Антитрестовое законодательство США: сущность и последствия (anti_trest)

Посмотреть архив целиком

Министерство образования Российской Федерации

Владивостокский государственный университет экономики и сервиса


Кафедра экономической теории







Контрольная работа

по экономике


Антитрестовое законодательство США: сущность и последствия.










Выполнил студент гр. ЗСС-00-02 И.А.Бреднева

Шифр ЗСС-00-163




Проверил Белоусова



Владивосток 2001

Содержание





Стр.

1.Крупная компания и монополия

3

2. Предпринимательская монополия

4

3. Антитрестовские законы

6

4.Антитерстовское законодательство

8

5. Естественные монополии и их регулирование

12

6. «Новое» социальное регулирование

15

7. Выводы

17

8. Список литературы

19

































Известно, что многие важные американские отрасли обладают значительной монопольной властью и что одна из основных экономических функций государства состоит в сохранении конкурен­ции как ключевого механизма контроля в экономике. Именно это противоречие заставляет

нас де­тально исследовать, как государство решает пробле­му предпринимательских монополий.



Крупная компания и монополия


. Чистая, или абсолютная, монополия, есть отрасль, состоящая из одной фирмы, когда уникальный про­дукт производится единственной фирмой, поскольку вступление в отрасль заблокировано определенны­ми непреодолимыми барьерами. Когда единствен­ная фирма контролирует весь рынок, существует чистая монополия.

Понятие монополия существует" в более широком, общем смысле. В таком понимании предпринимательская монополия суще­ствует всякий раз, когда одна фирма или небольшое число фирм контролируют основную долю производ­ства важной отрасли. Другими словами, когда одна, две или три фирмы господствуют в определен­ной отрасли, что приводит, вероятно, к поддержа­нию более высоких, чем конкурентные, цен и эконо­мических прибылей. Это определение, близкое к по­ниманию монополий большинством людей, охваты­вает значительное число отраслей, которые мы до сих пор относили к категории "олигополия".

Какова разница между предпринимательской монополией (как мы ее только что определили) и крупной компанией? Понятие "крупная ком­пания" может быть охарактеризовано либо долей фирмы на рынке производимого ею продукта, либо какими-то абсолютными показателями, такими, как размер ее активов, продаж или прибылей, число занятых рабочих или акционеров. Фирма может од­новременно быть крупной относительно размера всего рынка, но небольшой в абсолютном выраже­нии. Фирма "Уилинг Вотер Дженерал Стор" может почти полностью господствовать на местном рынке довольно существенного числа продуктов, но в то же время быть крайне небольшой по абсолютным оценкам. Наоборот, фирма может быть очень круп­ной в абсолютном выражении, но небольшой от­носительно всего рынка. Особенно это верно для рынков, на которых существует значительная ино­странная конкуренция. Например, компания "Зе­нит" — американский производитель телевизоров — является крупной по таким абсолютным показа­телям, как объем продаж и занятость. Но по сравне­нию с "Сони" и другими иностранными производи­телями компания "Зенит" относительно невелика. Однако довольно часто абсолютные и относитель­ные размеры "идут рука об руку". Крупная по аб­солютным показателям фирма очень часто конт­ролирует значительную часть рынка своего продук­та. Таким образом, хотя понятия "крупная компа­ния" и "монополия" необязательно являются синонимами, часто они действительно совпадают.

Используя термин "предпринима­тельская монополия", мы подразумеваем те отрас­ли, в которых фирмы являются крупными по аб­солютным показателям и относительно всего рын­ка. Примерами служат производство электрическо­го оборудования, где "Дженерал электрик" и "Вестингхаус"— крупные по любому абсолютно­му критерию — господствуют на рынке; автомо­бильная промышленность, где подобное положение занимают "Дженерал моторз", "Форд" и "Край-слер"; химическая промышленность, в которой до­минируют "Дюпон", "Юнион карбайд" и "Эллайд кемикл"; алюминиевая промышленность, в которой безраздельно господствуют три промышленных ги­ганта — "Алкоа", "Рейнолдз" и "Кайзер"; про­изводство сигарет, где три гигантские фирмы. Р. Дж. Рейнолдз", "Филип Моррис" и "Браун и Вильямсон" контролируют в настоящее время льви­ную долю этого большого рынка.


Предпринимательская монополия: благо или зло?


Совершенно не ясно, полезными или вредными для функционирования нашей экономики являются в ко­нечном счете предпринимательские монополии.


Доводы против предпринимательской монополии


В основном доводы против монополии и олигопо­лии были изложены в главах 26 и 28. Давайте сум­мируем и немного разовьем эти аргументы.

1. Неэффективность распределения ресурсов. Мо­нополисты и представители олигополии считают возможным и выгодным ограничивать выпуск про­дукции и назначать более высокие цены по сра­внению с теми, которые существовали бы в данной отрасли, будь она организована на конкурентных началах. Вспомните, что в условиях чистой кон­куренции производство находится в точке, где Р = МС (гл. 25). Это равенство обусловливает эффективное распределение ресурсов, потому что стоимость или польза для общества дополнитель­ной единицы продукции измеряется ценой, в то время как предельные издержки отражают издержки или убытки от производства альтернативных то­варов. Максимизируя прибыль, предпринима­тель-монополист уравнивает с предельными из­держками не цену, а предельный доход. В точке, где MR = МС, цена будет превышать предельные издержки (см. рис. 26-3 и сноску на с. 174 в гл. 26), указывая на недовложение ресурсов в произ­водство монополизированного продукта, В резуль­тате экономическое благосостояние общества ме­ньше, чем оно было бы при чистой конкуренции.

2. Непрогрессивность. Критики считают, что предпринимательская монополия не только не явля­ется необходимым фактором экономии, обуслов­ленной масштабами производства, но и не способ­ствует научно-техническому прогрессу.

