Александр 1 (ref-17700)

Посмотреть архив целиком

Министерство образования Российской Федерации

МГТУ им. Косыгина.

Кафедра истории


























Выполнил: студент

гр. 51-03 Чабанов А.

Проверил: доцент

Вдовина А.А.




Москва 2003г.

Довольно быть мальчишкой!

Извольте царствовать.



История жизни императора Александра I также трагична, как и история жизни его отца, убитого с невольного согласия сына. Родился он 12 (23) декабря 1777 года в Петербурге. Рождение старшего внука было торжеством для Екатерины II. Придворные авгуры предсказывали новорождённому блестящую будущность. Его представляли на рисунках рассекающим гордиев узел, и самое имя его, Александр, было уже в таком случае многозначительным предвещанием. Екатерина сама взялась за воспитание внука. Она была поклонница Локка и Руссо. К последнему чувствовал симпатию и внук когда вырос. Екатерина сама была его первой воспитательницей и учительницей. Она сама писала для любимого внука учебники и сказки. В письмах французским энциклопедистам она восторгалась успехами внука. Маленького Александра окружили всем английским, впоследствии это повлияло на его образ мыслей и склад убеждений. Однако он так и не научился основательно английскому, хотя по-французски говорил и писал правильно и изящно. Екатерина требовала возможной простоты в содержании внучат. Когда ему пошёл седьмой год, она подобрала Александру воспитателя, Лагарпа. Он был при Александре в течении десяти лет. Лагарп имел громадное влияние на складывающийся характер Александра. В последствии Александр говорил, что он всем обязан Лагарпу, что без Лагарпа не было бы Александра. Александр очень любил своего воспитателя. Екатерина не перечила Лагарпу в его преподавании и воспитательных принципах. Он считал себя последователем Руссо и республиканцем. В духе этих убеждений Лагарп и воспитывал будущего российского монарха.

У отца в Гатчине Александру приходилось присутствовать на парадах и носить прусскую форму гатчинских войск. Но у бабки в Зимнем дворце Александр попадал в совершенно другую обстановку. Вместо жестокой муштры парадов в кругу приближённых Екатерины говорили об искусстве, шутили, ставили пьесы и высказывали самые вольные мысли. По словам одного историка, Александр должен был «жить на два ума». Это сделало его льстивым и двуличным.

Но самой характерной чертой юного наследника была лень. Александр не хотел учиться, его не привлекала слава полководца. Его тяготила даже мысль о том, что ему придётся управлять огромным государством. С юношеских лет Александр мечтал поселиться с милой сердцу возлюбленной где-нибудь на берегах Рейна и жить в скромном домике, общаясь с друзьями, и заниматься изучением природы.

Александр не стремился к власти. Его втянули в заговор против отца, напугав тем, что сумасшедший Павел готовил жене и детям вечное заточение или даже смертную казнь. Дав согласие занять престол, если заговорщикам удастся заставить императора подписать отречение, Александр мучительно переживал то, что он нарушает клятву, дважды данную отцу и монарху. Когда граф Пален рассказал, что император убит, Александр чуть не упал в обморок. Он рыдал, повторяя:

  • Скажут, что я убийца…

Пален встряхнул будущего императора и крикнул:

  • Довольно быть мальчишкой! Извольте царствовать.

Совсем по-другому отнеслась к убийству мужа мать Александра, императрица. Узнав, что её муж мёртв, она сказала офицерам:

  • Ну что ж, если нет более императора, если он пал жертвой изменников, я являюсь вашей законной государыней. Защищайте меня!

Но её никто не поддержал. К тому же уже существовал закон о престолонаследии, принятый стараниями Павла I. Наследник трона определялся по мужской линии.

Второй сын Павла, родной брат Александра, Константин сказал:

  • После того что произошло, мой брат может царствовать, если ему угодно, но если престол когда-либо перейдёт ко мне, я не приму его.

Александр I стал императором. Он был двуличен не только с бабкой Екатериной II и отцом, но и с самим собой. Ему не хотелось брать на себя груз и ответственность власти и то же время ему льстило войти в историю, дать России свободы, конституцию, просвещение, а уже потом, под хор похвал и восхищённые взоры, удалиться в частную жизнь, поражая всех своей скромностью и простотой.

В начале царствования Александра I произошло много перемен, а ещё больше появилось надежд. В манифесте по случаю восшествия на престол он объявил, что будет управлять народом «по законам и по сердцу своей премудрой бабки», то есть Екатерины II. И даже это заявление совпало со словами его отца, который, оказавшись на троне, тоже вспомнил свою бабку, Елизавету I.

В первые же дни царствования Александра из Петропавловской крепости были освобождены все заключённые, попавшие туда по воле Павла I. Все, кого Павел сослал за разные провинности в Сибирь, были возвращены. Эмигранты, бежавшие от российской жизни в Европу, получили амнистию. Разрешалось ввозить в страну любые книги. Открылись частные типографии.

