Михаиловское артиллерийское училище(1892) и Академию ген. штаба (1898). Служил в штабе туркестанского военного округа и в разведке. Участвовал в русско-японской войне. В 1907—1911 – военным атоше в Китае. Во время 1-й мировой войны—начальником 48-ой пехотной дивизии. Отличался личной храбростью и энергией, однако достаточными способностями военаначальника не обладал, и действия дивизии были крайне неудачными. В апреле 1915 попал в плен к австрийцам, откуда бежал в июле 1916. Командовал 25-м армейским корпусом. В марте – апреле 1917г – командующий войсками Петроградского военного округа, в мае—июле командующий 8-й армией и командующий юго-западным фронтом (с7(20) по 18(31) июля). После провала июньского наступления 1917 был назначен Временным правительством верховным главнокомандующим(18(31) июля-27 августа (9 сентября)); буржуазия считала его способным подавить революционное движение в армии. Добился введения смертной казни на фронте,пытался ограничить деятельность солдатских товариществ. В конце августа двинул войска на Петроград , стремясь разгромить Советы рабочих и солдат, разоружить революционный горнизон, подавить революцию и установить военную диктатуру. Заговор Корнилова был ликведирован революционными солдатами и красногвардейцами под руководством большевиков. 2(15) сентября Корилов был арестован и заключон в тюрьму в г. Быхове. 19 ноября (2 декабря) бежал в Новочеркеск, где вместе с ген. М. В, Алексеевым возглавил белогвардейскую Добровольческую армию. Убит при неудачном штурме Екатиринограда.1

Выступление Корнилова и его последствия.

Июльские события подтвердили опасения либералов и правых, что их дальнейшее попустительство безвольной политике умеренных социалистов проводимой ими как в самом правительстве, так и в Советах, только потворствует радикализму масс и ставит страну на грань очередной катастрофы. Поэтому, по их мнению, необходимо было окончательно сбить волну революционных акций солдат и рабочих, грозящих хаосом и анархией фронту и тылу, и железной рукой, наконец-то, навести порядок в России.

Происшедшая вследствие провала большевистского выступления перегруппировка сил давала неплохие шансы сторонникам установления режима военной диктатуры. Проблема заключалась в том, что на пути к ней находилась не только вся революционная демократия, но и официальная власть в лице Временного правительства. В силу ряда причин круг реальных претендентов на роль диктатора был весьма ограничен и первым в нем значился Л. Корнилов.

Новый пост Верховного главнокомандующего давал Корнилову возможность реализовать разрабатываемую правыми программу национально-государственного спасения России. В Корниловское движение были вовлечены различные по своему влиянию и возможностям политические силы. Ядро его составляли Союз офицеров армии и флота, действующий консервативно в Ставке, Союз георгиевских кавалеров, Совет союза казачьих войск, группа крымовской организации и члены Республиканского центра, тесно связанного с промышленно финансовыми кругами.

Выдвинутые Л. Корниловым меры по наведению порядка в армии были обнародованы в его телеграмме в Ставку 16 июля и сводились к следующему: укрепление власти войсковых начальников всех уровней при сохранении института комиссаров и солдатских комитетов, но с урезанными полномочиями; распространение закона о смертной казни (восстановленной на фронте решением временного правительства 12июля 1917 г.) и на тыловые части; воспрещение в действующей армии митингов и собраний всякого рода агитации, в особенности большевистской направленности. Предложения Корнилова были поддержаны военной верхушкой – генералами А.Деникиным, А Лукомским, М. Алексеевым и др.

Планы, вынашиваемые русским генералитетом, нашли сочувствие среди части кадетских деятелей. Н.Астров, Н.Кишкин, В. Набоков направили Керенскому открытое письмо, в котором настаивали на воссоздании мощи армии путём соблюдения строгой военной дисциплины и решительного устранения вмешательства войсковых комитетов в вопросы военной стратегии и тактики, а так же призывали к уничтожению многовластия и установлению порядка во всей стране. Кадетская «Речь» писала в начале августа в своей передовой: «Создание единой, действительно независимой от Советов сильной национальной власти, которая могла бы возродить армию и спасти страну от грядущего ей холода и голода, - вот требование, единогласно выдвинутое все страной».