Эмпирические исследования говорят о том, что в огромном большинстве обрабатывающих отрас­лей для достижения экономии, связанной с масш­табами производства, вовсе не требуется немного­численность действующих там фирм. В большинст­ве отраслей фирмам нужно охватить только неболь­шую долю, во многих случаях меньше 2 или 3%, всего объема рынка, чтобы добиться производства с низкими издержками; монополия не составляет необходимую предпосылку производственной эффе­ктивности '. Более того, базой для повышения тех­нологической эффективности является не фирма, а отдельное предприятие. Таким образом, вполне корректно утверждение, что производственная эф­фективность требует, скажем, крупномасштабного комплексного производства автомобилей в рамках предприятия. Но совершенно справедливо и то, что нет технологического оправдания для существова­ния "Дженерал моторз", которая является, по суще­ству, гигантской корпорацией, состоящей из ряда географически обособленных предприятия. Короче говоря, многие существующие монополии достигли намного большего размера и имеют более разветв­ленную структуру, чем необходимо для достижения эффекта масштаба. От существования огромных корпораций со зна­чительной монопольной властью не зависит и на­учно-технический прогресс. Как утверждают (можно было бы вернуться к заключительным страницам,гл. 28), факты не подтверждают мнение о том, что большой размер и рыночная власть находятся в тесной связи с научно-техническим прогрессом. В действительности защищенное положение предпринимателя-монополиста порождает неэффектив­ность и бездеятельность; в нем отсутствует конкурентный стимул для производственной эффекти­вности. Более того, предприниматели-монополисты склонны противиться техническим улучшениям, ко­торые могут- вызвать внезапный моральный износ действующих машин и оборудования, или сдержи­вать эти улучшения.

3. Неравенство доходов. Монополия также кри­тикуется как фактор, способствующий неравенству доходов. Благодаря существованию барьеров для вступления в отрасль монополист может назначать цену, превышающую средние издержки, и получать соответствующие экономические прибыли. Эти при­были присваиваются акционерами и руководящими работниками корпораций, принадлежащими, как правило, к группам лиц с наиболее высоким уров­нем доходов.

4. Политические опасности. Последнее критичес­кое замечание основано на предположении, что экономическая власть и политическое влияние идут ру­ка об руку. Считается, что гигантские корпорации оказывают неправомочное влияние на правительст­во, и это отражается на законодательстве и правите­льственной политике, которые благоприятствуют не общественным интересам, а скорее сохранению и росту этих промышленных гигантов. Как утверж­дают, крупные компании использовали политичес­кую власть для того, чтобы стать основными полу­чателями экономической выгоды от контрактов на производство и поставку военной продукции, налоговых лазеек, патентной политики, протекционистс­ких тарифов и квот и множества других субсидий и привилегий. Вспомните наш анализ деятельности, направленной на получение ренты, в главе 33.


ОПРАВДАНИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ МОНОПОЛИИ


Имеются также важные аргументы в пользу сущест­вования предпринимательской монополии.

1. Продукты лучшего качества. Одним из опра­вданий предпринимательской монополии является утверждение о том, что представители монополий и олигополии завоевали господствующее положение на рынке, предлагая лучшие по качеству продукты. Предприниматели-монополисты не принуждают по­требителей покупать, скажем, зубную пасту "Колгейт" или "Крэст", безалкогольные напитки у "Ко­ка-Колы" или "Пепси", крупные компьютеры у ИБМ, кетчуп у Хейнца или суп у Кэмпбела. Потре­бители приняли коллективное решение, что эти про­дукты предпочтительнее тех, которые предлагают другие производители. Следовательно, считают не­которые, монопольные прибыли и большие рыноч­ные доли были "заработаны" благодаря лучшему исполнению.

2. Недооценка конкуренции. Второй аргумент в пользу предпринимательской монополии состоит в том, что экономисты рассматривают конкурен­цию слишком узко. Например: хотя фирм, произ­водящих данный продукт, может быть лишь неско­лько, эти фирмы могут столкнуться с сильной межотраслевой конкуренцией. То есть они могут испытывать конкуренцию со стороны произ­водителей товаров, отличных от продукции данных фирм, но способных ее заменить. То обстоятельст­во, что за выпуск алюминия в стране отвечает горст­ка фирм, дает неверное представление о конкурен­ции со стороны стали, меди, дерева, пластмасс и множества других продуктов, с которой сталкива­ется алюминий на специальных рынках. Ино­странная конкуренция также должна быть принята во внимание. В то время как "Дженерал моторз" господствует в отечественном производст­ве автомобилей, растущая конкуренция со стороны импорта ограничивает ее решения в области ценооб­разования и определения объема производства. Бо­лее того, большие прибыли, которые извлекает мо­нополист в результате полного использования своей рыночной власти, являются стимулом для потенци­альных конкурентов, побуждающим их к вступле­нию в отрасль. Иначе говоря, потенциальная конкуренция действует на фирмы, обладающие рыночной властью в настоящее время, как сдер­живающий фактор в принятии ими решений о ценах и объеме производства.

3. Эффект Масштаба. Там, где используется вы­сокопрогрессивная технология, только крупные производители — крупные и в абсолютном выражении и относительно размеров рынка фирмы — могут добиться низких издержек на единицу продукции и поэтому продавать ее потребителям по срав­нительно низким ценам. Традиционный аргумент против монополии, состоящий в том, что монопо­лия означает меньший выпуск, более высокие цены и неэффективное распределение ресурсов, предпола­гает, что экономия на затратах была бы одинаково доступна для фирм и в высококонкурентной, и в полностью монополизированной отрасли. В дей­ствительности дело часто обстоит не так; эффект масштаба может быть достижим, только если кон­куренция — в смысле большого числа фирм — от­сутствует.

4. Научно-технический прогресс. Вспомните при­веденную в главе 28 позицию Шумпетера—Гэлбрейта, в соответствии с которой монополизированные отрасли, в особенности трех- и четырехфирменные олигополии, благоприятствуют высоким темпам на­учно-технического прогресса. Олигополистические фирмы имеют и финансовые ресурсы, и стимулы для проведения технологических исследований.


