Арабская интеграция (ref-20736)

Посмотреть архив целиком




Арабская интеграция. (Абдулсамад Абдулла и Мирошниченко Наталья – соискатели ученой степени кандидата исторических наук кафедры теории и истории международных отношений Санкт-Петербургского Государственного Университета; по поручению посольства Йеменской Республики в Москве)



В настоящее время в мире интенсивно развивается процесс формирования единого мирового геополитического пространства, процесс глобализации. В нем участвуют не только промышленно развитые страны Запада, но, в той или иной степени, большинство арабских стран. Первые шаги в этом направлении уже сделаны. Во многих арабских странах работают фондовые биржи, экономические реформы проводятся в соответствии с рекомендациями МВФ и ВБ, вводятся новые стандарты образования,…

Однако глобализационные изменения вызывают недоверие значительной части населения арабских стран. Как правило, глобализация воспринимается здесь, как попытка навязывания западных ценностей, отхода от собственной культуры.

Нужно не бояться глобализации, а хорошо подготовиться к ней, разработав собственные проекты, способные оказать серьезное влияние на данный процесс.

Арабский мир способен стать реальной силой только при условии внутренней интеграции. Для этого у него есть определенные предпосылки. Арабский мир един территориально, он мононационален (90 процентов жителей арабских стран составляют арабы), объединен общим языком, историей и культурой, общими задачами в поддержании оборонного потенциала. К активизации интеграционных процессов арабские страны подталкивает специализация международной торговли и продолжающаяся зависимость от западных стран.

Арабская интеграция имеет свою историю. Перемены, происходившие в арабских государствах на протяжении XX в. существенно отразились на различных сферах жизни арабов, включая идейно-политическую. Это выразилось в возникновении и эволюции целого ряда концепций и доктрин светского типа, из которых наиболее влиятельной и распространенной стал арабский национализм (панарабизм), основанный на представлении об арабах как о единой нации.

В проанглийском окружении короля Фейсала I в Ираке, а также в дворцовых элитах Египта и Иордании (в период 1920-1940-х гг., о котором идет речь, - Трансиордании) выдвигались планы объединения арабов "сверху" в рамках так называемого "Благодатного полумесяца" и "Великой Сирии", тогда как в "низах" происходил процесс создания партий националистического типа, как например, партии арабского социалистического возрождения БААС, ставившей конечной целью своей деятельности полное освобождение арабов и объединение разрозненных частей арабской родины в едином государстве.

Ни один из планов объединения "сверху" из-за целого ряда факторов как субъективного, так и объективного характера не был реализован. Определенным исключением явилась лишь Арабская лига (современное название - ЛАГ), которая стала лишь координационным органом, а не инструментом интеграции, как это планировалось при ее создании. ЛАГ не смогла выполнять миссию по консолидации рядов арабов, что объясняется такими факторами, как отсутствие эффективного механизма воздействия на страны-участницы, отсутствие единого политического курса Лиги, зависимость организации от привлечения капиталов отдельных стран. В рамках Лиги не были выработаны основополагающие подходы для предотвращения возможных конфликтов между странами арабского мира, не было принято решительных мер по устранению главного очага напряженности на Ближнем Востоке - арабо-израильского конфликта и вытекающей из него палестинской проблемы.

Особые роль и место в деле интеграции арабов принадлежали бывшему египетскому президенту Гамалю Абд аль-Насеру. Именно он явился одним из инициаторов и вдохновителей создания Объединенной Арабской Республики (1958-1961 гг.). Он активно выдвигал лозунги объединения арабов, придавая им антиколониальный и антиимпериалистический характер. Вместе с тем взгляды президента Египта не были лишены иллюзий по поводу возможности объединения в едином государстве стран, имеющих разные интересы. Гамаль Абд аль-Насер не учитывал сложность унификации неоднородных и даже полярных социально-экономических систем и институтов. На практике это стало окончательно очевидным после распада ОАР.

Крушение ОАР и связанная с этим утрата надежд в отношении жизнеспособности унитарной формы объединения и объединения вообще, привели к росту региональных тенденций и преобладанию политического, а не идейного фактора в интеграции. Со всей очевидностью это проявилось в многочисленности очень нестойких и кратковременных союзов, формировавшихся в 1960 - середине 1980-х гг. по инициативе отдельных арабских лидеров. Они так и не получили дальнейшего развития и остались лишь продекларированными.