8-10(21-23) августа 1917 г. в Москве, в аудитории Московского университета, проходило Всероссийское совещание общественных деятелей. В нем приняло участие около 400 представителей кадетской партии, торгово-промышленных и финансовых кругов, землевладельцев духовенства, членов Государственной Думы, офицеров армии и флота. Открывая совещание один из его инициаторов, философ, князь Е Трубедской, охарактеризовал присутствующих как «государственно-мыслящих людей». Виднейший идеолог российского либерализма П. Струве. В своём выступлении настаивал на «твёрдой государственной власти, которая незыблемо поддержала бы общий порядок и неумолимо смела всякие захватные стремления». Форум общественных деятелей, созванный накануне проведения Временным правительством Государственного совещания, демонстрировал власти, что призывы к наведению порядка, являются требованиями времени, а вокруг Корнилова готовы объединиться все силы, стоящие правее правительства и рассматривающие генерала в качестве своего лидера.

Тем временем 3 и 10 августа в Петрограде состоялись две личных встречи Корнилова с Керенским, во многом повлиявшей на последующий ход событий в стране. Со стороны Верховного главнокомандующего от имени Ставки были выдвинуты предложения, затрагивающие общегосударственные интересы. В частности, Корнилов настаивал на едином правом режиме, как для фронта, так и для тыла, милитаризации транспорта и большей части промышленности. Первоначально Керенский заявил, что со многими мерами, предлагаемыми генералом, он согласен, но за тем премьер изменил свою позицию, решив дестанцироваться от военных. Его испугала их прямая и жесткая линия, которая фактически вела бы к полному разгрому Советов и установлению военной диктатуры. К тому же в лице боевого генерала Керенский увидел серьёзного личного соперника, не без основания претендующего на полную власть в страте.

Прошедшее в Москве с 12 по 15 августа 1917 г. Государственное совещание показало, что характер взаимоотношений между А. Керенским и Л. Корниловым играл далеко не последнюю роль в складывающейся политической ситуации. В работе совещания, проходившем в Большом театре, участвовало около 2500 чел., представляющих различные общественные группы от бывших депутатов Государственной Думы до членов исполкомов Советов. По своей политической направленности значительная часть присутствующих на совещании тяготела вправо. Делегаты от блока революционной демократии находились в явном меньшинстве 250 чел. Большевики, входившие в состав профсоюзной, кооперативной и некоторых других делегаций, демонстративно покинули этот, по их словам, контрреволюционный сбор.

А. Керенский надеялся, что Государственное совещание окажет поддержку правительству, ему лично и поможет создать широкую коалицию, за исключением крайне правого и левого крыла. Однако большинство деллигатов откровенно сочувственно отнеслись к позиции Л. Корнилова, раскрытой им в его выступлении. В отличие от эмоционально напыщенных и утомительных высказываний премьера, речь Верховного лидера Русской армии отличалась краткостью и чёткостью поставленных в ней задач. Корнилов заявил, что «меры, принятые на фронте, должны быть приняты и в тылу» и настаивал на решимости «твёрдого» и «неприклонного» их поведения. Последние слова генерала были заглушены овацией, устроенной ему правой частью собрания.

Таким образом, вместо ожидавшегося одобрения правительственного курса, Государственное собрание выявило углубляющийся социальный раскол страны и на его фоне возросшую консолидацию правого лагеря, объединившегося вокруг Верховного главнокомандующего, который перешел к решительным действиям.

Со второй половины августа 1917 г. в Ставке, в ближайшем окружении Корнилова (М. Филоненко, В. Завойко и др.), усиленно разрабатывался план захвата Петрограда и реорганизации власти путём удаления из правительства всех социалистов. Предполагалось, что сам Керенский мог бы остаться в новом кабинете, но ему отводилась явно второстепенная роль (как отзывался Корнилов, премьер был «не только слаб и не решителен, но и неискренен»). Главными же фигурами должны были стать военные: кроме самого Л. Корнилова генерал М. Алексеев, а также управляющий военным министерством Б. Савинков и М. Филоненко.

В последующих затем 22-26 августа переговорах между Ставкой и Столицей до сих пор остаётся много неясного. До конца непонятна роль бывшего обер-прокурора Синода В. Львова, выступившего в качестве посредника и фактически способствовающего провацирова-нию разрыва премьера с Верховным главнокомандующим. Недоговоренность по многим вопросам, сохраняющаяся между Керенским и Корниловым, в конечном итоге объяснилась различными политическими устремлениями двух главных действующих лиц развернувшейся драмы. Если для Л. Корнилова основным было желание любой ценой навести в стране порядок и «ударить так, чтобы почувствовала вся Россия, то А Керенский должен был считаться с выбором средств и радикальные действия военных его не устраивали, поскольку подрывали его опору в демократическом лагере и делали реальным его последующее политическое падение. Существенным для Керенского были его личные амбиции, желание сохранить власть, во что бы то ни стало.