Антитрестовские законы


Учитывая острые столкновения мнений по поводу сравнительных достоинств предпринимательской монополии, неудивительно, что государственная по­литика по отношению к предпринимательским мо­нополиям была далека от четкости и последователь­ности. Хотя основной упор в федеральном законо­дательстве и политике делался на то, чтобы поддер­живать и поощрять конкуренцию, мы рассмотрим позднее определенную политику и акты, которые способствовали развитию монополии.


ЗАКОН ШЕРМАНА 1890 г.


Наивысшей точкой острого общественного возму­щения трестами, подучившими развитие в 1870-е и 1880-е годы, стало принятие в 1890 г. антитре­стовского закона Шермана. Этот краеугольный камень антитрестовского законодательства состав­лен на удивление кратко и, на первый взгляд, прямо касается существа дела. Суть закона воплощена в двух основных пунктах.

В параграфе 1:

Любое соглашение, объединение в форме треста или в иной форме или тайный сговор, имеющие целью ограничение производства или торговли меж­ду несколькими штатами или с иностранными госу­дарствами, настоящим объявляются незаконными...

В параграфе 2:

Любое лицо, которое будет или попытается монополизировать, или объединиться, или сгово­риться с каким-либо лицом или лицами, чтобы монополизировать какую-нибудь часть производ­ства или торговли между несколькими штатами или с иностранными государствами, будет счи­таться виновным в совершении преступления...

Результатом принятия этого закона стало превра­щение монополии и "ограничений торговли" — например, тайных сговоров в области ценообразования или раздела рынков между конкурентами — в уголовные преступления против федерального правительства. По закону Шермана как министерство юстиции, так и стороны, пострадавшие от предпринимательских монополий, могли предъявить им иск. Фирмы, уличен­ные в нарушении закона, по решению суда могли быть ликвидированы; или могли издаваться судебные пред­писания, запрещающие те виды деятельности, которые признавались незаконными данным актом. Результа­тами успешного отстаивания исковых требований могли быть также штрафы и тюремное заключение. Далее, стороны, пострадавшие от незаконных объеди­нений или тайных сговоров, могли предъявить иск о возмещении в троекратном размере причиненного им ущерба. Казалось, что закон Шермана обеспечивал прочное основание для уверенных действий правитель­ства против предпринимательских монополий.

Однако первые же судебные истолкования зако­на Шермана выявили серьезные вопросы о его эф­фективности, и стало ясно, что нужна более точная формулировка антитрестовских настроений прави­тельства. Действительно, деловое сообщество само стремилось к более четкой формулировке того, что является законным или незаконным.


ЗАКОН КЛЕЙТОНА 1914 г.


Необходимое уточнение закона Шермана приняло форму закона Клейтона 1914 г. Следующие параграфы закона Клейтона были призваны уси­лить и уточнить смысл закона Шермана:

Параграф 2 объявляет вне закона ценовую дискриминацию покупателей, когда такая диск­риминация не оправдана разницей в издержках. Параграф 3 запрещает исключительные, или "принудительные", соглашения, в соответствии с которыми производитель продавал бы некий товар покупателю только при условии, что последний приобретает другие товары у того же самого продавца, а не у его конкурентов.

Параграф 7 запрещает приобретение акции конкурирующих корпораций, если это может привести к ослаблению конкуренции. Параграф 8 запрещает формирование взаимопереплетающихся директо­ратов когда руководитель одной фирмы является также членом правления конкури­рующей фирмы — в крупных корпорациях, где результатом было бы уменьшение кон­куренции.

Фактически в законе Клейтона было немного такого, что не подразумевалось бы уже в законе Шермана. Закон Клейтона — это просто попытка заострить и пояснить обтщие положения закона Шер­мана. Более того, закон Клейтона пытался объявить вне закона способы, которыми монополия могла бы развиваться, и в этом смысле был превентивной мерой. Закон Шермана, напротив, был нацелен в большей степени на наказание существующих мо­нополий.

ЗАКОН О ФЕДЕРАЛЬНОЙ ТОРГОВОЙ КОМИССИИ 1914г.

Этим законодательным актом была создана Феде­ральная торговая комиссия (ФТК) из пяти членов и на нее была возложена ответственность за проведение в жизнь антитрестовских законов, и закона Клейтона в особенности. ФТК была наделена властью рассле­довать нечестные конкурентные действия по своей собственной инициативе или по требованию понес­ших ущерб фирм. Комиссия могла устраивать пуб­личные слушания по таким искам и при необходимо­сти издавать запретительные предписания в тех случаях, когда были раскрыты "нечестные методы конкуренции в коммерческой деятельности".

Закон Уилера Ли 1938 г. возложил на ФТК дополнительную ответственность за осуществление контроля над "вводящими в заблуждение поступками или действиями в торговле". В результате ФТК также взяла на себя задачу защиты публики от ложной или вводящей в заблуждение рекламы и предоставления искаженной информации о качестве продуктов1.

Закон о Федеральной тортовой комиссии имеет двойное значение: 1) этот акт расширил диапазон незаконного делового поведения и 2) он предоста­вил независимому антитрестовскому органу полно­мочия по проведению расследований и возбужде­нию судебных дел.


ЗАКОН СЕЛЛЕРА—КЕФОВЕРА 1950 г.


Этот закон внес поправку в параграф 7 закона Клей­тона, который, как вы помните, запрещает фирме приобретать акции конкурентов, если такое приоб­ретение ослабило бы конкуренцию. Фирмы могли обойти параграф 7 путем приобретения веществен­ных элементов активов (основных производствен­ных фондов и оборудования) конкурирующих фирм, а не их акций. Закон Селлера—Кефовера закрыл эту лазейку, запретив одной фирме приобретать вещест­венные элементы активов другой фирмы, когда ре­зультатом было бы ослабление конкуренции.


