Виды соучастников (ref-15209)

Посмотреть архив целиком

15



Содержание



  1. Виды соучастников_______________________________ 3

  2. Подстрекатель___________________________________ 4

  3. Организатор____________________________________ 10

  4. Пособник ______________________________________ 12

  5. Заключение ____________________________________ 15

  6. Литература _____________________________________15






































Виды соучастников


Соучастием считается осознанное действие или бездействие, которым лицо (соучастник) совместно с другим лицом (совершителем) участвовало в совершении умышленного преступного деяния, но само не являлось непосредственным его совершителем. Соучастниками преступного деяния являются организаторы, подстрекатели, пособники (статья 20 Уголовного Закона).

В судебной практике последовательно соблюдается правило, что соучастие возможно только в умышленных преступных деяниях. Если какое-либо лицо по неосторожности создает другому лицу благоприятные условия для совершения деяния, его нельзя считать соучастником этого деяния.

В отличие от участия, в котором все лица, совместно совершающие преступное деяние являются совершителями преступного деяния, в деянии, совершенном в соучастии, без непосредственного совершителя участвуют и такие лица, которые не принимают непосредственного участия в достижении преступного результата, но у которых есть другие определенные задачи, при выполнении которых совместно достигается намеченная цель, а именно, совместными их усилиями реализуется состав преступного деяния. [4.,85].

Правильное представление о каждом из названных видов соучастников, о присущих им особенностях позволяет избежать их смешения и ошибок при квалификации содеянного ими.









Подстрекатель


Подстрекатель – это лицо, склонившее другое лицо к совершению преступного деяния (статья 20.3 Уголовного Закона ЛР).

Роль подстрекателя выражается таким образом, что у него возникает мысль о совершении деяния, но для реализации преступного замысла он избирает другое лицо и с его помощью совершается преступное деяние. В результате подстрекательства у другого лица возникает желание совершить преступное деяние. [4.,86].

Прежде чем рассматривать способы подстрекательства, следует выяснить, в чем усматривать основу ответственности за него: в самом факте склонения на преступление, в возникшей у исполнителя решимости его совершить, или только в реализации этой решимости. В литературе высказывались самые различные точки зрения. В последнее время сложился вполне определенный взгляд на этот институт криминального права и его можно определить следующим образом: подстрекательство предполагает такое склонение другого лица к преступлению, при котором у подстрекаемого возникает намерение совершить преступление, если это намерение полностью или частично было реализовано. В судебной практике подстрекательство в чистом виде встречается крайне редко. Чаще всего оно выливается в организацию преступления.

Само подстрекательство, да и личность подстрекателя представляют собой, как правило, большую опасность, чем пособничество, особенно если речь идет о склонении к преступной деятельности несовершеннолетних.

Итак, подстрекательство, согласно УЗ ЛР, представляет собой склонение к совершению преступного деяния, т.е. внушение другому лицу мысли о желательности, необходимости, потребности или выгодности конкретного преступления, т.е. процесс воздействия на волю и интеллект исполнителя. Подстрекательство же как вид соучастия предполагает прежде всего результат этого процесса.[1.,240].

Объективной сущностью подстрекательства является воздействие на сознание и волю исполнителя с целью склонить его к совершению преступления. Причем это воздействие не парализует волю подстрекателя. Он остается свободно действующим субъектом. Подстрекать можно одного или нескольких, но определенных лиц, причем к совершению конкретного преступного деяния. Нельзя рассматривать как подстрекательство обучение преступному ремеслу вообще. Нельзя считать подстрекательством и различные виды агитации и пропаганды, если они не содержат призыва к совершению определенных преступных деяний. Нельзя рассматривать как подстрекательство выражение мысли совершить конкретное преступное деяние, если это не обращено к конкретным лицам. Равным образом, если исполнитель совершил в интересах другого субъекта какое-либо преступное деяние, зная, что этот субъект заинтересован в нем, последний также не может рассматриваться как подстрекатель.[1.,241].