26 августа вернувшийся из Могилёва в Петроград В. Львов встретился с Керенским и изложил ему требования Ставки, истолкованные им по-своему. Львов предъявил правительству три пункта, выдвинутые якобы от имени Корнилова: 1) Немедленная передача военной и гражданской власти в руки верховного главно-командующего; 2) немедленная отставка всех членов Временного правительства; 3) объявление Петрограда на военном положении (на самом деле эти предложения были сформулированы В. Завойко, одним из «советников» генерала). От себя Львов порекомендовал воздержаться от поездки в Ставку, где, по его предположению, Керенскому уже вынесен «смертный приговор», хотя сам Корнилов старается его спасти.

Керенский решил воспользоваться предоставленной ему информацией для устранения опасного конкурента, обвинив его в измене. Он попросил Львова изложить письменно всё высказанное им ранее, после чего, получив в руки «неопровержимые доказательства» готовящегося заговора, арестовал ошеломлённого посредника. На срочно созванном заседании правительства он потребовал для себя чрезвычайных полномочий для борьбы с мятежным генералом и, получив их, фактически становится единоличным диктатором. Члены кабинета посчитали самым лучшим в складывающейся ситуации подать в отставку, вызвав очередной правительственный кризис.

Утром 27 августа Керенский отправил в Ставку телеграмму о смещении Корнилова с должности Верховного главнокомандующего. Одновременно с этим он подписал воззвания к народу, армии, железнодорожникам, Советам и ряду других революционно-демократических организаций, в которых Корнилов прямо назывался «мятежником» и «изменником Родины и революции». Корнилов глубоко оскорбился действиями Керенского, объявил о своем неподчинении распоряжениям премьера, назвав их «великой провокацией» и в свою очередь заявил, что «Временное правительство, под влиянием большевистского большинства Советов, действует в полном согласии с планами германского генерального штаба и, единовременно, с предстоящей высадкой вражеских сил на Рижском побережье, убивает армию и потрясает страну изнутри». Корнилов попытался парализовать приказы Керенского, сплотив всё военное руководство, заручившись поддержкой главкомов фронтами, твёрдо высказавшихся против смены главковерха. Особые надежды возлагались военными на 3-й конный корпус генерала Крымова, выдвинутого для захвата столицы.

Однако планы Корнилова были сорваны решительными мерами, предпринятыми сторонниками Советов на фронте и в тылу. Ставка была отрезана от фронтов. 29 августа исполком Юго-Западного фронта арестовал своего главнокомандующего, генерала А. Деникина. Были смещены со свих постов и заключены под стражу и другие военачальники, сочувствующие Корнилову. В Москве по приказу командующего МВО А. Верховского, оставшегося верным Временному правительству (и вскоре назначенного Керенским военным министром), был сформирован экспедиционный корпус для похода на Могилёв. Особую активность в эти дни большевики, выступавшие одним из главных организаторов отпора корниловским войскам. В Петрограде для защиты города вооружались рабочие дружины и отряды Красной гвардии. На помощь правительственному гарнизону из Крондштата, Ревеля, Гельсингфороса прибыли тысячи матросов и солдат. Навстречу продвигавшимся к столице частям Крымова были посланы сотни агитаторов. Железнодорожники по призыву своих профсоюзных лидеров заблокировали железнодорожные пути. К 30 августа наступление на Петроград захлебнулось. Примечательно, что за всё время мятежа практически не произошло ни одного крупного военного столкновения между противоборствующими сторонами. 31 августа после крайне резкого разговора с Керенским застрелился генерал А. Крымов, унеся с собой многие тайны развернувшейся драмы.

2 сентября 1917 г. Л. Корнилов был арестован и препровожден под конвоем в Быховскую тюрьму, где он и его ближайшие соратники содержались вплоть до октябрьского переворота.

Таким образом, корниловское выступление провалилось. Керенский благодаря поддержке революционных масс, оказался победителем, но торжество его было кратковременным, а плоды победы достались другим. Большевики, еще недавно пребывавшие в подполье, стали главными героями подавления контрреволюции. С конца лета именно они стали определять политику Советов. 31 августа 1917 г. их резолюцию о власти принял Петроградский Совет, 5 сентября – Московский, процесс большевизации Советов набирал силу по всей стране. Керенский, устраняя Корнилова, открыл дорогу к власти Ленину и его партии, сумевшим использовать свой шанс в полной мере.

Список использованной литературы.

  1. Мартынов Е.И, М.: «Советская Энциклопедия», 1965 стр 967-968

  2. Т. 1. М.: «Владос», 1998 стр 216-223

1 Мартынов Е.И., Корнилов, Л.,1927

9




Случайные файлы

Файл
3082-1.rtf
4863.rtf
81255.rtf
187054.rtf
123916.rtf