Более значительными и стойкими оказались объединения регионального уровня, сформированные и провозглашенные в конце 1980-х гг., а именно Арабский Совет Сотрудничества, Союз Арабского Магриба и Совет Сотрудничества Арабских Государств Персидского Залива. В основе их, помимо сугубо политической заинтересованности друг в друге, лежали, как правило, еще и экономические интересы.

О причинах неудач и препятствий на пути к единству можно, в теоретическом плане, судить, учитывая два важнейших фактора - внутренний и внешний. К первому из них относится отсутствие объективных предпосылок объединения разрозненных в экономическом, социальном и политическом отношении частей арабского мира. Внешний фактор заключается в позиции международного сообщества, члены которого далеко не всегда проявляли заинтересованность в интеграции одного из сложнейших регионов мира.

В практическом плане можно указать основные причины, негативно отражающиеся на процессе арабской интеграции, - личные амбиции и конкуренция между арабскими лидерами за господство в регионе, несогласованность высшими арабскими руководителями политических мероприятий и шагов в направлении единства, отсутствие общеарабской политической силы, занимающей ясные позиции и имеющей четкую программу.

В настоящее время многие арабские политики и исследователи современных процессов на Ближнем Востоке указывают на необходимость пересмотра основных документов Лиги Арабских Государств и призывают к активизации ее деятельности. Более того, ряд арабских государств уже выступил с инициативой выдвижения своих проектов, направленных на достижение этой цели.

Авторы считают, что в качестве примера наиболее целесообразно привести инициативы руководства Йеменской Республики по созданию качественно новой общеарабской организации, так как именно Йемен имеет положительный опыт реализации объединительных проектов (объединение Йеменской Арабской Республики и Народной Демократической Республики Йемен в единую Йеменскую Республику, произошедшее 22 мая 1990 года, стало первой удачной попыткой объединения арабских стран).

Йеменская Республика выражает свою высокую оценку всех усилий, затраченных рядом арабских стран, и выдвинутых ими инициатив. На основании постановления за номером 218, которое стало итогом работы встречи на высшем уровне в рамках ЛАГ в Аммане (Иордания) 28 марта 2001 г., и тех документов, которые были выработаны во время встречи в Шарм аш-Шейхе в марте 2003 г. и призвали арабские государства выдвигать свои предложения и разъяснять свое видение проблемы развития и реформирования общеарабского дела, Йемен выдвигает проект конституции Союза Арабских Государств. Этот проект выражает в общих чертах йеменский взгляд на вышеуказанную проблему.

Йеменская инициатива ставит своей задачей не блокировать инициативы других государств, как утверждают некоторые аналитики, а лишь развить и дополнить конструктивными предложениями усилия их лидеров. Йемен, известный своими пронационалистическими позициями, не может препятствовать укреплению единства арабских стран. Йемен положительно оценивает роль ЛАГ и поддержит предложения других арабских стран по созданию любой другой эффективной общеарабской организации. Опираясь на подобную логику, Йемен, выступая со своими инициаторскими проектами, стремится задать импульс общеарабскому делу и заложить прочные основы для единства арабского мира. Для этого необходимо использовать уже созданные общеарабские документы и добавить к ним ряд новых соглашений, которые обогатят и разовьют механизмы, положенные в основу этого единства. Йемен также стремится воспользоваться плодами других успешных региональных объединений, таких как Европейский Союз (ЕС), Организация Африканского Единства (ОАЕ) или Ассоциация стран Тихоокеанского региона (АТР).

Йеменский проект, призывающий к созданию Союза Арабских Государств, не ставит своей целью принизить роль ЛАГ, а направлен лишь на укрепление ее роли и превращение ЛАГ в более развитую и более эффективную организацию. Несмотря на то, что эту инициативу некоторые характеризуют как честолюбивый проект, стремящийся воплотить в жизнь цели, не соответствующие действительности, с точки зрения Йемена она является настоящим испытанием потенциала арабских стран, их способности объединиться и достигнуть согласия по вопросу принятия радикальных мер ради разрешения проблем и устранения возможных сбоев в работе ЛАГ, которые в прошлом неоднократно становились причиной последовательных кризисов. Также следует отметить, что йеменский проект подразумевает, что созданный союз не будет ограничиваться участием лишь руководства государств-участников, но и допустит участие всего народа в принятии решений, которое будет осуществляться через институт парламента и подтверждение гражданских свобод и демократического принципа всенародного участия в управлении. При этом каждое государство, входящее в союз, получит гарантии незыблемости своего суверенитета и свободы выбора политического устройства.


Случайные файлы

Файл
103855.rtf
129097.rtf
Narodped.doc
91300.rtf
11756-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.