Не может образовать подстрекательство к преступлению и рассказ о каких-либо хитроумных способах совершения конкретных преступлений, если при этом автор не призывал конкретных лиц использовать его рассказ в качестве сценария для совершения конкретного преступного деяния. Подстрекательство к подстрекательству должно квалифицироваться как подстрекательство. Подстрекательство к пособничеству – как пособничество. Подстрекательство не предполагает участия в самом преступлении. Если же оно имело место, то, как правило, такие действия должны квалифицироваться как организация преступления. Если же участие подстрекателя состояло в пособничестве, то этот факт должен быть учтен при определении ему меры наказания.[1.,242].

Не может быть подстрекательства и втом случае, если лицо выражает в общей форме мысль о желательности совершения какого-либо преступления, однако она не обращена к другому лицу как избранному (предполагаемому) исполнителю. Точно также просьба, которая высказана в самой общей, неконкретизированной форме, если ее реализация не обязательно требует совершения противоправных действий, не всегда рассматривается как подстрекательство. В частности, просьба «достать» какое-либо имущество в зависимости от конкретных условий может выступать способом подстрекательства к преступлению, а может и не содержать его признаков. Кроме того, необходимо учитывать, что в процессе выполнения подобной просьбы субъект может избрать способ завладения имуществом, который абсолютно не допускал просивший, и потому содеяное не может вменяться ему в вину.[2.,190].

От интеллектуального пособничества подстрекательство отличается тем, что возбуждает решимость на совершение преступления, тогда как интеллектуальное пособничество лишь укрепляет ее. Подстрекательство всегда предполагает действия, склоняющие к преступлению. Практически нельзя представить себе возможность подстрекательства путем бездействия, хотя действия само по себе могут быть разнообразными и их трудно уложить в определенную схему. Подстрекать к5 преступлению можно словом, действием, жестом. Любое средство и любой способ надлежит рассматривать как подстрекательство, если они употреблены умышленно с целью склонить другое лицо к конкретному преступлению и если подстрекателю это удалось.[1.,242].

Например, уговор (убеждение) как способ подстрекательства наиболее распространен: исполнителю внушается мысль, что он имеет какой-либо прямой или косвенный материальный, моральный или другой интерес в преступлении. При этом не имеет значения, может ли подстрекаемый в действительности получить эту выгоду или подстрекатель обманывает его. Практически уговор – это просьба совершить преступное деяние, но заявленная более настойчиво и, как правило, неоднократно. Уговор можно уподобить систематической психологической обработке сознания исполнителя с целью внушить ему решимость совершить преступное деяние и побороть контрмотивы к нему.

Подкупом можно обозначить любое склонение к совершению преступного деяния путем обещания материальных выгод – передачи денежных средств или имущества, освобождения от имущественных обязательств, обещание выгодной сделки и т.п. Выгода может быть заключена в самом совершении преступного деяния (например, избавление от нетрудоспособного члена семьи). Подстрекательство путем подкупа может иметь место и при «заказном» убийстве. В этом случае подстрекатель чаще всего выступает как организатор.

Угроза, как способ подстрекательства близко примыкает к организации преступления, поскольку может представлять собой «заказное» убийство. Если же угроза представляет собой лишь способ обычного подстрекательства, то она должна быть реальной и достаточно серьезной, например угроза применить физическое насилие (в том числе и по отношению к близким), лишить имущества, прав на имущество. [1.,243].

Поручение представляет собой задание совершить преступление, даваемое подстрекателем исполнителю устно, письменно или иным путем. Обычно такая ситуация возможна, когда между поручающим и уполномоченным существуют определенные взаимоотношения служебного, семейного или иного порядка, дающие одному лицу возможность в определенной мере влиять на поведение другого. Вместе с тем поручение – не распоряжение, а скорее просьба, основанная на доверии и без использования серьезного давления на волю исполнителя. Во всех случаях оно должно быть «чистым» и не носить организационного характера; в противном случае поручитель может стать организатором преступного деяния.

В числе иных способов подстрекательства можно назвать приказ, обман, физическое насилие.

Подстрекательство путем обязательного приказа всегда должно рассматриваться как посредственное причинение. Поэтому приказ нельзя без оговорок относить к подстрекательству. Он может быть подстрекательством, когда представляет собой злоупотребление служебным положением, авторитетом с целью склонить подчиненного к совершению преступного деяния, само же распоряжение не носит обязательного характера и его выполнение зависит от доброй воли подчиненного. В противном случае налицо посредственное причинение. Иное дело приказ в семье, когда он касается взрослых членов семьи. Власть в ней покоится на авторитете главы семьи, злоупотребление которым не может парализовать волю взрослого и вменяемого члена семьи.