Антитрестовское законодательство: результаты и влияние


Какие возникают главные проблемы в истолкова­нии и применении антитрестовских законов? И ка­ков общий результат или влияние антитрестовского законодательства? Действенность любого закона зависит от реши­тельности, с которой правительство проводит его в жизнь, и от того, как закон интерпретируется судами. На практике готовность федерального пра­вительства применять законы претерпевала значи­тельные изменения. Администрации, руководство­вавшиеся философией невмешательства по отноше­нию к предпринимательской монополии, иногда вы­холащивали законы, просто игнорируя их или сокращая бюджетные ассигнования органам., отве­чающим за соблюдение законов. Подобным обра­зом и суды активнее или "прохладнее" относились к истолкованию антитрестовских законов. Времена­ми суды решительно применяли их, близко придер­живаясь духа и целей этих законов. В других случаях суды так истолковывали законы, чтобы все их испо­льзовать, но полностью выхолостить их содержа­ние,. Имея это в виду, давайте рассмотрим два глав­ных спорных вопроса, которые возникают при тол­ковании антитрестовских законов.


ОПРЕДЕЛЕНИЕ РЫНКА


Судебные решения, затрагивающие существующую рыночную власть, часто вращаются вокруг вопроса о размере доли господствующей на рынке фирмы. Если рынок определяется широко, тогда рыночная доля фирмы окажется маленькой. Наоборот, если рынок трактуется в узком смысле, рыночная доля будет большой. Это трудная для суда задача — определить, что является соответствующим рынком для определенного продукта. Например, в "целло­фановом деле "Дюпон" в 1956 г. правительство ут­верждало, Что группа "Дюпон" вместе с лицензиа­том владели 100% рынка целлофана. Но Верховный суд определил рынок широко, что позволило до­бавить к целлофану все "эластичные упаковочные материалы", то есть вощеную бумагу, алюминие­вую фольгу и т. д. Следовательно, несмотря на полное господство "Дюпон" на "целлофановом рынке", она контролировала только около 20% рынка "эластичных упаковочных материалов", что, по постановлению суда, не составляет монополии.

Были ли антитрестовские законы действенны? Это трудный вопрос, но получить некоторое представле­ние об этом можно, обратив внимание на практику применения законов.

Антитрестовское законодательство довольно сурово относится к кооперации и слияниям, будучи в то же время снисходительным по отношению к су­ществующей концентрации. Таким образом, фирме, владеющей 60% рынка, разрешается существовать в прежнем виде, устанавливая цены более чем на 60% рынка во многом как ей заблагорассудится. Между тем другие фирмы не могут сливаться, что­бы приобрести хотя бы 15% рынка. Не могут они и объединиться для того, чтобы устанавливать цены на какой-нибудь части рынка.

Поучительно узнать более подробно, как анти­трестовские законы применялись по отношению к 1)существующим рыночным структурам, 2) слияниями 3) фиксации цен.


1. Существующее рыночные структуры. Как по­казывает приведенная выше цитата, применение ан­титрестовских законов к существующим рыночным структурам было мягким. Вообще говоря, фирма будет преследоваться в судебном порядке, если она обладает более чем 60% соответствующего рынка, и имеются факты, свидетельствующие о том, что фирма прибегла к злонамеренному поведению, что­бы достичь или поддержать свое рыночное господ­ство. Наиболее знаменательной недавней "победой" над существующей рыночной структурой было вне­судебное соглашение 1982 г. между правительством и АТТ. В 1974 г. АТТ было предъявлено обвинение в нарушении закона Щермана путем совершения ряда антиконкурентных акций, направленных на со­хранение ее монополии на телефонную связь внутри страны. Одним из пунктов соглашения было реше­ние об отделении от АТТ 22 региональных телефон­ных компаний. В 1980-е годы, однако, федеральное правительство не подало никаких важных антитре­стовских судебных исков против существующих ры­ночных структур.

2. Слияния. Отношение к слияниям меняется в Зависимости от типа слияний. Правительство обы­чно предпринимает антитрестовские меры по пово­ду горизонтального слияния, то есть слия­ния двух конкурентов — таких, как Форд и Крайслер, — на одном и том же рынке, в том случае, если их совокупная рыночная доля превысит 15%. Основ­ное исключение делается тогда, когда одна из слива­ющихся фирм находится на грани банкротства. Вертикальные слияния— слияния фирм, спе­циализирующихся на разных стадиях производст­венного процесса в одной и той же отрасли, -— обыч­но не допускаются, если каждая из фирм обладает 10% или большей долей соответствующего рынка. Причина состоит в том, что такие слияния лишают возможности другие фирмы продавать свою проду­кцию фирме-покупателю. Например, в 1949 г. "Дю­пон" приобрела контрольный пакет акций "Джене­рал моторз'. "Дженерал моторз" впоследствии ку­пила у "Дюпон" около 2/з краски и почти половину тканей, используемых в производстве автомобилей. В результате другие производители краски и тканей были лишены возможности продать свою продук­цию "Дженерал моторз". Суд предписал компании "Дюпон" избавиться от акций Дженерал моторз" и разорвать связь между двумя фирмами. Конг­ломератные слияния — приобретение фирмы одной отрасли фирмой другой, несвязанной отрас­ли, — как правило, разрешаются. Следовательно, если страховая компания приобретает автотранс­портную фирму, вероятно, никакие антитрестовские меры не будут предприняты на том основании, что в результате слияния ни одна фирма не увеличила своей доли на собственном рынке.

3. Фиксация цен. К фиксации цен относятся стро­го. Факты фиксации цен даже сравнительно неболь­шой фирмой вызовут антитрестовский судебный иск, как и другие действия, основанные на тайном сговоре, такие, как планы поделить продажи на рынке. На языке антитрестовского закона эти дейст­вия определяются как р е г s e v i о 1 a t i о n s', в этом смысле они не подвержены правилу разумного под­хода. Чтобы добиться вынесения приговора, прави­тельству или другой стороне, выдвигающей обвине­ние, нужно показать лишь, что тайный сговор с це­лью установления цен или раздела продаж имел место, а не то, что тайное соглашение достигло цели или причинило серьезный ущерб другим сторонам. Решительность правительства в судебном преследо­вании фактов фиксации цен имеет два главных по­следствия. Во-первых, фиксация цен окружена боль­шой секретностью; она была загнана в подполье. Во-вторых, основанная на тайном сговоре деятель­ность теперь намного менее формализована, появи­лась тенденция к замене официальных соглашений об установлении цен практикой лидерства в ценах и использованием обычной формулы ценообразова­ния "издержки плюс" (гл. 28).