С площадей убрали виселицы с прикреплёнными к ним табличками с именами провинившихся. Армию переодели в новую форму. Солдаты и офицеры с радостью сняли ненавистные мундиры прусского образца.

В Петербурге вдруг увидели императора, без свиты и охраны, прогуливавшегося по Невскому проспекту и просто и приветливо отвечавшего на поклоны встречных.

Все участники заговора, причастные к убийству Павла, были наказаны, но мягко и без лишнего шума. Графа Палена отправили в его курляндские поместья. Один из Зубовых выехал из России, другого сослали в полки, расквартированные на Кавказе и в Сибири.

Все государственные дела решали несколько молодых друзей императора. Они собирались тайком в одной из комнат дворца. Их называли Негласным комитетом, но сами они в шутку называли себя Комитетом общественного спасения. В этот комитет входил поляк Адам Чарторийжский, попавший в Петербург как заложник после раздела Польши. В комитет входил и граф Строганов, долгое время живший в Париже. Он был любовником знаменитой куртизанки Теруань де Мерикур, которая водила толпы парижан на штурм Версаля. На заседаниях комитета присутствовали граф Кочубей и Новосильцев – оба знатоки английского парламента – и молодой граф Голицын, камер-юнкер.

Сперанский навёл в канцелярии образцовый порядок. На его отчёты и доклады обратил внимание сам император. Спустя время он вступил в масонскую ложу и вошёл в число самых близких к Александру I людей.

Позднее Россия как союзница Австрии участвовала в войне с Наполеоном. Русские войска, при которых находился сам император, были разбиты при Аустерлице. Александр I очень переживал это поражение. Он плакал на поле, покрытом трупами. Он понял, что взялся не за своё дело. Впоследствии он нашёл в себе мужество признаться:

  • Я был молод и неопытен. Кутузов говорил мне, что нам надо было действовать иначе, но ему следовало быть в своём мнении настойчивее.

С 25 июня по 9 июля 1807 года Тильзит был объявлен нейтральным горо­дом. На правой стороне расположился им­ператор Александр с многочисленной и блестящей свитой и своей гвардией, на левом берегу — император Наполеон со своим штабом и императорской гвардией. Никогда еще на столь малом простран­стве, под скромными кровлями небогатых тильзитских домов не собиралось столько знаменитостей: прославленных полковод­цев, всему миру известных государствен­ных деятелей, министров, дипломатов, ге­нералов. Прусский король Фридрих-Виль­гельм, появление которого в иное время в Тильзите было бы сенсацией, оставался в те дни даже незамеченным; он ютился где-то в штабном обозе русской армии.

На протяжении двенадцати дней и ут­ром и вечером происходили встречи двух императоров. Некоторые из них шли с глазу на глаз, и содержание бесед осталось неизвестным; историки их назвали позже «тайнами Тильзита». Параллельно проводились встречи императоров вместе с Талейраном и Куракиным, министров и высших должностных лиц отдельно, наконец, обеды, приемы, банкеты; французы и русские весело проводили вечера.

Тильзитские переговоры закончились в беспример­но краткий срок: первая встреча двух императоров состоялась 25 июня, основные тильзитские документы были подписаны 7 июля. 9 июля был подписан дого­вор с Пруссией. Понадобилось менее двух недель, чтобы нащупать решение многочисленных спорных вопросов и, несмотря на разногласия, найти взаимоприемлемые условия соглашения. Вчерашние враги не только пре­кратили войну, они стали союзниками.

Не подлежит сомнению, что в Тильзите под покро­вом дружественных слов, взаимных комплиментов и любезностей, под звон хрустальных бокалов с шам­панским и опьянение тостами о дружбе шла невиди­мая, но явственно ощутимая борьба двух внешнепо­литических линий, двух разных программ. Исследо­ватели, изучавшие эти вопросы, в той или иной мере должны были это признавать. Однако при всем том нельзя отрицать, что столь бы­строе достижение соглашения между еще вчера вое­вавшими государствами стало возможно лишь потому, что с обеих сторон была проявлена добрая воля, несом­ненное желание преодолеть многочисленные разногла­сия. Это желание достичь соглашения было в равной мере присуще и Наполеону, и Александру.

В этой связи нельзя не коснуться одного частного вопроса, заслуживающего все же внимания. В истори­ческой литературе давно уже стало почти избитой истиной в изображении дипломатических коллизий, возникав­ших в Тильзите между двумя императорами, рисовать Наполеона тонким и умным обольстителем, сумевшим обойти чувствительного, тщеславного и слабого Але­ксандра. Эта версия, к слову сказать, создавалась не только французской историографией. В нашей стране давно уже, около ста пятидесяти лет, стало традицией смотреть на Александра I глазами Пушкина:






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.