Физическое насилие очень редко выступает в качестве средства подстрекательства. Оно возможно, например, когда исполнителя, действующего в условиях крайней необходимости, подстрекают на престу4пление более значительное, чем тот вред, который при этом предотвращается.

Обман также редко является средством подстрекательства. Он может касаться лишь мотивов преступления, его конечных целей, выгод от деяния. Иными словами, речь идет о тех случаях, когда обман представляет собой средство лучшего воздействия на психику исполнителя, но не вводит его в заблуждение относительно элементов, образующих состав преступления.

Отдельно следует сказать о скрытом подстрекательстве, когда внешне действия подстрекателя не являются склонением к преступлению, а в действительности сознательно на это направлены. Именно таким образом действовал Антоний, персонаж известной трагедии В.Шекспира «Юлий Цезарь», который, чтобы отомстить убийцам Цезаря, выступил с провокационной речью и намеками разжег ненависть толпы к Бруту, Кассию и другим участникам заговора.

Во всех случаях следует установит, внушил ли подстрекатель исполнителю решимость совершить преступление именно своими действиями. Средства, которыми он пользовался, имеют здесь лишь второстепенное значение.

Субъективная сторона подстрекательства заключается в следующем: подстрекатель, возбуждая в другом лице решимость совершить преступное деяние, всегда должен предвидеть, во-первых, все те фактические обстоятельства, которые образуют преступления, и, во-вторых, развитие причинной связи между своими действиями и совершением преступного деяния.

Законодательство большинства стран в принципе отвергает возможность неосторожного подстрекательства, следовательно, предполагает только умысел, причем прямой, ибо волевая сторона деятельности подстрекателя заключается в желании видеть преступление совершенным. Желание подстрекателя, чтобы исполнитель сделал, как тот подсказал, внушил ему, т.е. видеть преступление совершенным или начатым, является необходимым компонентом подстрекательства.

Подстрекательство с косвенным умыслом невозможно, так как вряд ли нормальному человеку придет в голову мысль внушить другому лицу идею совершить преступление, не желая, а только допуская, что преступление может быть совершено. При этом речь не идет о неизбежности рокового воздействия на сознание и волю исполнителя, а о собственном желании видеть преступление совершенным чужими руками. Если подстрекатель сомневается в том, что преступление неизбежно будет исполнителем совершено, а лишь предполагает такую возможность, то это не устраняет его личного желания видеть преступление совершенным, поскольку именно он является инициатором преступления. [1.,244].

Цели, которые преследует подстрекатель, могут простираться дальше желания видеть преступление совершенным. Они могут не совпадать и с целями, которые он внушает исполнителю. В судебной практике нередки случаи, когда один человек, желая отомстить кому-либо, подстрекает другого ограбить или обокрасть его. В этом случае цель подстрекателя – месть, а исполнителя – корысть. [1.,245].







Организатор


Организатор – это лицо, организовавшее совершение преступного деяния или руководившее им. Организатору деяния присуща самая вредная роль в совместном деянии, так как он планирует деяние, вовлекает в него других лиц, организует и зачастую руководит его совершением.[4.,85].

Организатор как инициатор и вдохновитель преступного деяния – фигура, близкая к подстрекателю, но, несомненно, более значительная. Для того чтобы организовать совершение преступного деяния, ему приходится, вербуя участников преступного деяния, вступать с ними в контакт, подговаривать, убеждать, подкупать, шантажировать и т.п., т.е. в арсенале организатора могут оказаться все средства, которыми обычно владеет и подстрекатель. Однако организатор, в отличие от подстрекателя, не ограничивается одним лишь склонением к преступлению других его участников. Организатор планирует преступное деяние, распределяет роли его участников, руководит их действиями и таким образом создает уверенность в благополучном исходе преступного дела в целом.