Следует подчеркнуть, что все приведенные выше рассуждения основаны на широких обобщениях. Ка­ждое потенциальное антитрестовское дело связано с уникальными обстоятельствами, которые могут сделать его исключением. Важно также вновь от­метить, что степень строгости, с которой интерпре­тируются антитрестовские законы, существенно ме­нялась при разных правительствах. Администрация Рейгана, например, проявляла снисходительность в отношении к существующим рыночным структу­рам и слияниям, занимая в то же время "строгую" позицию по вопросу установления определенного уровня цен. Трудно предсказать, сохранятся или нет эти тенденции в применении законов при админист­рации Буша. Однако, принимая во внимание усили­вающуюся конкуренцию со стороны столь же или Даже еще более крупных иностранных фирм, скорее" всего имеющиеся настроения вряд ли будут направ­лены на разрушение действующих отечественных предпринимательских монополий.

Обсуждение содержания антитрестовских законов и практики их применения не должно привести нас к заключению, что правительственная политика яв­ляется последовательно про-конкурентной. Важно отметить, что 1) существуют исключения из анти­трестовского законодательства и 2) ряд мер госуда­рственной политики ослаблял конкуренцию.

Профсоюзы и сельскохозяйственные кооперати­вы были выведены — с некоторыми оговорками — из-под действия антитрестовских законов. Как мы увидим в следующей главе, в федеральном законодательстве и политике правительства проявилось стремление наделить сельское хозяйство некоторой долей монополистической власти и поддерживать сельскохозяйственные цены выше конкурентного уровня. Из следующей главы мы также узнаем, что с 1930 г. федеральное законодательство, как правило, в конечном счете способствовало росту сильных профсоюзов. Этот поддержанный федеральными вла­стями рост имел своим результатом, согласно некото­рым авторитетным источникам, развитие профсоюз­ных монополий, цель которых заключалась в устано­влении ставок заработной платы, превышающих кон­курентный уровень. В масштабах отдельного штата и на местном уровне значительное число профессио­нальных групп сумело добиться принятия обязатель­ных требований, которые произвольно ограничивают вступление в определенные сферы деятельности, тем самым поддерживая заработки и доходы на уровнях, превышающих конкурентные (гл. 30).

Американские патентные законы, первый из которых был принят в 1790 г., нацелены на обеспечение достаточного денежного стимула для новаторов путем предоставления им исключитель­ных прав производить и продавать новый продукт или устройство на период в семнадцать дет. Патент­ные свидетельства способствуют защите новаторов от конкурентов, которые в противном случае быстро скопировали бы это изделие и приняли участие в прибылях, хотя и не участвовали в расходах и уси­лиях, связанных с исследовательской работой. Неко­торые настаивают на положительной роли этого особого свойства наших патентных законов, особен­но если вспомнить, что новаторство может ослабить и подорвать существующие позиции монопольной власти. Однако выдача патента часто равносильна предоставлению монопольной власти в производст­ве запатентованного предмета. Многие экономисты сознают, что продолжительность патентной защиты — семнадцать лет — слишком велика.

Значение патентных законов для развития пред­принимательской монополии нельзя недооценивать. Такие хорошо известные фирмы, как "Дюпон", "Дженерал электрик", "Америкэн Телефон энд Те­леграф , "Истмэн Кодак", "Алкоа", и бесчисленное множество других промышленных гигантов достиг­ли различных степеней монопольной власти частич­но благодаря тому, что они владели определенными патентными правами3.

Хотя мы должны отложить сколько-нибудь под­робное обсуждение тарифов до одной из последу­ющих глав, здесь уместно признать, что тарифы и подобные им торговые барьеры предназначены для защиты американских производителей от ино­странной конкуренции. Протекционистские тарифы, в сущности, представляют собой дискриминацион­ные налоги на товары иностранных фирм. Эти нало­ги затрудняют и часто делают невозможной для иностранных производителей конкуренцию с аме­риканскими фирмами на их внутренних рынках. Каков результат? Менее конкурентный отечествен­ный рынок и общая обстановка часто способствуют развитию отечественных предпринимательских мо­нополий.

Естественные монополии и их регулирование



Антитрестовское законодательство основано на предположении, что общество будет получать пользу, препятствуя развитию монополии или пре­кращая деятельность монополии там, где она уже существует: Здесь мы рассматриваем особый слу­чай, когда монополистическая организация отрасли экономически обоснованна.


Естественная монополия


Естественная монополия существует, когда эффект масштаба настолько велик, что одна фирма может снабжать весь рынок, имея более низкие из­держки на единицу продукции, чем имел бы ряд конкурирующих фирм. Такие условия характерны для гак называемых, предприятий общественного пользова­ния, к которым относятся, в частности, предприятия электро-, водо- и газоснабжения, телефонная служба и т. д. (гл. 26). В этих случаях эффект масштаба в производстве и распределении продукта настолько велик, что для получения низких издержек на единицу продукции и низкой цены необходима крупномасш­табная деятельность (см. рис. 24-96). В такой ситуации конкуренция является просто нерентабельной. Если бы рынок был поделен между многими производите­лями, эффект масштаба не был бы достигнут, издерж­ки на единицу продукции были бы высоки и потребо­вались бы высокие цены, чтобы покрыть эти издержки. В качестве возможных средств обеспечения об­щественно приемлемого поведения со стороны есте­ственной монополии представляются две альтерна­тивы. Одной является государственная собствен­ность, а другой — государственное регулирование. Государственная собственность или некоторые по­добные ей формы были в некоторых случаях со­зданы: на национальном уровне можно вспомнить почтовую службу, Управление долины реки Теннесси и "Амтрак" Общественный транспорт, системы водоснабжения и сбора мусора являются типичны­ми общественными предприятиями на местном уро­вне. Но государственное регулирование — вариант, которого наиболее широко придерживаются в Со­единенных Штатах. В таблице 1 приводится спи­сок главных федеральных регулирующих комиссий и перечисляются области их юрисдикции. Все шта­ты также имеют такие регулирующие органы, занятые находящимися на территории штата естествен­ными монополиями. Регулируемый сектор имеет внушительные размеры; по приблизительным под­счетам, около 10% ВНП производится регулиру­емыми отраслями.

Цель законодательства о естественной монопо­лии воплощена в теории регулирования в интересах общества. Эта теория Предусмат­ривает возможность обеспечить потребителей каче­ственным обслуживанием по приемлемым расцен­кам посредством регулирования таких отраслей на благо общества. Логическое обоснование Следу­ющее: если конкуренция неуместна, следует созда­вать регулируемые монополии, чтобы избежать воз­можных злоупотреблений неконтролируемой моно­польной властью. В частности, регулирование долж­но гарантировать, что потребители получат выгоду от экономии, обусловленной масштабами производ­ства, то есть от снижения издержек на единицу продукции (эта экономия достигается предприяти­ями общественного пользования благодаря их положению естественной монополии). На практике те, кто осуществляет регулирование, стремятся устано­вить тарифы, которые будут возмещать издержки производства и приносить "справедливый" или "обоснованный" доход предприятию. Цель состоит, если применять специальную терминологию, в уста­новлении цены, равной средним валовым издерж­кам. (Настоятельно советуем читателю, возвраща­ясь к этому вопросу, вновь просмотреть раздел "Регулируемая монополия" гл. 26.)


Таблица 1. Главные федеральные регулирующие комиссии.

Комиссия (год создания)

Сфера полномочий

Компания по торговле между штатами (1887)

Железные дороги, грузовые и автобусные перевозки, водные пути, морской флот, транспортные конторы и т.д.

Федеральная комиссия по управлению энергетикой (1930)*

Электроэнергия, газ, газопроводы, нефтепроводы, гидроэнергетические сооружения

Федеральная комиссия по связи (1934)

Телефон, телевидение, кабельное телевидение, радио, телеграф, радиотелефон, зарегистрированные радиолюбители и т.д.

* Первоначально называлась Федеральной энергетичес­кой комиссией, переименована в 1977 г.


ПРОБЛЕМЫ


Хотя логика теории регулирования и кажется вер­ной, существует значительное расхождение во мне­ниях относительно эффективности регулирования на практике. Давайте кратко рассмотрим три глав­ных критических замечания в адрес регулирования.

1. Издержки и эффективность. Опыт регулиро­ваний говорит о том, что существует ряд взаимо­переплетающихся проблем, связанных со сдержи­ванием роста издержек и эффективностью испо­льзования ресурсов. Во-первых, главной целью ре­гулирования является установление цены, позволяющей регулируемым фирмам получать "но­рмальную", или "справедливую", прибыль сверх своих издержек производства. Но фактически это означает, что фирмы действуют на основе цено­образования по принципу "издержки плюс" и, сле­довательно, не имеют стимула сдерживать рост издержек. Наоборот, более высокие издержки будут означать большие валовые прибыли. Зачем разра­батывать или применять снижающие издержки но­вовведения, если вашим "вознаграждением" будет снижение цены? Применяя специальную термино­логию, регулирование приводит к формированию благоприятных условий для значительной Х-неэффективности (см. гл. 26). Во-вторых, признается также, что регулируемая фирма может прибегнуть к бухгалтерским ухищрениям, чтобы преувеличить свои издержки и таким образом получить более высокую и неоправданную прибыль. Более того, во многих случаях цены устанавливаются комиссией так, что фирма будет получать предусмотренную норму прибыли, основанную на стоимости ее реального капитала. Это порождает особую пробле­му. Для увеличения прибылей регулируемая фирма будет стремиться к экономически, неоправданному -замещению труда капиталом, способствуя тем са­мым неэффективному распределению ресурсов вну­три фирмы (Х-неэффективность).


2. Недостатки комиссий. Другое критическое за­мечание заключается в том, что действия регули­рующих комиссий не соответствуют предъявляе­мым к ним требованиям, потому что они часто "захвачены" или контролируются отраслями, ко­торые обязаны регулировать. Члены комиссий за­частую являлись руководящими работниками в этих самых отраслях. Следовательно, регулирование осу­ществляется не в интересах, общества, а скорее защищает и поддерживает удобное положение есте­ственного монополиста. Утверждают, что регули­рование, как правило, становится средством гара­нтирования прибылей и защиты регулируемой от­расли от потенциальной новой конкуренции, ко­торую могли бы создать технологические изменения.

3. Регулирование конкурентных отраслей. Может быть, наиболее глубокое критическое замечание в адрес отраслевого регулирования состоит в том что иногда оно применялось в отраслях, которые не являются естественными монополиями и которые в отсутствие регулирования были бы полностью конкурентными. Так, регулирование в особой мере использовалось в таких отраслях, как грузовые и авиаперевозки, 'где Эффект масштаба невелик и естественные барьеры для внедрения в отрасль новых конкурентов относительно слабы. Утверждают, что в таких случаях само регулирование, огра­ничивая вступление в отрасль, создает скорее моно­полию, чем условия, изображенные на рисунке 26-6.В результате устанавливаются более высокие цены и меньший объем производства, чем были бы в отсутствие регулирования. Вопреки теории регулирования в интересах общества выгоду от регулирова­ния получают сами регулируемые фирмы и их слу­жащие. Проигрывают же общество и потенциальные конкуренты, для которых вступление в отрасль затруднено.

Пример: регулирование железных дорог Комис­сией по торговле между штатами (КТмШ) было оправданно в конце XIX в. и в первые десятилетияXX в. Но к 1930-м годам в стране получила развитие сеть автомагистралей, и перевозки на грузовиках серьезно подорвали монопольную власть желез­ных дорог. В это время было бы желательно ликвидировать КТМШ и позволить железным дорогами владельцам грузовиков, а также речному флоту и авиалиниям конкурировать друг с другом. Вместо этого регулирующая сеть КТМШ в 1930-е годы была раскинута еще шире, чтобы охватить и грузо­вой автомобильный транспорт.