Даже там, где действует только исполнитель и организатор, последний идет все же дальше подстрекателя. В таких случаях, кроме обычных для подстрекателя средств воздействия на исполнителя, организатор должен именно организовать деятельность исполнителя – спланировать его действия сообразно с обстановкой, в условиях которой намечено осуществить преступление, снабдить необходимыми средствами, показать, где и как лучше замести следы преступления.

В отдельных случаях организаторские действия могут выразиться в создании самой обстановки, в условиях которой осуществляется преступление в соответствии с отведенной для каждого участника ролью.

Подстрекатель, какие бы действия он ни совершал, имеет своей целью вызвать решимость исполнителя совершить преступление, укрепить эту решимость, не дать ей погаснуть, а все остальное уже не его дело. Организатор же, помимо этого, связывает свою миссию с перспективой развития преступного деяния в целом, а его фигура стоит над процессом совершения преступного деяния от начала и до конца.[2.,262].

Виновное отношение организатора включает в себя сознание общественно опасного характера своей собственной многоплановой деятельности, а также подготовленной и направляемой им деятельности исполнителя (исполнителей) преступного деяния, предвидение общественно опасных последствий и желание их наступления от совокупных усилий.[2.,263].

Естественно, что руководство возможно лишь в преступлениях, совершаемых с прямым умыслом. Содержание умысла организатора определяется как ролью, которую он играл при совершении преступного деяния непосредственно, так и теми руководящими функциями, которые он при этом исполнял.

Личные цели организатора могут и не совпадать с целями конкретных исполнителей; тем не менее он должен отвечать за все, что соответствует целям, которые были внушены непосредственным исполнителям преступного деяния. Так, лицо, организующее разбой, может лично преследовать цель мести, однако отвечать оно должно за организацию корыстного преступного деяния. Здесь необходимо подчеркнуть, что главным признаком субъективной стороны организатора является намерение совершить преступление. Если представить себе место совершения преступления сценой, на которой разыгрывается трагедия, то организатора можно сравнить с режиссером-постановщиком. Он готовит ее, распределяет роли, дает указания актерам до и в процессе игры, хотя сам находится за кулисами. Он может вообще не значиться в числе действующих лиц, а может исполнять второстепенную роль, но от этого он не перестает быть главной пружиной в развитии действия и несет полную ответственность за успех или неудачу спектакля. В подавляющем большинстве случаев организатор – это главный инициатор, основной распорядитель и автор плана преступного деяния. Зачастую он выступает и в качестве воспитателя преступных наклонностей и привычек у других лиц.[1.,251]




Пособник


Пособником считается лицо, осознанно содействовавшее совершению преступного деяния советами, указаниями, предоставлением средств или устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее сокрыть совершителя или соучастника преступного деяния, орудия и средства совершения преступного деяния, следы преступного деяния или предметы, добытые преступным путем или заранее обещавшее приобрести или реализовать такие предметы.[4.,84].

Пособник присоединяет свои усилия к деятельности других (другого) после возникновения у них намерения и решимости на совершение определенного преступления, оказывая при этом существенную помощь в его осуществлении.[3.,263].

Пособничество заключается в создании условий для совершения преступления либо обеспечивает успешное его окончание и сокрытие. В большинстве случаев пособничество имеет место до начала совершения преступления исполнителем, реже – в момент его совершения (продолжения). В последнем случае, однако, пособник непосредственно не совершает действий, образующих объективную сторону конкретного преступления, и этим отличается от исполнителя. Пособник не создает своими действиями решимости у исполнителя совершить преступление (она у него уже имеется), он лишь укрепляет эту решимость. В этом его отличие от подстрекателя.[2.,192].

Пособничество принято делить на интеллектуальное и физическое. Интеллектуальное пособничество заключается в содействии преступлению советами, указаниями, предоставлением информации, заранее данным обещанием скрыть преступление, оружие или иные средства совершения преступления, а равно заранее данное обещание приобрести или сбыть такие предметы. К этому необходимо добавить и заранее данное обещание не донести о совершенном преступлении или не препятствовать его совершению, если субъект обязан был ему препятствовать.

Под советом следует понимать разъяснение, как лучше или безопаснее подготовить преступление, каким путем целесообразнее его совершить, в какое время лучше начать осуществление задуманного, кого привлечь в соисполнители. Словом, любая информация, рекомендация, относящаяся к осуществлению основных или факультативных элементов состава преступления.

Под указанием понимается наставление или разъяснение, как действовать в данном случае. Во всем остальном различие между советом и указанием провести довольно сложно. Советы и указания могут быть даны как устно, так и письменно, поэтому не всегда требуется, чтобы исполнитель и пособник общались между собой непосредственно. Советы и указания могут быть даны открыто или в замаскированной форме.

Предоставление информации – новая форма интеллектуального пособничества, которая близка по своему характеру к совету и указанию, но по сравнению с советом она более нейтральна. Совет выявляет интерес к непосредственному совершению конкретного преступления. Предоставление же информации – это простая передача сведений о потерпевшем, об объекте преступления, о средствах его охраны, о возможных препятствиях на пути осуществления преступного замысла при видимом отсутствии какой-либо личной заинтересованности к самому факту преступления, о котором, разумеется, информатор имеет достаточное представление.

Данное заранее обещание скрыть преступника, средства или орудия преступления, его следы либо предметы, добытые преступным путем, а равно обещание приобрести или сбыть их является интеллектуальным пособничеством. Именно в силу того, что такое укрывательство обещано заранее, оно делает этот вид прикосновенности к преступлению пособничеством. Здесь обещание укрепляет решимость преступника, устраняет колебания и увеличивает шансы на безнаказанность. Именно благодаря обещанию заранее обещанное укрывательство становится в причинную связь с преступлением. Под обещанием следует понимать не только словесное заверение или выражение согласия, но и различные конклюдентные действия.[1.,248].

Физическое пособничество представляет собой содействие путем оказания физической помощи исполнителю при подготовке или совершении последним преступного деяния, если эта помощь не является частью объективной стороны состава. Физическое пособничество также можно подразделить на: а) предоставление средств для совершения преступления; б) устранение препятствий к его совершению при подготовке или исполнении.

Под предоставлением средств понимаются любые действия, которые облегчают возможность совершить или довести до конца начатое преступление. Действия пособника могут заключаться в предоставлении преступнику орудий совершения преступного деяния: снабжение убийцы оружием, грабителя – отмычкой и т.д. К этому же виду пособничества можно отнести предоставление исполнителю различных побочных средств, необходимых для достижения преступного результата: транспорта, фальшивых документов и т.п.

К устранению препятствий можно отнести взлом хранилища для последующей кражи, отравление сторожевых собак с тем, чтобы исполнитель мог свободно проникнуть на склад, согласие часового или сторожа на хищение со склада материальных ценностей.[1.,249].

Иногда пособничество образует бездействие лица, на котором лежала специальная обязанность воспрепятствовать преступлению. Невыполнение этой обязанности рассматривается в качестве создания условий для совершения преступления (например, конвоир по договоренности с арестованным или иными лицами, заинтересованными в его судьбе, не мешает бежать ему из-под стражи).[2.,192].

Заключение


Организатор, подстрекатель и пособник отвечают как за оконченное, так и за неоконченное преступное деяние. В тех случаях, когда совершитель (исполнитель) деяния не реализовал преступление до конца по независящим от его воли причинам, организатор, подстрекатель и пособник отвечают за организацию покушения на задуманное преступление, подстрекательство к его совершению или пособничество. Тогда в квалификации деяния следует указать на обе нормы Общей части, регламентирующие стадии преступления и участие или соучастие в преступном деянии (статья 15 и 20 УЗ).

Таким образом, исходя из выше сказанного, становится ясна необходимость четкого разделения соучастников.



Литература


1. Уголовное право. Общая часть. Учебник.-Москва,Издательская группа Норма-Инфра-М,1999.-503стр.

2. Уголовное право.-Москва,Юрист,1996.-507стр.

3. Кудрявцев В.,Наумов А.Уголовное право.Учебник.-Москва,Спарк,1996.-406стр.

4. Крастиньш У.,Лихолая В., Ниедре А. Коментарии к уголовному закону.Общая часть.-Рига,AFS,2000.-230стр.



Случайные файлы

Файл
149340.doc
59205.rtf
159038.rtf
89880.rtf
132202.rtf