ТЕОРИЯ ЛЕГАЛЬНОГО КАРТЕЛЯ


Регулирование потенциально конкурентных отрас­лей породило теорию регулирования с помощью легального картеля. На место чиновников, руководствующихся интересами обще­ства и навязывающих регулирование естественным монополиям, чтобы защитить потребителей, эта ко­нцепция ставит практических политиков, оказыва­ющих "услугу" регулирования тем фирмам, кото­рые хотят подвергнуться регулированию? Регули­рование является желанным, потому что оно фак­тически учреждает вид легального картеля, который может быть высокоприбыльным для регулируемых фирм Точнее говоря, регулирующая комиссия вы­полняет такие функции, как раздел рынка, (напри­мер, в период, предшествовавший дерегулирова­нию, Управление гражданской авиации устанавливало маршруты для определенных авиакомпаний) и ограничение потенциальной конкуренции путем расширения картеля (например, включение грузового автомобильного транспорта в сферу компетен­ции КТМШ). В то время как частные картели подве­ржены нестабильности и могут распадаться (гл. 28), особая привлекательность картеля, под видом регу­лирования поддерживаемого государством, состоит и том, что его положение довольно прочно. Короче говоря, теория регулирования с помощью легаль­ного картеля предполагает, что регулирование явля­ется следствием погони за рентой (гл. 33),

Сторонники теории регулированиях помощью легального картеля привлекают внимание к тому, что Закон о торговле между штатами был поддер­жан железными дорогами и что автотранспортные компании, кик и авиалинии, поддержали распрост­ранение регулирования на их отрасли по той причине, что нерегулируемая конкуренция была сильной и разрушительной. Сторонники также говорят о ли­цензировании профессий (гл. 30) как о форме прояв­ления их теории на рынке труда. Определенные профессиональные группы — парикмахеры, дизай­неры по интерьеру или врачи-диетологи— требуют выдачи лицензий на том основании, что необходимо защищать общество от шарлатанов и мошенников. Но действительная причина, возможно, состоит в стремлении ограничить вступление в профессию для того, чтобы практикующие могли получать мо­нопольные доходы.


Дерегулирование


Теория легального картеля, возрастающее число фактов расточительства и неэффективности в регу­лируемых отраслях и утверждения, что правитель­ство на самом деле регулировало потенциально конкурентные отрасли, — все это породило в 1970-х и 1980-х годах движение в поддержку дерегулирования. В последние несколько лет было принято важное законодательство, которое в раз­личной степени дерегулирует авиалинии, автомо­бильные перевозки, банковское дело, железные до­роги, добычу природного газа и телевизионное вешание.



"Новое" социальное регулирование


"Старое" регулирование, только что рассмотренное, было названо экономическим, или о т р ас левы м, регулированием. При этом правительство за­трагивает общую экономическую деятельность не­скольких отдельных отраслей и концентрируется на ценообразовании и обслуживании общественных нужд. С начала 1960-х годов в значительной степени развернулось и стало быстро развиваться государ­ственное регулирование нового типа. Это новое со­циальное регулирование затрагивает условия, при которых производятся товары и услуги, влияние производства на общество и физические характеристи­ки самих товаров. Так, например, Управление по безопасности труда и здоровью (УБТЗ) занято защи­той рабочих от профессиональных травм и заболева­ний; Комиссия по безопасности потребительских това­ров (КБПТ) устанавливает максимально допустимые нормы содержания потенциально небезопасных проду­ктов; Управление по охране окружающей среды (УООС) регулирует количество загрязняющих веществ, которое производители могут выбрасывать; Комиссия по соблюдению равных условий найма (КРУН) стре­мится обеспечить женщинам и представителям нацио­нальных меньшинств справедливый доступ к работе.



ХАРАКтерНЫЕ ЧЕРТЫ


Социальное регулирование отличается от экономи­ческого регулирования несколькими чертами. Во-первых, социальное регулирование "в равной пропор­ции" применяется фактически во всех отраслях и, таким образом, прямо затрагивает намного больше людей. В то время как Комиссия по торговле между штатами (КТМШ) сосредоточивается только на спе­циальных делах транспортной отрасли, правила и инструкции УБТЗ касаются каждого нанимателя. Во-вторых, природа социального регулирования обусловливает вмешательство государства в каж­дую деталь производственного процесса. Например, КБПТ не просто устанавливает стандарты безопас­ности для продуктов» а скорее дает распоряжения, часто подробные, относительно того, какими харак­теристиками должны обладать продукты. Послед­ней отличительной чертой социального регулирова­ния является его быстрое распространение. Напри­мер, с 1970 по 1979 г. законодательство создало 20 новых федеральных регулирующих агентств.

Приведенный выше перечень нескольких наибо­лее известных регулирующих органов подсказывает основную причину их создания и развития: значи­тельная часть нашего общества к 1960-м годам до­стигла довольно высокого материального уровня жизни, и внимание поэтому переключилось на улуч­шение качества жизни. Это предполагало производ­ство более безопасных и лучших по качеству проду­ктов, уменьшение загрязнения окружающей среды, улучшение условий труда и выравнивание возмож­ностей.



В ПОДДЕРЖКУСОЦИАЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ


Существуют также аргументы в защиту социально­го регулирования. Проблемы, которые решает социальное регулирование, серьезны и значительны по масштабам. В 1987 г. в Соединенных Штатах 11 100 рабочих погибли в результате несчастных случаев на производстве. Загрязнение окружающей среды твер­дыми частицами продуктов неполного сгорания и элементами, разрушающими озоновый слой ат­мосферы, по-прежнему является бедствием для крупных городов и дорого обходится, вызывая сни­жение стоимости имущества и рост расходов на поддержание здоровья. Тысячи детей и взрослых ежегодно умирают вследствие несчастных случаев, вызванных использованием продуктов, которые со­здавались с нарушением технологии. Дискримина­ция чернокожих, женщин и престарелых рабочих снижает заработки этих групп и вдобавок вменяет обществу большие издержки.

Сторонники социального регулирования справе­дливо указывают, что экономическим критерием це­лесообразности социального регулирования служит не высокий или низкий уровень издержек, а ско­рее — соотношение выгод и издержек. Спустя годы относительной беспечности общество не может рас­считывать на то, чтобы без значительных затрат очистить окружающую среду, повысить безопас­ность рабочего места, увеличить безопасность авто­мобиля и расширить экономические возможности граждан. Более того, подсчет издержек может, дать слишком туманное представление о социальном ре­гулировании. Пользу, которую, как правило, прини­мают как должное, гораздо труднее измерить, чем издержки, и общество может ощутить ее только по истечении длительного периода времени. Между тем польза значительна. Примеры: подсчитано, что при отсутствии предписанных законодательством устройств безопасности в автомобилях ежегодное количество смертельных случаев на автомагистра­лях было бы на 40% выше. Выполнение законов о применении детских ремней безопасности значите­льно снизило показатель смертности маленьких де­тей в автокатастрофах. "С 1975 по 1985 г. показа­тель смертности от транспортных средств для всего населения снизился на 10%, а для детей до 5 лет он упал на 32%"а, Установленные законом националь­ные стандарты качества окружающего воздуха по содержанию двуокиси серы, двуокиси азота и свин­ца были достигнуты почти во всех районах страны. Недавнее исследование обнаружило, что регулирование, направленное на увеличение занятости черно­кожих и женщин, привело к возрастанию спроса на рабочую силу этих категорий3. Производство без­опасных для детей упаковок для бытовых ядохими­катов и медикаментов способствовало тому, что детская смертность, вызванная случайными отрав­лениями, сократилась на 90%4.

Хотя мы можем ожидать, что социальное регулирование останется предметом крупных раз­ногласий, общепризнано, что оспариваемый "воп­рос не в том, должно ли осуществляться (социаль­ное) регулирование, а в том, как и когда оно должно применяться; как мы можем усовершен­ствовать систему регулирования; и полностью ли мы отдаем себе отчет в предполагаемых издержках и выгодах".


Выводы.


1. Доводы против предпринимательской монополии опира­ются на утверждения, что предпринимательская монополия а) вызывает нерациональное распределение ресурсов; б) за­медляет тема научно-технического прогресса; в) способству­ет неравенству в доходах; г) представляет собой угрозу политической демократия.

2. Защита предпринимательской монополии строится во­круг следующих аргументов: а) фирмы приобрели свои боль­шие рыночные доли, предлагая продукты лучшего качества; б) межотраслевая и иностранная конкурсная , так же как и потенциальная конкуренция со стороны вновь вступающих в отрасль компаний, делает американские отрасли более конкурентными, чем обычно считается; в) некоторая степень монополии может быть необходима для реализации эффекта масштаба; г) монополии являются технологически прогрессивными.

3. Краеугольным камнем антитрестовской политики яв­ляются закон Шермана 1890 г. и закон Клейтона 1914 г. Закон Шермана устанавливает, что "любое соглашение, объ­единение... или тайный сговор, имеющие целью ограничение торговли между несколькими штатами... объявляются... не­законными" и что любое лицо, которое монополизирует или пытается монополизировать межштатную торговлю, винов­но в совершении преступления

4. Закон Клейтона был призван усилить и сделать более определенными положения закона Шермана. С этой целью закон Клейтона провозгласил, что ценовая диск­риминация, принудительные соглашения, межкорпорационное участие в капиталах посредством владения акциями друг друга и взаимопереплетающиеся директораты являются незаконными, когда вследствие этих действий ослабляется конкуренция

5. Закон о Федеральной торговой комиссии 1914 г. со­здал Федеральную торговую комиссию для расследования нарушений антитрестовского законодательства и предотвращения применения "нечестных методов конкуренции". Будучи уполномоченной издавать запретительные предписания, комиссия также выступает как контролирующий орган в от­ношении предоставления ложной и вводящей в заблуждение информации о продуктах.

6. Закон Селлера—Кефовера против слияний, принятый в 1950 г., запрещает одной фирме приобретать aкmивы другой фирмы, если результатом является ослабление конкуренции

7. В число главных проблем использования антитре­стовских законов входят: а) сложность определения, следует ли оценивать отрасль в соответствии с ее структурой или по ее поведению, б) определение сферы деятельности и размера рынка господствующей фирмы.

8. Вообще говоря, более вероятно, что чиновники, зани­мающиеся наблюдением за исполнением антитрестовского законодательства, будут возражать против фиксирования цен и горизонтальных слияний, но не попытаются разрушить существующие рыночные структуры.

9. В отношении сельского хозяйства, рынка труда, выдачи лицензий на занятие профессиональной деятельностью, патентов и установления внешнеторговых барьеров политика правительства имела тенденцию к ограничению конкуренции.

10. Цель отраслевого регулирования состоит в том, чтобы защитить общество от рыночной власти естественных монополий путем регулирования цен и качества обслужива­ния. Критики утверждают, что отраслевое регулирование благоприятствует неэффективности и росту издержек и что во многих случаях оно учреждает легальный картель для регулируемых фирм. Законодательство, принятое в конце 1970-х годов н в 1980-е годы, привело в той или иной степени к дерегулированию авиалиний, грузовых автоперевозок, банковского дела, железных дорог, телевизионного вещания.

11. Дерегулирование авиакомпаний способствовало снижению тарифов н повышению эффективности отрасли, что принесло обществу значительную чистую выгоду.

12. Социальное регулирование касается проблем безопасности продуктов, создания более безопасных условий труда уменьшения загрязнения окружающей среды и увеличения экономических возможностей. Критики утверждают, что компании подвергаются чрезмерному регулированию, так как предельные издержки превышают предельную пользу, в то время как защитники ставят под сомнение это утверждение.

















Список литературы:






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.